Кто в имении живёт?

Кто в имении живёт?
– Пап, у меня не клюёт! – Давай, сынок, место поменяем. Раннее летнее утро... Мы с отцом ещё с вечера приготовили рыбацкие снасти. Большой реки в нашем районе нет, поэтому заядлые рыбаки отправляются рыбачить на пруд, где водятся пескари. – Подъём в полчетвёртого, – строго сказал отец. – Дважды будить не буду. И подумав, добавил: – Если повезёт – покажу тебе настоящее чудо. Проснулся я от того, что отец тихонько приоткрыл дверь спальни: – Поднимайся, рыбак, пора. Через полчаса мы уже мчались по старой грунтовой дороге на стареньком "Москвиче". – Пап, а какое такое – чудо? – Потерпи, увидишь. Если, конечно, повезёт. Впервые я ехал с отцом рыбачить на долгоруковский пруд. Мы миновали железнодорожный переезд, цветущее поле гречки, молодой ельник… – Пап, а почему пруд называется "Долгоруковским»? – Когда–то жил в этих местах князь по фамилии Долгорукий. Запрудил пруд, дом на берегу красивый поставил. Вокруг пруда деревенька образовалась – имение князя. – Имение Долгорукого? – Да. Только деревушки теперь и в помине нет. Лет пятнадцать назад последний житель в город уехал. Мы повернули налево, миновали заброшенное кладбище и покосившуюся избу, крытую соломенной крышей. Солнце выкатилось из–за ближайшего холма и осветило окрестности - смешанный лес, цветущие поляны, водоём... Мы сели на берегу, в тени раскидистой ивы. Отец закинул удочку. По воде плавно разошлись круги. Я поёжился - утренний холодок забрался под тёплую рубашку и джинсы. – Смотри, Данила, клюёт! – шепнул отец. Мелкая рыбёшка сорвалась с крючка и моментально скрылась в воде. – Эх, – вздохнул отец,- Раньше в этих местах и зверя много было, и птицы. Лоси водились, кабаны, зайцы. Человек многих истребил, распугал... – Смотри, пап, как пруд загрязнили. Веток набросали, деревья повалили. Отец на мои слова хитро улыбнулся: – Это, сынок, не люди пруд загрязнили. Если повезёт – покажу тебе чудо! – Пап, а куда князь подевался? – Умер от старости лет. Только похоронен он не на кладбище, а отдельно. Вон, видишь сосну на пригорке? Там и могилка его. Говорят, добрый дядька был, крестьян зря не обижал. – Пап, смотри! От соседней груды веток и торчащих из воды коряг вдруг отделилась тень и направилась в нашу сторону. Я успел разглядеть крупные зубы, чёрный нос и небольшие усы. Животное вдруг увидело нас и испугалось! Оно приподнялось над водой, резко развернулось, и я увидел, как блеснула в лучах солнца его мокрая шкура. Широким плоским хвостом зверь рассёк воздух, поднял фонтан брызг и скрылся под водой. – Смотри-ка, человека практически не боятся! – восхищённо сказал отец. – Кто? – Бобры, сынок! Вон сколько хаток понастроили. В наших краях бобров не было лет пятьдесят, пожалуй. А может, и поболее. – Ого! – Бобры, видать, снизу, по течению речушки пришли. Только, сынок, уговор: никому о этом не сказывай. У бобра шкурка ценная, понаедут, не дай бог, отстреляют. – Хорошо, пап! Я никому не скажу. Мне почему–то расхотелось рыбачить, и я медленно пошёл вдоль берега, до рези в глазах всматриваясь в гладь пруда - вдруг повезёт и я снова увижу бобра? К сожалению, второй раз не повезло. Как только солнце стало припекать, мы отправились в обратный путь... — Ну, и где ваша рыба? Я открыл глаза. Оказывается, всю обратную дорогу я проспал! Надо мной склонилась улыбающаяся мама. – Мам, ты знаешь, что в долгоруковском пруду бобры живут?! Только – тс-с-сс…Никому! – Надо же! Я об этом не знала. Бобры – это хорошо! - улыбнулась мама. - Ладно, идёмте завтракать, рыболовы!
Оценки жюри:
Рейтинг 7.67 (Голосов: 0)
Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 0)
RSS

Принято. Удачи!