ПИСЬМО НЕЗНАКОМКИ

История, о которой я хочу рассказать, произошла много лет назад. В газете была опубликована моя статья о судьбах девушек, уехавших за границу в поисках счастья. В редакцию пришло огромное количество писем. Кто-то отнесся с пониманием и сочувствием к героиням статьи, другие обвиняли самих девушек в своих бедах. Мнения, как обычно разделились. Вот тогда-то и появилась Она, худенькая, хрупкая, в цветастом платьице и черных туфельках на низком каблучке.

Несколько дней она встречала меня у входа в редакцию, но так ни разу и не подошла, а, только молча, как тень, провожала меня до парковки. Однажды, не выдержав, я подошел к ней и спросил: «Вы что-то хотели?» Девушка испуганно посмотрела на меня, покачала головой и убежала, ничего не сказав.

«Странная»- подумал я. А потом повседневные дела захлестнули меня с головой, и понемногу я стал забывать о странной незнакомке. И тут пришло письмо. Помню, когда я вскрывал конверт, у меня защемило сердце: предчувствие не обмануло – письмо было от нее.

«Здравствуйте, Станислав Сергеевич!

Прочитала вашу статью и подумала – для кого она написана? Для тех, кто мечтает о роскошной жизни? Или для обывателей, которым пикантные подробности чужого горя как острая приправа к пресной повседневности? Вы же понимаете, что ничто не остановит искательниц приключений, желающих вкусить запретный плод красивой жизни.

Мне было 16 лет, когда умер отец. Вскоре после этого, мама снова вышла замуж за человека младше её на десять лет. С первого дня отчим «положил» на меня глаз. Это был самовлюбленный тип, считавший себя хозяином жизни, у которого всё схвачено. Год я избегала его сальных взглядов. Но однажды, когда мамы не было дома, отчим пришел домой раньше обычного. Он вошел в мою комнату и грубо и властно потащил меня в постель. Я оцепенела от неожиданности, а потом у меня началась истерика. Я стала вырываться, но моё сопротивление еще больше возбуждало его. Отчим был сильнее. Помню, как одной рукой он сдавил мне горло, так, что стало трудно дышать, а другой пытался раздвинуть мои ноги, и тут в комнату вошла мама. Увидев её, отчим во всём обвинил меня, что это я соблазнила его. И мама поверила. Ему, а не мне! Она устроила скандал. С этого дня жизнь в доме стала невыносимой. Вот тут-то и «подвернулся» счастливый случай, как я тогда думала. Модельное агентство объявило набор девушек для работы за границей, оформление загранпаспорта они брали на себя. Недолго думая, я пошла на собеседование. В агентстве я заполнила кучу анкет и пошла домой ждать звонка.

Вскоре позвонили и сообщили, что я принята на работу, и вот я уже лечу в Стамбул, с другими девчонками.

Старый Стамбул, сохранивший свой средневековый облик, поразил меня своей красотой и величием. У меня дух захватывало, когда я глядела из окна микроавтобуса на роскошные мечети и церкви. Я чувствовала себя счастливой и независимой. Сам факт, что у нас сразу же отобрали паспорта, якобы для оформления документов, меня не насторожил. Я уже видела себя моделью, богатой и знаменитой, а стала звездой борделя.

… Бордель, в который нас привезли, оказался самой обычной, вонючей дырой, каких много на улицах Стамбула. Без канализации и водопровода, с убогими комнатушками, вся мебель которых состояла из кровати и тумбочки. Приходилось работать по 15-20 часов в сутки за еду, денег за работу не платили. Каждый новый день походил на предыдущий: монотонный, однообразный. Впрочем, одно воспоминание осталось: моим первым клиентом стал толстый, потный мужичок. Он сразу опрокинул меня на кровать и начал целовать, отчего меня чуть не стошнило. Изо рта его пахло прелым луком, и гнилыми зубами. Я попыталась оттолкнуть его, и получила чувствительный удар по ребрам. Без предисловий приступил к делу, дыша мне в лицо ужасным запахом, пыхтел, но так и смог кончить. Обозленный, он обругал меня и ушел, а я осталась, опустошённая и подавленная.

Потом на меня обрушились новые беды: я заразилась венерической болезнью, и к тому же забеременела. Узнав об этом, хозяин избил меня до полусмерти и вышвырнул на улицу без денег и документов, обрекая на голодную смерть. Я родила прямо на улице среди отбросов нищенского квартала. Мне хотелось умереть. Но ребёнок был, ни в чем не виноват, и я решила: буду жить ради него. Но меня постигла новая беда: мой ребёнок, единственное существо, ради которого я готова была терпеть боль и унижение – умер…

Мне удалось вернуться домой, но моя душа погибла в стамбульских трущобах».

Ни подписи, ни обратного адреса не было. Я ждал, что она объявиться, но незнакомка не появлялась. Я успокоился, решив, что всё само собой утряслось, когда моё внимание привлекла статья в хронике происшествий о молодой девушке, покончившей жизнь самоубийством. Личность погибшей установить не удалось. Тогда я был уверен, что это она, моя незнакомка, теперь не знаю. Хочется верить, что она всё еще жива, и обрела покой в своей истерзанной и искалеченной душе. 

Оценки жюри:
Рейтинг 7.8 (Голосов: 5)

Статистика оценок

8
4
7
1
Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 3)

Статистика оценок

10
3
20:10
RSS
14:24 (отредактировано)

Я жила за границей, правда, короткое время. Спокойно и хорошо. Все порядочно. О таких историях знаю только из прессы. Пусть их не будет!))) Удачи в конкурсе!)))В рассказе есть эмоции… и они передаются читателю. 

Спасибо, Наталья

Спасибо, принято! Удачи в конкурсе!