Приём Турецкого Гамбита

Приём Турецкого Гамбита

Заснуть никак не получалось. Сытое брюшко не урчало – пока он не мог к этому привыкнуть. Казалось бы, ну прижмись ты поплотнее к тёплому боку Джеки или толстой спинке Малыша и спи себе до утра. Но тревожные воспоминания так и лезли в голову. Джеки, главная племенная сука, утверждала, что это его беспокойство пройдёт, обязательно пройдёт. Только нужно, чтобы забрал ЕГО человек. Тогда, и только тогда, придут спокойствие и уверенность. А самое главное – любовь. Гамбик сомневался, что любовь – это хорошо, хотя Джеки была взрослой и знала, наверное, обо всём.

Очень повезло, если ты родился у хорошего заводчика. Такого, какой была Главная Женщина. Она действительно обожала собак, хоть и зарабатывала на этом какие-то деньги. На них она покупала корм не только своим питомцам, но и себе. «Жить же как-то надо», – так говорила Главная Женщина, когда любимая всеми собачками Люся очередной раз просила:

– Мам, ну я не могу! Ну такой он пупсик! Давай его не отдадим! А?

– Люська, блин, – горячилась Главная Женщина, – А ну не лезь, иди лучше бабке помоги бельё повесить!

– Ма-ать! Не поднимай ты таз этот окаянный! Люська уже идёт! Всё, брысь, – она шлёпала Люську полотенцем пониже спины и шла встречать очередных покупателей щенков.

Ма-ать Люська называла Бабулей. Гамбику тоже это прозвище нравилось больше. Бабуля всегда была ласковой. От неё пахло сдобой. А ещё она угощала куриной кожицей между завтраком и ужином. То есть просто так! О, Бабуля была замечательной.

Гамбик не мог понять всего из того, что когда-нибудь слышал за свои не полные шесть месяцев, но зачем то всё старался запоминать. День, когда его приехали забирать, он тоже помнил. Хотя, что может запомнить трёхмесячная кроха?

– Лёша, ты идиот, а? Неужели нельзя было припарковаться поближе? Какого чёрта я должна месить говно в этой сраной деревне? – Любовь Михайловна разорялась на весь посёлок. Муж опять проявил себя как тетёха и недотёпа.

– Любочка, ну успокойся, пожалуйста. У Паши всё-таки день рождения. Сынок, выходи. Вот та калитка, по-моему.

– «По-моему»! Всё у тебя в «помоях»! – Любовь Михайловна аж покраснела от глубины своего негодования. На злом, скуластом лице заиграли желваки.

– Вот ты мне объясни, как могут щенки элитной породы продаваться в таком захолустье?

– Любочка, отойди, давай я калитку открою. Паша, иди сюда, – Алексей потянул хлипкую дверцу, – Хозяева?! Есть кто дома?

Вместо хозяев на пришельцев налетело черное облачко маленьких звонких существ, которые прыгали и скакали, лаяли и повизгивали. Ведь это такая радость – новые люди, новые запахи!

– Проходите, проходите! – Главная Женщина басовитым от сигарет голосом приветствовала будущих хозяев одного из своих щенят.

– Вот они, наши грифончики, пойдёмте на веранду.

Мальчик Паша присел на корточки, не в силах оторваться от облепивших его собачек. Они были вроде бы похожи между собой, но кто-то был меньше, кто-то более шерстистый. Каждый пёсик так и норовил посильнее облизать руки и даже нос мальчика.

– Паша, ты с ума сошёл?! Встань сейчас же! Ты что хочешь, чтобы у тебя глисты были? Не давай им всем тебя лизать! Вот ведь бестолочь растёт! – Любовь Михайловна в ужасе смотрела на происходящее у неё под ногами.

– Они пролечены, не беспокойтесь, – Главная Женщина видела и не такое, так просто её не проймёшь.

Алексей взял супругу под руку и повёл на веранду следом за хозяйкой.

– Здравствуйте ещё раз, – Алексей, как мог, старался сгладить первое впечатление о своей семье, – Вот, у сынишки день рождения сегодня, мы за щеночком, звонили позавчера.

– С днём рождения, малой, – усмехнулась Главная Женщина, – Ну, иди сюда.

Она открыла дверь сарая, к которому примыкала веранда, и сделала шаг в сторону. Гостям стало видно, что в тесном для человека помещении был собачий дом. Тут и там по полу были разбросаны разномастные лежанки, игрушки, а в дальнем углу расположился манеж для щенков. В нём, стоя на задних лапках и умильно склонив круглые головки как нарочно в одну сторону, стояли двое премиленьких собачьих детёнышей.

– Выбирай, именинник! – Главная Женщина пристально посмотрела на паренька.

Сестрёнка, как увидела мальчика, стала прыгать почти до верха заборчика и поскуливать. Гамбик был очень удивлён её реакции. Сам же он просто вилял хвостом и разглядывал новых людей.

– Нет, так не пойдёт! Что значит «выбирай»? – Любовь Михайловна потеснила Пашу и первой вошла в сарай, – Боже, ну и вонь!

– Да мне оба нравятся, – мальчик подошёл к манежу и присел на корточки, – Забавные!

На лице Любови Михайловны появилось ещё более брезгливое выражение:

– Вы нам лучше скажите, какой из них будет лучше слушаться, мебель не портить и не гадить повсюду!

– Для начала там мальчик и девочка. Вам есть разница или как? А слушаться и вести себя прилично будет любой, если его правильно воспитывать и уделять ему достаточно времени, – Главная Женщина строго посмотрела на Любовь Михайловну.

– А, понятно. Тогда мальчика давайте. Охотнее берут мальчиков, говорят, и нам тогда так надо сделать.

Главная Женщина нагнулась к манежу и взяла Гамбика на руки.

– Держи вот так.

Передала осторожно Паше, тот улыбнулся пёсику.

– Его зовут Гамби. Полностью Турецкий Гамбит. Пойдёмте, документы оформлять: паспорт, карточку щенячью. Расскажу вам, что к чему.

– Махонький какой, чем кормить то его? – Алексей погладил Гамбика по головёшке.

– Я же и говорю, присаживайтесь за стол. Сейчас всё поясню.

Пока взрослые были заняты, Паша отошёл от веранды и поставил собачку по траву. Тот почти сразу присел сделать свои маленькие делишки. Мальчик смотрел на свой подарок, умилялся, но абсолютно не понимал, как он будет играть во дворе в мяч с такой вот мелюзгой. Что скажет на это Вован из соседнего подъезда, у которого немецкая овчарка? Эх, зря отец друга своего послушал, который ему битый час хвалил эту странную породу. Недобульдожка какой-то.

Вообще надо признать, отец был согласен на любую породу, потому что был «тетёхой и недотёпой». Но маман поставила несколько трудно выполнимых условий. Собака должна быть маленькой, чтобы не тратить много денег на еду. Собака должна не сильно сыпать шерстью (вот какая матери разница, Паша понять не мог, всё равно пылесосил в квартире отец). Собака должна быть достаточно умной, чтобы не изгадить и не погрызть их жильё.

И вот сейчас этот должник по всем статьям прижимался всем своим тщедушным тельцем к Пашкиной груди и тихонечко засыпал. Сонным он еще больше походил на обезьянку, которую мальчик видел месяц назад на экскурсии с классом в зоопарке.

Собаку породы Бельгийский гриффон, а если точнее, то Пти-брабансон (Пашка выучил, чтобы не было стыдно перед пацанами во дворе) отцу порекомендовал друг, ветеринар по профессии. Пашка «погуглил», что за зверь такой, и в начале вообще хотел отказаться от идеи иметь собаку, до того чудным пёс выглядел на фотках. Но папахер признался, что на другое они мать всё равно не уломают, а тут всё таки живая душа дома будет с работы встречать. И не ором и недовольством, а весело виляя хвостом. А ещё отец пообещал, что сам гулять с ним будет. И утром, и вечером. На Пашке только дневные прогулки останутся.

Эх, надо послушать, что там они нарешали, домой уже охота. Поесть и поиграть в комп, – Пашка двинул в сторону веранды, Гамбик проснулся и поднял голову.

– Записывайте. Любовь Михайловна Кабаневская. И телефон…

Боже мой, – подумала Главная Женщина, даже в документы на собаку мужа не вписывает. Он небось и спит на коврике у них. Вот и захотел собаку, чтобы не одиноко было. Бедный мужик.

Так официально хозяйкой Гамбика стала Любовь.

Собачья жизнь полностью изменилась. Хороший период той самой жизни Гамбик помнил смутно. Там были радостные моменты, особенно когда Лёшка-Папаша шёл с ним на прогулку. Это было прекрасно! Рано утром они гуляли по парку практически одни. Лёшка отстёгивал Гамбика от рулетки и разрешал гонять маленьких шустрых воробушков. Всегда хвалил за сделанные делишки и вдоволь кормил Гамбика после прогулки. Вечером всё повторялось за исключением беготни за птицами. Лёшка говорил: «малыш, народу много, потеряешься», и они трусили по дорожкам привязанные друг к другу.

Паша как-то раз догнал их на прогулке и услышал, как отец тихонько напевал: « …чем больше я живу с женой, тем меньше хочется домой».

Печальным для Гамбика был весь остальной день. Мальчик через некоторое время совсем перестал обращать на Гамбика внимание, хотя и выходил с ним ещё два раза в день во двор. Времени для прогулки было маловато, но Гамбик очень старался всё успеть. Несколько раз Пашка, видимо, забывал о прогулках. И тогда был кошмар.

– Па-авел! Ты посмотри, что ваша мерзкая шавка опять наделала! Тварь тупая! – от визгливого голоса Любови Михайловны у Гамбика внутри всё оборвалось. Он забился в самый уголок под стол на кухне и дрожал. Если честно, ему и без того было худо. Паша не вернулся домой ко второй за день прогулке, и у собачки очень болел живот. В ожидании мальчика пёс переместился в прихожую. Время будто остановилось. Он умудрился даже задремать. Но когда проснулся, Пашки по-прежнему не было. От нервов и неприятного ощущения внизу живота он стал мусолить так не кстати оставленную туфлю Любови Михайловны. А когда услышал, что дверь наконец открывается, всё-таки не сдержался и налил лужицу, в которую она и наступила.

Страшно ругаясь, Любовь Михайловна гоняла уцелевшей туфлей Гамбика по всей квартире. И пару раз успела пребольно стукнуть по спине. К счастью, вернулся Лёшка и забрал у разбушевавшейся жены собаку.

Вечером, когда люди сидели за столом и опять ругались, Гамбик очень переживал.

– Чтобы такого больше не было! Иначе я его на помойку выброшу!

– Мам, я то тут при чём? Я с ним погулял после школы и на футбол пошёл, – врал Пашка, – Откуда я знаю, что у него в башке?

– Ладно, иди уроки доделывай!

– Любочка, ну не расстраивайся ты так. Купим в субботу тебе новые туфли, не беда. Дело житейское.

– Конечно, карлсон ты недоделанный, мне же туфли разнашивать, а не тебе!

– Ну знаешь, по-моему, это уже перебор, – Алексей неожиданно для своей супруги пытался возразить.

– Опять у тебя одни «помои». Глаза б мои тебя не видели!

Лёшка встал из-за стола и молча вышел из квартиры, тихо прикрыв за собой дверь.

Ужас был в том, что он так и не вернулся.

– Сосуды, да. Я не знаю пока, Женя. Ладно своих целуй. Пока, – Любовь Михайловна наконец положила трубку.

– Ну что, уродец, нету нашего Лёшки больше. Приучайся жить так.

К тому времени Гамбик уже сорок один день сидел в довольно большой клетке, в одной половине которой была расстелена одноразовая описанная пелёнка, на ней же стояли миски с водой и неприглядным сухим кормом, а в другой половине находился его старый матрас-лежанка. Каучуковая косточка была вся разгрызана и представляла собой жалкий обмылок. Пёс выглядел не лучше. Шерсть сходила с него клочьями, от переживаний он практически ничего не ел. Полулысая шкурка обтягивала выпирающие рёбра.

После внезапной смерти Алексея Любовь Михайловна не горевала, а лютовала. Пашка не придумал ничего лучше, чем поселить щенка в клетку. Гулять с ним было лень, играть не было настроения. После девяти дней мать вообще отправила Пашку в летний лагерь.

Сама же Любовь Михайловна должна была признать, что не столько расстроена утратой мужа, сколько взбешена. Как могла эта сволочь тупая, бездарь и тетёха, вот так от неё сбежать?! Оставить её одну растить их непутёвого сына и ещё свою гадкую собаку?! – да, именно так думала эта порядочная и честная женщина. За что она, порядочная и честная (жаловалась она знакомым), осталась один на один с тяготами этой несправедливой жизни.

Щенок был уже одной лапой не в этом мире. Спас его «счастливый» случай. Как-то раз к Любови Михайловне приехали погостить и поддержать её сестра с маленькой дочкой. Девочка захотела поиграть с «облезлой обезьянкой» и вынула Гамбика из клетки, держала она его неумело, и измученная собака выскочила из маленьких рук. На полу был разбросан конструктор и другие игрушки. Бедный пёс упал на какую-то угловатую деталь и повредил глаз. Завизжал и бросился в кухню. Женщины изловили его и, не зная как поступить, решили позвонить заводчице. Несколько минут разорялись по поводу природной тупости собаки и просили забрать её обратно.

Сразу после занятий в техникуме Люся приехала по названному адресу и забрала Гамбика домой. Пока ехала на метро, а потом на электричке в посёлок, ревела белугой, кутая щенка в джинсовую куртку, до того у него был жалкий вид.

Дома мать с бабкой, не мешкая, обработали беднягу и оставили на мягкой перине. Почти не вставая, он спал двое суток.

С тех пор прошло чуть больше месяца. Глаз зажил, не болел. Люська тискала Гамбика и приговаривала:

– Ах ты бедненький, оброс наконец то, красавчиком стал, – чмокала в нос и отпускала к другим собакам.

Поскольку Гамбик подрос, жил он теперь во взрослой стае. Спал на одной из лежанок в их доме-сарае, ел досыта. Одноплеменники его не обижали. Гриффоны народ дружелюбный и весёлый. Ночью он забирался в одну лежанку с Джеки и Малышом, так было теплее и уютнее. Гамбик был почти счастлив. И вот сегодня, когда Бабуля уже убирала миски после ужина, Главная Женщина вдруг объявила:

– Завтра с утра приедут посмотреть на Гамбита.

– А чего на него смотреть то? Пусть берут, – Бабуля была сама непосредственность.

– Мама, девушка звонила, сразу спросила про здоровье, мы ж его недорого отдаём. Я врать не стала. И про глаза разные рассказала, и про слабый желудок. Там у них тоже ребёнок, пусть готовы будут, что всё не так просто.

– Ох, ну дай ты бог, пристроим, – Бабуля вытерла руки полотенцем, – Хорошо бы.

Потом Главная Женщина скомандовала: «Спать, всем спать! ». Собаки послушно забежали в своё жилище, стали устраиваться на любимые места. Когда Джеки улеглась, Гамби сделал вид, что тоже засыпает. Но уснул только на рассвете, который увидел в немного мутном окошке.

Даша поцеловала мужа, взяла за руку дочь и вышла из дома.

– Ура! Мы раньше папы собрались! – Сашка прыгала вокруг машины на одной ноге.

– Садись скорее, Козявка. В школу опоздаем. Первый учебный день всё-таки!

Сашка залезла на заднее сиденье и пристегнулась:

– Вчера был первый!

– Да разве вчера были уроки?

– Были, но понарошку как будто, – Сашка счастливо улыбалась, – Мамуль, а мне с тобой нельзя поехать?

– Нет, Лапусь, я одна, – Дарья включила поворотник и выехала на шоссе.

– Это потому что у меня уроки?

– Нет, это потому что решение принимать буду я. А если ты со мной поедешь, мы по любому без собаки не уедем, пусть больной, хромой и так далее. А так я посмотрю сначала, поговорю с заводчицей. У нас же ещё Кисыч живёт, надо чтобы пёс мог за себя постоять.

Дочь засмеялась:

– Да Кисыч – страшный хулиган, собачка должна быть сильной.

– Вот и я о том. Беги. Подъеду, позвоню, выйдешь, – Даша пожелала дочери отличного дня и высадила у ворот школы.

Посёлок, в котором проживала заводчица, находился в пятидесяти километрах от города. Дарья вбила адрес в навигатор и выехала со двора школы.

Как будет здорово, если щенок здоров. Как только она поняла, что очень хочет собаку, и, главное, имеет время и возможность за ней ухаживать, с выбором всё время не везло. Сама Даша была готова взять питомца из приюта, но оказалось, что это не так просто в их ситуации. Во-первых, дома был кот. Во-вторых, Сашке всего восемь. Где гарантия, что собака из приюта не причинит им вреда? А в-третьих, иногда семейство уезжало отдыхать. Ну как оставить крупного зверя родителям-пенсионерам? А животных небольших габаритов пока найти не удавалось. Выбрать совсем крохотную породу тоже было страшно. А вдруг, наоборот, одиннадцатикилограммовый мейн-кун не примет сразу и навредит крохе? Или Сашка случайно причинит вред, ребёнок всё-таки. По этим же причинам Даша опасалась заводить маленьких щенков. Идея была – найти собаку-подростка.

И вот, очередной раз обшаривая интернет в поисках подходящего варианта, Дарья наткнулась вроде бы на приемлемый: предлагали взять годовалого метиса французского бульдога.

По телефону дама из объявления настойчиво предлагала привезти собаку сразу в дом, но Дарья благоразумно отказалась. Когда же она подъехала в приют сама, благодарила за это бога. Метис был, и даже встретил Дарью хорошо. Но только «в живую» он сильно походил на стаффордширского терьера и во время пробной прогулки кидался на всех животных без разбора. После такого просмотра, муж настоятельно просил Дашу остановить свой выбор на какой-то заведомо известной и безопасной породе и она с ним согласилась. Так, путем изучения огромного количества некрупных пород, они случайно узнали о Пти-брабансонах. А среди предлагаемых щенков единственный на тот момент подросток жил сейчас в посёлке, в который Дарья держала путь.

У калитки стояла грузная женщина. Даша накинула на одно плечо рюкзак и вышла из машины. Женщина махнула рукой и скрылась среди яблонь.

Потянув на себя дверь, Даша не успела сделать и пары шагов, окунулась в весёлый гомон – собаки встречали гостью.

– Надежда, можно их сыром угостить? – она присела на корточки и, получив разрешение, достала пакет с нарезанными дома ароматными кубиками.

Свою собаку Даша увидела сразу. Да, хотите верьте, хотите – нет, как в семейных мелодрамах о животных. Пёсик в отличие от своих собратьев не тявкал, вилял хвостом и смотрел своими умными глазами – ждал, когда Дарья протянет кусочек и ему. Стараясь никого не обидеть, она угостила шумную стайку и выпрямилась.

– Оставьте Гамбиту, а то они у Вас всё выпросят, – Главная Женщина шла к Даше, – Его мать докармливает сейчас на веранде.

– Нет, Надежда, он здесь.

Брови женщины взлетели вверх, она молча повернула в глубь сада.

Гамбик обошёл Своего человека сзади и потрусил у левой ноги.

– Добрый день, – Даша улыбнулась пожилой женщине, которая прибирала на веранде.

Бабуля оценивающе и хитро разглядывала самого красивого человека, которого когда-либо видел Гамбик:

– Добрый, добрый! Вы за Гамбитом?

– Да, – просто сказала Даша, присела на предложенный стул и взяла щенка на руки.

Пока шёл обстоятельный разговор о кормах и прививках, пока заполняли бумаги, собаки скакали по веранде, периодически залезая на лавку. Дарья отпустила Гамбика с рук, и он присоединился к своим. Бегая и играя, он частенько посматривал на Дарью.

Теперь ведь надо за ней следить! Куда она – туда и он.

– Ну что, Гамби, веди себя хорошо, – Надежда с матерью провожали их до машины.

Дарья расстелила на переднем сиденье флисовый плед и посадила щенка.

– До свидания, спасибо, – аккуратно трогая с места, она улыбалась и посматривала на своё приобретение.

– Привет, любимая, – звонил муж. Даша, как всегда, включила громкую связь, – Ну что, щенков смотреть не ездят?

– Ага, – Даша счастливо засмеялась, – Он замечательный! Малюсенький только, как котёнок.

– Понятно. Вы там за Сашкой успеваете?

– Успеваем, потом вместе за приданным поедем.

– Ты счастливая?

– Очень.

Оказалось, нужна была Любимая, а вовсе не Любовь. Гамбик положил голову на лапки и заснул.

Сашка была в восторге. В зоомагазине они купили всё, что только теоретически могло понадобиться щенку, и ещё чуть-чуть про запас.

– Мамулечка, любименькая! Это самый лучший пёсик на свете, – Саша не сдерживала чувств.

– Согласна, – они вошли в дом и пустили Гамбика на пол, – Ты только не тискай его, Солнышко, пусть привыкнет сначала.

Гамбика встречал кот размером с хорошую собаку. Щенок видел пару раз котов, которые залезали на забор дома Надежды, но то были коты обычные. Кисыч же смотрел надменным жёлтым взглядом свысока, и это была не фигура слова.

Гамбик с опаской приветствовал кота, прыгая вокруг, припадая на передние лапки и повизгивая от предвкушения игры. Кот на провокации не поддался. И будто бы даже прошипел: «пошшёл».

– Кисыч, это Турецкий Гамбит. Гамби, это наш Кисыч, – Даша смеясь потрепала обоих по головам.

Сашка присела на корточки к животным поближе:

– Мамуль, он теперь не турецкий, он теперь наш.

Первую ночь собака переживала, вылезала из своей ночной лежанки, вставала на задние лапы проверить, на месте ли Любимая хозяйка. Удостоверившись, что всё в порядке, укладывалась обратно.

Дни стали исключительно весёлые. Первое время Даша брала Гамбика с собой повсюду, даже в магазин (они купили специальную удобную сумку), для того, чтобы понять его режим. Ну и для того, чтобы пока не оставлять животных наедине, мало ли что. Но, попробовав несколько раз доверить им друг друга, успокоилась.

Даша всегда стояла рядышком, пока Гамбик ел, потому что только с ней он чувствовал себя в безопасности. Пищевое поведение у собаки напрямую зависело от психологической обстановки. Уверенность в себе возвращалась, страхи отступали.

Весёлого и дружелюбного пёсика полюбили все. Муж Дарьи удивлялся, гладя щенка:

– Чего он меня так радостно встречает, я же с ним, в отличие от Сашки, не играю?

В один из выходных дней девочка вприпрыжку понеслась от окна к двери:

– Бабуля с Дедулей приехали!

Гамбик со всех ног бросился к двери. Интересно ведь!

– Привет, дружок! – дед погладил пёсика между ушей. Тот вился у ног, привставал на задние лапки, хвост вертелся, как маленький пропеллер.

Бабулю было не остановить:

– Ну какой ты ласковый, какой хорошенький!

Она сунула руку в сумку и вытащила оттуда чудесную верёвку – игрушку из зоомагазина. Не забыла и про Сашу. Девочка закружилась с новой куклой. Вероятно, люди породы Бабуля были самыми ласковыми и внимательными.

Ещё время от времени приезжала София. Она тоже звала Сашиного отца Папой, а хозяйку, почему то, Дашей. Сашка её обожала. София показала сестре, как научить Гамбика некоторым командам. Пёс очень быстро усваивал новую информацию, и обучать его было одно удовольствие.

Фасады домов в посёлке выходили на общую улицу, и звери полюбили сидеть вместе на низком подоконнике в гостиной и смотреть «вечный телевизор». К сожалению, Кисыч по прежнему относился к Гамбику с некоторым пренебрежением. Пёс немного переживал, что не нравится коту. Хотя с появлением собаки, Саша разрешила Кисычу спать у себя в ногах на мягком пледе, от чего тот был просто в восторге. Гамбику не позволялось запрыгивать на кровати.

Вставали они с Любимой хозяйкой очень рано. Ставили миску Кисычу и отправлялись гулять. Потом Даша готовила завтрак для Гамбика и остальных. После этого Дарья отвозила дочку в школу, делала какие-то свои дела, и несколько часов животные были одни. В середине дня была довольно долгая прогулка, когда по посёлку со знакомым другом-шпицем, а когда и в парке неподалёку. Но для Гамбика не было ничего лучше вечеров, когда после прогулки с ужином Саша уже укладывалась спать, а он забирался к Любимой хозяйке на колени, и они, подрёмывая, все вместе смотрели кино.

Как-то раз их с Кисычем оставили дома на попечение Бабули с Дедулей на несколько дней. Вначале Гамбик сильно переживал, хотя перед уходом Даша нежно прижала к себе собачку и сказала: «Жди, малыш» и дала положенную на время своего отсутствия «вкусняшку», а это означало, что она вернётся, и можно не волноваться. Но аппетит пропал.

Через два дня Бабуля серьёзно поговорила с Гамбиком:

– Не бойся, крошка, вернутся ребята скоро. А если ты не будешь есть, что же от тебя останется? Так нельзя.

Кот тоже вёл себя спокойно, и пёсик решил, что Бабулю не стоит расстраивать, да и есть уже хотелось порядком.

– Ой, ты наш умница, поел. Ты наш сладенький!

Вот и ладно: сытый и Бабуле приятно.

На прогулку решили выходить через дверь в кухне, ведущей сначала на небольшой задний двор. Тут Бабуля всплеснула руками:

– У птичек семечки закончились, я сейчас.

Гамбик решил подождать у забора и пошёл на дальнюю от двери часть двора. Кот, воспользовавшись моментом, просочился через приоткрытую дверь и сел под крыльцо, чтобы не сразу заметили и не погнали обратно в дом.

Бабуля насыпала в кормушку семечки, глянула на нюхавшего остатки жухлой листвы Гамбика, и вернулась в дом положить пакет.

Огромная, на удивление жирная ворона, иногда промышлявшая воровством у синичек, слетела с высокой берёзы и, выставив вперёд когтистые лапы, захотела попробовать добыть еду покалорийней. Если не получится, хотя бы развлечётся.

Гамбик, увлечённый запахами кленовых листьев, обернулся в тот момент, когда гадкая птица была очень близко. Но не успел дать дёру, как Кисыч в пару прыжков настиг стервятницу. Ударив передней лапой захрипевшую от ужаса добычу, кот зашипел: «Пошшшла, он нашшшшшш».  

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

10:49
140
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!