Иван да Марья

Иван да Марья

«В феврале, девятого числа 1837 года, Олонецкого уезда, Согинского погоста, деревни Каягиной Сельги государственный крестьянин Иван Богданов, холостой, венчался с девицей Марией, дочерью государственного крестьянина Ивана Вакулина того же Согинского погоста, деревни Трошинской.

Поручители по жениху: Олонецкого уезда, Согинского погоста, деревни Каягиной Сельги – Федор Иванов и Евсей Федоров, деревни Заозерье – Егор Сергеев, деревни Мошничье – Иван Артемьев и Яков Иванов.

Поручители по невесте: того же Согинского погоста, деревни Трошинской – государственный крестьянин Амос Иванов, Важинского погоста, деревни Рипаковой Горы – таковой же крестьянин Семен Матвеев, деревни Пичик – Иван Марков». (Национальный архив Республики Карелии, фонд 25)

…Утро 9 февраля было тихим и безветренным. Над замёрзшей речкой висел лёгкий прозрачный туман. Накануне весь день шёл снег, который к вечеру прекратился. Небо очистилось от туч. Была обычная для этого времени погода, не доставлявшая особых хлопот местным жителям, если не считать снежного покрова, достигающего к концу зимы метровой толщины, а местами и более. Но известная поговорка «зимой со снегом – летом с хлебом» позволяла не воспринимать это природное явление как  наказание, а наоборот, — как божий дар. Обильный снежный покров к тому же обещал большую воду по весне, а это означало, что всю древесину можно будет благополучно сплавить по реке. Зимняя лесозаготовка давала небольшой дополнительный заработок, который был совсем не лишним в многодетных крестьянских семьях.

Светало. Во всех избах деревни Погостное топились печи. Дым из труб поднимался строго вверх, предвещая мороз. Деревня была небольшой. Всего тринадцать дворов. Дома располагались вдоль береговой линии по пригорку. Особо выделялась церковь, построенная полтораста столетия назад и названная Никольской, в честь святого Николая Чудотворца. На фоне снежной целины она напоминала большой корабль, застывший посреди белого безмолвия. С восточной стороны деревню закрывали высокие холмы. И даже летом, когда уже полностью рассветало, солнца ещё не было видно. Оно как будто не торопилось обогревать этот тихий и уютный уголок земли. Такая неспешность напрямую влияла на весь жизненный уклад деревни. Весна обычно запаздывала, а зима начиналась немного раньше, чем в других деревнях соседнего Важинского погоста, расположенных всего в каких-то семи-восьми верстах отсюда. Да и посевная здесь всегда начиналась на две недели позже.

Неожиданно в тишине, накрывшей деревню, словно ватным одеялом, раздался тихий, мелодичный звон. Он постепенно нарастал, и наконец стало видно, как к церковной ограде подъезжает свадебный поезд, состоящий из пяти саней, запряжённых лошадьми. Гривы лошадей украшали цветные ленты, а на сбруях висели маленькие колокольчики. Они-то и издавали этот удивительный звук. Первые сани встали у главных ворот. Возницы, пока остальные гости вылезали из саней, привязали лошадей и укрыли их попонами, чтобы не остыли. Процессия из полутора десятков человек направилась к церкви. Впереди шёл молодой  парень, крепкий на вид, одетый в короткий овечий полушубок, на голове – заячий треух. Сразу за ним шли две женщины, придерживая под руки девицу, одетую в заячью шубку и длинную юбку до пят, с накинутой на голову шалью так, что почти не было видно лица. Со стороны могло показаться, что её ведут насильно, но всё соответствовало вековым традициям, установленным ещё предками, и продолжало строго соблюдаться. Сегодня все свадебные хлопоты подошли к своему главному действию. Остались позади смотрины и сватовство, обручение с обменом кольцами и девичник с оплакиванием невесты, и даже сбор приданого, которое уже было уложено в сундук и покоилось в санях. В эти минуты должно было произойти то самое таинство, которое являлось кульминацией всех предыдущих и последующих обрядов, – венчание.

Прежде чем войти в храм, все с поклоном перекрестились, мужчины при этом предварительно сняли головные уборы. У входа поджидал священник. Была середина недели, и служба не проводилась. Всё оговорили заранее. В помещениях было холодновато, поэтому верхней одежды не снимали. В церкви стоял полумрак. На фоне тёмных стен причудливо выделялись горящие перед иконами свечи. Потолок был высоким и тоже тёмным, что создавало впечатление его полного отсутствия. Это дополнительно придавало особую таинственность той атмосфере, которая окутала всех. Пахло ладаном и воском. Жених с невестой встали рядом, напротив алтаря, остальные чинно расположились позади. Обряд венчания начался.

Священник, держа в  руке Евангелие, торжественно объявил: «Сегодня венчаются раб божий Иван и раба божья Марья». После долгой молитвы батюшка спросил у венчаемых, добровольно, а не по принуждению ли они собираются пожениться, и нет ли у них каких-либо тайных обязательств. Получив ответы, перекрестил каждого отдельно и благословил на семейную жизнь. После чего молодые поцеловались. Неспешно, перекрестившись с поклоном на образа, все направились к выходу. Жених с невестой уже шли вместе, тесно прижимаясь друг к другу, чтобы никакой недоброжелатель из озорства или по злому умыслу не смог проскочить между ними и испортить свадьбу.

При выходе из церкви навстречу им брызнули яркие лучи солнца. День окончательно разгулялся. За воротами ограды стояли несколько женщин проживавшие в ближайших домах. И пришли они не только из любопытства. Две из них держали в руках натянутую поперёк дороги верёвку и тем самым перекрыв путь, а остальные расположились по краям обочины так, что не было никакой возможности объехать. Хочешь не хочешь, а пришлось одному из поручителей жениха идти договариваться. Долго рядились, но женщины выторговали себе целый кузовок с пирогами.

Щёлкнули в воздухе кнуты, и застоявшиеся лошади резво с места рванули рысцой по  запорошенной дороге. За околицей она сворачивала от реки в сторону и уходила в крутой подъём. Дальше шла верхом по небольшим пригоркам, чередующимися между собой, занесёнными снегом пожнями и участками леса. Проехав с версту, обоз свернул по склону вниз, где и был конечный пункт этой поездки – деревня Каягина Сельга, все три дома которой расположились в ряд у самого подножия холма. По небольшому склону в обе стороны простиралось широкое ровное поле, укрытое белоснежным покрывалом и как будто посыпанное сверху бисером, который сверкал и переливался на солнце тысячами ярких искр. Кое-где из сугробов возвышались стога сена с белыми шапками наверху.  Вдалеке в синеватой дымке едва угадывались очертания крайних домов ещё одной деревушки – Каменного Наволока.

В родительском доме жениха всё было готово к приезду гостей. Накрыт праздничный стол. На стенах развешаны узорчатые полотенца. В русской печи томились, ожидая своего часа, пироги и разная снедь. Посреди стола, сверкая надраенными боками, стоял большой самовар. Вокруг него были расставлены глиняные кувшины с квасом и медовухой. Все находящиеся в доме, включая родителей, то и дело нетерпеливо поглядывали в окна. Наконец кто-то крикнул: «Едут!»  Дружно накидывая на себя тёплые вещи, домочадцы высыпали на улицу.  

Укрытые тяжёлым овчинным тулупом, и пряча лица от летящего из-под копыт снега, на первых санях прибыли молодые. Остальные, не заставив себя долго ждать, подъехали следом. Выбравшись из саней, новоявленные муж и жена, держась за руки, подошли к крыльцу, где их ждали свёкор со свекровью в окружении родственников. У отца жениха в руках была икона, а мать держала на вышитом полотенце каравай круглого ржаного хлеба. Поклонившись родителям в пояс, молодые поочередно поцеловали икону и откусили от каравая по кусочку. Затем им дали выпить по кружке молока, чтобы ребятки были чище и белее. Все вокруг ликовали, заставляя их целоваться. Получив родительское благословение, Иван подхватил Марью на руки и понёс в дом, осыпаемый со всех сторон зёрнами ячменя. Следом внесли приданое.

Попав в горницу, Марья перво-наперво бросила за печку приготовленную заранее монетку, чтобы задобрить домового и «купить» себе место в этой избе. Затем достала из принесённого сундука собственноручно вышитые узорчатые полотенца и одарила ими сначала свёкра, затем свекровь. Когда все сели за стол,  жениху с невестой поставили на двоих одну миску с ложкой для подтверждения их единства и неразрывной связи.

Свадьба гуляла до темноты, с песнями и плясками. К ночи большинство гостей ушло на ночлег в соседние дома. Молодым постелили в чулане. Он хоть и был частью дома, но особого тепла там не было. Это тоже было традицией. Если любят – не замерзнут…

Утром родня жениха разбудила молодую пару. Пол перед чуланом был усыпан соломой. Брошенный кем-то на пол глиняный кувшин, наполненный ячменём, ударившись о деревянные доски, разлетелся на мелкие черепки вперемешку с зерном. Молодой жене дали в руки веник и заставили всё убрать. С рассветом приехали родители Марьи и стали всех звать к себе в гости, в деревню Трошинскую. Второй день свадьбу гуляли уже в их доме.

Там тоже ждал накрытый праздничный стол с неизменным самоваром на столе, пирогами, блинами и прочими угощениями. Когда сели за стол, жениху сначала подали яичницу. Все стали смотреть, как он её будет есть. Иван же, не обращая ни на кого внимания, начал уплетать глазунью с краю. Тёща отвернулась и незаметно для всех мелко перекрестилась: «Слава богу, дочь сохранила девственность до свадьбы».

День клонился к вечеру. Гости разомлели от обильной еды и напитков. Мужчины вели разговоры о делах, женщины негромко пели. Улучив минутку, незаметно для всех, молодые потихоньку сбежали. Они выскочили на крыльцо, не чувствуя мороза. Иван – в домотканой холщовой рубахе и надетой поверх меховой жилетке,  Марья – в длинном льняном платье с вышитыми красными нитками узорами на рукавах и накинутой на плечи шали. Обнявшись, замерли в поцелуе. И долго стояли счастливые, согревая друг друга, ещё не осознавая до конца всего того, что произошло с ними за эти два дня. Смотрели на пустынную улицу, занесённую снегом, на замёрзшую речку, на солнце, которое уже коснулось верхушек деревьев, завершая очередной круг в бесконечном круговороте времени.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

12:07
248
RSS
Ваше произведение принято. Удачи в конкурсе!