Творческий подход

  Когда голос певицы умолк, зал галереи наполнился гулом аплодисментов.

   — Спасибо, Рит, что вытащила меня! — сердечно благодарила Соня подругу, выходя вместе с ней на улицу. — А то как Олег ушёл — просто жить не хотелось. Если у Шумской был такой же красивый голос, не зря ею так восхищались!

   — У неё был ещё красивее. Кстати, она была популярной в сороковые, когда страной правил великий Сталин.

   — Чем же он так велик? Столько людей пострелял!

   — Ну и что? Зато вон как страну поднял! При нём Россия была стала такой державой — весь мир нас боялся! За это можно было пострелять и вдвое больше. А то Ельцин, пердун старый… Вот Сталин был настоящий хозяин — волевой, решительный!

   — Простите, барышни, — Ритин монолог, громкий, на всю улицу, прервал проходящий мимо старик. — Если Сталин был такой смелый, к чему было вот это: десять лет без права переписки? Родственники надеялись, ждали, а человек-то уже давно расстрелян. Или польских военнопленных постреляли в Катынском лесу. Зачем было говорить, что это немцы? У меня там, кстати, дядя погиб. Что ж не хватало мужества сказать прямо?

   — А, так Вы поляк? — лицо Риты вдруг исказилось злобой. — Тогда у вас нет никакого права рассуждать о России! Немцы вас постреляли — и правильно сделали! Надо было ещё в Смутное время вас всех перерезать к чёртовой матери!

   — Рит, прекрати! Ты чего? — Соня дёрнула подругу за рукав.

  Но та не унималась:

   — Заступаешься, значит, подстилка польская! Какой-то сраный поляк тебе дороже любого русского! Впрочем, неудивительно, все вы, либерасты, Родиной торгуете! Нет, галоперидол тут не поможет. Желаю вам свинца — десять граммов!

  Смачно плюнув под ноги обоим, Рита стала спешно удаляться.

  Соня не совсем понимала, что с ней происходит. Сначала она хохотала, как безумная, затем смех незаметно перерос в истерику. Малость опомнившись, девушка обнаружила, что рыдает на плече у этого старика.

   — Ну, зачем, зачем она так? Сначала муж бросил, теперь подруга! В чём я так провинились?

   — Ну что Вы? Вы ни в чём не виноваты! Просто ещё Ремарк говорил: люди — ещё больший яд, чем алкоголь или табак. Впрочем, о чём это я? Простите, что вот так влез. Я, правда, не знал, что всё так получится.

   — И Вы простите за подругу. Не ожидала от неё. А Вы действительно поляк?

   — Не совсем. Мать у меня была полькой. Отец русский. Всю жизнь прожил в Москве, так что Родина у меня всё-таки Россия. Ещё я немного еврей — тоже по матери.

   — А у меня дедушка наполовину еврей… Что делать — не знаю. Ритка нас прокляла. Боюсь, как бы чего не случилось. Она ж, когда с Машкой поругалась, с соседкой — та беременной была — сказала, что её выродку лучше на свет не рождаться. Так у Машки выкидыш был, причём в тот же день.

   — Но девушка… простите, не знаю Вашего имени.

   — Соня.

   — А я Аркадий Борисович. Но Соня, это же может быть просто совпадение. Не стоит принимать злые слова так близко к сердцу.

   — Может быть. Ну, а вдруг действительно проклятие?

   — Ну, хотите, ради Вашего спокойствия я попробую его нейтрализовать. Напишу рассказ про репрессированных. Вот и будет обещанный свинец.

   — А Вы писатель?

   — Так, любитель. До пенсии ветеринаром работал, иногда творчеством баловался. А сейчас времени стало больше.

   — Круто! А я художник.

   — Тогда давайте, Соня, Вы напишете картину, где кого-то расстреливают. Выполним заказ, так сказать, и всё будет хорошо.

  С минуту девушка молчала, размышляя над этим безумным предложением. Похоже, творческие личности все немного с приветом. Но после концерта страшно не хотелось возвращаться в пучину депрессии. Душа требовала действий — пусть даже и безумных. В конце концов, настоящие творцы не сдаются! 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)



Это произведение участвует в конкурсе. Не забывайте ставить "плюсы" и "минусы", писать комментарии. Голосуйте за полюбившихся авторов.

12:19
272
RSS
Ваше произведение принято. Удачи в конкурсе!
21:03

 Проблематика, конечно, на все времена… Но это похоже на  отрывок из какого-то более крупного Вашего произведения. Нет целостности.