НАДЁЖНЫЙ ЩИТ

В восьмидесятые годы прошлого столетия я была студенткой-заочницей Коломенского педагогического института. Несмотря на то, что у заочников сессии бывают два раза в год, за пять лет учёбы столько интересного произошло, порой смешного, а иногда и не до смеха было. На время сессии приезжих студентов, селили по школам. У детей в это время были каникулы. Однажды  в июне поселили нас на втором этаже старенькой школы на берегу Оки. Класс освободили от столов, расставили раскладушки, многие из которых уже давно пора было выбросить, выдали матрасы не первой свежести. Постельное бельё мы привозили из дома. Вокруг школы росли старые высокие тополя, на некоторых из них грачи обустроили гнёзда. Когда начинало рассветать, поднимался такой птичий гвалт, что было уже не до сна. На улице стояла адская жара. В открытые форточки летел тополиный пух. К вечеру на полу и на наших спальных местах его накапливался пушистый слой. Возвращаясь из института, мы принимались за уборку и начиналось всеобщее чихание.

Как-то вечером, лёжа на раскладушке, я готовилась к экзамену по истории педагогики. Моё «лежбище» находилось недалеко от окна. Временами я смотрела в учебник, иногда, положив его себе на живот, с закрытыми глазами восстанавливала в памяти прочитанное. Вдруг раздался звон разбитого стекла и мне на книгу на животе упали осколки стекла и камень весом примерно граммов триста. Трудно передать моё состояние в тот момент. Я была в шоке. Девчонки начали визжать, подбежали к окну. Там внизу уже, конечно, никого не было. Это местная шпана хулиганила. Узнали пацаны, что в школе девушки живут, вот и пытались наладить контакт с нами. Мы закрывались изнутри, никак не реагировали на их наглые требования и, видимо, в отместку на это они бросили камень в окно. Я хотела позвонить в милицию, тогда она ещё не называлась полицией. Мобильных телефонов ещё ни у кого не было, а стационарный телефон был только в кабинете директора, который в это время был закрыт. Вот так учебник по истории педагогики стал моим надёжным щитом.

Наутро надо было ехать на трамвае в институт на экзамен. Не выспавшись, перенеся такое потрясение, я всё-таки успешно его сдала. Около аудитории, где проходило наше испытание, толпились студенты, стали меня расспрашивать, в каком настроении преподаватель, задаёт ли дополнительные вопросы. Немного успокоившись, я осталась с ними, чтобы подождать, когда закончат сдачу девчонки из моей группы. Смотрим, из соседней аудитории (там сдавали французский язык) выбегает девушка с заплаканными глазами, всё лицо в красных пятнах. Быстро направляется к нам и выкрикивает: «Вы наших не видели?». Задержалась на несколько мгновений и, закрыв лицо руками, побежала по коридору. Не знаю, что было там, в аудитории, не знаю эту девушку, не знаю, кто такие «наши». Наверно, во время экзамена у неё был нервный срыв, что и привело к такому состоянию. Я догнала её и проводила в медпункт института.

Вернувшись на место своего временного проживания, мы увидели, что стекло в окне было вставлено, а злополучный камень лежал на подоконнике. Я старалась не думать об этом, меня больше беспокоила мысль о расстроенной девушке, увиденной в институте.

Оценки жюри:
Рейтинг 8 (Голосов: 3)

Статистика оценок

9
1
8
1
7
1
Оценки читателей:
Рейтинг 9.5 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
1
9
1
RSS
06:45

Ваше произведение принято! Удачи в конкурсе)