Монстр, который живет под кроватью

Монстр, который живет под кроватью

Арина Воронкова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

От всего сердца благодарю

подругу Леру за обложку,

Катю -  за рисунки,

Дашу  — за критику и помощь,

маму, первой прочитавшую эту историю,

И свою наставницу Наталью Леонидовну.

 

Октябрь 2019 год

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

Эпизод 1 ………………………………………………………………………………………… 5

Эпизод 2 ………………………………………………………………………………………… 6

Эпизод 3 ………………………………………………………………………………………… 7

Эпизод 4 ………………………………………………………………………………………… 8

Эпизод 5 ………………………………………………………………………………………… 9

Эпизод 6 ………………………………………………………………………………………… 10

Эпизод 7 ………………………………………………………………………………………… 11

Эпизод 8 ………………………………………………………………………………………… 12

Эпизод 9 ………………………………………………………………………………………… 13

Эпизод 10 ………………………………………………………………………………………… 14

Эпизод 11 ………………………………………………………………………………………… 15

Эпизод 12 ………………………………………………………………………………………… 16

Эпизод 13 ………………………………………………………………………………………… 16

Эпизод 14 ………………………………………………………………………………………… 17

Эпизод 15 ………………………………………………………………………………………… 19

Эпизод 16 ………………………………………………………………………………………… 19

Эпизод 17 ………………………………………………………………………………………… 20

Эпизод 18 ………………………………………………………………………………………… 20

Эпизод 19 ………………………………………………………………………………………… 21

Эпизод 20 ………………………………………………………………………………………… 22

Эпизод 21 ………………………………………………………………………………………… 22

Эпизод 22 ………………………………………………………………………………………… 23

Эпизод 23 ………………………………………………………………………………………… 24

Эпизод 24 ………………………………………………………………………………………… 25

Эпизод 25 ………………………………………………………………………………………… 25

Эпизод 26 ………………………………………………………………………………………… 27

Эпизод 27 ………………………………………………………………………………………… 27

Эпизод 28 ………………………………………………………………………………………… 29

Эпизод 29 ………………………………………………………………………………………… 29

Эпизод 30 ………………………………………………………………………………………… 30

Эпизод 31 ………………………………………………………………………………………… 31

Эпизод 32 ………………………………………………………………………………………… 31

Эпизод 33 ………………………………………………………………………………………… 32

Эпизод 34 ………………………………………………………………………………………… 33

Эпизод 35 ………………………………………………………………………………………… 34

Эпизод 36 ………………………………………………………………………………………… 35

Эпизод 37 ………………………………………………………………………………………… 35

Эпизод 38 ………………………………………………………………………………………… 36

Эпизод 39 ………………………………………………………………………………………… 37

Эпизод 40 ………………………………………………………………………………………… 38

Эпизод 41 ………………………………………………………………………………………… 39

Эпизод 42 ………………………………………………………………………………………… 40

Эпизод 43 ………………………………………………………………………………………… 41

Эпизод 44 ………………………………………………………………………………………… 42

Эпизод 45 ………………………………………………………………………………………… 43

Эпизод 46 ………………………………………………………………………………………… 43

Эпизод 47 ………………………………………………………………………………………… 45

Эпизод 48 ………………………………………………………………………………………… 45

Эпизод 49 ………………………………………………………………………………………… 47

Эпизод 50 ………………………………………………………………………………………… 47

Эпизод 51 ………………………………………………………………………………………… 48

Эпизод 52 ………………………………………………………………………………………… 49

Эпизод 53 ………………………………………………………………………………………… 50

Эпизод 54 ………………………………………………………………………………………… 51

Эпизод 55 ………………………………………………………………………………………… 52

Обращение к читателю…………………………………………………………………… 53

 

 

 

 

 

 

I

Дождь хлестал изо всех сил. Казалось, усилься, он разбил бы стекла. Капли, будто розгами, больно били по открытым участкам тела, а ветер дул с такой силой, что мог унести ребенка в неизвестном направлении. Гром был слышен громче, чем обычно, а молнии могли ослепить, стоило взглянуть на них.

Через этот ад бежала девушка в пижаме и наспех накинутом дождевике. В руках у нее был маленький сверток, из которого доносились звуки детского плача. До цели оставалось немно-го. Девушка бежала к старому зданию, вывеска которого гласила «Детский дом». В несколь-ких окнах горел свет и были завешаны шторы. 

Проскочив через две ступеньки, молодая мама остановилась у порога. Слезы на ее лице смешивались с дождем. Она аккуратно и с особой бережностью положила сверток на холод-ный пол. Плотно закутав ребенка одеялом и оставив записку внутри так, чтобы она не намок-ла, девушка встала и посмотрела на свое дитя. Внутри все сжалось. Совершенно не хотелось оставлять этого маленького, беззащитного мальчика, обрекая его на страдания. Девушка со-гнулась над сыном. Они плакали в унисон. Плач пробивался через сильный гром. Девушка взяла малыша за руку. Он сжал ее руку настолько сильно, что казалось, будто он никогда не отпустит ее, нежную и родную. 

Вдали послышались звуки сирен. Молодая мама резко выпрямилась. На прощание она по-целовала сына в щеку, быстро спряталась за углом и наблюдала. Полицейские выскочили из машины и приблизились к двери детдома, позвонили. 

На порог вышла старушка. Девушка не видела ее лица, но отчетливо смогла углядеть, как она приложила одну руку к груди, а другую ко рту. Это все, что смогла лицезреть девушка, потому что ей пора было бежать. Она не могла долго здесь находиться. Резко развернувшись, побежала. Бежала она долго. Наступая на лужи так, что капли долетали до колен. Оставалось немного. Дом 5…7…9.…Вот он. Дом под номером 13. Девушка взбежала по ступенькам и по-звонила в домофон. Без лишних расспросов дверь открыли. Перепрыгивая через две ступень-ки, она достигла второго этажа, остановилась у двери с номером 10. Дверь открылась. На по-роге стояла женщина с трубкой в руках. Она была одета во все черное.

— Все? – холодно спросила женщина. Ее голос был настолько жутким, что молодая мама ис-пугалась. Она старалась не смотреть в глаза женщины. Настолько суровыми, цвета льда, были ее глаза.

— Да, мама….

Хлоп! Женщина дала сильную пощечину девушке. У той покатились слезы. Женщины прошли в квартиру. Щека пылала. Больно. В голове у девушки крутились слова: «Эта женщи-на только  и делает, что приносит боль…»

— Эдуард, – рявкнула старшая дама, — чай. Мне и моей дочери, опозорившей наш род. 

Мама и дочь уселись за стол. Комната была в темных тонах. Везде стояли подсвечники, не-смотря на камин. Стоял угрожающий полумрак. Казалось, что в тенях этой комнаты роятся существа в виде теней. Звучит безумно….

— Мама, — плакала девушка, рассматривая свои неухоженные ногти, — за что ты так со мной? Ты меня всю жизнь ненавидеть будешь?

Вдруг женщина резко схватилась и впилась ногтями в кожу девушки так, что она взвизгну-ла.

— Если надо, то буду. Ты прекрасно знаешь, что наш род самый древний из всех существу-ющих. Я заселилась в это захолустье только потому, что ты решила выносить отброса. 

Мы бы могли продолжать жить в особняке, только из-за тебя там повесился твой отец. Я не могла там оставаться. 

Девушка плакала. Слезы катились по щекам и падали на стол, как маленькие хрусталики. Вдруг что-то брякнуло. Это слуга, Эдуард, принес чай. Женщина отпустила руку и принялась за чай.

— Мария-Ангелина Вакнер, ты единственная наследница. И ты обязана родить истинного Вакнера  от мужчины из чистокровной семьи.

— Нет, — шепотом произнесла Мария, однако мать ее услышала.

— Что прости? – грозно переспросила она.

-Нет, – крикнула девушка и, застав свою мать врасплох, она резко воткнула вилку в руку женщины и скинула подсвечник. Три свечи разлетелись в разные стороны. Одна на ковер, вто-рой огонь перешел на штору, а третья полетела прямо на пижаму молодой матери. Все запы-лало. Огонь поедал все, что было у него на пути. Стало нечем дышать. Мария только услыша-ла, как  мать выкрикнула одно-единственное слово:

— ДУРА! 

II

— Пустите меня, пустите! Я все расскажу воспитательнице! – вырвалось у девятилетнего мальчика. Крики эхом раздавались на весь пустынный коридор. Его вели два здоровых па-ренька, а третий шел сзади. Кроха пытался вырваться, но все тщетно. Он бессилен против них. 

— Смотрите-ка, он хочет настучать на нас! – сказал парнишка, который шел сзади, и рас-смеялся. Так мог звучать только смех сумасшедшего.

 – Только попробуй, и тебя собственная мать не узнает, – добавил он уже грозно,  хищным взглядом сверля девятилетнего.

– Ой, точно, у тебя же нет матери. Так ведь, Леша? — деланно сказал мальчик и опять жут-ко рассмеялся. Двое громил подхватили смех. 

— Умоляю, пустите, пожалуйста. Алекис, ну что я тебе сделал? – молил Алексей. 

Мольбы о помиловании.… Если человек злой или гнилой, то эти слова ничего для него не значат. 

— Ну что, страшно, Леша? – хохотал Алексис.

Страх…. Это самое главное оружие против  человека. И в то же время самое уязвимое его место. Каждый человек боится чего-либо. Кто-то боится потерять близких ему людей, кто-то боится темноты, кто-то боится высоты. Вот и Леша имел свой страх. Каждый, абсолютно каж-дый  знал, что он боится темноты и замкнутого пространства. Именно туда его и вели Максим, и часть его свиты. 

— Умоляю! Не надо! – Леша извивался, как мог, но все было тщетно. Громилы привели его в пустовавшую комнату. В ней было абсолютно темно, если не считать света из открытой две-ри. На полу была дырка. Это две дощечки открепили от пола. В нее громилы и положили бед-нягу Лешу.

 – Умоляю! Нет! Прошу! Помилуйте!

Алексис громко рассмеялся, а рядом стоящие громилы тупо улыбались. Он подошел к дыре в полу, в которой уже лежал парнишка, наступил ногой на его грудь и ледяным тоном вымол-вил:

— А что ты мне сделаешь? – он щелкнул пальцами, тем самым отдав приказ своей свите. Громилы закрепили доску обратно к полу. Хоть и наспех, но крепко. Мальчики ушли, а Леша остался наедине с собой.

Из глаз лились слезы. В голове только крутилось: «Это конец». Темнота и замкнутое про-странство. Все вместе просто сводило с ума. У Леши начиналась истерика. Становилось все холодней. Видимо, на улице уже темнело и холодало. Дыхание превращалось в пар, а тело уже тряслось от холода. Мальчик закрыл свои свето-карие глаза. На его соломенных волосах уже появился легкий иней. В голове мелькали мутные картинки: девушка с белокурыми волосами и небесно-голубыми глазами держала за руку мальчика. Рука такая мягкая, родная и любимая. Леше не первый раз она являлась во снах. Это была его мама. В голове был вопрос:

— Почему ты так поступила? Почему ты бросила меня? 

Но вряд ли были какие-нибудь объективные причины, чтобы  поступить так с ним….

Вдали послышались еле слышные шаги, как будто большая кошка ходила и своими мягки-ми  когтистыми лапами наступала на пол. Вдруг шаги прекратились. У  Леши защекотало нос. Он почувствовал, что кошка остановилась именно на той дощечке, под которой лежал он. Мальчик вжался в пол и старался не дышать. Шерсть пробилась из щелей в полу. Когти жутко начали скрести дерево. Леше стало страшно, но кричать не стал. Спустя пять минут случилось то, чего боялся мальчик. Доску подняли. Леша увидел лицо. Два огромных белых жутких глаза без зрачков и улыбающийся полный острых зубов рот. 

По комнате разнесся душераздирающий крик… 

 

 

 

III

 

Леша проснулся в своей кровати. Он резко сел. У него сильно закружилась голова и потем-нело в глазах. Мальчик не обратил на это внимание. Он встал, но ноги его не удержали. Леша упал на пол и ударился головой об угол кровати, закричал. Сразу же прибежала воспитатель-ница — худая старушка в очках с огромными линзами, которые ей увеличивали глаза в не-сколько раз. Ее седые волосы были собраны в пучок и закрыты любимой розовой шапочкой. Старушка очень любила розовый цвет. Об этом сложно было не догадаться. Она одета во все розовое, и ее комната полностью розовая.

— Алёшенька, милый, что с тобой? – она подбежала к мальчику и уложила его в кровать.

— Не знаю, Алена Петровна. Я сел в кровати, и у меня потемнело в глазах,  закружилась го-лова. Потом я встал и я упал. Ноги совсем не держат.

Воспитательница потрогала лоб мальчика и сразу же отдернула руку.

 

***

Я не буду вас нагружать лишней информацией. Просто скажу, что у Леши обострилась пневмония. Алена Петровна сразу же вызвала скорую помощь. Мальчика увезли в больницу.

***

 

Путь в больницу был подозрительно долгим. Леше показалось, что его увозят в другой го-род, но в скором времени они прибыли в пункт назначения.

Леша вышел из санитарной машины вместе с врачами. Они вошли в больницу — с виду са-мое обыкновенное государственное лечебное учреждение. Хотя откуда ему знать. Он ни разу не был в подобном месте, по крайней мере в сознательной жизни. В нос сразу ударил запах спирта и лекарств. Странно, но  здесь веяло каким-то холодом. Или даже… Страхом. Все про-шли и в кабинет. Там мальчика осмотрели и вывели точный диагноз. Когда заполняли меди-цинскую карту, осматривающий врач спросил:

— Скажи, какой у тебя страх? Чего ты боишься?

Леша замешкался. Ему показалось это подозрительным. Какой нормальный врач спросит, какой у вас страх? Наконец, он решился:

— Я боюсь темноты и  замкнутого пространства.

— Почему ты боишься темноты? Ты боишься, что там может быть кто-то? –  доктор накло-нился к мальчику.

Леша испугался, но понимал, что не знает, где находится, как бежать и что с ним собираются делать. Он запаниковал и ответил:

— Да! Знаете, иногда мне кажется, что там, где тень, есть и вторая тень. И… они меня пре-следуют. Постоянно.

— Это очень интересно, — он что-то записал в карточке. — Ну что, пойдем? 

 

IV

Врач взял за руку Лешу и повел в палату. 

Внутри было довольно — таки мило. В палате  -  окна, которые выходили в коридор. Маль-чик посмотрел в одно из них и  готов был поклясться, что видел два белых огонька под крова-тью, на которой лежала девочка и смотрела в потолок. Стены в коридорах больницы были светлых тонов, которые успокаивали и немного усыпляли. А в палатах все было очень темно и мрачно. У девочек обои были глубокого фиолетового цвета, а у мальчиков синие. Леше стало страшно, но доктор резко оборвал его мысли фразой: «Мы пришли». 

Его палата была возле поста медсестры. Врач бесцеремонно толкнул мальчика внутрь и быстро закрыл дверь. В палате было очень жутко. 

Оказывали большое давление стены глубокого темно-синего цвета, в которые хотелось все больше и больше всматриваться. Окна были закрыты тяжелыми и черными шторами, через которые слегка проходил солнечный свет. 

Леша сел на кровать. Ему показалось, что по ногам прошел легкий ветерок. Где-то в дру-гом конце комнаты послышались хриплые звуки. Вдруг чья-то рука схватила мальчика за лодыжку. Рука  была костлявая и очень холодная. Леша вскочил с кровати и ринулся к двери. Перед ним появился ужасный паук невероятных размеров. У него было два огромных клыка, которые источали яд. Мохнатое тело и ноги приближались к мальчику, а ужасные красные глаза смотрели на него, будто вглядываясь в душу. Мальчик истошно завопил. За плечо его опять взяла какая-то рука. Она была мохнатая и когтистая. Он обернулся. Там стоял огромный кот, с белыми без зрачков глазами и ужасным ртом, растянувшимся в улыбке и обнажившим свои острые и гнилые зубы. 

Леша вопил все громче и громче. Он зажмурился в страхе, осознавая, что окружен и бежать некуда. Вдруг раздался грохот. Послышался треск, кто-то мяукнул и что-то упало с глухим стуком. Леша открыл глаза. Он увидел человека. Из-за темноты лица не было видно, но по очертаниям понял, что это девочка с длинными волосами.

— Ты в порядке? – спросила она и, не дожидаясь ответа, сказала, — Я побегу, а то меня пой-мают.  И дверь опять закрылась. Леша не понял, что сейчас произошло. А как тут понять, ко-гда тебя окружали чудовища и монстры, затем ворвалась девочка и побила их всех. Мальчик хотел было побежать за ней, но дверь снова открылась, и на пороге появилась неприятная на вид женщина. От нее пахло смесью различных лекарств, от которых щипало нос. Это была медсестра. 

— Что такое, мой дорогой? – спросила она одновременно медовым и холодным голосом, от которого у мальчика прошел холод по спине, – Почему ты кричал?

— Я увидел чудовищ, — честно ответил Леша, — Их было очень много. Мне страшно… Очень…

— Не переживай, мой дорогой, не переживай. 

Вдруг она подошла к мальчику и обняла его. Ее руки были холодными, как лед. Леша от-толкнул ее. Медсестра переменилась в лице. Она перестала улыбаться. Вместо этого, ее глаза стали полностью черные, а рот стал шире, а зубы длинными и острыми.

— Сколько монстров ты увидел?

— П-п-по моему…Т-т-три…

— ПО-ТВОЕМУ? – взревела Медсестра, — КОНКРЕТНЕЕ!

— Точно три, — пискнул мальчик. Невольно по щекам покатились слезы.

— Вот и хорошо, — ее рот растянулся в улыбке, обнажая острые и гнилые зубы. Она ушла, как и психика Леши. Когда дверь захлопнулась, он добежал до кровати, залез под одеяло и плакал, не осмеливаясь пошевелиться. Через 10 минут он мирно спал, не подозревая, что за ним следят…. 

V

Вечером того же дня Лешу навестила Алена Петровна. Она принесла ему пижаму и его лю-бимый пирог с вишней. Когда мальчик шел к себе, его взгляд случайно упал на окно чужой палаты. На кровати сидела девушка с длинными волосами и смотрела в пол. Леша сразу понял, что это та, что спасла его. Он зашел к ней в палату.

— П-привет, – скромно поздоровался мальчик. Девочка повернула голову к нему. Он чуть вздрогнул. Все ее лицо было в шрамах, но среди них четко виделись глаза болотного цвета. Вдруг она вскочила и быстрым шагом подошла к мальчику, взяла его за руку и потащила в темноту комнаты, закрыв дверь.

— Совсем страх потерял? – сурово спросила она. – Хочешь, чтобы тебя в подвале заперли? Опасно ходить в чужие комнаты.

— Кто бы говорил.

Она начала сильно кашлять. Девочка чуть ли не задыхалась. Снова легкий ветерок по но-гам. И перед ними возникла женщина. Волосы волнами рассыпались по плечам, а глаза свер-кали зеленым. Мальчик уже было подумал, что это та самая девочка, только в будущем. Како-во было его удивление, когда она взяла какую-то металлическую палку и ударила ею женщи-ну. Та закричала и уползла в темноту. 

— Меня зовут Анна. Можно Аня, – она протянула руку в знак приветствия.

— Откуда у тебя эта палка? – спросил Леша после увиденного.

— Это карниз от штор. Я его смогла оторвать. Все равно за окном постоянно ночь.

— Ночь? – изумился Леша, – сейчас же вечер, не так уж и темно. Я только был внизу и хо-дил по улице. Там было довольно светло.

— Ты что, первый день здесь? По тебе сразу видно. Без обид. Если смотреть из окон больни-цы, то на улице ночь. Уж поверь мне. Я месяц как не видела солнечного света.

— А родители? Они тебя не навеща…

— Тихо! – грубо оборвала его Аня. – Сюда идут, тебе нужно уходить! Срочно! Потом пого-ворим, – она бесцеремонно вытолкнула его за дверь, а сама уселась обратно на кровать и уста-вилась в пол. Леша мог поклясться, что увидел руку, которая высунулась из-под кровати де-вочки. Он поспешил к своей палате. Позже он услышал душераздирающий крик. Женский крик… Леша рискнул обернуться и увидел возле двери комнаты доктора, который смотрит на Аню.

Мальчик побежал к себе. Пока он бежал к себе в палату, слышались крики детей. Добежав до комнаты, Леша захлопнул дверь и ринулся к кровати. Кинув на тумбочку все, что принесла ему Алена Петровна, мальчик закутался в одеяло и притворился, что спит. И как раз вовремя. В дверь вошла медсестра.

— Ну что, дорогой, пойдем, подружимся? – и они направилась вместе к процедурному каби-нету. Глаза у нее вместе с зубами опять стали нормальными. Он быстро отпрянул от нее, что-бы НЕЧТО не схватило его.

После не самых приятных ощущений, когда мальчик опять шел по коридору, он заглядывал в окна других палат. В одной стояла посередине комнаты девочка лет 7 с рыжими волосами и смотрела в окно на улицу. Во второй на кровати лежал мальчик и смотрел в потолок. Леша смог разглядеть копну черных, как уголь, волос и веснушки  на все лицо. Напротив третьей палаты Леша остановился. В комнате никого не было. Мальчик подошел ближе на шаг. Еще шаг….  И еще….   Вот он уже носом касается холодного стекла. Хлоп! Какой-то мальчик тоже примкнул к стеклу. У него был безумный вид: волосы растрепаны и торчат в разные стороны. Глаза горят красным, а руки стучат и скребут по стеклу. Леша отходил назад, пока не уперся в стену. Вдруг его резко и больно взяла за руку холодная и когтистая рука, которая пронзила нежную кожу мальчика. 

VI

Он поднял голову. Над ним стояла женщина в белом халате. Ее глаза сверлили его взгля-дом, однако улыбка была во весь рот. 

— И что это мы здесь делаем в такое позднее время, позвольте поинтересоваться, – спросила она твердым голосом, будто заучила эти слова наизусть.

— Я…я… Шел к себе в палату…, — соврал Леша. Лгать он абсолютно не умел, поэтому полу-чилось не очень-то и убедительно, хоть это и было правдой.

— Неужели? Тогда почему же Вы стояли и пялились в палату мальчика? – она наклонила го-лову к его лицу, – Слушай меня внимательно, наше дело тебя лечить, а ты, видимо, не понимаешь, как мы спасаем твою жизнь.

— Спасаете? Каким образом? Почему у меня в палате какие-то чудовища и монстры, кото-рые, судя по их поведению, не настроены, спросить, что у меня болит?

— У тебя были монстры? Когда? Какими они были? – с воодушевлением расспрашивала его доктор.

— Какая разница? Я тре…, — но не успел он закончить фразу, как у доктора глаза стали пол-ностью черными, а ногти на руках, и без того длинные, начали расти еще больше.

— Отвечай! Живо! – на майке Леши уже появлялись красные пятна, а у него самого навора-чивались слезы от нестерпимой боли.

— Кот, паук и что-то под кроватью! – кричал мальчик.

— Вот умница, – врач отпустила его и рукой потрепала его щеку, – А теперь иди к себе и ло-жись спать. Чем раньше, тем лучше, — она уже было развернулась в направлении своего каби-нета, но остановилась и повернулась к Леше одной головой на 180 градусов, – Не смей больше шастать по коридорам и заглядывать людям в окна. Хватит вынюхивать что-то, а то Анечка не сможет прийти на помощь. Помни: я слежу за тобой, – ее черные глаза в последний раз сверк-нули, и она пошла в кабинет, не поворачивая головы обратно. Когда врач скрылась за дверью, Леша рванул к себе в комнату. Пока он бежал (а бежал он долго, поскольку процедурный ка-бинет находился в одном крыле, а палаты в другом), он размышлял над словами доктора.

Ему стало страшно от того, что врач сказала: «Анечка не сможет прийти на помощь». 

— Да, она была не очень и любезна, — размышлял Леша, — Но она меня спасла. Просто так. К тому же не намерена враждовать. «Потом поговорим…».  Когда потом, если за мной следят. А вдруг узнали, что я к ней приходил? Да что это вообще за место? Почему его все называют больница, если это больше похоже на ад? — так он размышлял до конца пути.

Только он закрыл дверь палаты, его схватили за ногу. Он упал. Мальчик дергался и изви-вался, как только мог, но ничего не вышло. Затем он пытался ухватиться за ножку кровати, стула и стола, но что-то его продолжало тащить в темноту. Вдруг он сильно начал кашлять. Так же, как и Аня. Он будто задыхался. В горле пересохло, а внутри все заболело. Тот, кто его тащил, рычал, будто протестовал. 

И  вдруг тишина… 

VII

Мальчик проснулся в какой-то темной комнате. Причем не в своей, а чужой. Кровать была заправлена. Над головой висела старая лампа, которая страшно мигала. Помещение походило больше на камеру в тюрьме. Только стены были мягкие и белые. Дверь открылась. Это уже начало раздражать Лешу, поскольку двери в этой больнице были все очень скрипучие. Ему казалось, если еще раз скрипнет дверь, у него заболит голова.

В комнату вошел лечащий врач Леши. На нем был белый медицинский халат, из карманов которого торчали ручка и блокнот.

— Здравствуй  снова. 

 На носу — круглые очки с толстыми стеклами, которые увеличивали темно-карие глаза.

 – Я в тот раз не представился. Меня зовут Аркадий Иванович. Я надеюсь, ты понимаешь, почему ты здесь? – спросил он, сверкнув глазами.

— Н-нет, – честно ответил мальчик, смотря на его орлиный нос. Глаза у врача рыскали по комнате, а затем возвращались к Леше. Если бы не человеческое тело, то можно было поду-мать, что это орел ищет беззащитную мышку, чтобы съесть. 

— Нет? По-моему, Илана Викторовна мне говорила, что ты шастал по коридорам и смотрел в чужие окна. Так? – доктор говорил медленно и размеренно, будто вводил в транс. 

Он щёлкнул пальцами, и в комнату вкатили маленький столик с подносом. До этого момента мальчик даже не замечал, насколько он голоден. На подносе стояла большая тарелка с пирожками, от которых шел дурманящий запах   вишни. Рядом стоял чай. Травяной. Любимый чай мальчика. 

— Говорю сразу, если ты будешь врать, то ты этого всего не получишь, – продолжал Арка-дий Иванович.

— Так, – Леша не смог устоять перед этим запахом и голосом.

— Что ты там хотел увидеть?

— Я хотел узнать, один ли я в этой больнице.

— Давай так, – строгий и твердый голос вернул мальчика в реальность, – Если ты мне со-врешь три раза, то мы уносим это все. Ты понял меня? 

— П-п-понял….

На глаза наворачивались слезы. Леша не понимал, почему.

— Правда, что ты заходил в палату Анны?

— Д-да!

 Мальчика осенило: эта Илана донесла своему начальнику все, что видела.

— Вот умница. Ты молодец, что все сказал. Но впредь  больше никогда и ни к кому не захо-ди. Ты понял меня?

— Да! – выкрикнул Леша. Ему хотелось как можно быстрей опустошить тарелку и чайник с чаем.

— Мы тебя оставляем. Ты проведешь здесь ночь. Завтра сможешь уйти. Приятного аппетита и доброй ночи кошмаров.

 Последнее слово мальчик уже не услышал. Он пожирал глазами то, что лежало на подносе. Когда все ушли, он накинулся на еду. 

Только Леша хотел положить пирожок в рот, а чай выпить, как в голове пронеслись слова Ани: «Совсем страх потерял? Хочешь, чтобы тебя в подвале заперли?» А это что за место то-гда? Подвал? «Если за мной наблюдали, то обязательно должны были видеть, что она бьет монстра. Наверняка, это запрещено. Почему врачи спрашивают про монстров с таким энтузи-азмом? Почему никто не удивляется, даже наоборот.… Радуются…. Получается…. Аня тоже здесь!» 

Но только он хотел подойти к двери, как его обняли сзади. Такие теплые и мягкие руки. Леше захотелось спать. Его сознание помутилось. Все плыло перед глазами. Он ослабевал. Мальчик уже забыл, что хотел сделать. Хотя ему уже было все равно. Он хотел только утонуть в таких руках…. Или лапах…. Через силу он открыл глаза, чтобы посмотреть, кто его обнима-ет и убаюкивает.

Перед его лицом возникла морда…. Кошачья…. Которая начала мяукать и убаюкивать.

Снова тишина и темнота… 

 

 

VIII

Говорят, на одном из тысячи или даже миллионов холмов стоит замок в черных и красных тонах. У него тысячи башенок, а на них миллионы окошек. Перед ним стоит высоченный за-бор, на котором стоят каменные статуи. Благодаря им, через забор могут пройти только жите-ли замка. Во внутреннем дворике дворца, все как писал Пушкин:

И днем и ночью кот ученый,

Все ходит по цепи кругом…

Там чудеса, там Леший бродит.

Русалка на ветвях сидит…

Рядом  прекрасное море. Да только не простое море, а полностью черное  да видевшее кровь тысячи людей. На берегу на камнях сидят русалки. Казалось бы, невинные и беззащит-ные создания. Только никто не знает, что их друзья верные -  это демоны, которые летают над замком. В этой стране всегда красное небо.

По тропинке через лес шла женщина. Ее полностью седые волосы, которые  обычно были собраны в пучок, были растрёпаны. Обычно ухоженные ногти были поломаны, а лак облез. Женщина дошла до ворот замка. Каменные горгульи, которые сидели на заборе, ожили и под-летели к ней. 

— Пароль? – гаркнула одна из статуй. Женщина схватила одну и повалила на землю.

— Что? Теперь мы не узнаем свою хозяйку, да? Может мне вам глаза выколоть? Чтобы вы окончательно ослепли! – все горгульи приземлились на землю и преклонились перед  своей хозяйкой.

— Простите, хозяйка, простите! – пищали они, как младенцы.

Ворота открылись, и взору женщины предстала огромная река, в которой жил водяной. Река была настолько широкая, что не переплыть. Хозяйка дворца побежала к реке, прыгнула и перевернулась в воздухе. Теперь над рекой порхала летучая мышь. Она грациозно махнула крыльями и уже через секунду была на другом берегу. Женщина вытянула вперед руки и толкнула дверь со всей силы.

В конце прекрасного коридора стоял кроваво-красный  обитый бархатом трон. Его края бы-ли золотыми. Женщина устремилась к нему. 

— Госпожа! – эхом отдавались голоса. Это были рыцарские доспехи.

— Заткнитесь! – гаркнула она опять, усаживаясь на трон. – Позовите мне лучше Лешего!

— Да госпожа! – откликнулся один из доспехов и побежал, жутко скрипя. Только он вышел за дверь, как тут же вернулся с очень старым мужчиной. Его длинные до пола волосы и бо-рода были серовато-зеленого цвета и подметали красный ковер. Сам он был низкого роста и опирался на огромную и толстую ветку. В ней было небольшое дупло, в котором жили птич-ки. Глаза его пылали, как два изумруда. А одет он был в какие-то грязные тряпки, заросшие мхом.

— Морана! Сколько лет, сколько зим! – воскликнул старик и с распростёртыми объятиями подошел к трону. Женщина, именуемая Мораной, вскочила и обняла в ответ старика.

— Леший! – взвизгнула она, – я тоже рада тебя видеть!

— Где ты пропадала? Ты покинула замок.

— Были кое-какие дела в другом мире, – ее тон очень быстро сменился на презрение, – Видите ли, дочь родила. Да от кого? От обычного человека! И пыталась спалить квартиру и убить меня. В итоге умерла сама, дурочка неблагодарная. Я хочу тебя о кое-чем попросить.

— Все, что хочешь, дорогая, – поклонился Леший.

— Я заманила своего внука в пристанище всех монстров! – огоньки в глазах Мораны загоре-лись и пылали. Старик охнул так тихо, чтобы его не услышали, – Я дала им поразвлекаться. Я хочу, чтобы ты следил за ним, пока я не попрошу его привезти ко мне. Сможешь выполнить?

— Для тебя, все что угодно, – несмело поклонился Леший.

— Вот и славно, – улыбнулась женщина, встала с трона и ушла за него. Через минуту она вынесла сундук, злобно ухмыляясь, – Я дам тебе своих помощников, чтобы тебе и им не было скучно, – с громким стуком она открыла крышку сундука. Оттуда вылетели тени, которые расползались по залу. От них слышалось хриплое дыхание. Старик схватился за сердце. 

— Мои дорогие, – обратилась Морана к теням, – Вы слишком долго сидели в заточении. По-ра вам погулять. Ступайте с Лешим и повеселитесь на славу! И главное запомни, Леший. При-веди мальчишку в Даркмир!

По коридору понесся жуткий смех…

IX

Леша проснулся в своей кровати. В палате оставалось так же темно. Дверь открылась, во-шла медсестра. Было неприятно видеть ее снова, учитывая то, как прошла их встреча в по-следний раз. Но надолго она не задержалась (и слава богу). Она только произнесла: «Завтрак», — и ушла. Леше было без разницы. До того момента, пока он не увидел Аню, идущую мимо его палаты. Мальчик моментально вскочил и выбежал в коридор.

— Доброе утро! – с воодушевлением произнес он. Леша ее не боялся, ведь она была другом. Девочка остановилась и подождала, пока мальчик закроет дверь.

— Не совсем уж и доброе. Знаю твои мысли. Да, я тоже была в подвале эту ночь. В столовую путь довольно долгий, поэтому времени поговорить у нас полно. Во-первых, хочу сразу отве-тить на твой немой вопрос. Это не больница, – Аня понизила голос до шепота, поэтому при-шлось прислушиваться, – Во-вторых, я считаю тебя другом, поскольку ты не потерял рассу-док, хоть ты здесь и второй день.

— Ты что, умеешь читать мысли? – с изумление поинтересовался Леша.

— Нет, просто в первый день у меня были точно такие же вопросы, – ребята прошли одно крыло и уже спускались по лестнице со второго этажа, – Я знаю, что за тобой следят, – пони-зила она опять голос, – Поэтому у меня есть план. Ты пройдешь ко мне в комнату в дневное время, поскольку вечером вообще запрещено выходить из палат. Тени и монстры выходят только вечером. Так страшнее.

— Я хочу спросить тебя про монстров.

— Спрашивай. Что конкретно ты хочешь узнать?

— Все! – с энтузиазмом воскликнул Леша. Аня его чуть-чуть толкнула.

— Во-первых, чего ты орешь? Во-вторых, все я не смогу рассказать, а только основное.

Ребята уже дошли до столовой. Она выглядела лучше, чем все комнаты в больнице вместе взятые. Стены были из белых камней, это гармонировало с потолком, на котором были нари-сованы звезды на синем небе с размытыми разноцветными пятнами. 

Столов было очень мало, поскольку врачи не обедали в столовой, а предпочитали, чтобы еду им носили в кабинеты. На столах уже стояла еда, осталось только место выбрать. Друзья сели возле окна, которое Леша сначала перепутал со стеной (подумал, что кто-то прямоуголь-ник нарисовал).

— Итак, – интригующе начала Аня, налегая на блины, которые огромной стопкой стояли на столе, – Первое, что я хочу тебе сказать,  все дети, которых ты видишь, уже потеряли рассу-док, поэтому разговаривать с ними бесполезно, – первый блин уже был съеден, – Второе, наверняка, ты уже в курсе, что монстры обитают во всех палатах, — она чуть наклонилась к Леше и говорила тише, – И у каждого принимают свою форму. Вот у тебя кот. Большой и страшный, с острыми зубами. У тебя на них аллергия или ты их боишься?

— Я не боюсь котов.

— Значит у тебя на них аллергия. 

— Нет. У меня нет аллергии.

— Значит, когда-то ты их боялся.

— Да нет же!

— Послушай, наш внутренний мир безграничен. И, наверняка, в одном, самом маленьком и темном уголке души ты боишься котов. Скажи мне честно, не стесняйся и не бойся. Подумай сам, кому мне здесь что-то рассказывать. Меня либо не поймут, либо запрут в подвале.

Леша помялся. Больше всего он боялся темноты и замкнутого пространства, но Аня была права, он осознавал, что где-то, в глубине души  он побаивался котов после той ночи в полу. Мальчик признался и в подробностях рассказал о том, как его ненавидят в детдоме, как его заколотили в полу,  и о там, как этот кот пришел к нему.

— Кошмар! – только и выдохнула Аня. – А ко мне пришел ночью. Я сидела под одеялом и читала книгу с фонариком в руке. Решила пойти и заварить чай. Только встала, как меня схва-тила какая-то рука. Я завизжала, как могла, но кто-то сзади зажал мне рот. Я потеряла созна-ние. Проснулась, а оказалось, что у меня пневмония. Средней тяжести. Ну ладно. 

Тарелки опустели, чашки с чаем тоже, ребята встали из-за стола и направились к комна-там. 

Когда они проходили мимо палаты Ани, она сказала только: «Приходи позже. Часа через два. Я все расскажу». Друзья попрощались и разошлись по комнатам. 

X

Через два часа Леша подошел к палате Ани и постучался. Она ему открыла и впустила в комнату. 

— Итак, монстры появляются у каждого свои. Это ты знаешь. Но за долгое время, что я здесь сижу, я многое услышала. Врачи здесь работают на определенную особу. Они ее называют Паук. И если ты думаешь, что врачи не верят байкам про монстров, то ты ошибаешься. Они все прекрасно знают. Кстати, тени тоже работают на паука, и они довольно хорошо общаются с санитарами. Ты не поверишь, но в больнице есть библиотека. Они ее называют храмом. 

 Аня рассказывала, а  Леше становилось все интересней и интересней, — мне кажется, что если мы проникнем в храм, то найдем ответы, на большинство интересующих нас с тобой во-просов.

— Ты намекаешь на…? – с округленными глазами начал мальчик.

— Я не намекаю, а говорю прямо, – твердо ответила девочка, – У меня уже есть план. Встань, пожалуйста, – Леша послушно встал. Аня со скоростью мухи подняла и опустила матрас. В руке она держала тетрадный листок. Мальчик опять сел на матрас вместе с Аней. 

Девочка протянула листок Леше, тот взял его. В тусклом свете было плохо видно, но очер-тания можно разглядеть. Это был план здания.

— Это как? – Леша все больше и больше поражался Аней.

— Видите ли, я не получала замечаний и не попадала в подвал в первый день, — ответила она с нескрываемым сарказмом. 

— Как мило….

— Я все придумала. Вечером выползают все монстры, обычно после ужина. Мы с тобой пой-дем на ужин, поставим уколы  и пойдем по комнатам, но обратно не вернемся.

— Если вырвать фразу из контекста, то это звучит очень страшно…

— Не умничай мне тут, — с легким раздражением сказала Аня, – По ночам доктора не прове-ряют палаты. Достаточно того, что всех зовут на уколы. Мы с тобой зайдем каждый в туалет, и, когда свет в коридоре выключат, мы выйдем и тихо спустимся в подвал. Свет выключают полностью, поэтому придется где-нибудь достать источники света. Есть идеи? 

— Да…, — задумался мальчик. – Может…. Нет. Нет-нет-нет, — отнекивался Леша. — Это безумно.

— Говори! – настаивала девочка.

— Это слишком рискованно, — возразил мальчик.

— А тот факт, что мы посреди ночи полезем в подвал неизвестного нам места тебя не смущает?! – Аня уже заметно злилась, – Слушай, если ты хочешь отсюда выбраться, то хватит перечить и стесняться! Как ты не можешь понять, что я тебе, в этой ситуации, союзник? Хо-тя…, — прищурила она глаза, – Может тебе нравится здесь?

— Кому нужна такая союзница, как ты?! – Леша вскочил с кровати и кричал, – Мне нет, так что я ухожу! – он ушел, хлопнув громко дверью. 

Леша зашел в свою палату, сел на кровать и задумался. «Не хорошо все-таки с Аней полу-чилось, она ведь хотела помочь», — прошептал голосок. Мальчик вскочил с кровати и осмот-релся. Никого вроде не было. Аня же говорила, что монстры появляются под вечер. Ничего оригинальнее Леша не смог придумать, как поговорить с ним.

— А откуда ты знаешь? – серьезно спросил мальчик.

— Я везде, соответственно, я знаю все про всех. Как ты считаешь, Аня правильно делает, что помогает тебе? – донесся мягкий голос из темноты, – Ведь ее об этом никто не просил.

— Аня – единственная, кто понимает меня здесь. Я хочу сбежать вместе с ней. 

— А ты не думал, что будет, если вас поймают? – все так же мягко спрашивал голос.

— Думал, — с сомнением ответил Леша.

— Самовнушение еще не доводило до хороших поступков. Ты считаешь себя взрослым?

— Да! Я знаю, что ты глупый монстр и просто не появляешься, поскольку день. Но когда ве-чером ты появишься, я буду готов! – с этими словами Леша стремительно направился к окну, встал на подоконник, ухватился за карниз и со всей силы дернул. Он не ожидал, что она так легко оторвется. Леша летел вниз. От страха мальчик зажмурился. Он готов был упасть и больно удариться. Но этого не произошло. У самого пола его подхватили женские руки. Он слегка приоткрыл глаза. 

— Вот ты скажи мне, обязательно надо было отрывать гардину резко? Ты не мог подумать, что если больница старая, то гардины тоже еле держатся?

— Аня! – узнал голос мальчик. Он вскочил и крепко обнял подругу так крепко, как только мог, – Прости меня, пожалуйста, прости меня.

— Ну что, ты со мной? – с улыбкой спросила Аня.

— Да! Я с тобой до конца! – решительно ответил Леша. 

XI

После часа общих раздумий у Леши в палате к ним зашла медсестра. Ничего не спросив, она сказала: «Обед», — и ушла. Ребята неспешно побрели в столовую. Добравшись туда, они сели за свой стол, и Аня начала все быстро есть. Леша осматривался по сторонам и ел. Его взгляд остановился на девочке. Судя по всему, она была новенькая, поскольку утром мальчик ее не видел.

— Ань? – обратился он к подруге.

— Чего? – спросила она.

— А как часто новенькие в больнице появляются?

— Ну…, — задумчиво начала Аня, – Как я сюда попала, никто больше не приходил. Только вот ты недавно. А что?

— Тут новенькая. И, похоже, не одна, – девочка повернула голову и от удивления поперхну-лась супом.

— Маша? – ее глаза расширились, и она резко вскочила с места и побежала к девочке, кото-рую Леша не сразу заметил. Девочка встрепенулась и побежала к Ане, выкрикивая ее имя. Они обнялись, и Аня жестом указала на стол, за которым сидели друзья. Девочка села рядом с Лешей, и тот приветливо улыбнулся.

— Леша, знакомься, моя подруга Маша. Маша, это Леша. Он мой друг. Повстречались мы здесь.

— Приятно познакомиться, – Маша протянула руку в знак приветствия и улыбнулась. У нее были синие волосы, веснушки на все лицо и квадратные очки, через которые смотрели два небесно-голубых глаза. Что-то привлекало Лешу в девочке.

  — Я  Маша. Мне 9 лет. Я двоюродная сестра Ани. 

— Я Леша. Мне тоже 9. 

— Я к Ане приходила, и она рассказывала, что здесь монстры. Они у меня были, – Аня нахмурила брови и стала серьезнее. Мальчик посмотрел  и понял, что они с сестрой были внешне очень похожи. Только у Ани были шелковые светлые  волосы и зеленые глаза. Шрамы придавали ей воинственность. По ней сразу можно было сказать, что если ты ее друг, то ты можешь чувствовать себя, как за каменной стеной. 

— Какие? В форме кого или чего? – Аня грозно смотрела на сестру.

— Я до смерти боюсь насекомых. Абсолютно всех. Еще у меня никтофобия. Это страх тем-ноты. Мне являлись насекомые, а что хуже всего  в темноте.

— Ужас, — только и смог вымолвить Леша, – Я боюсь замкнутых пространств и темноты.

— Кошмар! – взвизгнула Маша, – Я тебе…

— Так! – резко оборвала их Аня, – Маша, мы сегодня спускаемся в библиотеку больницы. Наверняка, там будут ответы на многие вопросы. Ты с нами? 

 Вдруг стало тихо. Маша побледнела, и глаза ее расширились. 

— Но к-к-как? – мальчик заметил, что она заикается от страха так же, как и он.

— У нас есть план. Но обсуждать его будем в комнатах. Но перед этим я хочу, чтобы ты, Маша, знала. Эта псевдобольница развивает и питается нашими страхами. То, что ты боишься темноты и насекомых, только радует всех, кто находится в здесь. Ты можешь согласиться ров-но столько же, сколько и отказаться. Спрашиваю еще раз, ты с нами?

Синеволосая долго ела и, судя по всему, обдумывала ответ. Когда она начала говорить, Ле-ша вздрогнул от неожиданности. 

— Я согласна, но мне нужны гарантии, что мы что-то узнаем, — говорила она медленно, слов-но вводила в транс.

— Не сомневайся!

Сестры пожали друг другу руки, и друзья направились навстречу приключениям… 

XII

Аня и Маша направились в свои палаты, а Леша пошел в крыло, где находятся кабинеты. Его цель  -  в кабинете одного из врачей достать фонарик. В коридоре было много дверей, рас-положенных  напротив друг друга. Мальчик пошел в конец коридора, поскольку Аня его пре-дупредила, что в конце коридора кабинеты, которые пустуют очень давно. Мальчика заинте-ресовала дверь, покрытая толстым слоем пыли. Он повернул ручку и толкнул дверь, та подда-лась. Перед  ним возникла комната.

В кабинете был только стол, стул и слабо горящая лампа над этой незамысловатой кон-струкцией. Все вокруг было в толстом слое пыли и паутине. На столе не было ничего. Лешу это не остановило, поэтому он решил проверить ящики в столе. Всего их было 4, по 2 с каж-дой стороны. 

В первом был только моток красных шерстяных ниток. Единственное, что знал про них Леша, что нить завязывают на левую руку. Таким образом она оберегает от темных сил. Леша схватил моток и сунул к себе в карман. Теперь понятно, почему кабинет заброшен, здесь ле-жит оберег от темных сил. Понятное дело, к нему никто не хочет прикасаться. 

Во втором ящике лежали какие-то бумаги. Мальчик взял их, стряхнул пыль и пробежался глазами. По заголовкам  можно было понять, что это газеты. Леша открыл первую страницу и начал читать. «Срочные новости! Из роддома сбежала 23-х летняя девушка со своим новорож-денным ребенком. По нашим данным, девушка была с белокурыми длинными волосами, голу-быми глазами и в красном дождевике. Она бежала к детдому, оставила на пороге ребенка, скрылась от полиции и убежала в неизвестном направлении». У Леши расширились глаза. Это пишут про маму? Ему несколько ночей подряд снится девушка с точно такой же внешностью. Мальчик вдруг вспомнил, что у него не так много времени. Он ушел под предлогом пойти в туалет, поэтому нужно было поторопиться. Леша решил, что возьмет газету с собой, и сунул ее под майку, а ту заправил в пижамные штаны. 

Сколько ни дергал Леша третий ящик, тот не поддавался. Спустя десятиминутных попыток, Леша решил оставить это занятие и быстро начал шарить в четвертом ящике, но нашел только шпильку, которую использовали очень много раз, судя по тому, насколько она была стерта. Ей уже нельзя ничего открыть, поэтому мальчик положил ее на место. 

Он пытался закрыть ящик, но тот не поддавался. Что-то со звоном упало на пол, и Леша по-лез доставать предмет. Он нагнулся и начал шарить, посмотрел под стул и увидел, что под си-деньем на скотч был прикреплен ключ. Мальчик быстро отодрал его и начал открывать третий ящик.

Когда он открылся, Леша увидел там фонарь и запасные батарейки. Мальчик быстро прове-рил, рабочие ли они. Все, что нужно, было найдено. Осталось только незаметно пройти мимо докторов. Но это тоже было продумано. Аня подошла к врачу, которая «следит» за Лешей. Выходя из кабинета, Леша услышал, как громко Аня и Маша спрашивали доктора, где она училась, поскольку тоже хотят стать врачами. Мальчик быстро выбежал и тихо, как мышь, пробрался в крыло с пациентами. Подходя к палате, он подумал, что у девочек прекрасная ак-терская игра.

 

XIII

Друзья встретились в палате Ани. 

— Ну что, достал фонарь? – спросила Аня. В темноте не было видно, но Леша знал, что она нахмурила брови.

— Да, – с гордостью ответил Леша, – Ине только.

— Что еще ты нашел? – с неподдельным любопытством спросила Маша.

— Я нашел еще старую газету…. Полностью я ее не читал, но…. Я думаю, в ней говорится о маме…, — эти слова давались ему с трудом, потому что было обидно и одновременно больно.

— Доставай ее. Мы будем перечитывать ее снова и снова, если понадобится, — серьезным го-лосом сказала Аня. Мальчик был бесконечно благодарен за такое уважение к нему. Он рос в детском доме, где всем было плевать на него, даже родной матери. Но нашлись два человека, которые будут рядом всегда.

— Аня мне рассказывала о тебе, — сказала своим спокойным голосом Маша, — Обычно она го-ворит только о тех людях, которые и правда дороги ей.  Тут она немного ойкнула, послышался глухой стук и обиженный голос.

— Кто бы говорил, — только потом Леша осознал, что Аня толкнула Машу, а та начала щеко-тать ее. Мальчик тоже засмеялся. Смех сестер был  заразительным и громким. Но тут все резко оборвалось, потому что Аня выкрикнула: «Хватит!»  От слабого света из коридора, можно было увидеть, что лицо девочки белое, как полотно. 

— Уходите! Идите к Леше! За мной сейчас придут! Быстрее! – как бы это странно ни звуча-ло, но Леша схватил Машу за руку и рванул к двери. Какой бы бред ни несла Аня, она говорит правду. Да к тому же он прекрасно осознавал, что выжить в этой «больнице» без Ани по-просту невозможно. Когда дверь скрипнула и ребята уже бежали к Леше, послышался крик, который мог свести с ума любого. Он был настолько душераздирающий и громкий, что мож-но было оглохнуть. Маша хотела было развернуться и побежать на помощь сестре, но мальчик ее кое-как удержал и затолкал в свою комнату. 

— Что ты делаешь!? Мне нужно к ней! Срочно! Что с ней?!

— Маша, прошу тебя, успокойся, – Леша закрывал дверь собой и еле удерживал Машу. Он понимал, что Аня попросила отвезти ее сестру подальше, чтобы та не видела, как ее мучают.

— УСПОКОИТЬСЯ?! – у девочки начиналась истерика, – Кто только что истошно вопил. Не подскажешь мне?!

— Успокойся! – выкрикнул мальчик, не сдерживая эмоции, – Думаешь, я не понимаю, как ей там тяжело? Меня точно так же пугали и мучали. И тебя тоже будут! Это не больница! Поэтому мы и собирались с Аней сегодня ночью пробраться в подвал! Там находится биб-лиотека, которая даст нам ответы на вопросы.

Леша, казалось, впервые в своей жизни кричал на человека, который меньше его самого. Хотя так оно и было. Он не мог поднять голос на старшего или младшего. Да и на своих ро-весников тоже. Девочка села на кровать, спрятала лицо в ладони и заплакала. 

— Прости меня, пожалуйста, что накричал, – Леша подсел к Маше и обнял ее за плечи, – Аня сильная. Она справится. 

— Она мне рассказывала, что не боится, потому что у нее там палка, – сквозь слезы пыта-лась что-то проговорить Маша, – Видимо, она не успела добежать. Еще она говорила, что они реагируют на смех. И не важно, что на улице: день или ночь. Они выйдут и начнут вою рабо-ту. 

 Она зарыдала еще сильнее. Мальчику это было слушать и больно, и интересно. Поэтому он чувствовал себя виноватым. Виноватым за то, что не смог защитить подругу. За то, что убе-жал. В глубине души он думал, что если не поторопиться, то шансы того, что они отсюда вый-дут, близятся к нулю. 

— Я чувствую себя виноватой. Ведь кто ее начал щекотать и смешить?

— Ты ни в чем не виновата. Слышишь? Знаешь, кто на самом деле виноват? – девочка под-няла на него свои глаза, полные любопытства, – Виноваты те, кто нас сюда изначально зата-щил.

— Может, мы найдем что-нибудь в газете? – Леша сразу вспомнил о ней и начал искать под майкой. Но с ужасом обнаружил, что там ничего нет, — Я… — дыхание сперло. Было тяжело говорить, но он продолжал через силу, – Я… Похоже, забыл ее… У Ани…. 

XIV

 Маша ушла к себе в палату вся в слезах. Встретились друзья, когда шли в столовую, но с Аней они так и не пересеклись. Оба пришли к мнению, что Аню забрали в подвал. Друзья по-ужинали и разошлись по палатам. Их позвали на уколы после того, как монстры их навестили. Позже оба разошлись по комнатам, чтобы переждать там. Когда в коридоре свет выключился, они вышли и осторожно пошли к подвалу. По коридору разносились детские крики. 

Друзья держались за руки и крались по больнице. Монстры были в палатах. Им было кате-горически запрещено выходить за пределы палаты. Было страшно идти по коридору без фона-ря. Из-за угла мог кто-то выйти и поймать их. Друзья условились, что включат фонарь только в подвале, поскольку там никто не дежурит. 

Ходить в темноте… Кому-то это интересно и доставляет удовольствие. Хотя таких людей очень мало. Все боятся темноты. Чего именно? Они боятся увидеть свои страхи. Образы, кото-рые преследуют их, может, с детства, может, не так давно (если речь идет о взрослом челове-ке). Кто-то пользуется моментом темноты и пугает других людей. Кто-то наблюдает за тобой, и от этого мурашки бегут по телу.

 В тени за ребятами наблюдали. Очень пристально и внимательно. Говорят, что человек ощущает на себе взгляд другого. И Маша это почувствовала. 

— Леша, – шепотом позвала мальчика она.

— Что такое? – так же шепотом спросил он.

— Мне кажется, что за нами кто-то наблюдает.

— С чего ты взяла?

— Я читала, что человек ощущает на себе взгляд постороннего.

— Спокойно. Никто за нами не может наблюдать. Мы с Аней все проверили и обговорили. Все врачи уходят домой, если это вообще врачи. А медсестры спят на кушетках на посту. Даже не проверяют. После уколов все идут по палатам, где не дают прохода монстры.

— Я верю тебе и Ане, но я говорю правду, что за нами наблюдают. 

— Давай не возвращаться к этой теме, хорошо? У меня и так мурашки от этого места в це-лом. Еще заикаться начал, когда страшно.

— Я, кстати, тоже.

Леша шикнул, поскольку разговаривать было слишком рискованно. Никто не отменял тот факт, что медсестры-монстры хорошо слышат. И плевать на каком расстоянии.

Дети добрались до двери подвала. Она выглядела устрашающе. Вся в пыли, а паутины по краям были оборваны. Было видно, что дверь открывали. Леша взял Машу за руку крепче, а другой за ручку. Повернул ее, та громко скрипнула. Маша передала Леше фонарик, и они во-шли в темноту. Мальчик ощущал, как рука подруги дрожала. 

— Не бойся, я же с тобой, — произнес Леша. Путь продолжался. На удивление, лестница бы-ла, будто новая. «Конечно! -  с презрением подумал мальчик,  — Как по старой  то лестнице вести беззащитных детей навстречу их кошмарам!» Когда наконец спуск был закончен, перед ними возник коридор (опять!). По бокам были двери. Их, казалось, было около тысячи. По-скольку наши герои смотрели фильмы ужасов, они прекрасно понимали, что разделяться ни в коем случае нельзя. Поэтому было решено заглядывать во все двери через маленькие окошки по очереди. В первой комнате никого не было, во второй тоже. Третья… Четвертая… Пятая…. И только в тринадцатой комнате им улыбнулась удача. В окошко они увидели человека, кото-рый свернулся, сидел и качался в углу комнаты. Во  всей комнате горел слабый свет, но при помощи его можно было разглядеть шелковые  волосы. Маша достала шпильку из волос, нагнулась и начала взламывать дверь, Леша стоял на страже. После 10 минут возни дверь поддалась и открылась. Ребята вошли.

Над девочкой стояла женщина, как тогда, когда мальчик был впервые у Ани в комнате. Она кричала и оскорбляла ее. Ругательства сыпались градом. Среди крика  можно было услышать всхлипы и плач. Девочка закрыла уши руками. Маша не растерялась и кинулась на женщину. Девочка ударила ее ногой. Похоже, Маша ходила на карате. Женщина повернула к ней голову. На них теперь взирали зеленые глаза, полные презрения. Она вдруг превратилась в тень и куда-то уползла. Маша подбежала и обняла сестру.

— Аня! Ты меня слышишь? Аня! 

 Девочка повернула голову. Глаза опухли от слез и были красные. Мальчик тоже не удер-жался, подбежал к подруге и крепко обнял ее. 

— Почему вы здесь? Я думала, вы не пойдете никуда, – голос Ани сильно осип. Ребята объ-яснили, как они добрались. Аня встала, поправила волосы и пижаму и извинилась за свой внешний вид.

— Так, ладно. Нам нужно идти. Часов в этой больнице нет, но у меня есть  наручные. Время 12 ночи. Нам нужно многое сделать. Вперед! – девушка была слаба. Это сразу видно, но ре-шимости ее не было предела.

 

 

XV

Тем временем в Даркмире в своем кабинете бушевала госпожа Морана.

— ЧЕРТ! 

На всю просторную комнату раздался крик.

 – Чертова Аня и эта мелкая. ДАНИИЛ! – взревела второй раз женщина.

— Да, Госпожа, – из-за двери показалась рыжая голова.

— Принеси мне вина! Живо! – мальчик скрылся за дверью в низком поклоне.  Перед хозяй-кой дома стояло блюдце, на котором каталось яблоко. На дне показывалась картина всего про-исходящего в подвале.

 – Я же приказала Лешему приглядывать за ними.

 И после этих слов, как по волшебству, перед друзьями, которые шли по подвалу, держась за руки, возник старик. Это и был Леший. Он стукнул посохом, и на ребятах возникли канда-лы. Те испугались. Старик грубым голосом приказал идти им за ним. Госпожа Морана захло-пала в ладоши и, как маленькая, начала прыгать от счастья и пищать. В этот момент перед ней и возник Даниил с бутылкой вина в одной руке и с бокалом в другой.

— Все, а теперь уйди, хорошо, — и та по-матерински потрепала его по щеке. Мальчик ушел, только не к себе в комнату, а к пустой комнате, в которой стояло зеркало. Большое зеркало. 

XVI

— Ты что, ходишь на каратэ? – с нескрываемым изумлением спросил Леша у Маши. Друзья шли по коридору, освещаемому лишь фонариком.

— Ну да, — небрежностью ответила та. – А что в этом такого?

— Просто на вид ты такая хрупкая и маленькая.

— Ты и представить себе не можешь, насколько она больно может бить, если что-то не так, — подключилась к разговору Аня, – Она мне рассказывала. Один раз в школе к ней приставал ее одноклассник. Та ему заломила руку, которую он положил ей на плечо и сломала два пальца.  И заставила его сказать всем, что, когда он переносил парту, ножка упала на его пальцы.

— Перестань меня смущать! – со смущением и угрозой в голосе пробубнила Маша, ткнула в бок сестре и с извинением поглядела на Лешу. Последний сдерживался, чтобы не расхохотаться. Эти сестры, оказывается, так похожи.

 – И не соизволишь ли ты нам все-таки рассказать, куда мы направляемся? 

— В конце коридора дверь. По моим сведениям, там должно быть то, что нас заинтересует. 

— Откуда сведения? У тебя есть информатор? 

— Не важно! – огрызнулась Аня и немного покраснела.

— Все-таки информатор. И кто же он? Или она? Или ты в заговоре с тенями? – с упором продолжала гнуть свое Маша.

— Еще одно слово, и этот фонарь…

— Я, конечно, дико извиняюсь, но, кажется, мы пришли, – мальчик указал на дверь, упира-ющуюся в конец этого, казалось, бесконечного, коридора. 

— Маша, шпильку, — угрожающе приказала Аня сестре. Та послушно отдала, надув губы и скорчив рожицу за спиной так, что Аня не заметила. 5 минут, и дверь открыта. Старшая во-шла в нее. Эта была самая тесная кладовка. Она повернулась к друзьям, разведя руки, – и все?! – на ее лице читался гнев.

В кладовке были только старые и мятые метлы. Больше ничего. 

— Проклятый Даня! Бросил трубку и все! А дальше как?! – Аня уже рвала волосы на голове. 

— Кто такой Даня? – хором спросили Маша и Леша.

— Не важно! – у девочки уже началась истерика, – Если нас поймают, меня запрут в подва-ле! Я не выдержу больше! – из глаз уже текли слезы, – Я никогда уже отсюда не выйду! – опираясь на стену, она сползла на пол и рыдала, закрыв лицо руками. Маша и Леша побежали успокаивать ее. Только они начали обнимать ее с обеих сторон, дверь резко и с громким стуком закрылась.

Все внутри чулана начало шататься и трястись. Метла упали на головы друзей. Чувствова-лось, что комната движется. Скорее всего, вниз. Вдруг она начала падать. Все трое валялись на полу. Хлоп! Все резко остановилось. Первой опомнилась Аня. Она встала, помогла всем встать и взялась за ручку двери. Она открылась, и в глаза ударил яркий свет. 

 

 

XVII

Первой открыла глаза Маша и ахнула от изумления. Леша был вторым. Он только и вымол-вил: «Ого!» Аня тоже открыла глаза. И теперь все трое уставились на огромную статую. 

На ребят взирала свысока женщина. Она была одета во все черное. Ее седые волосы были собраны в элегантный пучок. Хоть лицо и изрезали морщины, оно по-прежнему оставалось притягательным и…красивым. Глаза холодные – цвета льда. Они пронзали одним лишь взгля-дом. Маша то ли от страха, то ли от неожиданности схватила Лешу за руку. Тот не возражал.

— Леша…, — шепотом, со страхом позвала его Аня, — Не пугайся и не злись, пожалуйста, но эта женщина слегка похожа на тебя. 

-  И чем же? – с легкой раздражительностью поинтересовался он. 

— Не знаю.… Но я вижу в ней тебя…,- и Аня была права. 

Как бы это ни отрицал мальчик, в глубине души он тоже это понимал. Глаза… материн-ские. Он отчетливо их помнил. Друзья стояли, как загипнотизированные, пока Маша не ска-зала:

— Ой, смотрите! – и указала на табличку на статуе и на пьедестал для книг. Только когда оторвали взгляд от статуи, все увидели книжные стеллажи. Это и была библиотека.

На табличке было написано « Тьма – свет, свет – тьма». А  чуть ниже: « © Морана Вак-нер».

— Леш, а какая у тебя фамилия? – поинтересовалась Маша.

— Вакнер…

Хлоп! С полки упала книга. Но не на пол. А на пьедестал. Леша помчался к нему, девочки ринулись за ним. Пьедестал был сделан из белого мрамора, он был идеально гладким. Леша коснулся книги, и та открылась на странице 543. Это было в самом конце книги. Страницы пожелтели от старости. Казалось, дотронься до них, они рассыпятся. Леша начал читать вслух.

«ВАКНЕР. Самый древний чистокровный род покровителей тьмы. Их происхождение ухо-дит далеко в века. Известно о них стало лишь в IX веке. Но многие секреты были скрыты ото всех. Например, Валери Вакнер вышла замуж за своего четвероюродного сводного брата. Да-лее нам стало известно, что Мария-Ангелина Вакнер пыталась убить собственную мать, но оказалась сама объята языками пламени. Единственные, кто остались от старейшего рода по-кровителей тьмы,  — это Морана Вакнер и ее внуки: Анна Вакнер и Алексей Вакнер».

Леша стоял, раскрыв рот, и, не мог вымолвить ни слова. Он повернул голову к Ане. Та ни-чем не отличалась от мальчика, только еще у нее был затуманенный взгляд. В библиотеке, будто никогда и не проникал звук. Настолько было тихо.

— Ну…. Откуда мы можем знать, что это именно я?  

— Ну а тот факт, что ты здесь. Думаешь, это случайность? – Леша это произнес спонтанно, не подумав. Но, к сожалению, как бы все ни оправдывались, он был прав. 

– Другой вопрос в том… — он повернул голову к Маше, – вы не сестры.

Не ответив, Маша подошла к Ане, крепко обняла ее и, не удержавшись, заплакала.

— Ань, Маш, — позвал их мальчик, – нам пора идти.

Время было уже 4 утра. Друзья взялись за руки и зашли в лифт-кладовку. Рука Ани больно сжимала руку Леши, но тот сдерживался. По лицу Маши было видно, что ей тоже больно. За всю дорогу девушка произнесла только одно: «Мы пойдем во второй раз!» Ее глаза отражали гнев, ярость и… любопытство. Затем они опять шли по этому бесконечному коридору. Аня осталась в подвале и вернулась в комнату, а Маша и Леша разошлись по палатам. Когда Леша ложился в кровать, не обращая на тварей-монстров внимания, в голове крутилось только од-но-единственное предложение: «Мы пойдем во второй раз!»

XVIII

У Леши никогда еще за три дня не происходило столько событий! На завтраке друзья встретились. На Ане были длинные пижамные штаны и простая черная майка, заправленная в них. Лицо все в боевых шрамах (мальчик не сомневался, что она заработала их в больнице) было уставшим. Аня очень любила надевать очки. Со зрением у нее все было в порядке, но, во-первых,  она утверждала: «Они мне идут!», а во -  вторых, в связи со стрессом она стала меньше спать и хуже  видеть. Волосы были собраны в небрежный пучок. Впрочем, это ее обычный вид. 

На самом деле  Лешу больше привлекала Маша. Она ходила в черной водолазке. Юбку за-менила на такие же штаны, как у подруги. Через ее квадратные очки были видны два глаза небесного цвета. Их цвет сильно подчеркивали синие волосы. Поскольку у девочки была стрижка  каре, то невозможно было разгуляться на прическах, поэтому она ходила с распу-щенными волосами. 

Характеры у девочек были и похожи, и разные. Если Аня  — боевой ангел с огромной ще-поткой сарказма, то Маша  -  призрак. Она есть, ты можешь ее ощутить, но она и так далеко: спокойная, погруженная в свои мысли девочка. Однако она становится сестрой боевого ангела, когда кто-то обидит или оскорбит ее  или ее родных. Может, именно  поэтому Леша и восхищался ей больше, нежели Аней? Странно так бывает, когда тебе внушают одно, а потом, когда проявляется правда, ты ощущаешь совершенно другое. Сначала, когда девочки сказали мальчику, что они двоюродные сестры, то в них он нашел очень много общего. Даже черты лица. Но после той ночи в подвале, в нем будто что-то переключилось. Оказывается, между ними нет ничего общего. 

Друзья сидели за одним столом и завтракали. Как всегда, Аня уплетала все за обе щеки, Леша кое-как проглатывал куски (аппетит то место отбило у него сильнее всего), а Маша осматривала столовую. Все дети вокруг ходили, как сонные мухи. Синяки и мешки под глаза-ми выделялись чересчур сильно. Волосы сосульками свисали с голов, а одежда была грязной и давно не стиранной. Мальчик заметил, что здесь в основном лежат дети, которым от 9 до 13 лет. Все были погружены в свои мысли. Но вдруг неожиданно заговорила Аня:

— Когда пойдем второй раз? – Леша и Маша вздрогнули от неожиданности. Глаза Ани были похожи на волчьи..

 – И, кстати, Леша. Прости меня, но тени, и врачи забрали у меня газету с  фотографией твоей мамы.

— Ничего страшного. Мы и так все узнали. Главное, что ты  была жива здорова. 

— Смотрите. Это тоже новенький, который со мной в больницу попал. И с ним его друг. Ес-ли его так можно назвать.

За соседним столом сидел мальчик лет 12. У него были рыжие волосы и лицо все в веснуш-ках. Издалека можно было увидеть его ясные голубые глаза. Аня лениво повернула голову и сразу же встрепенулась. Она вскочила с места и быстро пошла к мальчику. Он, увидев ее, тоже встал. Аня  крепко- крепко обняла его с криками: «Данил!» Тот гладил ее по спине и что-то говорил. Леша и Маша переглянулись. В их глазах читался вопрос: «Что происходит?» Аня вежливо протянула руку другу Данилы. Он ее пожал. Девушка пригласила мальчиков к ним за стол. Те встали и пошли за ней.

XIX

За столом теперь сидело пятеро ребят. Оказалось, друга Даниила зовут тоже Леша. У него были длинные зеленые волосы, которые закрывали лицо, однако можно было увидеть, как сверкали две болотных глаза. Он оказался не многословным. Больше разговаривал Даниил.

— Можно просто Даня, – он по очереди пожал всем руки и начал рассказывать, – Итак. Я  слуга-помощник Мораны Вакнер. Это древний чистокровный род покровителей тьмы. Аня мне уже рассказала, как закончился ваш ночной поход в библиотеку. Она хочет пойти во вто-рой раз. Я могу пойти с вами. Вопрос лишь в том, хотите ли вы? Времени у вас было мало, по-этому вы многого не узнали.

— Ну, так если ты слуга Мораны, то почему сам не можешь нам рассказать про это место? – Маша сощурила глаза и в упор глядела на Даню.

— Маша! – Аня угрожающе смотрела на нее, – Прошу с ним быть поуважительнее. Как ни как,  он нам помогает.

— Ничего страшного. Будь я  на ее месте, я бы тоже никому не доверял. Особенно в этом ме-сте, – Леша подчеркнул, с каким отвращением он произносит эти слова. «Этом месте…».

— Итак. Я предлагаю пока залечь на дно. Притворитесь, что вы понемногу теряете рассудок, и ни в чем не перечьте никому. Леша, – Даня обратился к нему, – Я знаю, что за тобой следят. Тебе нужно будет стараться больше всех. Ты уже должен вести себя ненормально. Будто со-шел с ума.

— Это, позвольте спросить, как? Я понятия не имею, как выглядят сумасшедшие.

— Постоянно ходи с пустым взглядом, смотри в никуда. Еще бормочи что-нибудь. Зайди к Ане, она поможет тебе сделать вид сумасшедшего. 

— Мы уже долго сидим, – Аня посмотрела на часы, – Уже полчаса. Пора расходиться. Леша, палата Даниила напротив твоей. Он будет за тобой следить. Друг к другу не ходим. На всякий случай и разговаривать в столовой не будем. У меня есть тетрадь. Каждому я дам по ручке и листу. Если что, то незаметно передаем записки. Пошли.

Все встали. Маша все еще недоверчиво  смотрела на Даню. Она подошла к подруге и шепо-том о чем — то ее спросила ее. Та ей ответила с легкой и небрежной улыбкой, тоже шепотом. Друзья шли молча всю дорогу и расходились также. Только Леша пошел к Ане. Она колдовала над ним, как могла. Когда он посмотрел в зеркало, то  не узнал себя. На него смотрел совер-шенно другой человек. Его соломенные волосы казались немытыми и свисали сосульками. Аня нарисовала огромные мешки под глазами и сделала его  лицо белым, как лист бумаги. Мальчик вернулся к себе в палату. И лежал там, пока не позвали на ужин.

 

 

XX

Следующие дни проходили слишком скучно. Тут даже писать нечего. Ребята спали, а вече-ром истошно кричали от страха. Они ходили в столовую молча. Никто ни с кем не смел заго-ворить. Друзья даже стали сидеть порознь. Хоть они и молчали, но передавали друг другу за-писки. Продолжалось это на протяжении четырех дней. Алена Петровна так и не приходила к Леше. Он этому даже не удивлялся. У старушки проблемы с памятью. Наверняка, если он приедет обратно, то она удивится и решит, что новенький. И только когда она будет просматривать карточки, то заметит, что Леша давно уже в детдоме. 

Молчание продолжалось до одного момента. Даня и Аня прислали одинаковые записки: «Когда пойдем в подвал во второй раз?» Эти слова у Леши прочно засели в голове, как строчка какой-нибудь популярной песни. Они договорились на следующий вечер. Схема была та же, только теперь Даня начнет протестовать, и его запрут в подвале. Чем меньше народу, тем лучше. 

День начался совершенно обыкновенно. Медсестра зашла все с той же тошнотворной  улыбкой и позвала на уколы. Мальчик следовал всем указаниям беспрекословно. Он погрузился в свои мысли и будто оторвался от реальности. Взгляд был устремлен в никуда. В общем, не выделялся. После процедур, он не стал заходить в палату, а сразу ушел в столовую. Он увидел всех своих друзей, кроме Дани….  После трапезы он отправился к себе. После трех часов просмотра в потолок, снова столовая… Во время сон часа монстры пытались его разговорить, но тщетно. Они говорили нежным голосом. Казалось, голосом матери…. Матери Леши….  Но он не поддавался. Мальчик просто плакал. Слезы стекали по щекам, и он чувствовал, как монстры упиваются этим. Им нравится, когда кто-то плачет. Но теперь нужно было сосредоточиться. Леша направился в столовую, потом обратно. Тени после ужина появлялись. К сожалению…

Леша вошел в палату, и его встретил холодный ветер. Он замерз так, что повалился на пол. Стены начали быстро сужаться. Все предметы куда-то пропали. Перед мальчиком возник огромный кот. Опять он обнажил острые и гнилые зубы. Белые глаза уставились на него. Мальчик истошно завизжал. Так продолжалось, казалось, вечность. Вдруг дверь открылась, и в комнату вошла медсестра. Своим медовым голосом она произнесла: « Ужин», -  и мальчик не спеша побрел в столовую. 

— Потерпи. Может быть, сегодня уже все закончится, – это мальчик беззвучно бормотал себе под нос. Он, можно даже сказать, не волновался. А почему? С ними теперь Даня, а он наверняка знает про все ходы в больнице, а Леша тоже был, как сказал Даня, правой рукой госпожи Мораны. На ужине мальчик уже не встретил друга. Он прекрасно справился со своей ролью. После ужина опять палата, монстры, медсестра, уколы. И вместо того чтобы вернуться в комнату, Леша завернул в туалет, где его уже ждал другой Леша. Все было тихо, но зеленоволосый почему-то весь вспотел. Было видно, что он определенно знает больше, чем все остальные… 

XXI

В 10 вечера мальчики вышли из палат и на цыпочках побежали до двери подвала. Их там уже поджидали девочки. И не только они…. Только друзья встретились, из-за угла послыша-лось хрипение. Как будто кто-то задыхался. Показался тот самый кот. Вместо того, чтобы ми-ло мурлыкать (что и свойственно для котов), он хрипел. Кот уже обнажил острые зубы, гото-вясь укусить или, если получится, съесть ночных странников. Белые, без зрачков, огромные, злые глаза заглядывали прямо в душу. Страх и напряжение так и витали в воздухе. Холодный ветер дул из ниоткуда. Маша, Аня и Леша изо всех сил пытались не закричать. Такого даже взрослый испугается. Но тут произошло нечто.

Леша с зелеными волосами выхватил откуда-то огромную палку, стукнул ею об пол и за-кричал на весь коридор: «ПРОЧЬ!» Этот голос принадлежал явно не двенадцатилетнему маль-чику, а вполне взрослому мужчине. Кот хоть и зашипел, но послушался, развернулся и ушел. Леша мог поклясться, что слышал, как кот что-то бормотал себе под нос на неизвестном ему языке. Леша с посохом обернулся к ребятам. И те, кроме Ани, застыли от изумления. Она наверняка об этом всем знала, просто выжидала момент, чтобы это оказалось «маленьким сюрпризом», как выразилась она сама позже. Молчаливый двенадцатилетний мальчик, как по волшебству, превратился в старика (однако нужно заметить, что зеленые волосы остались). Волосы, которые скрывали чуть ли не все лицо, выросли  до пола, как и борода. Лохмотья ста-рика заросли мхом. Посох стал огромной палкой, в котором оказалось дупло, из него доноси-лись мелкие попискивания. Но что еще больше поразило Лешу, так это то, что Аня подошли, встала на одно колено перед стариком и поклонилась.

— Ну-ну, Аня, давай без официальностей, — старик похлопал девочку по плечу, и та подня-лась, повернулась к друзьям и торжественно произнесла:

— Леша, Маша, знакомьтесь, это Леший. Он поможет нам попасть к нашей бабушке, то есть покровительнице тьмы…

XXII

Маша и Леша стояли с раскрытыми от удивления ртами. Сам факт того, что они сейчас, на данный момент, находятся в…..   Больницей это, конечно, трудно назвать, но в месте, которое является пристанищем для ВСЕХ монстров из  ближайших параллельных и которое напрямую связано с ними.  Далее оказалось, что Леша — внук той самой покровительницы тьмы и являет-ся прямым наследником всего  наследства. Еще Аня, подруга, оказалась его двоюродной или родной сестрой. Они даже сами и не знают. И в существование настоящего Лешего  Леша ни-когда не поверил бы. До этого момента. 

— Во-первых, закройте рты, а то муха залетит, мало ли какие здесь они. Во-вторых, Леша, я выяснила, что у твоей бабушки муж…. Ну…. В общем…. Изменил. И  та родила. Когда она выросла, то родила меня, так что в какой-то степени мы с тобой и  брат и сестра. К сожалению, все наши с тобой родственники мертвы, кроме нашей любимой бабушки.  В-третьих, нам уже надо бы идти. Время не бесконечно. 

– Ну что, вперед? – старик двинулся к двери, легонько стукнул посохом о дверь. Та подда-лась. Все вошли в подвал. Друзья быстро разыскали нужную дверь, за которой сидел Даня. Он уже был готов, монстров рядом не оказалось, карниз лежал рядом. Пятеро друзей воссоедини-лись. Первым шел Леший, освещая коридор посохом. Вторым был Даня, он держал за руку Аню, невозмутимую Аню. Та держала за руку Машу, а она держала Лешу. Вот так они и шли цепочкой, друг за другом до кладовки. На этот раз места в ней было значительно больше. Они спустились, на удивление, довольно быстро и безболезненно. Никто не упал и никому не при-летело по голове метлой. 

Когда кладовка-лифт остановилась и Аня открыла дверь, то все увидели совершенно не библиотеку. Комната была большая, даже огромная. В ней был бассейн, наверняка, глубокий. Аня и Даня хором произнесли: «Леший, это что такое?» На что услышали, ответ: «Я сам не понимаю». 

— Ну ладно, может, все осмотрим? – сказал Даня, и все вышли из лифта. Зал освещал лампа, поэтому было хоть и не ярко, но достаточно светло, чтобы увидеть все. 

— Вполне себе обыкновенный бассейн, – Леша подошел и потрогал воду. Но быстро одернул руку, когда увидел, какой ужас исказил лицо Лешего. 

Вода забурлила. Маша подбежала к Леше и оттащила от воды. Аня схватила Даню за руку.

— Там кто-то есть? – тонкий голосок Маши разрушил тишину, и вдруг все случилось.

Из бассейна вырвалось нечто черное. Сгусток темной энергии. Огромная черная масса. Можно было бы и так подумать, если бы она была не настолько страшной. Затем она, как ве-тер, начала кружиться по всему периметру комнаты. Было очень холодно. Леший стучал посохом по полу и орал слова на каком-то неведомом языке. Нечто издавало страшные звуки. Все вокруг полностью потемнело. Девочки визжали. Все взялись за руки. Что-то тяжелое начало стучать по полу так, что он дрожал. Голоса Лешего больше не было слышно. Но больше всего все испугались тогда, когда по ушам режущий визг Маши вдруг он резко оборвался. Послышался звук плещущейся воды. И все стихло. Свет снова загорелся. Все начали осматриваться. Волосы были растрёпаны. Леший валялся без сознания. Друзья подбежали к нему и начали приводить  в чувства. Ничего не получалось. 

— Что это, черт возьми, было? – у Ани была уже истерика. Но это были цветочки, потому что  она громко взвизгнула и кое-как вымолвила: «Маша!» 

XXIII

Маша проснулась в белоснежной совсем пустой комнате. Открыв глаза, девочка увидела перед собой женщину. Она была одета во все черное и очень неопрятно. Маше не потребова-лось много времени, чтобы догадаться: это та женщина, в виде которой стояла статую в биб-лиотеке. В жизни она была гораздо злее, холоднее и… красивее? 

— Ну что? Здравствуй, Мария. 

— Вы Морана Вакнер? – Маша еле шевелила губами. Вдруг последовал удар. Больно! Будто плетью ударили в бок. Девочка взвизгнула.

— Для тебя я госпожа Вакнер, или госпожа Морана. На твой выбор, – она встала на колено перед лежащей калачиком Машей, взяла ее подбородок и подняла так, чтобы было четко вид-но лицо. 

– Я вижу, в больнице все было хорошо, – она осматривала лицо девочки  очень вниматель-но, -Расскажи  мне, что твои дружки забыли в подвале? Вы шли в библиотеку? 

— Я ничего не расскажу! – эти слова прозвучали слишком громко и ясно. 

— Ага…. Значит протест…. Хорошо…. Очень хорошо… — она замахнулась плетью и со всей силы хлестнула Машу. Та завизжала. Женщина засмеялась, хлопала в ладоши и прыгала от радости, как маленький ребенок, – Ну что?

— Нет! – Маша решила молчать до конца. Удар! Еще! И еще! Казалось, по всему замку был слышен визг маленькой девочки и детский истерический смех женщины. 

XXIV

Аня стояла бледная, как призрак. Хоть свет был тусклый, это было очень четко видно. На лице застыл ужас. В глазах — паника и слезы. 

— Аня, спокойно, – Даня поднялся и потихоньку подошел к девушке, – с ней все хорошо.

— ХОРОШО?! Для тебя это хорошо? Даня, мою подругу забрало… Забрало… Я ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ ЧТО ЭТО! Еще Леший без сознания! Остается только гадать, жив ли он или нет! – у нее опять начиналась истерика. Пучок распался. Трясущимися руками она начала его переде-лывать.

— Аня, я знаю, что это! Он ничего не может сделать Маше. Это всего лишь, грубо говоря, ве-тер с воздухом. Его подослала Морана. Она узнала о наших планах, хотя я позаботился о том, чтобы все осталось незамеченным.

 Аня не выдержала и сползла на пол. Леша подбежал, насколько смог, крепко обнял ее и, неожиданно даже для себя заплакал. Девушка обняла его. Даже Даня, который терпел объятия только ради Ани, подошел и сам обнял Лешу:

— Знаешь, у меня тоже была сестра. Младшая. И родители. Пожалуй, самые лучшие и доб-рые люди…

XXV

Солнце проникло в комнату и, казалось,  озарило своим светом весь дом. Мальчик нежился в своей кровати, укутавшись пледом. Он был таким теплым и согревал не тем, что он сам по себе теплый, нет, а тем, что он сшит собственноручно. Мальчик сам работал над ним несколь-ко месяцев. Ему, конечно, помогали. Мама, папа и….  В комнату вбежала девочка, рыжая с двумя косичками, которые заплела мама. На лице у девочки огнем горели веснушки. Да и зва-ли ее так – Огонек. Она забралась на кровать мальчика и стала на ней прыгать с криками на весь дом:

— Даня! Даня! Вставай, соня! Мама завтракать зовет, – в ответ мальчик пробубнил что-то нечленораздельное, – Ну, дава-а-ай! Ну, Даня! – она театрально надула губы. 

— Встаю я, встаю, – конечно, мальчика разбудили не самым приятным способом, однако, это не мешало ему улыбнуться и крепко обнять сестру. 

— Вставай, мама завтракать зовет! – и та убежала, оставив в воздухе свой звонкий смех. 

Мальчик поднялся с кровати и прошел на кухню. Мама стояла у плиты и жарила оладьи. Она повернула голову к сыну и улыбнулась. Это была самая милая улыбка, которая могла быть. Рыжие кудрявые волосы спадали с плеч. Карие глаза нежно смотрели на любого челове-ка. Лицо было без веснушек, но очень молодое. Мальчик подбежал и крепко обнял свою маму, прокричав: « Доброе утро». Та поцеловала его в лоб.

— Доброе утро, дорогой. Иди, умывайся. Если хочешь, нарви листов, я сделаю чай, – маль-чик согласно кивнул и с улыбкой вышел из дома. 

В нос ударил запах свежести. Это самый приятный и непонятный аромат. Это свежий воз-дух. Везде он разный, но в деревне самый лучший. Даня побежал босиком по траве. Она щеко-тала ноги, а роса, такая холодная, но свежая, намочила ноги. Паренек пробегал мимо кустов малины. Они были настолько усыпаны ягодой, что казалось, будто на них никогда и не росли зеленые, как изумруды, листья. Мальчик сорвал одну ягодку, положил себе в рот и обещал ку-стам, что придет и нарвет листьев для чая. Чем дальше он бежал, тем явственнее различал за-пах мяты. Он тоже собирался ее сорвать. Куда бежал Даня? Он бежал к речке, чтобы искупаться и умыться. Ведь с утра вода такая прохладная и свежая. Мальчик решил, что торопиться ему некуда и завернул в огород, где рос горох. Он нагнулся и начал его есть, прямо с грядки. Где-то вдали слышались звуки ударов. Это отец Дани с утра уже рубил дрова. Мальчик решил, что позже зайдет к отцу. Он побежал дальше. До речки было совсем недалеко. Но Даня не бежал, наоборот. Он сбавил шаг, чтобы наслаждаться. Наслаждаться зеленой травой, запахом свежих яблок на яблонях. Мальчик прыгнул и дотянулся до одного. Он потер его о рубаху и откусил. Вкус был сладкий и приятный. Далее шли цветы. Не поле, конечно, но хороший садик. Он сорвал одуванчик и заправил за ухо. 

Добежав до речки, он разделся и побежал к ней. Вода, как он и предполагал, была кри-стально чистая, холодная и свежая.

— Эй, Даня! – два голоса хором позвали мальчика. Это были его друзья. Даня махнул им и позвал тоже купаться. Мальчики разделись и побежали в воду. Так они плескались минут 20, смеясь и играя. Позже все трое оделись и договорились встретиться на поле в 11 утра. Все разошлись, а Даня, весь мокрый и довольный, побежал домой. Солнце ласкало и грело, поэто-му мальчик быстро высох. В саду он нарвал листья малины, мяты, ирги и смородины. Звуки ударов еще доносились, поэтому мальчик решил сбегать к отцу. 

Отец — мужчина с рыжими волосами и такой же щетиной. Добрые, зеленые глаза смотрели тепло. Он был в комбинезоне и, как и предполагал Даня, рубил дрова. Он повернулся к сыну и улыбнулся ему, вытирая капли пота, выступившие на лбу.

— Ну что, накупался, сорванец? – улыбка не сходила с его лица.

— Еще как, – Даня всегда говорил с легкой ноткой гордости. 

Еще бы. Он гордился тем, что живет в настолько прекрасном месте. Ему всего 7, его сест-ренке 5. Вместе с друзьями Дани они ходили каждый день в лес, на поиски новых приключе-ний. Каждое утро  на столе их ждали оладьи с вареньем, которые готовила мама. А когда бы-вал дождь, они выбегали из дома и играли с ним, напевая:

Дождь от неба до земли.

Дождь в серебряной пыли.

Дождь, ты путь на небеса. 

Дождь — Вселенной голоса. 

Счастье, когда отец или мама читали старые, добрые книжки с волшебными сказками. А в дождь, когда сестренка боялась раскатов грома, прятаться с ней в подвале и втайне от родите-лей пить компот, который приготовила любящая мама. Это ли не счастье?

После оладий с вареньем и выпитого чая Огонек и Даня побежали к полю. Недалеко от туда находился лес. Там они встретились с Мишей и Васей. Друзья побежали в лес с криками:

— На поиски приключений!

Пара сотен метров, и головы детей уже скрывали огромные деревья. Вокруг летали, ползали и прыгали насекомые. На нос Огоньку села божья коровка.

— Это к любви, – смеясь, сказала она. Все тоже засмеялись и побежали дальше, перепрыги-вая поваленные деревья, ямы и кочки. Сверху послышалась кукушка.

— Кукушка, кукушка, сколько мне жить сталось? – это прокричал Миша. Она прокуковала 4 раза. Ребята засмеялись. Конечно же, они понимали, что это все не правда, но делали это ради шутки.

— Кукушка, кукушка, сколько мне жить сталось? – это уже сказал Вася. Она опять прокуко-вала 4 раза. Огонек повторила фразу и та прокуковала тоже 4 раза. 

— Нет, ну так не интересно.

— Давай я попробую, – настала очередь Дани, — кукушка, кукушка, сколько мне жить ста-лось? — кукушка начала куковать, да столько раз, сколько не смогли даже друзья сосчитать. Сбились они на цифре 15. Ребята помчались дальше. Они не боялись заблудиться. А с чего бы? Они знают этот лес, как свои 5 пальцев. Так прошло три с половиной часа. Ребята решили пойти домой, зайти к бабе Оле. Она всегда их угощала чаем и рассказывала о своих путеше-ствиях и приключениях. Ее всегда было интересно слушать. 

— Между прочим, – начал Вася, – Именно она написала книгу «Волшебный лес и его обита-тели»

Они уже подходили к деревне, как вдруг послышался ужасный женский крик. 

Небо сгустилось. Стало очень темно и холодно, от солнечного  утра не осталось и следа. Каждый решил бежать домой. Даня взял свою сестру за руку, и оба помчались домой. Когда брат с сестрой добежали, их на пороге встретила мать. Она быстро завела их домой и велела бежать в подвал и закрыться там. Такое поведение означало только одно…

Тени…. Они здесь… 

Даня побежал в подвал и, когда он уже забежал, услышал глухой удар. Это Огонек спо-ткнулась и упала, попыталась встать, но не смогла. Тень ее схватила. Девочка истошно заво-пила. Мальчик хотел кинуться помочь, но услышал слова отца:

— Быстро в подвал! – он это не кричал, а будто это прорычал. Даня не смел, ослушаться и поэтому закрыл подвал на ключ изнутри и побежал в самую темноту, за мешки с картошкой. Крики и вопли были слышны громко. Он закрыл уши. Он не мог этого перенести. Он слышал, как кричат отец, мать и Огонек. Вдруг, все резко оборвалось. Даня все понял. Он начал пла-кать. Слезы катились по щекам и падали на пол. Он не смел выйти, не мог смотреть на мерт-вую семью. Наверняка, тени и эта Морана никого не пощадили. Дверь с громким стуком от-крылась, и прозвучал холодный голос женщины:

— Найдите мне его! 

Даня ничего не успел понять. Его тут же схватили за ворот и бросили прямо посредине комнаты, чтобы свет осветил его лицо. Женщина ухмыльнулась и встала перед мальчиком на колено.

— А ты мне нравишься, – на лице играла хитрая ухмылка, – Будешь работать у меня слу-гой… 

XXVI

— Даня, я не знала. Соболезную, – Аня поднялась, подошла к Дане, который отвернулся от ребят, и положила свою руку ему на плечо. Леша тоже подошел к другу и взял его за руку.

— Я тебя прекрасно понимаю, Даня. Мы должны спасти Машу. Ты знаешь, как попасть в па-раллельный мир? – мальчик с надеждой смотрел на друга. Аня тоже не отрывала взгляда. 

— Да, есть способ. Но что нам делать с Лешим? 

 Все задумались. Девушка выкрикнула: «Идея!» Она подошла к Лешему и взяла его посох. Мальчики стояли и ожидали продолжения. Аня нерешительно смотрела на посох, но через минуту ее взгляд стал серьезнее, и она решительно стукнула посохом об пол. Получилось до-вольно громко. Эхо прокатилось по залу. Леший вздрогнул и стал шумно глотать воздух. Он сел и начал откашливаться. Даня подбежал к нему и начал хлопать по спине, помог старику встать. Тот отряхнулся и заговорил своим спокойным, но в то же время каким-то задорным голосом:

— Аня, дорогая, ты мне помогла. Бесконечно благодарен тебе! – Леший поклонился. Аня не растерялась и поклонилась в ответ со словами: «Рада помочь!» Старик улыбнулся и взял свой посох. 

— Ну что, как я вижу, страж забрал Машу, – от этих слов глаза девушки заблестели, – мы должны попасть в параллельный мир. В мир, где и проживает Морана. Тогда мы сможем выз-волить Машу. 

— А как же сама Морана? – Леша загорелся идеей, которую пока решил не озвучивать, – неужели мы ничего с ней не сделаем? Так и позволим ей заманивать в свои сети ни в чем не повинных детей?

— Я давно хотел вам сказать, ждал подходящего момента, в голосе Лешего слышалась легкая дрожь. Видимо, идея пугала его самого, – я… Я давно уже хочу… Уничтожить Морану… Но сам я не могу. Она неуязвима. Если ее и могут убить, то только родственники….

Аня и Леша стояли с открытыми ртами. До Леши мысль дошла быстрее. 

— То есть, ты предлагаешь, чтобы….  Нет! 

— Леший, мы дети. Мы не можем убить собственную бабушку, – Аня озвучила все опасения мальчика. 

— Даже после того, что вы здесь пережили? – вставил словечко Даня, – Аня, ты здесь уже больше месяца. Тебе не надоело? Ты когда последний раз видела солнце? А ты, Леша, после того, что ты пережил в детском доме? Любая адекватная бабушка взяла родного внука себе под крыло. Тем более, ты – внук покровительницы тьмы. 

— Даня дело говорит, – Леший подбавлял масла в огонь, — ты ни разу не задумывался, поче-му у тебя совершенно нет никаких родных? Знаешь, почему тебя она не приняла. В тебе хоть и течет чистая кровь Вакнеров, но ты наполовину человек. Ангелина, царство ей небесное, полюбила обычного человека… 

XXVII

Шел сильный дождь, который оставлял колоссального размера лужи. Куда бы ты ни пошел, везде было слышно, как капельки дождя стучали по окнам, словно кто-то специально кидал маленькие камешки. В каких-то квадратиках горел свет, в каких-то квартирах было темно. Скорее всего, видели уже седьмой сон. А может, кто-то просто лежал в темноте и думал. Кто-то закутался в одеяле в страхе за свою жизнь. Кто знает… 

Под черным зонтиком по улице бежала, стуча каблуками и наступая на лужи, девушка не-виданной красоты. На вид ей было  23 года. Из-под  шляпы волнами распадались длинные до пояса белокурые волосы. Голубые глаза решительно смотрели вперед. Девушка была одета элегантно. Светло-голубая рубашка была скрыта за темно-синим пиджаком в тон штанам. На ногах были черные туфли на невысоком каблуке. Голубые глаза посмотрели на часы. 

Еще 10 вечера. Удар! Кто-то толкнул ее плечо, и девушка чуть не упала в лужу. К счастью, ее поймал мужчина. Даже не мужчина. Скорее, молодой парень, ровесник девушки.

— Прошу прощения!

— Ничего страшного, – девушка встала и поправила костюм. Парень уставился на нее и обомлел. Такой красивой девушки он еще никогда не видел.

– Вы без зонта. Холодно? Возьмите мой.

  Ее голос…. Так разговаривают ангелы….

— Нет, спасибо. А как вас зовут? – парень готов был отдать все, чтобы услышать этот голос еще раз. 

— Мария-Ангелина. Можно либо Мария, либо Ангелина.

— Мария…. Какое красивое имя…. — Паренек стоял, как завороженный. Они смотрели друг на друга минут 5, пока он не заговорил: 

– Могу ля я вас пригласить на чашку кофе. Я знаю хорошую кофейню недалеко отсюда.

— Я была бы не против, – Мария мило улыбнулась и накрыла зонтом своего нового знакомо-го, – ведите меня.

— Можно на ты? 

— Тогда скажите свое имя. 

— Никита… 

— Интересное имя… 

— Почему же? 

— Первый раз его слышу… 

— А я в первый раз слышу двойное имя. 

— Все когда-либо случается в первый раз. 

— А вы местная?

— Нет. Я не местная.

— А откуда?

— Далеко…. Вы, скорее всего, не знаете….

«Эта девушка такая милая….И такая таинственная…», — подумал про себя Никита. 

«Он такой милый… Может, он мне здесь все и покажет…. Мне нужен союзник вне до-ма….»

Никита открыл дверь кафе и пропустил даму вперед. При свете ее волосы казались еще бе-лее, а глаза сверкали ярче. Почему он так заворожен? Они сели за столик у окна и заказали кофе. Разговор начала Мария:

— А кем вы работаете? 

— Я… Никем… Меня уволили сегодня вечером. Я шел с совещания, когда случайно толк-нул… Тебя. А так…, — он немного замешкался, – писатель… 

— Ты стесняешься? 

— Немного. 

— Почему? 

— Я написал только одну книгу, да и ту забыли… .

— Как она называется? 

«До чего же она любопытная!», — подумал Никита с легким возмущением и восхищением.

— Дорога цветов…

— Я читала ее. Это моя любимая книга! – глаза Марии округлились, – вы и есть ее автор? Всегда хотела встретить творца этого шедевра. Я серьезно. Я даже помню строчки. «Япония. Страна, где царит гармония… Где в воздухе витает спокойствие и небрежность…»

— Вы серьезно помните?

— Конечно!

Никита покраснел. Ему было неловко, хотя сам не знал почему? 

— Почему мы все обо мне? Давайте поговорим о Вас.

Мария знала, что разговор дойдет до нее. Что ей сказать? Что она сбежала из дома, а кон-кретнее из параллельного мира? Что она чистокровная Вакнер и наследница престола повели-теля тьмы? Ее бы сразу забрали в больницу. Она понимала, что поступок был совершенно не обдуманный, но что ей было делать? На глазах навернулись слезы. Никита пересел ближе к ней и обнял ее. Обнял, как старший брат обнимает младшую сестру, которую обидел какой-то хулиган. Мария начала все рассказывать. Никита пересел к себе. 

Разговор о ее жизни затянулся на два часа. За это время парень ни разу не перебил ее, а внимательно слушал. В конце рассказа он не засмеялся, не начал набирать в больницу. Нет. Он немного подумал и сказал:

— Если тебе нужна помощь, я помогу. Только скажи, как?  

XXVIII

— Морана убила твоего отца. После того, как Мария об этом узнала, она сбежала вместе с тобой из больницы. Она добежала до детдома. Оставила тебя, а сама побежала в квартирку к Моране. 

— У них же вроде есть особняк. Почему Морана жила не там? – Даня недоуменно уставился на Лешего.

— Она боялась. После новости о нечистокровном наследнике твой дедушка повесился. Мо-рана не могла перенести этого. На время она переехала. Но когда Мария попыталась сжечь квартиру, погибла сама. А Морана сбежала. 

— Но как она узнала, что мы здесь. Я обманул блюдо и яблоко, как ты и  говорил.

— Я давно думал, что она мне не так уж и сильно доверяет. Морана догадалась, что мы с то-бой что-то замышляем. Она подослала стража, чтобы тот схватил одного из нас. И это оказа-лась Маша. Теперь мы должны попасть в Даркмире.

— Даркмир? Как в сказках? – подал голос Леша.

— А ты думал, что люди все это придумали с бухты-барахты? — Даня ухмыльнулся, — отсюда и повелась вся эта мистика и волшебство. Такое просто так не выдумаешь. Люди твердят о существовании параллельных миров, но без доказательств. А другие в это не верят. А нужно хоть иногда и немного присматриваться к миру. 

— Даня прав, – кивнул Леший.

— Я, конечно, дико извиняюсь. Но, кажется, мы разговаривали о том, чтобы спасти человека, жизнь которого на волоске, – Аня уперла руки в бока и зло смотрела на Даню.

— Да, конечно, – поправился Леший, – вы умеете плавать?

Аня и Даня хором ответили «Да». Но Леша замешкался и долго молчал. Ему было стыдно признаваться, что он понятия не имеет, какого это — плавать. Леший понял все сразу.

— Хорошо. Придется применить магию. Но мы должны быть осторожнее. Любое движение и поступок могут обернуться против нас. 

Он стукнул посохом, и на голове Леши образовался пузырь.

 – Леша, ты поплывёшь со мной. Аня, ты следуй за Даней. Даня, слушай меня внимательно. Нам нужно будет разделиться. Если мы приплывем через один и тот же проход, будет подо-зрительно. 

— В какой мир поплывем?

— А что, разве в Даркмире нельзя попасть прямиком? – Аня нахмурила брови.

— Нет. Придется еще пройти два-три мира.

— Давай встретимся в Логмире? Плывите первыми. Встретимся у шахмат, – вдруг подал го-лос Леший.

— Хорошо. Аня, за мной, – мальчик махнул рукой и прыгнул в бассейн. Аня — за ним. 

Честно говоря, мальчик не совсем понимал, как они смогут выплыть за пределы этого бас-сейна. Он же имеет свои границы. Леший сразу ответил, будто прочитал его мысли:

— Ты думаешь, что в больнице, где обитают монстры и тени со всех ближайших параллель-ных миров, просто так поставят бассейн? – и он улыбнулся. Мальчик полностью доверял ему. А поэтому сразу прыгнул в бассейн за стариком. 

XXIX

Когда мальчик решил открыть глаза под водой, он не поверил, что находится именно в бас-сейне, из которого вылетел «страж». 

Ноги  защекотали водоросли. Их было огромное количество и все совершенно разных цве-тов. Вокруг маленькими стайками плавали рыбки. Вода была кристально чистой и холодной. Леший плыл перед Лешей, он только успевал за ним. Вокруг все было разноцветным. Мимо мальчика проплыла русалка. У нее были фиолетовые волосы, под цвет хвоста. Она  помахала ему и поплыла дальше. 

– Будь осторожнее. Есть русалки, а есть сирены, – предостерег Леший Лешу, — сирены заманивают своим пением и красотой, а потом убивают. Будь осторожней. 

Так они продолжали плыть минут 10. Леший всплыл, мальчик хотел последовать за ним. Вдруг кто-то схватил его за ногу. Ногти впились в нежную кожу мальчика. Он завизжал, что есть мочи. Смотреть вниз он не решался: боялся увидеть что-то из своих страхов. Леший направил конец посоха на то, что схватило Лешу, и прокричал, что-то странное. Что-то на не-известном Леше языке. Мальчик все-таки решился взглянуть и обомлел. 

Его ногу держала девушка. С белокурыми волосами и бриллиантовыми глазами. Его мама держала его и не отпускала. Мало того, она пыталась утащить его с собой на дно. В ее глазах стояла жалость и мольба. Она хотела быть вместе с сыном.

— Сыночек, поплыли со мной…

Ее голос. Он был таким ангельским. Боль будто прошла. Он ее не чувствовал. Все, что он хотел сейчас, это поплыть вместе с ней. Вместе с мамой, но что-то его заставило усомниться. Его мама ведь пыталась поджечь дом и сгорела сама…. Сгорела…. Даже если бы она и выжи-ла, то остались бы какие-нибудь ожоги. А сама она не тронута. Будто никогда и не видела огонь. Леша выкрикнул: 

— Нет!

Девушка сразу же нахмурила брови. Ее глаза стали полностью черные. От доброты и моль-бы не осталось и следа. Леша опять почувствовал боль в ноге сильнее, чем была раньше. Монстр вонзился зубами в ногу мальчика. 

Леши продолжал кричать заклинания, но ничего не помогало. Леша выхватил посох из рук старика и со всей силы стукнул псевдомаму по голове. Та завизжала. Визг этот был против-ным и резал уши. Леший взял Лешу за руку и поплыл вверх. Мальчику стало дурно. В ушах зазвенело, а в глазах потемнело. 

XXX

Мальчик очнулся от ужасного запаха, который ударил в нос. Первое, что услышал Леша, это «Хвала небесам!» И тут же весь обзор закрыли мокрые светлые волосы. Аня кинулась об-нимать друга. Она выглядела очень взволнованной и напряженной.

— Как ты себя чувствуешь?

— Учитывая то, что я выжил, довольно-таки не плохо. 

Все засмеялись. Леша повернул голову и посмотрел на свою ногу. Та была перебинтована и немного в крови.

— Ты потерял сознание из-за потери крови. Но все в порядке. 

Мальчик осмотрелся. Он хотел попросить, чтобы его кто-нибудь ущипнул. Вокруг все было черно-белое.

— Это целый мир? 

— Да, – Леший кивнул головой и глянул на мальчика, словно ожидая дальнейшей его реак-ции.

Небо было полностью белое. Нигде не было намека на солнце. Пол был покрыт узором шахматной доски. И везде стояли шахматные фигуры. Только не по порядку и не как положе-но, а как попало. Слева от них стоял белый конь. В ста метрах -  фигура слона. На небе "висел" черный квадрат, который был поделен еще на 16 квадратов, а в них находились числа. Леша сразу понял, что это пятнашки.  

— Это и есть Логмир? — мальчик осмотрелся. Он не мог поверить, что это может быть на са-мом деле. 

— Да. Это он и сеть, — Леший провел рукой, показывая все в округе. 

— Ходить можешь? — Ане не было дела до красот природы. Она озабоченно смотрела на дру-га. 

— Ну да.

 Ему удалось встать, однако боль давала о себе знать, но виду мальчик решил не показы-вать. Ему было больно смотреть на Аню. На Аню, которая уже сдалась. Это было хорошо вид-но по ее лицу. Ее ухмылка и серьезные глаза куда-то пропали. Леша хотел смотреть на другую Аню. На Аню, которая смотрит вперед уверенным и целеустремленным взглядом.

— И куда дальше? – девушка поднялась и уставилась на Лешего. Да. Все, как и предполагал Леша. Она еще держалась, пыталась верить. Но было видно, что скоро вера ускользнёт. Прой-дет сквозь пальцы, как песок.

— Нам нужно еще немного пройтись, – вставил словечко Даня, — по-моему, портал охраняе-мый.

 Парень уставился вопросительным взглядом на старика. Тот согласно кивнул.

  – Отлично. Если мы хотим поторопиться, нужно выдвигаться.

Леший, не говоря ни слова, развернулся и побрел. За ним пошли трое ребят. Когда-то озор-ная, веселая и в то же время серьезная блондинка. Паренек с рыжими волосами и «горящим» лицом. И мальчик, который намеревался узнать, что происходит и не сон ли это… 

 

XXXI

Друзья шли по шахматной доске, обходя огромные шахматные фигуры. Все уже обсохли, поэтому идти было легче. Аня рассказывала Дане о  мире,  где живет она и Леша. То есть о своем мире. В то время как Даня рассказывал о своей родине. Он рассказывал о деревне, где родился, о семье, о других мирах. 

Оказалось, что Аня очень много путешествовала со своей семьей. Она несколько раз была в Азии, в таких странах как Вьетнам, Индия, Япония, Таиланд и так далее, и так далее. Леша внимательно ее слушал. Сам он никогда нигде не бывал, кроме детдома, его двора и школы. Пару раз к нему приходили люди, которые хотели его усыновить. Но после того как они зна-комились с ним, сразу же уходили. 

А Даня рассказывал о других мирах. Есть такие миры, в которых Леше сильно захотелось побывать. Например, в мире, где киты плавают не в воде, а по воздуху.

— Это самый чистый мир, в прямом и переносном значении этого слова, – парень готов был взорваться от нетерпения. Еще бы. Впервые за долгое время у него появились друзья, которым можно поведать обо всем, – В Уоле (так назывался мир) находится только море, холмы и киты. Но зато там самый чистый воздух, самая зеленая трава и кристально чистая вода. Туда многие съезжаются, чтобы полюбоваться этой красотой, но он устроен так, что если ты пожелаешь видеть других, то будешь их видеть и контактировать. А если нет, то ты для них будешь невидим. Это самое лучшее место для медитации и уединения. Именно там все мыслители параллельных миров открывали и познавали тайны вселенной. 

— Мыслители? – Аня восторженно смотрела на Даню, но бровь ее как-то сама собой вопро-сительно изогнулась.

— У вас это называется ученые. Только у них из аргументов — только факты. Ну, а у многих это самопознание. У вас все объясняется логично и аргументированно. А у нас все зависит только от того, насколько ты познаешь все. Из-за этого устраиваются целые воины. У вас все гораздо проще.

— Это я поняла, – Аня нетерпеливо замахала руками перед лицом друга, – Продолжай про Уол. Ты говорил, что там киты прямо по небу плавают.

— Точно. Они не живут в воде. В воде совершенно ничего нет, поэтому она и называется «Просвещённая». Говорят, глотнешь и познаешь тайны миров. На самом деле это самовнуше-ние. Как человек настроен, что все поймет от какого-то глотка воды, так он и посмотрит на мир. Понимаешь?

— Ты, кажется, говорил про китов, – у девушки нахмурились брови. Леша давно для себя уяснил, если она чего-то хочет, то получит. Такая уж она целеустремленная.

— Да-да, точно. Они ничем не питаются и не рождаются. Просто появляются из ниоткуда. Просто спокойно себе плывут. Киты считаются самыми мудрыми животными. Слышала ко-гда-нибудь, как они вопят? Это они людям говорят, что ничего не скажут.

— Не скажут чего?

— Существует одна легенда. Сейчас расскажу.

XXXII

Жил да был мальчик. Весело и озорно проводил свое детство. Целыми днями бегал по траве да купался в море. А когда наступала ночь, он ложился на траву, клал руки под голову и любовался звездами. Казалось, он был счастлив, но как бы ни так. Хотелось мальчику друзей или родственников, которые его любили бы и воспитывали. С такими мыслями он лег спать. Проснулся на утро, а по небу плывет маленький китенок. 

Черные глазки смотрели прямо в душу понимающим взглядом, а его глубокого синего от-тенка тело блестело на солнце, и цвет отдавал на траву. Мальчик подружился с китенком.

Время шло, а мальчик все рос и мужал вместе с верным другом. Кит помогал ему во всем. Катал его по небу и изучал с ним небо. Когда пошел тридцатый год, решил мужчина стать мудрецом. И удалился в себя. По нескольку часов сидел он на склоне. Море било внизу и уда-рялось о выступ. Но ничего не могло отвлечь его от мыслей. В одну прекрасную ночь на него снизошло озарение. Познал он все, что только можно. Нужно было ему все кому-нибудь рас-сказать. Решил он, что доверит все своему верному другу. И так день за днем просвещал он кита во все тайны и передавал ему свои познания.

Когда пришло время умирать старцу, он пошел к обрыву, увидел друга и сказал ему своим старым и жалобным голоском.

— Друг мой милый. Я передал тебе вся, что знал сам. Я любил тебя всю свою долгую жизнь. О многом я тебя просил. Но сейчас молю только об одном: никому не передавай все знания. Человек не может знать все. А если все знать, то каков смысл существования, если не позна-вать все вокруг.

На следующее утро старик скончался, а кит поклялся, что замолчит навсегда и никому не расскажет все тайны, который передал ему его друг.

XXXIII

— А сколько лет прошло с того момента? – почему-то Леша сразу же взглянул на Лешего. В голову ему взбрела сумасшедшая мысль, но он боялся ее озвучить.

— Очень много лет прошло. Никто не может точно сказать. Ваш мир самый заумный. У себя мы его называем Генмир.

— От слова гений? – Аня с такими же круглыми глазами смотрела на рассказчика. 

— Ага. Только после того, как все узнали, что в Генмире находишься и родился ты, о нем за-говорили. Ты родился не в своем мире, а в параллельном. Ты нарушил вашу семейную тради-цию.

— Почему так угрожающе? Это пугающе звучит. Я не хочу быть никаким наследником. 

— Ты сейчас серьезно? – Даня максимально старался скрыть смех и недоумение, – этот род САМЫЙ древний из всех, что существует. Там одни лишь чистокровные. Но ты исключение. Ну и Аня. Вы оба наполовину люди. Да и Аня старше. Но она девушка. А ты мальчик. А пре-стол передается по мужской линии….Но Аня старше…,- он задумался. Но сразу, же вернулся в реальность после «легкого» подзатыльника от Ани, – Ты чего?

— Ничего не смущает? Например, наше присутствие, – девушка даже порозовела от возму-щения, – Я, значит, только недавно узнала, что приемная. У Леши вообще родители мертвы. У тебя есть хоть немного чувство такта?

— И кто меня будет учить манерам? – парень потирал больное место. Когда Аня отверну-лась, он посмотрел на Лешу, улыбнулся и подмигнул. Тот тихо захихикал. 

— Леший, нам долго еще идти? – девушка обиженно скрестила руки на груди. 

— Терпение, моя дорогая, терпение.

После этих слов все задрожало. Все разом повалились на пол. Все фигуры, которые были поблизости, начали падать. Но, к счастью, никто не пострадал. Все прекратилось. Перед ними возник огромный кубик рубика. Все стороны были разноцветные. Он был разобранный. 

— Это что, шутка? – Даня, как истинный джентльмен, помог подруге подняться, та отряхну-ла с себя пыль, – кубик рубика? Разве в этом мире может быть что-то не черно-белое?

— Похоже, это Морана нам подкидывает испытания. Не советую пробовать обойти. Будет больно, – предостерег Леший мальчика. Леша продолжал уверенно идти, но как только услы-шал слова старика, сразу же остановился. К счастью, как раз вовремя. Если бы еще один шаг, он бы сгорел заживо. 

— Мне один раз она такое подкидывала. В качестве наказания, – ответил Даня на удивлен-ный взгляд друзей. Он поднял указательный палец вверх и голосом старушки продекламиро-вал, – ты не слишком хорошо натер полы. Я в них не вижу своего отражения. А я тогда, не по-думав, ответил ей, что для того, чтобы любоваться на себя любимую, существуют зеркала. Вот так вот я и попал под гнев этой старухи, – все старательно пытались сдержать смех. Даже Аня, обижавшаяся на весь мир пять минут назад. 

— То есть нам нужно просто собрать этот кубик? – Леша переводил взгляд с одной вершины куба, на другую, – Но как? Он же просто огромный.

Кубик, и правда, был большой. Можно сразу понять, что просто так его будет довольно трудно сдвинуть.

— Придумала! – Аня крикнула это так громко, что все вздрогнули, — наше преимущество в том, что он стоит на вершине. Я просто попробую, – она уверенно зашагала к кубику.

И то, что произошло дальше, противоречило всем законом физики. Девушка поставила ногу на одну из граней куба. И, опираясь на одну ногу, с уверенностью поставила вторую. Все смотрели, открыв рты. Даже Леший. Поскольку он старый, навряд ли ему когда-либо доводи-лось видеть подобную вещь из какого-то там Генмира. Теперь Аня стояла на грани куба. 

— Попробуйте. Всем нужно встать на каждую грань. Я одна не смогу его собрать. 

Все попробовали. Мир, в буквальном смысле, перевернулся. Леша попытался шагнуть и он не упал. У него получилось!

— Итак! Когда все на своих гранях, мы должны бегать, чтобы передвигать стороны. Понима-ете? – все согласно кивнули, – Вот сейчас и проверим.

 Она встала и нахмурила брови. Думала она так минут пять. Затем неожиданно произнесла:

 – Даня! Ту тройку цветов, на которой ты стоишь, поверни вперед. 

— И как, позволь спросить, мне это сделать?

— Побеги назад, – ответила Аня с легким раздражением в голосе.

— Не все такие гении, как ты! – зло пробубнил Даня, но почему-то Леше показалось, что Аня все услышала. 

Так все и продолжалось. Аня отдавала приказы, а остальные выполняли их. Иногда сама она передвигала тройки цветов. Иногда друзьям приходилось переходить с грани на грань. Но, как оказалось, не зря. Иногда девушка задумывалась, и в именно эти моменты нужно было молчать. Если ее отвлечь, то никто не останется без травм. Это Леша уяснил сразу. Сначала им удалось собрать красную сторону. Затем белую. Когда собралась синяя сторона, дальше было все очень просто. Так прошло полчаса. Кубик рубика был собран. Все ликовали. 

Вдруг все опять затряслось. Друзья синхронно спрыгнули с куба, и тот исчез в шахматном полу. Будто растворился. Когда препятствие было преодолено, друзья продолжили свой путь.

 

XXXIV

На полпути все очень устали. Аня заявила, взглянув на часы.

— Пять утра…,- и с этими словами девушка громко зевнула.

— Леший, может, немного отдохнем? – Даня с надеждой взглянул на старика. Тот согласно кивнул и ударил посохом. Из воздуха появилось три спальных мешка.

– А ты спать не будешь? – он покачал головой. Все улеглись и моментально уснули.

Леше снилась Маша. Как ее пытает Морана, его бабушка. Его родная бабушка, которая вы-кинула его из своей жизни. Интересно, как там его подруга? Через сон мальчик услышал, как друзья шепотом переговариваются. Он прислушался.

— Как думаешь, почему Леший отказался спать? – спросил женский голос. Мальчик догадался, что это Аня. 

— Он очень редко спит. Почти никогда. Никто не знает, сколько ему лет. 

 Мальчик очень хотел поучаствовать в разговоре, поэтому сделал вид, будто только что проснулся. 

— Ой, Леша, мы тебя разбудили? – девушка извиняющимся взглядом посмотрела на друга. – Извини, мы не хотели.

— Нет-нет, все в порядке. Правда. Сколько мы спали? – мальчик зевнул.

— Где-то три часа, – Даня глянул на часы Ани, – где же Леший?

И тут, как по зову, рядом появился старик, только без своего посоха. 

– Здравствуй, а где посох потерял? 

Леша поражался отношениями Лешего и Дани. Они общались наравне. Совершенно не чув-ствовалась разница в несколько сотен лет. Ему очень захотелось узнать, как познакомились эти две разные планеты. 

— Оставил своему старому другу, – старик мило улыбнулся, – мы можем уже продолжить путь? 

Все согласно кивнули. 

– Тогда пора поторопиться. Немножко придется еще пройтись. Не против?

— Конечно, нет! – Аня вскочила с места со скоростью молнии, – на кону жизнь человека. 

— Вот и хорошо. В путь! – Леший направился дальше. Друзья отправились в путь.

Он был не долгим. Они дошли до огромного зеркала. Рама была лаковая черная, а на ней золотом выгравирована надпись каллиграфическим почерком: « Логика – рушит все!» 

— Даня, хочешь попробовать? Я хочу посмотреть, научил ли я тебя чему-нибудь. Леший так и продолжал радушно улыбаться. Парень улыбнулся в ответ. Он подошел к зеркалу и забормо-тал что-то на непонятном языке. Первые секунды ничего не происходило. Вдруг по стеклу прошла легкая рябь. С каждой секундой она усиливалась в несколько раз. Даня шагнул прямо в зеркало и исчез. Аня сориентировалась, что нужно делать, и смело прыгнула в неизвест-ность. Леший легонько подтолкнул Лешу,  и тот тоже шагнул. 

 

 

XXXV

Леша очнулся на земле. Было холодно и мокро. Видимо, недавно шел дождь. Он увидел ря-дом лежащих друзей. Мальчик встал и увидел, что лежал он на черной траве. Он потер глаза, не каждый день увидишь черную траву. Небо было красное и это не закат. Даня и Аня тоже поднялись. Девушка с округленными глазами глядела вокруг себя. А паренек небрежно осмат-ривался. 

— А где Леший? Леша, он же с тобой остался. 

— Не знаю. Он меня легонько подтолкнул и я полетел. А зашел ли он сам в зеркало не знаю. 

— Может он в другой мир попал. Через один портал можно попасть в несколько миров? – Аня посмотрела на Даню вопрошающим взглядом. 

— Можно, конечно же. Но из этого вытекает другой вопрос, зачем ему перемещаться в дру-гой мир? Зачем ему оставлять нас одних? 

— Мало ли, что у него на уме. Он хоть и мудрый, но какой-то замкнутый. 

— И что нам делать дальше? – Леша тоже посмотрел на друга. 

— Нужно идти и спасать Машу, – он вышел на тропинку. Друзья направились за ним. 

Хвойные деревья окружали дорогу и верхушками упирались в небо. Темно-зеленые тона выделялись на темном фоне. Это нельзя объяснить и описать, можно только увидеть. Все во-круг было темных и красных тонов. Так шли они 10 минут. Показался огромный замок. 

  — Мы не будем подходить к воротам. Горгульи поднимут шум. У меня есть потайной ход, – Даня повел друзей за собой. Они свернули к дереву. Парень открыл дверь в дереве, – кто из вас боится темноты? – Леша поднял руку. 

— Эй, кто там? – неизвестный голос окликнул их.

— Значит так, идите просто по дороге. Просто идите. В итоге доберитесь до моей комнаты и ждите меня там. Аня за старшую, – он быстро толкнул друзей и закрыл дверь. Девушка взяла за руку друга и побежала. 

— Слушай, Ань, – Леша окликнул подругу после того, как те пробежали темный подвал, – а как вы с Даней познакомились? – Аня по-хозяйски прошла всю комнату и уселась на стул. 

— Я, как любая девушка, всегда с собой ношу зеркало. Один раз там появился он. Я, по нача-лу испугалась, но потом объяснил кто он и что к чему. Каждый день Даня мне звонил и гово-рил об этой больнице. Леший никогда не был на стороне Мораны, – при этом имени она мор-щилась, будто съела что-то горькое, – они оба помогали мне. А я их слушала. В итоге Лешему сказали, чтобы он следил за тобой. Даня пошел с ним, чтобы помогать. Ему это очень легко удавалось, – при этих словах дверь открылась, и на пороге стоял Даня.

— Кто это был? – мальчик уставился на друга. Еще чуть-чуть и их рассекретили.

— Это одна из горгулий нас окликнула. Но у меня с ними дружеские отношения. Они знают, что я люблю прогуляться по лесу. 

— Ты спросил у них, где Маша? – Аня тоже уставила свой взгляд на друга. 

— Как ты себе это представляешь? Привет, как дела? Давненько, однако, не виделись! Слу-шай, до меня слушок дошел, что подругу Леши забрал страж. Я, конечно, вообще не имею к этому отношение, но не сказал бы ты, где она сейчас? 

— Ладно. Будем действовать, – девушка достала из кармана что-то круглое, маленький стек-лянный шарик. 

— Откуда у тебя это? 

— Это Леший дал. Значит так. Леша, подойди, пожалуйста, – мальчик сделал шаг. Девушка поднесла шарик к голове мальчика. Вдруг она резко отпустила его. Леша ожидал удара по го-лове, но ничего не произошло. Аня протянула руку и забрала шар. 

— И что это сейчас было? – Леша недоуменно смотрел на подругу. 

— Ты стал невидимым, – она то же самое проделала с собой и Даней, пока мальчик поти-хоньку осознавал, что вообще произошло. 

— Итак. Слушайте. Я останусь на первом этаже. Аня на втором, а ты на третьем, – последнее обращение было к Леше. 

Основная дверь в комнату открылась с громким стуком. На пороге стояла Морана, со своей любимой плетью в руке. А сзади, прячась за ее юбку, стояла… Маша? 

XXXVI

Синеволосая девочка стояла за повелительницей тьмы и прикрывалась ее юбкой. Леша сра-зу все понял. Нетрудно было догадаться. 

— А вот и они! – Морана оскалила свои белоснежные зубы, – в комнату ворвались монстры и тени. Раздались хриплые звуки. Холодные руки касались лодыжек и рук. Хотелось закри-чать, но рот зажало что-то мягкое. Острые когти уперлись в кожу, пошла теплая кровь. 

Из угла доносились ругательства, женский плачь, а затем и крики. Аня пыталась кричать, чтобы не слышать ничего. Перед девушкой стояла женщина. Она истошно вопила и ругалась. Руки, которые закрывали уши. Обхватили черные и без сомнения, холодные руки. Ноги, кото-рыми отбивалась она, тоже были схвачены. 

Из другого конца комнаты доносились вопли. Среди них можно было отличить два женских и один мужской. Даня стоял со слезами на глазах. Затем он обессилено упал и закрылся руками. Он начал бить пол костяшками пальцев. Маленькие кулаки стучали по каменному полу, оставляя следы крови. Это кричала семья парнишки. Он слышал эти вопли и боялся их услышать снова.

«Все. Это тупик. Мы попали в свою же ловушку!» — Маша так и продолжала стоять за Мо-раной. Она извиняющимся взглядом окинула друзей. Никакое «извини» не может ослабить душевную боль. Прости, это всего лишь слово, брошенное на ветер. Тем временем Повели-тельница хохотала. Просто визжала от счастья, как маленькая девочка. Всех троих обессилен-ных друзей повели куда-то. В глазах стоял туман. Все те силы, что были, исчезли и кончились. Ничто не бывает вечным. Ничто. 

Как, оказалось, повели друзей в темницу, где их уже ждал Леший. Его руки были привязаны к стене. Он ни кричал, ни плакал. Сейчас он казался жалким и обычным стариком. Через пару минут, все сидели с привязанными руками. Морана ни говоря, ни слова ушла. От нее остался только ее противный смех. Маша же продолжала стоять напротив друзей. Руки сцеплены в замок, а взгляд на свои ботинки. 

— Простите меня, пожалуйста. Ели бы я не сказала, она бы убила меня, – ее тихий голос от-четливым эхом прокатился по темнице. 

— Друзья на то и есть друзья, чтобы быть верным, а не продажным псом, – Леша сам не за-метил, как сказал это. Подумать только. Как он мог доверять ей? Как он бросился в лживые объятья? Как он смог подумать, что бог наградил его друзьями, после нескольких лет страда-ний и унижений. А Маша, так и продолжала стоять и глядеть в пол. 

— Тебе даже нечего сказать, – Аня подала голос. Он уже осип от крика. Глаза опухли. Вы-глядела она так, будто то и делала, что плакала всю свою жизнь, без остановки, – Я доверяла тебе! – она рявкнула так, что все немного вздрогнули. Цепь зазвенела. 

Девочка убежала в слезах, а все были готовы к худшему. Дверь закрылась. Образы теней сменялись раз за разом. Вот стоит ужасный клоун со своей ужасной улыбкой. Вот огромный паук обнажил свои клыки, из которых брызжет яд. Он готов напасть, как вдруг снова смена. Теперь огромный кот с красными голодными глазами. Хлоп! И из темноты выходит очень жуткая кукла. Все исчезает и по всей темнице эхом отдается сотни воплей, совершенно разных людей. Младенцы, девочки, мальчик, мужчины, женщины, старики и бабушки. Все это отчетливо слышалось. Все бились и пытались вырваться из цепей, но понимали, что все бесполезно. 

XXXVII

Все заключенные кричали и плакали. Масло в огонь добавляли еще холодные, костлявые руки и хриплые звуки из темноты. Когда все ослабли, склонили головы и устало дышали, что-то скрипнуло, и в мраке показался маленький лучик света. Друзья синхронно повернули голо-вы. 

На пороге стояла девочка с рыжими, распущенными, длинными до пояса волосами. Карие глаза скромно смотрели на Даню. В руке она держала деревянную статуэтку. 

— Вы здесь? – Леша сразу понял, что вопрос изначально готовился для них. 

— Огонек? – маленький лучик света осветил глаза Дани, они загорелись надеждой, – Это ты?

Девочка подошла к друзьям  и направила на них статуэтку. Она засветилась и что-то зашептала. Леша почувствовал, что руки больше не сжимали холодное железо. Оковы слабо упали на пол. Даня вскочил и побежал к девочке. Он сильно сжал ее и заплакал. Та обняла его в ответ и мягко улыбнулась. 

— Долго я тебя не видела. Ты так вырос, – Огонек посмотрела на все остальных и помахала рукой, – Я- Огонек. Вам мой брат рассказывал про меня? 

Леший встал, подошел и пожал руку девочке.

 – Вы тот самый Леший? – тот кивнул, – мы не должны терять времени. Я знаю, где Маша. Нужно вас снова сделать невидимыми, а то при появлении теней сила распалась. 

И действительно. В этой суете никто и не заметил, что сила исчезла. Все стояли с открытым ртом. 

— Ты же умерла? – от страха Аня вжалась в стену. Ее глаза округлились. 

— Я выжила. Сбежала на несколько лет.

— Скажи, будет ли война? – Леший в упор смотрел на Огонек. Та кивнула. 

— Ане и Леше нужно совершенствовать свои силы. Аня  очень умная  и боевая. Она огонь. А Леша… Скорее всего он вода. У них раскрывались силы?

— Да о чем вообще речь? – хором спросили брат и сестра. 

— Я вам не рассказывал, – Даня оглядел их, – у нас в этом мире есть четыре стихии: огонь, вода, воздух и земля. У каждого своя. Они раскрываются в 7 лет, но у вас не было возможно-сти, и на вас давил тот мир. 

 Под понятием «тот мир» он имел в виду мир, в котором жили Аня и Леша. 

– Вот я  — я воздух. 

— Это все, конечно, очень интересно, но нам надо спасти человека. Мне кажется, сейчас не самое лучшее время рассказывать о том, чего у нас нет. Давайте заберем Машу, и вы все объ-ясните, – Аня с удивительным спокойствием осмотрела всех. Огонек, не дожидаясь ответа, направила на всех статуэтку, и все стали невидимыми. 

— Она в самой высокой башне. 

— Но ведь это самая лучшая башня. Зачем заложницу селить в самую уютную и комфортную комнату? 

— Это не я вам должна рассказывать. Я с вами не пойду. В целях безопасности, – она развер-нулась и скрылась за дверью. 

— Кажется, я догадываюсь, почему она там, – холодный голос Лешего разрезал тишину под-вала, и все двинулись к двери. 

XXXVIII

Размеры замка снаружи оправдали себя. Внутри все было огромное. У стен стояли шеренги рыцарских доспехов. Иногда попались статуи. Многие из них — сама королева. Леша отчётливо услышал слова подруги:

— Самооценки  хоть отбавляй. 

Идти пришлось долго. Лестницы были очень длинные и крутые. Поэтому ноги заболели уже  на втором пролете. Каждый этаж имел свой цвет. Первый — красный с белым. Второй  — темно-зеленый с черным. А подвал ядовито-розового цвета. Хоть покровительница тьмы и вы-глядела элегантно и в какой-то степени красиво, с чувством цвета у нее было все плохо. Ноги детей  смогли еще осилить лестницу до третьего этажа. Тот был синим, и отливал серебром. Но на четвертом этаже ноги окончательно отказались ходить. 

— От этажа идут лестницы уже в отдельные башни. Еще немного. Леша, потерпи. Мы почти у цели, – послышался шепот Лешего. Мальчик убедился, что он умеет читать мысли. Леша почувствовал, что чья-то рука коснулась его плеча и повела к самой длинной лестнице. Это был Даня. 

— Потерпи, еще немного, – прошептал ведущий мальчика. Друзья добрались до двери. Она открылась.

Перед ними возникла огромная круглая комната. Слева стоял огромный открытый шкаф, в котором висело огромное  количество платьев. Дальше располагался туалетный столик с большим зеркалом в золотой раме. На ней было написано: « Тьма – свет, свет – тьма». 

— Никак не могу понять смысла этой фразы. Она ляпнула, и какие-то бестолочи подумали, что это что-то умное, – шепотом негодовала Аня. 

Маша лежала в этой комнате на кровати, она вздрогнула и обернулась к двери. Леший хлопнул в ладоши — чары исчезли. Все снова стали видимыми. Девочка вздрогнула, не потому, что увидела своих друзей в сборе. Нет, она испугалась взгляда Ани. Она сурово взирала на Машу и просто испепеляла ее. 

— Я все объясню, – она вскочила и подошла чуть ближе к друзьям.

— Например, что? – девушка продолжала истреблять взглядом. 

— Она хотела меня убить. Морана сказала, что если я не скажу, где  вы и что замышляете, она убила бы меня, – Маша быстро тараторила, поэтому сложно было разобрать, что она гово-рит. Но Аня все поняла. 

— Поправь меня, если я ошибусь, – девушка сделала шаг к подруге и уперлась руками в бока. Леше даже стало страшно. Что может совершить Аня, если ее разозлить? 

– То есть ты сдала нас, осознавая, что нас вполне могли убить, чтобы не убили тебя? 

— Маш, ты же понимаешь, что она бы этого не сделала? Ты бы у нее просто стала слугой, – Даня тоже сделал шаг. Скорее всего, для того, чтобы удержать Аню, если та решит броситься на подругу. Синеволосая закрыла лицо ладонями и заплакала. 

— Простите меня, пожалуйста.

— Ты серьезно?! Или ты шутишь?! – девушка, не сдержавшись, закричала, – ты думала, что поплачешь, скажешь одно слово, и мы все тут растаем? – девочка показала лицо и теперь гля-дела на Лешу. 

— Простите. Но мне придется это сделать, – рука Маши крепко схватила за канат, свисавший с балдахина кровати, и со всей силы дернула. Послышался звон колокольчик. Лешу за плечи и лодыжки схватили холодные костлявые руки. Посередине комнаты опять появилась Морана и зло оскалилась на всех друзей. 

XXXIXL

— То есть мы по-хорошему не понимаем? – Морана взирала на друзей свысока, – Леший, мой дорогой, – она посмотрела на него и наигранно улыбнулась. На секунду стало тошно, – Я всегда знала, что не стоит тебе до конца верить. И этому мальчишке тоже. Вы серьезно дума-ли, что сможете меня обмануть? – она притворно засмеялась. – До нелепости смешно. Что же мне с вами делать? – она переводила взгляд с одного на другого. 

И что она собралась делать? Пытать? Бить? Заставлять работать? 

— Давайте порассуждаем. Итак. Кто же взойдет на престол? Анна… Ты довольно строгая и ответственно относишься ко всему, что тебе поручат. Да и за своих близких ты готова и уда-рить. Это похвально. Но в тебе мало…. Как бы это сказать… Ты слишком милосердная. Ты ударишь, но не убьешь. Поверь мне, этот метод не работает. Нужно наказывать провинивших-ся. Понимаешь? – лицо Ани стало хмурым и решительным. Она не смела вымолвить ни слова. Девушка всегда прекрасно знала, когда нужно сказать, а когда промолчать. Видимо, и сейчас был случай, когда нужно затаиться, чтобы позже выпрыгнуть. Но Леша не видел каких-либо еще лазеек. Они в ловушке. 

– Алексей. Трон, как ни крути, передается по мужской линии. Скажу честно, не человек решает править ли ему или нет. Нет. Престол сам решает, кого выбрать. Если же никто из мужчин не подходит, то предоставляется возможность попробовать женщине. Твоя мать не успела, поскольку сгорела. Но я вижу, ты умный парень. Даже очень. Много читаешь и уме-ешь мыслить логично. Но, опять же, давай начистоту. Ты слишком добрый. 

— Зачем вы именно сейчас начали рассуждать, кому оставите наследство? – теперь заговорила Аня. Она растягивала время, но для чего? Леше сразу пришла в голову фраза: «Перед смертью не надышишься». Он сразу же отогнал эти мысли и спустился в суровую реальность, где на кону стояли жизни четырех людей. 

— Все просто, моя дорогая, любопытная внученька. Я решаю, кого из вас оставить в живых. Хотя…. Я не могу решать, – Морана на секунду призадумалась и торжественно объявила, – Дорогие гости, прошу направиться к трону, по совместительству семейной реликвии. 

«Ну что вы, госпожа Морана, по совместительству, моя дражайшая бабуля. Можно было и не так официально. Зачем же нас, простых смертных, удостаивать такой чести?» — пронеслось у Леши в голове. Только он хотел это сказать, как поймал взглядом Лешего, который в упор смотрел в пол и, как заметил мальчик, слегка мотал головой. Это было настолько незаметно, что никто, кроме паренька,  и не заметил. 

Тени (как заявила Морана) направляли к главному залу. Хотя это было больше похоже на то, что их буквально тащили. Маша шла рука об руку с повелительницей. Та смотрела на нее и улыбалась так, будто это ее пятилетняя дочка только что выиграла Оскар.  

— Госпожа Морана, – Аня слегка повысила голос, – Когда мы шли из подвала, я заметила одну интересную вещь… 

— Моя дорогая, мы же с тобой не какие-нибудь незнакомцы, а как ни как родственники. Да-вай ты будешь называть меня бабушкой, – Морана посмотрела на нее. 

— Хорошо. Бабушка…, — девушка произнесла это слово с таким отвращением, что Леше на миг показалось, что ее сейчас стошнит, – Я хотела спросить. 

— Спрашивай что хочешь, внученька. 

— Когда мы шли из подвала в верхнюю башню, я заметила, что каждый этаж своего цвета. Так было изначально при постройке замка или нет? 

— О, это удивительная история. Видишь ли, наш род уходит корнями чуть ли не в древний мир, когда еще по земле ходили динозавры. Замок построили в первом веке. Да, он настолько древний. Эти стены хранят все секреты этого дворца. Они могут рассказать историю…, — Мо-рана любовно осматривалась вокруг. Если бы это было реально, она бы вышла замуж за этот дворец. 

 Чтобы обратить на себя внимание, девушка слегка кашлянула. 

 – Ах, да. О чем это я? Точно. У каждого повелителя была своя любимая комната. У кого ванная, у кого спальня, да даже кладовая могла быть в первенстве. И каждый повелитель хотел ставить после себя след. Поэтому перекрашивал какую-то небольшую часть комнаты в свой любимый цвет. А остальное оставлял детям. 

— А какое ваше любимое место в замке? 

— Сейчас увидишь, – оказывается, разговор длился всю дорогу. Пленные стояли у огромных дубовых дверей. Повелительница выставила перед собой руки, налегла и со всей силы толкну-ла их. 

XL

Двери распахнулись, и Морана прокричала: 

— Вот он, – ее глаза загорелись, – Главный зал. А мой любимый цвет -  красный. Это цвет власти и покровительства. Желательно в совокупности с черным. 

Перед ними возник огромный ковер, который подводил к трону. Тот  казался вполне обыч-ным. Без каких-либо бриллиантов и драгоценных камней. Просто золотое кресло с красной бархатной подушечкой. 

— Итак, кто же первым пойдет? – после минутного раздумья она  громко заявила, — Леша! – и указала на трон. 

Леша не испытывал ничего. Ни страха. Ни гордости. Скорее, отвращение. Ему было крайне не приятно садиться на стул, который является семейной реликвией жестоких убийц. Ничего не происходило. Все оставалось, как и было. Улыбка сползла с лица Мораны. Конечно, убить мальчика не за что. Он быстро убежал подальше и остановился возле Дани. Мальчики пе-реглянулись. Они оба волновались. Если трон не показал на единственного наследника по мужской линии, то он просто обязан показать на… Аню. А покровительница сразу же ее на месте и прихлопнет. Тогда останется Леша, соответственно, его тоже можно и прикончить. В любом случае Морана останется в выигрыше. Это факт. Ничего уже поделать нельзя. Они проиграли. 

Аня на дрожащих ногах поднялась и присела на престол. Никто не видел, как по щекам текли слезы, но на лице ни один мускул не дрогнул. На девушку упал яркий свет. Повеяло легким холодом. Но через секунду он сменился теплом. По полу начал развеваться дым. Послышалось хрипение. На белом фоне пола ясно выделялись тени. Они имели формы людей. Два огромных черных глаза, на лбу черная точка, а рта нет. Откуда они издают эти звуки -  осталось загадкой. Холодные и костлявые руки отпустили Лешу и направились к трону. Каково было удивление мальчика, когда абсолютно все тени преклонились перед Аней. На ее лице застыл шок и ужас. Она обреченно с открытым ртом посмотрела на друзей. Те стояли и глядели на нее в ответ. 

На лице Мораны отразилось непонимание и ярость. 

— Как? Такого не должно быть! – вдруг ее взгляд устремился в потолок, и она сразу же стала мертвенно-белой. С потолка спускалась золотая корона, украшенная красными камнями. Она аккуратно опустилась на голову девушки. Послышались звуки воды. Трон окружила струя во-ды. Она красиво начала описывать узоры в воздухе, словно лента. Закончив, она устремилась в грудь Ани. Никто не намок, в том числе и девушка. 

— Ее стихия вода, – голос Дани осип, и теперь он стоял, с благоговением смотря на Аню. 

— Такого не должно быть, – из запястья Мораны возникла лиана. На ней красиво перелива-лись цветы. Она замахнулась ей, как плетью. Аня сложила ладони и резко оторвала друг от друга. Теперь она держала голубой переливающийся шар. Хорошенько замахнувшись, она ки-нула им в повелительницу. Он угодил прямо в руку с лианой. Растение исчезло, а на ее лице отражалась открытая ярость. 

— Кто тебя этому научил?! – она вся покраснела и визжала от негодования. 

— А разве сейчас это важно? – спросила в ответ девушка. Ее голос не выражал ничего. Он был спокойным и невозмутимым. Морана опять хотела вызвать лиану, но ее руку перехватил Леший. 

— Морана! – он воскликнул это не голосом старика, которому несколько сотен лет. Это был не тот Леший, которого все знали. Из мудрого, спокойного и невозмутимого, он превратился в мужчину, который теперь взирал на повелительницу суровым и холодным взглядом,  – ты, ви-димо, забыла законы! Давай я тебе напомню,– рука повелительницы посинела, настолько сильно он ее сжимал, – все воины, разборки и даже просто драки проводятся только в мире Вар. 

— То есть, ты хочешь сказать, что вызываешь меня на поединок? – женщина вырвала руку из руки Лешего, – Ты сейчас серьезно? – она позволила себе усмехнуться, – Меня? Повелитель-ницу тьмы, у которой несколько десятков миров во владениях? 

— Позволь уточнить, – тон Лешего не сменялся. У Леши пробежали мурашки, — Корона сей-час надета на Аню. Соответственно, сейчас ты не являешься полноправной покровительницей. 

  — Позволь уточнить, старый дурак,– передразнила Морана старика., – Что она вступит во владения, когда умрет предыдущая владелица короны. 

Она смотрела на Лешего, тот слегка приподнял брови, и та расхохоталась:

 – Ты сейчас серьезно? Ой, Леший, ты только в шутники годишься, право слово, – она чуть не плакала от смеха, хотя никто не находил в этой ситуации ничего забавного. Выглядело это комично, – Мало того, что ты меня вызываешь на поединок, так еще и насмерть. 

— Да. 

 

 

XLI

Смех Мораны прекратился. Взгляд ее стал суровым и холодным. Казалось, они с Лешим соревновались, кто кого быстрее убьет взглядом. 

— Кто будет участвовать? 

— Я, Аня и Даня. 

— Тогда я тоже беру помощников, – она протянула руку и прижала к себе Машу. 

— Она разве… 

— Да. Я ей смогла передать свою силу и освоила она ее в совершенстве. 

Как бы холодно они ни смотрели друг на друга, разговаривали они, будто обсуждали, не кто с кем и сколько будут биться насмерть, а в светском тоне рассуждают о том, кто и  что наденет на бал у какой-нибудь королевы. 

— Дата? 

— Завтра, ровно в полночь, – Леший в упор смотрел и не моргал, – Аня, поможешь нам? 

Девушка встала и подошла к старикам. Все взялись за руки, тем самым образовав треуголь-ник. Аня начала что-то бормотать на неизвестном языке. Из-за спины Мораны показались огромные палки. Леша не сразу разглядел, что это… Паучьи лапы? Да. 

Из-за спины его бабушки выросли огромные, волосатые, паучьи лапы. За спиной Лешего возникли крылья. Белые и, наверняка, легкие. Руки охватила вода, красиво, словно лента, рав-номерно распределившись. Они открыли глаза. Вместо привычных красивых, зеленых глаз Ани  и добродушного взгляда Лешего, все увидели белое свечение. А вместо холодных и ле-дяных кристалликов Мораны были черные глаза. Леша невольно вспомнил медсестру, которая накричала на него в первый день и разозлилась так, что глаза куда-то исчезли, а вместо них там была такая же черная краска. Хлоп! Все прекратилось. 

Все стали нормальными. 

— Я выделю вам комнаты, раз уж на то пошло. 

— А в тебе все еще осталось что-то человечное. 

— Не привыкай, – повелительница слегка улыбнулась, но вспомнила, что все смотрят. Прой-демте, я вам все покажу. 

Она зашагала по красному ковру к дверям, стуча каблуками. 

XLII 

— Ну же, Леша, старайся, – Аня сидела на столе и смотрела, как мальчик тщетно пытался проявить свою силу. 

— Я стараюсь, – раздражительно ответил он. Аня «любезно» согласилась научить его хоть чему-нибудь, – но не получается. 

— Я же говорила, что не знаю, как это делается, – с раздражением осведомила девушка, – Меня Даня и Леший учили. И то на это ушла куча времени. 

— Вот только поссориться вам не хватало, – Даня спрыгнул с кровати, – Вернемся к делу. У многих силы раскрываются в экстренных ситуациях, когда над тобой или твоими близкими издеваются. Разные бывают способы. 

— Как ты думаешь, какая у него стихия? – Аня внимательно рассматривала раскрасневшего-ся от стараний друга, – Ты вроде говорил, что ее можно узнать только при раскрытии? 

— Все верно. Я думаю, у него огонь. 

— Дань, а расскажи еще что-нибудь об этих силах, – Леша понял, что эту тему можно дальше развить. Однако Аня его вернула на землю. 

— Учись и пробуй, давай. 

— А по-моему, ему нужен перерыв, а то он лопнет, – рыжий глянул на мальчика, – присажи-вайся, отдохни немного. Итак. Стихии всего четыре. Считается, что на них и основан наш мир. У нас это: Земля, вода, огонь и земля. Все, абсолютно все миры придерживаются этой теории. Но у вас, в Генмире, это называется как-то по научному. 

— Литосфера, гидросфера, атмосфера и магнитосфера. 

— Вот-вот. У Ани — вода. У меня…, — мальчик сомкнул руки, резко их рассоединил и уже держал в руках стеклянный шар. Послышался тихий свист. Внутри как будто бушевал ветер, – это воздух. У Мораны, как ты уже увидел,  земля. Огонь считается самой сильной стихией. Впервые она была замечена у представителей рода  Вакнеров. Как раз таки и склоняюсь к тео-рии, что у тебя огонь. 

— А что это за шар? 

— А это оболочка и хранилище. В нее ты запускаешь силу и при необходимости можешь бросить во врага. 

— Так же стихии разделены по парам, – подала голос девушка, – Например, огню эффектив-нее всего драться с землей. Воздуху и воде — с огнем. Земле — с ветром, и так далее… 

— Почему Леший решил, что вы будете сражаться, а я нет? – мальчик резко озвучил эту мысль. – Может, я тоже хочу. Из-за меня вся эта шумиха и началась. 

— Давай посмотрим на эту ситуацию объективно, – Аня спокойно начала растолковывать Леше таким тоном, будто пыталась доказать очень капризному ребенку, что один плюс один, будет два, – Чем мы сейчас занимаемся? Правильно. Пытаемся раскрыть твои силы. Ты слаб и не умеешь их контролировать. Какая, скажи мне на милость, тебе война? 

— Но Маша же идет, – продолжал гнуть свое мальчик. 

— Морана, наверняка, обучила Машу каким-нибудь запрещенным приемам, – вставил слово Даня, – Ты же слышал. Ей удалось переместить чуть-чуть своей силы в нее. В награду за то, что рассказала ей все, что знала. 

— А что, есть какие-то запрещенные приемы? 

— Конечно, есть. Земля — тоже довольно сильная стихия, если знать, как правильно ей поль-зоваться. 

— Слушайте, а где Леший? – вдруг встрепенулась Аня. Я видела, как он шел по коридору в направлении главных дверей. 

— Скорее всего, пошел тренироваться в лес. 

— А какая у него сила? – поинтересовался мальчик. 

— Вода. 

— Так, все это очень хорошо, но Леше надо тренироваться. Продолжаем. 

Леша обреченно вздохнул, поднялся с кровати, встал посреди комнаты и продолжил учить-ся магии. На секунду у него проскользнула мысль, а вдруг он никакой не наследник, и это все ошибка. Нет, такого не может быть. Мальчик отогнал эти мысли и начал упражнения. 

 

XLIII

Леша лежал на кровати без сна. Ему не давала покоя мысль, что через два часа его друзьям, товарищам придется сражаться против бывшей подруги и повелительницы тьмы. На глазах навернулись слезы. Все, что сейчас происходит, это из-за него. Он попал в эту больницу. Он первый пошел на контакт с Аней. Он первый решил, что нужно найти информацию обо всем. Мальчику захотелось вернуться к своей прошлой жизни. Да, его избивали и ненавидели, но в детдоме ему было гораздо уютнее. Он смирился, что это его дом. 

Совсем недавно все поели и разошлись по комнатам. Аня наказала ему хорошо выспаться. На сытый желудок плохо думалось. Поэтому размышлял он еще минут десять. Идея пришла неожиданно и спонтанно: «Сбежать! Единственный выход». Ему было отвратительно нахо-диться в этом замке. Аня стала королевой, ему делать тут нечего. Леша встал с кровати. Он не знал, как будет выбираться из этого мира, как переместится в свое, родное измерение. Главное -  уйти из замка. Мальчик вышел и направился по коридору к выходу. Он осматривался вокруг. Да, ему и вправду становилось тошно. Хотя бы от того, с какой любовью Морана разглагольствует о своих владениях. Когда мальчик спустился с третьего этажа на первый и уже почти добрался до главных дверей, услышал, как его  окликнули. 

— Леша? Привет, – в другом конце коридора показалась рыжая голова с двумя косичками. Это была Огонек. Она подошла к Леше и с любопытством начала осматривать его. 

— Привет, Огонек. 

— Сбежать захотел? – сразу было понятно, что девочка говорит всегда прямолинейно, и лишние разговоры  не для нее. 

— А если и да, то что? – мальчику не особо хотелось кого-либо встретить. Даже сестру друга, – Что мне здесь делать, скажи на милость? Сражаться будут старшие, а мы с тобой будем наблюдать со стороны. И мы ничего не можем сделать. 

— Ты прав. Прогуляемся? – Огонек открыла двери, и те отправились на прогулку  вокруг замка. 

 – В какой-то степени ты прав, что нам с тобой абсолютно нечего делать. Скажу честно, я сама хочу сбежать. 

— Так почему до сих пор не ушла? 

— Я скрывалась много лет и не видела брата. Наконец-то мне представилась возможность хоть как-то поучаствовать в его жизни. Я пойду и буду смотреть на то, как дерется мой брат. Я больше его не брошу. Знаешь, почему люди не замечают любовь близких? Они не ценят их, когда она рядом. Когда пропадают, любовь вырастает до небес. Кто-то умеет ценить все, что имеет, а кто-то жесток и бессердечен. Например, взять твою бабушку. Прошу без обид. У нее очень много золота. Она богата, имеет огромные владения, и у нее под контролем все монстры и тени. Счастлива ли она? Твоя сестра, считай, прошла церемонию вручения короны. Если она выиграет, то она станет королевой. Мой брат помогает ей, потому что она его друг. Даня умеет ценить семью. Он слишком долго был один. А Леший? Ему уже на покой пора, а он защищает тебя. 

— Но ведь, это я подвергаю их смертельной опасности. Любая ошибка, и Морана выиграет. Все, что сейчас происходит, по моей вине. 

— Да, ты прав. Все это из-за тебя. Но, давай начистоту, ты думаешь, что все эти люди не ста-ли бы помогать другому человеку? – Леше стало как-то даже неловко за свои мысли, – твоя сестра очень храбрая. Она не слишком хорошо владеет своей стихией, но прямо сейчас упорно занимается с Даней. Ты думаешь, что если бы ты не был ее братом, она пошла бы на риск, даже если цена этому — собственная  жизнь? 

— Да. Ты права. 

— Очень хорошо, что ты это осознал, – она глянула на огромные часы, висевшие на одной из башен, — Пошли по комнатам. Нам предстоит трудная ночка. 

Попрощались они на третьем этаже. Леша вошел к себе в комнату. Теперь он был полон решимости. Мальчик встал посреди комнаты, сомкнул ладони и резко рассоединил их. Ничего не вышло. Еще раз! Еще! И еще! 

 XLIV

Полдвенадцатого к мальчику зашла Аня. 

— Ну что, готов? – она была очень бледная, и немного дрожала, хоть и старалась это скрыть. На ее лице играла нервная улыбка, а руки чуть тряслись. Леша подбежал к ней, обнял и взял за руку. Они шли молча. В воздухе витал страх. Казалось, что сейчас он материализуется и его можно будет потрогать. 

— Нервничаешь? 

— Немного, – ответила Аня дрожащим голосом.  Это «Немного» было очень мягко сказано. Дальше опять молчание. Когда они вошли в главный зал, то увидели, судя по всему, всех оби-тателей замка. Леший, Даня и подошедшая к ним Аня стояли в правой части и нервно пе-реглядывались. А в левой  с гордо поднятой головами стояли Маша и Морана. Леша только сейчас заметил, насколько они похожи. Не внешностью, а характерами. Обе умеют затаиться, чтобы потом укусить. 

— Даня, Аня, вы помните, что нужно сделать? – Леший качнул головой в их сторону, и те согласно кивнули, – отлично. 

— Леша, Огонек, пойдемте, – Даня протянул руку, и девочка взяла ее. Леша подбежал к де-вушке и взял ее руку. Леший хлопнул в ладоши, и перед ребятами открылся портал. Даня и Огонек вошли первыми. Аня и Леша вторыми. Все быстро закружилось. 

Мальчик больно ударился спиной. Девушка помогла ему встать. Он поднялся с пола и осмотрелся. Теперь они были в огромном каменном зале. Посередине стоял огромный столб, уходящий концом куда-то вверх, к потолку. От него шли четыре линии. На конце каждой ли-нии были красиво выгравированы четыре точки. 

— Где это мы? 

— Мы в секретном зале, – Даня осмотрелся и продолжил, – Она называется секретной, пото-му что никто до сих пор не раскрыл ее тайну. Видишь эти четыре точки? – он указал на них. – Они обозначают четыре стихии. По легенде, избранный и его верные друзья, что на светлой стороне, должны активировать древнюю магию и тогда столб откроется и покажет нам самое сильное оружие против тьмы. Только действует оно один раз. 

— А где посох Лешего? Это же тоже довольно сильный артефакт. С помощью него… 

— Он обменял его, – перебила его Аня, – Леший пошел к одной предсказательнице будущего и спросил, как скоро твои силы раскроются. Она ответила, что у тебя силы будут долго проявляться. А нам нужно сейчас. Вот он и обменял свой посох на колдовство. Он пожелал, чтобы силы твои появились, когда настанет нужный час. 

— Так же он узнал, что ты и есть тот избранный, который обязан открыть этот столб, – доба-вил Даня. 

— Итак. Не будем тянуть, – она встала на круг, где был нарисован странный символ, в виде круга, который разрезает линия. Дане достался знак треугольника, повернутого вправо и линией под ним. Огонек подошла к символу с треугольником, только теперь он был направлен вершиной вниз и его пересекала линия. А Леше остался последний знак в виде простого креста. 

Мальчик открыл рот, чтобы спросить, что делать дальше, но Огонек шикнула на него и взглядом показала на Аню, мол, смотри и делай, как они. Девушка и Даня одновременно со-единили ладони и резко их разомкнули. В руках теперь они держали два стеклянных шара. У Ани внутри плескалась вода, а у Дани бушевал ветер. Огонек проделала все то же самое. У нее в сфере зацвели цветы и все позеленело. Даже выросли маленькие деревья. Все посмотрели на Лешу и ждали от него каких-нибудь действий. 

Он выдохнул, закрыв глаза. Мальчик сомкнул руки и резко рассоединил. В руке почувство-валось тепло. Он открыл глаза. В руке у него лежал стеклянный шар, в котором горел огонь. Он хотел закричать, но вовремя вспомнил, что нельзя говорить. Аня стояла и улыбалась. 

Все встали на колени и одновременно с особой осторожностью покатили шары по золотым линиям. Они закатились в столб. 

Что-то громко хлопнуло. Откуда-то послышался свист. Очень красивый и мелодичный. По-дул легкий ветер. Вдруг столб ярко засветился. На секунду показалось, что Леша ослеп, но позже глаза привыкли к свету. Стены начали зеленеть: это оказались лианы, цветы и другие растения. Они заполонили все так, что не осталось каких-либо еще цветов. Где-то зажурчала вода. Из верхушки столба фонтаном полилась вода, да так, что его даже стало не видно. 

— Три стихии раскрыты. Если где-нибудь проявиться четвертая, значит все идет как надо, – прокричала Аня. 

Вокруг все стало таким красивым. Резко вдруг все загорелось. Все сжались, но никого не обожгло. Огонь будто поглотил все предыдущие проявления стихий. И все вернулось обратно, как и было. Послышался скрип. Столб начал спускаться под землю. Когда его совсем не стало видно, вместо него вырос пьедестал, а на нем красовался… 

— Череп? – Даня с недоумением глянул на Аню.– Это что за намеки? 

— Леша должен его взять. Он должен храниться у него, и нужно им воспользоваться в нуж-ный момент.

Леша так и сделал. Подошел, взял и положил к себе в карман.

  — Прекрасно. Теперь нам пора обратно. Бой через 10 минут, – она посмотрела на Даню. Тот ей кивнул и хлопнул в ладоши. Перед ними опять возник портал. Леша шагнул в него пер-вым… 

 

XLV

Казалось, в зале, из которого они уходили на двадцать минут, ничего не поменялось. Мора-на и Леший продолжали испепелять друг друга взглядом. Маша (как и всегда) стояла за юбкой наставницы. Тени роились где-то позади трона. Аня им наказала, чтобы они ни в коем случае не высовывались. Но судя по лицу женщины, а точнее по ее ухмылке, от нее можно ожидать явно не честной игры. 

— Пора! – Леший хлопнул в ладоши, и все нырнули в портал. Все опять закружилось. 

В мире Вар было страшно и тихо. Облака закрыли небо. Видимо, начинался дождь. Земля была очень сухой, а кое-где погибала трава. Леше вдруг пришло в голову, сколько людей про-лили свою кровь в этом мире. Ведь именно здесь проводились самые ужасные и трагичные войны. Сейчас дул сильный ветер и резал щеки, будто кинжалом. 

— Ровно в полночь прозвонит небо. 

— Что это значит? – как можно тише мальчик спросил Даню. 

— Когда заключается договор, на Варе автоматически бронируется земля для сражений. Небо само прозвонит и объявит начало. Мне пора, – парень подошел к своей сестре и крепко обнял ее. Оба рыжие, у обоих лицо все в веснушках, будто горит. А любят они друг друга сильнее, чем кто-либо. Аня тоже подошла к Леше и сжала в объятьях. Мальчик ответил. Каза-лось, это может продолжаться вечно. Есть два исхода событий. Либо она победит, либо…. Он отогнал от себя эти мысли и прошептал: 

— Удачи, — та кивнула и ушла. 

Все построились. Аня, Даня и Леший на одной стороне, а Морана и Маша -  с другой. Ого-нек и Леша стояли на безопасном расстоянии, чтобы их не задело. 

Бам! Первый удар. Второй…. Третий….  С каждым ударом сердце на миг замирало.   По-следний удар. 

И началась война… 

XLVI

Первой напала Морана: вызвала из руки огромную лиану и хлестнула по Ане. Девушка за-щитилась тем, что образовала щит из воды одним движением руки. Лиана ударила по воде, и та распалась. Маша решила разобраться с Даней. Даня, сделав привычное движение, образовал сферу с воздухом и бросил в Машу. Она разбилась, и возник настоящий ураган. Он мог снести все. Но девочка среагировала быстро и прыгнула в смерч. Через секунду  его окружили цветы и связали лианы. Все пропало, а Маша приземлилась на ноги. Тем временем Морана сражалась с Лешим. 

Она создала огромного дракона. Он был весь покрыт зеленью и цветами, и извергал зеле-ный беспощадный огонь. Леший создал большого голубого коня. Он весь состоял из воды. Морана быстро оседлала дракона, а Леший   - коня. 

Так же она опять создала свою плеть-лиану и била ей по дракону. Тот начинал извергать зеленое пламя, но конь Лешего махнул хвостом и впитал в себя весь зеленый огонь. 

Пошел сильный дождь. Капли больно били по коже. Дракон больше не мог извергать огонь. Морана ударила его со всей силы, и тот исчез, конь Лешего тоже. Он создал огромный водный шар и направил его в сторону ведьмы. Тот поглотил ее полностью. Внутри она свернулась в клубок и, казалось, сдалась, но нет. Она всего лишь вызывала свои паучьи лапы. Шар распал-ся. Теперь за спиной Мораны красовались четыре пары мохнатых лап. Глаз было не два, а во-семь. И все они были черными. У Лешего за спиной выросли белые крылья. Тот махнул ими и взлетел, образовав вокруг себя водный купол, чтобы не намочить их. Из рук Мораны вылетели две паутины, которые летели прямо на старика, но промахнулись. 

Маша сражалась с Даней и Аней. Леша впервые увидел, что силы можно и объединять. Например, Анин шар с водой и шар с воздухом Дани столкнулись, и получился настоящий водоворот в воздухе. Но Маша ответила цветочным конем. Она оседлала его и побежала в этот водоворот. Цветы распустились и полностью заполонили этот шторм. Девочка спрыгнула с коня. Маша превратилась в прекрасного и гордого оленя. С рогов свисали цветы. За спиной у Дани выросли совиные крылья. Он грациозно взмахнул ими и взлетел вверх. Когда он спус-кался вниз, то уже полностью превратился в сову. Птица хотела вонзить свои когти в оленя. Но тот рогами зацепил ее и повалил на землю. Сова превратилась в Даню. Тот лежал раненый. Из колена текла кровь. 

Леша уже сделал шаг, чтобы вмешаться и помочь друзьям, но его остановила рука. 

— Нельзя, Леша. Если вмешаешься, то мы проиграем, — Огонек сдерживала мальчика, при-кладывая все свои силы.

— А нельзя изменить состав во время сражения? 

— Только если позвать человека-свидетеля договора. Это Аня, но она занята. 

Леша крикнул имя девушки, и та обернулась на крик, увернувшись от шара Маши. Она по-дошла к другу, и он затараторил: 

— Я тоже хочу участвовать. Можешь устроить? – Аня обернулась и посмотрела на Лешего. Тот сражался с Мораной. Немного подумав, она кивнула, взяла Лешу за руки и начала что-то говорить. По рукам красиво текла вода. Когда все закончилось, Леша рванул к Маше и создал шар. Он кинул его в нее, и противницу окутали языки пламени. Та от неожиданности взвизг-нула, но взяла себя в руки, увидев нападавшего. Из растений она создала птицу и ухватилась за ее хвост. Выйдя из кольца огня, она тоже сделала свой шаг. Маша материализовала зеленого дракона и уселась на него, предварительно подготовив лиану-плеть. Мальчик не знал, как создать дракона, и запаниковал, но на помощь прибежала Аня. Она оседлала свое существо и помогла залезть Леше. Все взмыли в воздух. 

— Какой план? – крикнула девушка другу, пока они поднимались. Но из-за сильного ветра ее было не слышно. 

— Чего? 

— Я спрашиваю, каков план? 

— Управляй драконом и сражайся. А я возьму на себя Машу. Откуда у нее такая мощь? 

— Морана передала свою силу ей. Грубо говоря, она хотела удвоить себя. 

Леша хотел ответить, что все понял, но мир резко перевернулся верх ногами. Прямо над го-ловой мальчика пронеслось зеленое пламя. Леша создал шар и кинул прямо в пасть дракона соперницы. Он его проглотил, и на его глазах образовались слезы. Маша полетела вниз. 

— Нам нужно ее спасти! – прокричал мальчик подруге. Та согласно кивнула и направила дракона вниз. Ветер резал глаза. 

Хлоп! Послышался глухой удар. Маша приземлилась на дракона без сознания. 

Морана создала зеленый шар и кинула в воздух. Он взорвался в воздухе. Зеленый дым кру-гами отпечатывался в небе. Теперь никто ничего не видел. Женщина образовала лиану из ру-ки, замахнулась. Послышался удар о кожу и глухой стук. Леша слез с дракона. 

— Аня, позаботься о Дане и Маше. Я иду к Лешему. 

— Удачи! 

Мальчик побежал к королеве. Удары слышались все громче и громче. 

— Морана! – черные глаза угрожающе уставились на Лешу. 

Мальчик увидел, как старик свернулся клубком на земле. Он не двигался. Капли били его, а ветер развевал одежду. Глаза Леши расширились. Внутри все закипела. Ярость наполняла его изнутри. Огонь охватил его коконом. Из него вылетела огромная птица и осветила все вокруг. Капли дождя замерли в воздухе. Ветер стал слабее. Все будто застыло. Черный череп завис в воздухе перед птицей. Из него начали вырастать остальные кости. Образовался полноценный скелет. Его обтянула сморщенная кожа. Это был старик. Его зеленая борода и волосы стали бледными, как и он сам, глаза раскрылись. В них не было зрачков. Они были полностью бе-лые. Леша полетел на Морану и ударил ее своим огненным хвостом. Та упала без сознания… 

XLVII

Леша приземлился на землю уже человеком. Даня сидел на земле в сознании. Маша смот-рела в пол и ничего не говорила. Аня стояла в стороне и глядела ла лежащее калачиком на земле тело, закрыв рот руками. Огонек сидела рядом с братом. По ее щекам катились малень-кие слезинки.

— Я вам не сказал, – Даня поднялся с помощью друга, – Леший сказал мне, что старуха ему предсказала, что он умрет в благих целях. «Два великих человека могут сражаться долго. И не смогут сдаться». 

— Получается, теперь Аня официально королева, – Леша глянул на девушку. 

— Получается так, – дрожь в голосе девушки была отчетливо слышна. Маша продолжала глядеть в землю. К ней обратилась Аня, при этом скривив лицо. 

— Мы тебя отдадим твоим родителям. Леша, я забираю тебя из детдома. Мы с тобой посе-лимся в замке и будем там жить, — при этих словах она отвела взгляд. Мальчик чувствовал, что ей тоже не особо хочется возвращаться в Даркмир. 

— Нет, – Леша сказал это довольно громко, – я же вижу, что мы все не хотим возвращаться, в этот чертов замок. Нам всем там неприятно находиться. У меня есть идея, – только хотел он рассказать о том, что придумал, как с небес спускался… Леший? 

А точнее, его призрак. А за его спиной выросли белые крылья. Он ничего не говорил. Про-сто тепло улыбнулся. 

— Череп, это скелет для призраков? – спросил Леша. Тот покачал головой. 

— Это череп того самого мудреца, который познал мир, — заговорил он. Аня открыла рот и округлившимися глазами смотрела на Лешего. До Дани тоже все дошло. Они хором спросили. 

— Ты и есть тот самый мудрец? – он кивнул. Все стояли не двигаясь. 

— Я буду в другом мире. Меня трудно потерять, но легко найти, — с этими словами, он испа-рился. Тело Лешего исчезло, но Мораны осталось. 

— Что нам с ним делать? – подала голос Маша. Все на нее обернулись, кроме Ани. Она не прощает предательства. 

— И после всего того, что произошло, ты считаешь, что имеешь право еще что-то спраши-вать? – девушка смотрела куда-то вдаль, – Даня, сможешь перенести всех в замок? Мне нужно кое-куда слетать. 

— Хорошо, ты надолго? 

— Да, — с этими словами, она хлопнула в ладоши и зашла в портал. 

— Итак. Что нам делать с Мораной, – Леша посмотрел на друга. 

— В этом мире все умершие тела переносятся в мир захоронений. Все сделается само. Давайте отправим Машу в Генмир, – он хлопнул в ладоши и друзья шагнули в него. 

XLVIII 

Друзья очутились в Логмире. Маша открыла рот от изумления. 

— Идем, нам нужно поторопиться. Я хочу осуществить свой план как можно раньше, – Леша был настроем решительно. Маша осматривалась вокруг с округленными глазами. Когда страж ее уносил к Моране, ей некогда было оглядываться. 

— Слушай, Дань. А как вы с Аней познакомились? 

— Я услышал, как Морана говорила о том, что у нее новенькие в больнице. Понял, что там какая-то девочка одного возраста со мной. Я всегда пытался связываться с детьми в первый же день. Пока рассудок не потеряли, ну ты понимаешь. Но все быстро сдавались. Аня держалась очень долго. У нее всегда с собой зеркальце. Это мама ей подарила. Оно ей очень дорого. Я и связался с ней, через главное зеркало в Даркмире. Я ей рассказывал все, что знал сам. Когда она узнала, что Вакнер, я ей сразу сказал, что у нее есть стихия и силу нужно развивать. Я ее научил языку мировому языку. 

— Чему? 

— Это язык всех остальных миров. Кроме вашего. Мы ваш всегда обходим. Но! Все обязаны знать два языка. Вообще, наш язык довольно легкий. У нас всего-то двадцать пять клинцев. 

— Чего? 

— По-вашему, букв. Мы языком клинцев толком и не пользуемся. Только если заключаем контракты с Варом, важные переговоры и так далее. Основной, это ваш. Если хочешь, могу научить. Это очень просто. 

— Давай! – Леша загорелся этой идеей. 

— Ну что ж, — Даня достал из кармана бумажку и передал Леше. На ней были нарисованы странные символы. Четыре из них были и на кругах в комнате, где они открывался столб, – сразу же отвечу на твой немой вопрос, да, четыре из них обозначают стихии. 

Первый клинц называется Гер. Второй Нэ, третий Рум, четвёртый Окс, пятый Лос, шестой Кэр, седьмой Пул, восьмой Лар, девятый Шэк, десятый Цо, одиннадцатый Гор, двенадцатый Зан, тринадцатый Шуц, четырнадцатый Хаш, пятнадцатый Кий… 

— Давай не сейчас. Я же не запомню. Позже научишь. 

— Ребят, — Огонек остановилась и указала куда-то вперед. Перед ними возник огромный квадрат. Он был разделен на пятнадцать маленьких квадратиков и все стояли в разброс. Один из них пустовал. Прошлый опыт показал, то если в этом мире преграда, то лучшее ее пройти. 

— Пятнашки? – Даня вскинул брови, – честное слово, сколько лет пытаюсь их собрать. Ни разу не получилось. 

— Я всегда был в них первым! – Леша улыбнулся и подбежал к головоломке. Он нажал на фишку с номером девять и подвинул ее вверх. Так и продолжалось. Мальчик постоянно без устали передвигал их, иногда прерываясь, чтобы задуматься над следующим ходом. Так игра проходила десять минут. Когда фишки были высоко. Леша превращался в феникса, взлетал на нужную высоту и двигал их хвостом. Превращения давались ему тяжело. Нужно было сосре-доточиться конкретно на одном. Но, к сожалению, наш мозг так устроен, что ели ты хочешь подумать об одном, в голову лезут несколько десятков других идей. 

— Готово! – Продекларировал Леша. 

— Так быстро? – Хором спросили брат и сестра. Они так забавно смотрелись вместе. В  бук-вальном смысле, у них были одинаковые лица. Маша застенчиво смотрела на всех окружаю-щих. Ей было стыдно. 

Конечно, Леша злился на нее, за то, что она предала. Что встала на сторону Мораны. И даже билась против них. Но, как ни крути, они были друзьями. Она помогала им пробраться в библиотеку, которая находилась в подвале ночью. Помогла спасти Аню и до последнего была с друзьями. Да и шрамы на руках, которые Леша заметил сразу, же после того, как увидел ее, говорили о том, что она явно не добровольно согласилась сказать, где ее друзья. 

— Идем дальше, — Огонек первая отошла от шока и потрясения. Она ни разу не видела, как кто-нибудь может собрать пятнашки за десять с небольшим минут. 

Игра исчезала, и все двинулись дальше. Когда они пришли к бассейну, Даня сказал. 

— Маша, вряд ли ты сможешь продержаться в воде пятнадцать минут. Поэтому я создам для тебя воздушный купол. Тебе придется немного с ним поплавать. В любой момент ты его мо-жешь лопнуть. Нужно только коснуться, поэтому носи его аккуратно. Поняла? 

Та скромно кивнула и подошла к мальчику. Он создал вокруг ее головы пузырь и сказал плыть за ним. Когда ребята скрылись, Огонек сказала Леше. 

— Превратись в феникса. Они умеют дышать под водой. Следуй за мной. – когда они плыли, он не оглядывался вокруг. После войны он почувствовал себя частью этого мира. Он будто дал какую-то клятву, что будет жить в ином мире. Или мирах. 

 

 

XLIL

Когда друзья вылезли из бассейна, они оказались все в том же зале, где и началось все это приключение. Все были мокрые. У бассейна стояли Даня и  побледневшая Маша. Она с опас-кой оглядывалась по сторонам. 

— Не нужно так оглядываться, Маша. Не будет больше никаких стражей, – из темноты вы-шла Аня. Леша ее даже не сразу узнал. Она была одета в черное платье. Ее светлые волосы были накручены, а на голове красовалась золотая корона, вся покрытая зелеными изумрудами. Сразу было видно, что Аня теперь королева и повелительница. Она скрестила руки и с ухмыл-кой поглядела на друзей. Все открыли рты. Непривычно было ее видеть в таком образе. Ого-нек и Даня хотели встать на колени и преклониться перед королевой, но она их вовремя оста-новила. 

— Только посмейте встать на колени. 

— Ладно-ладно, чего так сразу злиться  — то? – парнишка тоже скрестил руки на груди. 

— А вы думаете, я настолько горела желанием когда-либо управлять целыми мирами и быть «Покровительницей тьмы»? 

— Я пошутил. Ну ладно. Нам нужно вывести всех детей отсюда и отдать их родителям. 

— У меня есть план, – Леша смотрел на всех по очереди. Каждый из них играл важную роль, -Аня, ты отзовешь всех монстров в замок в один определенный угол. Скажем за троном. Даня, ты построишь всех детей по парам и будешь ждать нас возле выхода. Огонек, мы с тобой бу-дем ходить по палатам, собирать их вещи в рюкзаки и отдавать владельцам. По возможности, постараемся привести их в рассудок. 

— А мне что делать? – Маша, которая не участвовала в разговоре, вдруг заговорила. В ее го-лосе слышались чуть требовательные и негодующие нотки. 

— У тебя будет самая важная роль. Ты будешь стоять среди других детей в паре с кем-нибудь, – она нахмурилась и хотела что-то сказать, но Аня ее остановила. 

— Ты сделала достаточно дел. Отдохни. Постой с теми, кто потерял рассудок из-за Мораны. Может, это послужит уроком. 

— Итак. За дело, – Леша направился к выходу. На кладовке-лифте они добрались до длинно-го коридора, – Нам нужно забрать детей, которые в изоляторах, – друзья заглядывали во все двери, разделившись. Всего оказалось два ребенка. Один мальчик с длинными сальными воло-сами, и девочка со стрижкой, как у мальчика. Их взгляд был пуст, под глазами большие синяки и мешки, сами исхудавшие и уставшие. Маша ахнула и приложила руки ко рту. 

— Я пойду первая. Спрячьтесь в одной из комнат на время. Монстров и теней будет много, а переходят они через тот самый бассейн. Старайтесь не дышать и ни в коем случае не бойтесь, поняли? Леший мне сказал, что они чувствуют страх. За несколько километров и питаются им до тех пор, пока человек не потеряется в этом мире. 

— Да уж, Аня, вот это мотивирующая речь. Прямо таки сразу перестали бояться каких-то тварей, которые готовы высасывать из нас чувства до тех пор. Пока мы не потеряем рассудок. Классно! Я так рад, – саркастически произнес Даня. 

— Раз такой умный, иди и сам придумай весь план, организуй все, и выведи всех сам. Ах да, еще найди дорогу из темной глуши леса в цивилизацию. 

— Может, хватит ругаться. У нас там как бы жизни умирающие, – встрял Леша. Если этот спор вовремя не остановить, он может продолжаться вечно. 

— Ладно-ладно. Идемте в шестую комнату, – Даня зашел первый. Он пытался это скрыть, но Леша заметил, как он ухмылялся. План потихоньку начал осуществляться. Но никто и не по-дозревал, что все может пойти не так. 

L

Маша спряталась в шкафу. Леша залез за кресло и попал в паутину. Неприятное ощущение, но куда деваться? Дальше он не увидел, кто и куда скрылся. Леша дышал пылью и потихоньку засыпал. Он понял, что не спал больше двадцати четырех часов. 

— Ничего не произойдет, если я немного подремлю. Тем более, я не буду бояться во сне, так ведь, – и как в ответ он закрыл глаза и провалился в сон. 

Мальчик открыл глаза и увидел поляну. Сам он босиком и качается на качели, веревки, ко-торой были закреплены на ветке, торчащей из дерева. Воздух был чистый. Послышалось жур-чание воды. Видимо рядом была речка. Леша ничего не понимал. Это не мог быть сон. Все было реально. Он решил, что хочет наслаждаться жизнью. Мальчик встал босыми ногами на дощечку, покрепче взялся за веревки и начал раскачиваться. Ветерок развивал светлые волосы. Это ли не счастье? Из — за холмика  послышался смех. Через секунду перед мальчиком стояли его друзья. Аня, все сияющая и улыбающаяся своей доброй улыбкой. На голове у нее был венок из одуванчиков, который она сама сплела. Рядом с ней шел Даня. Он тоже весь светился и на его голове тоже красовался венок. А к Леше бежала Огонек. Ее две рыжие косы болтались из стороны в сторону и забавно раскачивались. Мальчик спрыгнул с качели. Огонек крепко обняла его. Когда подошли Аня и Даня девушка сказала. 

— Ну вот, теперь ты с нами. 

— Я всегда был с вами, – Леша продолжал улыбаться и не обратил внимание на вопрос. 

— Ты не понял, – подал голос Даня. Он так светился, – Ты теперь с нами здесь. 

— Кстати, это я и хотел спросить. Как мы здесь оказались? И где Маша? Она же была с нами. Да и вообще мы были в больнице. 

— Ты теперь будешь с нами. В этом мире. Лучшем мире. Где ты будешь счастлив, – Огонек стала слева от Леши, Даня справа, а Аня оставалась спереди. Они его окружили. 

— Я не понимаю. Что происходит? 

— А вот что. Мы в идеальном мире. Ты с нами. Здесь есть только те, которых ты по-настоящему любишь и ценишь. Здесь нет ни Лешего, ни Мораны и никого. 

— Это я понял. Но почему вы меня окружили? – Леша даже немного нервно усмехнулся. 

— Видишь ли, мы хотим, чтобы ты остался с нами навсегда. И никогда не возвращался в тот мир. В мир, где все люди жестокие и злые. Хотя бы вспомни Алексиса, который издевался над тобой и травил. Его тут нет. И никогда не будет. 

— Это будет новый мир. Лучший мир. 

— Зачем нам новый мир, если есть старый? Меня все устраивает. Там были вы. Мои друзья. 

— Ох, Леша. Ты так и не понял. Дурачок. 

До Леши дошло, что это сон. И он может из него выбраться. Мальчик обернулся и увидел позади себя крутой обрыв. 

— НЕТ! – глаза Ани стали полностью черные, а зубы превратились в клыки. Ее длинные ру-ки хотели схватить Лешу, но не успели. 

Тот прыгнул в пропасть и приготовился к удару. 

Все потемнело…. 

LI

Леша вдохнул пыльный воздух. Его толкал в плечо Даня и кричал ему в ухо его имя. 

— Леша, ты чего уснул-то? Аня сейчас будет рвать и метать. Она обо всем узнала. 

Друг помог подняться Леше. 

— Ничего страшного. Сейчас она улетит в замок. Ей же надо проверить, что все тени добра-лись до него, – и как в ответ за закрытой дверью доносились бормотания Ани. 

— Чертов Леша. Именно сейчас время поспать! А если бы ему приснился кошмар. Ни на се-кунду нельзя оставить, ни Даню, ни Лешу. Что один, что второй. Даня шутником, видите ли, заделался. Весело-то как. Обхохочешься. Ничего-ничего. Когда-нибудь я им это припомню. 

Мальчики убедились в том, что она точно скрылась в лифте-кладовке. Огонек пыталась с трудом сдержать смех. 

— Дань, а она ведь никогда этого не забудет. 

— В этом нет ничего смешного, – ответили оба мальчика хором. 

— Да неужели? – она, не сдержавшись, звонко засмеялась. 

— Ну ладно. Нам пора торопиться. Я буду вести мальчика, а ты, Огонек, будешь вести де-вушку, – Даня сощурился и глазами указал на двух ребят, которых они спасли. 

— А почему я веду ее? – она перестала смеяться и негодующе взяла девушку за руку. 

— Награда за остроумие. 

Друзья прошли по крутой лестнице и вышли в саму больницу. Они даже не сразу поняли, что находятся в месте, где пытают детей. 

Теперь здесь горел свет, а по коридорам носились дети, играя, кто в пятнашки, кто в войну, а кто устроил бои подушками. 

— По-моему, они сами себя спасли, – усмехнулся Леша. 

Все дети сразу же обратили на них внимание. Все будто замерло. Дети уставились на спасителей. Ребята, которых вели Огонек и Даня, сразу же оживились и радостно заулыбались. Первым очнулся Даня. 

— Ребята, прошу вас зайти к себе в палаты, собрать свои вещи и построиться у главного вхо-да по парам. Говорю сразу, не толкаться, не пинаться, не кричать и вести себя достойно, хо-рошо? 

Говорят, что дети очень хорошо видят хороших людей. Так и случилось. Ребята перегляну-лись друг с другом и хором ответили «Да!» Все разошелся по палатам. Слышалось какое-то копошение. 

— Ну что? Можно и посмотреть на посту медсестры какие-нибудь бумаги. Девочки, после-дите за всем, – Даня уже направился, куда и сказал. Леша догнал его. 

— Зачем тебе осматривать пост медсестры? 

— Мне просто интересно, они хоть какую-нибудь документацию ведут. Что у них записано? Имя да фамилия? Или что-то большее? Сами доктора. Это тени, просто скопированные модели людей. 

— Ну ладно, это объективная причина. Я пойду с тобой. Друг друга не бросит. 

— Как хочешь. 

Пока мальчики разговаривали, они уже дошли до поста. Даня сразу полез в ящики, а Леша осматривал сам стол. Ничего особенного на нем и не стояло. Стакан с ручками, карандашами, скотчем, степлером и ластиками. Только позже он заметил книгу, на которой большие буквы гласили надпись «ДЕЖУРСТВА». Леша сел на кушетку и начал его пролистывать. Как бы странно это не звучало, но оказывается, что у теней есть имена. Вот это было открытие. В таб-лице на первой страницы были занесены имена всех сотрудников. В следующей колонке были помечены смены, кто в какую работает. 

— Дань, а ты в курсе, что у теней есть имена? – Леша подумал, что лучше уточнить у друга, который разбирается в Даркмире, чем доверять какой-то бумажке. 

— Чего? – его рыжий друг так быстро вскинул голову, что ударился об открытый сверху ящик, – ты там что, нашел книгу фантастику и читаешь ее? Сам подумай, теней несколько со-тен тысяч, какие могут быть имена? 

— Ну, тогда почему здесь они записаны? – Леша передал другу книгу и стал наблюдать за его реакцией. Сначала он удивленно и внимательно вчитывался в каждую строчку, а затем с невозмутимым видом вернул ее. 

— Это липовый журнал. Чтобы проверка в вашем мире ничего не узнала. А так они не могут иметь имен. Зато смотри, что я нашел! – он достал старую бумажку. Сразу было видно, что этой бумажке явно несколько десятков лет. Леша взял ее и прочел вслух. 

« Я – глава всех теней и монстров, официально заявляю о разрыве, всех каких-либо связей с чистокровной семьей покровителей – Вакнеров. По причине нарушения договора, заключён-ного несколько сотен лет назад, между двумя лицами. Свидетелем того,  является третье лицо по имени Леший. А именно, по причине жестокого обращения к народу теней и монстров. Искренне надеемся на ваше согласие». 

LII

Леша и Даня сидели с открытыми от удивления ртами. 

— То есть, с самого начала монстрам и теням не нравилось отношение и сотрудничество с семьей Вакнеров. Они написали официальный документ, но побоялись его отнести. 

– Даня говорил размеренно и спокойно. 

— Получается так…, — поддержал Леша. Тут с криками в комнату ворвалась Огонек. 

— Ребята, Маша сбежала! 

Мальчики секунду глядели друг на друга и сорвались с места. 

— Нам Аня голову снесет. 

Леша только это и успел произнести, а Даня только поддакнул. В коридоре тихо и послуш-но по парам стояли дети, держась за руки. 

— Ребят! – начал Даня, – тут синеволосая девочка не пробегала? 

— Я видела, как одна пробегала, — робко начала самая маленькая из девочек. В руках она держала плюшевого медведя, — Я спросила, что она делает, а она сказала, чтобы я молчала или мне же хуже будет. Но я решила рассказать вам. Потому что знаю, что когда вы рядом, мы все в безопасности. 

Леша почти растрогался, но быстро вернулся в реальность. 

— И что нам делать? 

— В любом случае, мы должны придерживаться плана, – ответил Даня. 

— Но ведь Маша убежала! 

— Правильно говорить не убежала, а сбежала. Это разные понятия. Прошу не путать. 

Не забывай, что она была под крылом у Мораны. За такой короткий срок, она может рассказать все. Что завлекло бы маленькую девочку на ее сторону. Сам подумай. Ей это ниче-го не стоит. Маша наверняка уже нашла выход в город. И бежит уже к своим родителям. Они-то у нее есть. 

Что-то громыхнула. Это деревянная дверь. Которую Аня открыла с пинка и практически вышибла ее. 

— Мне сообщили, что Маша сбежала. 

— И кто же это интересно сообщил, – саркастично поинтересовался рыжий. 

— Помолчи! Огонек, как все было, – та ей быстро все рассказала. Аня подумала и через пять минут объявила. – Она, наверняка, уже в городе. Морана ей все рассказала. За нее я не беспо-коюсь. Я беспокоюсь за детей, которые стоят сейчас в коридоре и хотят домой. Так ведь? – она обратилась к ребятам. Те хором ответили: « Да!»

 – Как же я люблю таких детей, которые все сразу понимают. 

— Ну что, путеводитель, веди нас, через леса, через моря. 

— Ты когда-нибудь перестаешь шутить? – Аня раздраженно направилась к выходу, чтобы направлять всех. Но при этом слегка улыбнулась, – Ну что, ребята. Давайте я вам проведу экс-курсию по нашему прекрасному, дремучему и сказочному лесу. 

— А правда, что Леший существует? – донесся голос из толпы. 

— Да, – улыбка спала с лица Ани и та отвернулась, чтобы скрыть слезы. К ней подошел мальчик, которому не досталась пара. Он взял ее за руку и тихо спросил. 

— Что случилось? 

— Лешего больше нет. Он был настоящим героем, – ответила она дрожащим голосом, пыта-ясь скрыть слезы.

— Он умер? 

— Да. Давайте я вам позже все расскажу. 

Девушка держала руку мальчика, а Огонек взяла его за вторую руку. Они повели всех из больницы. Всю эту процессию замыкали Даня и Леша. Все отошли на безопасное расстояние. 

— А сейчас. Прошу всех посмотреть на больницу, – все повернулись и смотрели на здание. Леша создал шар с огнем, и передал Ане. Она замахнулась и со всей силы кинула его. Здание полыхнуло. Больницу окутали языки пламени. Запахло гарью. 

Послышались звуки разбиваемого стекла. Пошел черный дым. Когда все сгорело до тла, Аня создала шар с водой и опять кинула его со всей силой. 

Все потухло. Останки больницы рассыпались на глазах. Все было черное. На лице Ани иг-рала легкая улыбка. 

LIII

— Идемте! – Аня направила детей. Они осматривались вокруг и любовались лесом. Конечно, они никогда не видели настолько сказочные пейзажи. Сзади Даня и Леша вели очень «инфор-мативный» диалог. 

— Ты видел, что сейчас произошло? – спросил Даня. 

— Ага. Это с Аней мы давно запланировали, но я не думал, что это будет настолько эффект-но. 

— Она спалила больницу. 

— Что в этом такого? 

— Слушай, ты, где был, когда читал заявление о разрыве связей? 

— То есть, думаешь, теперь они не побоятся отнести его? 

— Да. Обязательно. 

Минутная пауза. 

— Ты не задумывался, что было бы, если бы этого всего не произошло? 

— Не знаю. Скорее всего, я бы замерз тогда в полу, – тут Леша задумался. В голове эхом от-дались слова «Я бы замерз тогда в полу…» — стоп! 

— Ты чего? 

— Когда я лежал в полу, была зима. Наутро я проснулся в своей кровати, и было лето. Как так? – ответ пришел в голову сам. 

— Нет! Этого не может быть! Такого не должно быть! 

— Ты чего кричишь? – Даня вскинул брови и удивленно смотрел на друга. 

Леша закричал что есть мочи. 

— НЕТ! 

LIV

В глаза ударил яркий свет и перед мальчиком возникли люди и среди них был Алексис со своей матерью и отцом… 

Дальше все пошло как в быстрой перемотке. Разбирательство. Суды. Плачь по ночам в оди-ночестве. Так и наступил новый год. 

Мальчик сидел в автобусе у окна и смотрел в него. Смотрел, как другие дети резвятся, иг-рают и веселятся с родителями. 

— Выходим! – закричала молодая девушка. В руках у нее был блокнот, в котором были запи-саны имена всех детей. 

Давайте объясню. В городе проходит благотворительный детский концерт. И администра-ция выделила деньги детям из детдома на поездку. И вот Леша и еще несколько человек сиде-ли в автобусе в ожидании грандиозного вечера. 

Все вышли из автобуса и направились к театру. Контролерша посмотрела билетики, прово-дила в гардероб, а затем и усадила всех на места. Мальчик сидел на балконе и так удачно, что открывался просто потрясающий вид. Ах да, забыла вам сказать. Концерт был новогодний. Это важно! Но тихо! Представление началось. 

Пошел дым, и на сцену вышла девушка. Со светлыми волосами и зелеными глазами. Она была одета в большой свитер и обычные джинсы. Девушка поднесла микрофон ко рту и нача-ла петь. У Леши отвисла челюсть. Неужели это…. Да нет, не может быть! Это просто невоз-можно! Он продолжал всматриваться в певицу и увидел… Аню? Да, это была Аня. Ее светлые волосы невозможно было забыть, а глубокие и мудрые глаза? Когда она окончила петь, нача-лись показы смешных новогодних сценок. Во многих из них играла сама Аня. 

В одной из сценок на сцену вышел еще один человек. Его рыжие волосы, голубые глаза и, настолько веснушчатое лицо, что казалось, будто оно горело, были легкоузнаваемые. Даня? И он знаком с Аней? Мальчик не мог поверить своим глазам. Это была правда! 

Все, что ему приснилось, это всего лишь сон, но люди в нем его друзья, которые не забыли про него, а помнили. Взгляд девушки со сцены упал на балкон, и они с Лешей встретились глазами. Она взяла Даню за руку и те убежали за кулисы. Леша расстроился окончательно. Он больше никогда их не увидит. В сердце теперь не трепетало то тепло, которое он обычно ощущал, когда в голове всплывали образы — воспоминания друзей. Сзади донеслось озорное «мальчик». Леша повернулся. Перед ним стояли Аня и Даня. 

— Ты ведь Леша, да? – мальчик просто сиял от счастья, а Аня стояла и пыталась сдержать крик радости (как ни как, они находились в театре). 

— Д-да, — робко ответил мальчик. Он подумал и протянул руку, — Ущипните меня, пожалуй-ста, кто-нибудь из вас. Вы же реальны? 

Друзья переглянулись, пытаясь сдержать смех. 

— Может, выйдем? – Аня позвала за собой, и мальчики пошли за ней. 

В нос ударил запах зимы. Это пряники и различные сладости в кондитерских. Это елка, ко-торая стоит посередине главной площади. Это стекло, из которого сделаны елочные игрушки. На улице было не так морозно и светило солнце, поэтому они выскочили прямо так, без шапок и курток. 

— Концерт будет длиться долго. Где-то до восьми вечера. Может, пойдем на каток? У меня с собой фотоаппарат мгновенной печати. Хотя бы познакомимся друг с другом. 

А то только во сне и виделись, – Аня, как всегда заулыбалась и пожала самая первая в кон-дитерскую. А Даня только и успел крикнуть. 

— Все пряники за мой счет! 

А Аня ответила. 

— Заметано! 

LV

— Вот как ты познакомился с Даней и Аней, – мальчик сидел на полу перед камином и вни-мательно слушал историю своего отца. 

— И все-таки я не понимаю, как так можно понять, что это и есть тот самый человек, кото-рый станет твоим лучшим другом? 

— Это не все так быстро происходит, — мужчина посадил своего сына на колени и дал ему кружку горячего какао в руки. 

— У тебя же получилось, а у меня до сих пор нет друзей. 

— Эта историю, что я тебе рассказал, произошла тридцать лет тому назад. За это время мы успели столько раз поругаться и столько раз помириться, на пальцах не сосчитаешь. 

Мальчик хлебнул из кружки. 

— Пап. 

-Что такое? 

— А ты считаешь это волшебством? 

— Думаю, да. 

В дверь постучали. 

— Открыто! 

В дом вбежали два ребенка. Девочка  лет девяти с огненно-рыжими волосами и семилетний мальчик со светлыми волосам. 

— Миша! Привет! – дети хором прокричали имя друга и бросились обниматься. Затем вошли родители. Известная певица Аня и не менее известный комик Даниил. Вот уж кто действительно полез обниматься. 

— Леша, как я рада тебя видеть! – Аня поцеловала его в обе щеки и прошла дальше. Даня об-нял старого друга и сказал. 

— Ну что? Будем новый год праздновать? 

— Между прочим, сегодня ровно тридцать лет, как мы друг с другом познакомились! Помните, как это было? – Аня посмотрела в камин и улыбнулась, – Дети, идите в комнату и поиграйте, пока  взрослые накроют стол. 

— И как же так вышло, что нам всем приснился один и тот же сон? – Даниил сидел на диване с другом, и оба смотрели в камин. 

— Видимо, сама судьба решила, что нам суждено быть друзьями. 

— Судьба судьбой, а на стол надо даме помочь накрыть. 

— Идем уже, дама, идем, – взрослые занялись делом, а дети у себя в комнате не играли, а разговаривали. 

— Знаете, как наши родители познакомились? – спросил у всех Миша таинственным голо-сом. 

— Нет, – хором ответили брат с сестрой. 

— Сейчас расскажу… 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дорогой читатель!

Если ты это читаешь, значит, ты уже изучил историю о мальчике Леше, который рос в оди-ночестве без семьи. Я прошу тебя подумать, что ты выделил из этой книги для себя? Ты уви-дел что-то интересное или тебе не понравилось? Может, ты увидел здесь себя? 

Главный герой этой книги — реально существующий человек. Его тоже зовут Леша, только ему три года. Познакомилась я с ним в больнице летом, когда лежала с левосторонней верх-недолевой пневмонией средней тяжести. Мне каждый день нужно было подходить к посту медсестры и получать лекарства. Однажды  из окна другой палаты на меня посмотрели два больших зеленых глаза, беззубый рот улыбнулся и засмеялся. Мальчик  помахал мне своей маленькой ручкой. Я ответила. Так началась наша с ним безмолвная связь. Я приходила каж-дый день к нему и показывала трюки с пальцами, а он смотрел на меня удивленными глазами. От медсестер, которые приходили его кормить, я узнала, что он из детдома. Так больно смот-реть на такое маленькое дитя, которое осталось без любви и ласки. Возможно. Я навсегда за-помню, как кричал мальчик, когда я уходила от него, и как он переставал плакать, увидев ме-ня. 

Его увезли, когда я пролежала всего неделю. Мне казалось, что я осталась без самого верного друга. Моего маленького друга. Я с детства боюсь темноты. Мне кажется, что где-то там кто-то или что-то есть, что-то страшное схватит тебя и утащит неизвестно куда. И когда  в палате выключали свет, я дрожала от холода и страха. Казалось, я потеряла своего ангелочка. Ангела -  хранителя. 

Я поклялась, что напишу книгу о Леше и сделаю его судьбу счастливой. Кажется, моя мис-сия выполнена. 

Почему «Монстр, который живет под кроватью»? Мы все боимся темноты. В какой-то сте-пени. Вы можете мотать головой и утверждать что, нет, это не так, я ничего не боюсь. Давайте будем честны сами перед собой. Мы боимся увидеть свои страхи, которые отразятся в темноте. Это нормально. В этом нет ничего странного. Мы все люди.

Так же моим вдохновителем стала современная писательница, подарившая нам книги о мальчике, который выжил. Это Джоанна Роулинг. Ее истории заставляют мечтать и фантази-ровать. 

 Книга, которую вы прочитали, -  это сказка. Сказка о моем маленьком ангелочке -  храни-теле и об «ужасном монстре», который живет под кроватью. 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

05:13
286
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!