Другой

Другой
Другой Ванька исподлобья взглянул на мелкого мальчишку в кепке. Тот таращился на него, как на какое-то чудо света, и хлопал глазами. Ванька вздохнул, протянул ему руку и сухо представился: «Иван». Мелкий перевёл взгляд на Ванькину ладонь и завис. Мама и тётя Ира весело расхохотались. «Илюша, пожми мальчику руку и скажи, как тебя зовут», - подсказала ему тётя Ира. Тот кивнул и еле слышно пискнул: «Илья». -Ну, вот и познакомились, - радостно сказала мама. - Предлагаю пойти на площадь, там погулять. Нам с тётей Ирой поболтать надо, а вы, мальчики, пообщайтесь о своём. Ванька с возмущением глянул на маму: ну, о чём можно разговаривать с этим малявкой? Но мама умоляющим голосом попросила сына: -Вань, пожалуйста. Расскажи Илюше о нашем городе, покажи ему, что тут и как. Они с тётей Ирой первый раз к нам приехали. Ванька обречённо кивнул. Он предчувствовал, что именно этим всё и закончится. Как только мама сказала, что ей надо встретиться с одной тётенькой, и позвала его с собой, Ванька сразу почуял подвох. И вот, теперь этот «подвох» таращился на Ваньку большими глазами и чего-то от него ждал. Взрослые уже пошли в сторону площади, а мальчики так и стояли посреди тротуара. -Пошли, - хмуро кивнул Ванька и двинулся вслед за мамами. Они уже весело щебетали о чём-то своём, и, казалось, думать забыли про детей. Илюша припустил следом со счастливой улыбкой. Ванька хмыкнул: навязали на его голову! Сначала он думал ничего этой мелочи не рассказывать, а просто молча дойти с ним до лавочки на площади, и сидеть так весь вечер. Но Илюша так доверчиво заглядывал в глаза, что Ванька смилостивился. -Видишь дом? – спросил он. Илюха кивнул. -Там раньше купец жил, - сообщил Ванька фразу, неизвестно откуда возникшую в голове (наверно, им в прошлом году об этом на экскурсии рассказывали). Мелкий вытаращил глаза. -Купец? Он купаться любил что ли? Ванька захохотал. -Купаться! Ну, ты даёшь! Ха-ха! Тоже мне, сказанул. Купец - потому что купаться! Умора! Илюхина улыбка сникла: -А что же? – спросил он. – Почему тогда купец? -Ну-у-у, так… - Ванька вдруг сам завис над этим словом, - подрастёшь – узнаешь, - наконец нашёлся он и глянул на мелкого: не обиделся ли? Но тот продолжал скакать рядом, стараясь подстроиться под взрослый шаг. -А вон там, - Ванька указал рукой через дорогу, - мы как то шли недавно с ребятами, и Серёгу собака укусила. Илюха ойкнул и придвинулся к Ваньке поближе. -Не боись! Тебя не тронет. А вот здесь, - продолжил он экскурсию, - зимой была классная ледяная дорожка! Это мы с Вадиком раскатали. Разбегались и катились, чуть ли не до ворот, пока нас тётенька какая-то не шуганула. Илюха завистливо вздохнул и посмотрел под ноги. Там, естественно, кроме асфальта ничего не было. Ванька продолжил рассказывать: он уже вошёл во вкус, и ему даже понравилось знакомить мелкого с городом. -А вон там, видишь, улица? Это улица Горького. Там Андрюха Толстой живет. Прикинь? Ванька засмеялся, а Илюха в ответ кивнул: типа – прикинул. -Ну, понимаешь, - начал объяснять Ванька, - Толстой живёт на Горького. Вот прикол! Понял? Илюха снова кивнул, но было ясно, что он ничего не понял. Ванька махнул на него рукой, и Илюша постарался реабилитироваться: -Да, понял я, понял. Один из них толстый, а другой горький, - мальчик тоже засмеялся, чтоб показать, как он оценил шутку. -Да, нет же! – Ванька начал терять терпение. – Это писатели были такие: один Толстой, а другой Горький. Понимаешь? -Понимаю, - кивнул Илюха. -Да, что ты понимаешь? Это взрослые писатели. Они для малышей не писали, - разгорячился Ванька, хоть сам не читал ни одного, ни другого. -Мальчики! – донесся издалека мамин голос. – Вы чего отстаёте? Мы здесь. Ванька посмотрел вперёд – обе мамы уже сидели на лавочке около памятника. Он махнул им в ответ рукой - мол, идём мы. -А это тоже писатель? – пискнул Илюха, указывая рукой на памятник. Ванька кивнул. -Горький? – уточнил Илюха (дядька на постаменте был худой и высокий, поэтому на Толстого он никак не тянул). -Не, - небрежным тоном ответил Ванька. У него почему-то совсем вылетело из головы, что это был за дядька. Из всех писателей он помнил только Пушкина, но это был точно не он. – Это не Горький. Это совсем другой. Ребята подошли к скамейке, где сидели взрослые, и Илюша весело затарахтел: -Мама! Здесь так интересно! Мне Иван про всё-всё-всё рассказал! Ванька постарался сдержать расплывающуюся улыбку и небрежно заметил: -Да, я так. Совсем немного. Чтоб для его возраста подходило. -Нет-нет! – Илюха захлёбывался от восторга. – Он мне и про взрослое рассказывал! Мамы напряжённо переглянулись, а мальчик добавил: -И про Толстого. И про Горького. И даже про этот памятник! Мама тепло взглянула на Ваньку, а потом спросила Илюху: -И кто же это, Илюша? Толстой? -Нет, конечно! Мама разулыбалась: -А кто? Горький? Илюха захохотал: – Нет. Он совсем другой. Этот не горький, он – вкусный! Рты у мам, и у Ваньки заодно, раскрылись. -Что? Не слышали о таком? – спросил Илюха. – Ничего! Подрастёте – узнаете!
Оценки жюри:
Рейтинг 7 (Голосов: 0)
Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
21:37
RSS

Принято. Удачи!