Женщина Айскрим

Женщина Айскрим

 

 Женщина Айскрим

 

С надеждой на крылья, живущий на грани 
Поющий с надрывом у самого края           
Пусть немного наивно, без четкого плана 
Но с надеждой на крылья                
© «Баста»

      На перекрестке стоял малыш и спрашивал прохожих: «Не вы потеряли крылья?»
Я, как и многие, прошла мимо.
В интернете сонник пророчил: «Если приснились крылья, значит скоро вы влюбитесь».
Бред, последняя, и она же первая любовь, ноет шрамом под левой грудью.
Тавро от затушенной в судорогах сладострастия сигареты.
Так сильно меня любили, что заставляли просить «еще, еще», и я  кричала, от ненависти и  боли.
Я вырвалась из той клетки, именуемой Любовью. У нее были странные имена — боль, страх, плен.
Страх Одиночества и непонимания, плен обязательств и несбывшихся  обещаний. Клетка лжи и предательства. Стихия желания в крови.
Боль физическая и душевная, когда  не различаешь, что больнее.
Сегодня я совершенно свободна.
Стою на том самом  перекрестке, что мне  приснился, и попадаю под ливень.
Зонта у меня нет, спрятаться некуда. Стою и жду, когда остановится поток машин.
Многие водители сигналят, мне, бедолаге.
К обочине припарковалась  синяя «Ауди». Водитель, молодой мужчина, открывает дверцу.
— Девушка садитесь, у вас уже губы посинели.
Что видишь во мне женщину? А ее нет, убили, однажды. Любовью. 
Выходит, раскрывает зонт,  приглашает: «Садитесь, согрейтесь».
В машине  поет   «Сплин» — «А любовь – это клетка».  От тепла и музыки засыпаю.
Я не дам причинить себе боль еще раз.
– Малыш, что было не так, — потом. – Сука!
Может и правда, сука. Я  просто не хочу привыкать: растворяться от  нежности, таять от  поцелуев, и  плавиться в огне оргазмов.
В окно стук, открываю дверь машины, на колени падают капли с бутонов  алых  роз.
-Вам.
В голосе усталость. Видно всю ночь провел, с какой- нибудь очередной  дурочкой.
Он что-то говорит, я же  слышу :» Я заворожу обманом  денег и  подарков, сломаю тебя шелковой плеткой ревности».
Замучаешься ломать. Уже ломали, запирая в клетке, кормя суррогатом жизни до тошноты. Мимо проходила  жизнь. Пусть без Любви, но настоящая.
Наконец расслышала:
-Тут недалеко кафе, очень милое место.
Есть хочется до колик. 
Бежим, держит надо мной зонт, сам весь промок, что называется до ниточки.
Ем горячие чебуреки, смотрю, как в чашке с куриным бульоном плавает половинка яйца. Жизнь в миниатюре.
Сначала будешь радоваться — секс без обязательств.
Потом тебя будет мучить вопрос: раз уходит, со мной что-то не так. Сломаешься. Нет, это не месть, это всего лишь самозащита.
Кидаю вещи в сумку.
— Будет, так как ты скажешь, ты только скажи как!
Ухожу.  
— Ты приползешь ко мне на коленях.
Не дождешься, у меня  амнезия. На всех – хороших, плохих, разных.
Я никогда не смотрю им в глаза, чтобы не помнить.
— С аварии еду. Тайфуны в Подмосковье, кто бы мог подумать.
— Вы из МЧС?
— Нет, из «Мосэнерго».
— Ночной  Дозор?
— Я тоже люблю Дозоры!
— А я, нет.
— А что Вы любите?
Красные флажки кричат — замолчи!
Вот так палятся. Раскрывают все коды. Обрастая памятью чужих привычек, нравиться — не нравиться.
Не приручаюсь.
Усталая улыбка. Нежность, доброта — брр, гадость, не верю.
Допускаю непростительную глупость — поднимаю глаза от небритых скул.
В его  взгляде Сострадание. Любовь – болезнь, но у  меня был хороший доктор. Девочка выздоровела.
Дождь не кончается.
— Ну что, поехали к тебе?
Удивлен, но рад, видно, что рад… Наивный.
Уснул, ничего не требуя, не тела ни душу. Прижался к спине, целует в плечо.
Нет, не пробьешь на ласку, я бронтозавр, я носорог!
Я зверь, Вот сейчас встану и уйду, в дождь. 
Но сил подняться нет, проваливаюсь в  сон. 
Теплые носки, чай с малиной. Любовь забота — и этот номер не пройдет. Но так щекотно в носу.
— Я просто от температуры всегда плачу.
— Я тоже.
Мужчины плачут не от боли. Когда  любовь-вселенная, вдруг обрушивается на них, они прячут слезы  благодарности, за то, что это, случилось именно с ними.
Но рабами чувственности нам не стать. Безжалостно режу по живому, когда еще во влажной истоме пребываем оба. Ты счастлив, а я  уплываю на остров. Мой остров — одиночество, моя душа — крепость.
Просыпаюсь за полдень.
Постель пуста. На цыпочках, чтобы не услышал, в коридор.
— Где туфли? 
— Они расклеились от дождя. Отнес в ремонт
— Откуда такая забота?
— У меня была уже  одна такая. Уходила, приходила, когда вздумается.
— Женщина – кошка?
— Нет просто кошка, серая такая, самая обычная. Ходил с ней к ветеринару, отморозила уши. И роды принимал. И так десять лет.
— Где она?
— Умерла. У тебя глаза, зеленые, может ты и есть, она?
Никому и никогда, до этой встречи, не рассказывала о той, первой любви.
Протянул руку, в раскрытой ладони ключи.
— Я буду ждать, потому что люблю.
Наш сто тридцать седьмой день.
«Мы создадим с тобой пространство Любви. Любовь подарит нам  крылья, чтобы там парить. Но надо открыть Душу, чтобы  мы услышали музыку друг  друга. И конечно дать Надежду, что это раз и навсегда. Будет легко, или тяжело -  без этого,  я не смогу уже, как бы там ни сложилось у нас. Ты моя жизнь, моя душа. 
Пусть будет много, много Любви, вокруг тебя и в тебе».
Дверь в клетке  захлопнулась, но за спиной у нас крылья.

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

16:57
123
RSS
17:52

Ваше произведение принято. Удачи!