Я расскажу вам о войне... (вне конкурса)

Я расскажу вам о войне...

.

Стемнело. Наступил вечер 8 апреля 1945 года. Закий Мусин, краснофлотец, старшина 2-ой статьи уже в сумерках устало присел на пустой патронный ящик в недавно захваченном укреплённом доме Кенигсберга, в который он ворвался одним из первых. Рядом с ним отдыхали после тяжёлого боя товарищи из мобильной штурмовой группы. Остатки немецких войск были отброшены к центру города-крепости.

Командующий Василевский предложил коменданту города, генералу Лашу, капитуляцию, но тот отверг такое предложение, рассчитывая увести остатки своей армии на Земландский полуостров.

Закий вспоминал, как по приказу командующего приступили к формированию и обучению мобильных штурмовых отрядов и групп. Каждый мобильный штурмовой отряд состоял как бы из двух частей - для активных действий и для поддержки. В «активную» половину входили атакующая группа (иногда две) из 20-26 стрелков, автоматчиков, огнемётчиков, ручных пулеметчиков, саперов, а также огневая — танки или САУ плюс минометы. В «поддерживающую» - группа закрепления: 8-10 стрелков, взвод станковых пулеметов, 1-2 орудия, саперы, и резервная группа - еще 10-15 стрелков, станковые пулеметы и 1-2 артиллерийских орудия. Тактика получалась примерно следующей: впереди - танки и САУ для «расчистки» территории, при поддержке минометов, далее — атакующая группа, а две остальных отвечают за огневую поддержку и оборону с тыла. Разумеется, штурмующие мобильные группы составляли лишь небольшую часть сил, но именно им отводилась главная роль в сражении: легко проникая в боевые порядки противника, вскрывая их, как нож старую консервную банку, штурмовые отряды прокладывали пути для прорыва основной массе войск.

Обучение личного состава, по приказу Василевского, вели с прицелом на реальную боевую обстановку в городе. Бойцы учились метать гранаты в окна, делать быстрые перебежки между укрытиями, преодолевать препятствия, рыть подкопы, с максимальной скоростью влезать в окна и вообще в любые сооружения, двигаться через проломы, драться врукопашную в зданиях, одолевать водные преграды подручными средствами, превращать захваченное здание в укрепленный пункт, чтобы в дальнейшем его удержать. Большое внимание маршал и командиры уделяли отработке взаимодействия между отрядами.

Общий план сражения предусматривал одновременные удары по Кенигсбергу по сходящимся направлениям с севера и юга. После четырехдневной артподготовки, в которой, кроме советской артиллерии, участвовали суда Балтийского флота, армии пошли на штурм. 6-го числа, несмотря на яростное сопротивление врага, 11-я гвардейская, 43-я и 50-я армии прорвали первый оборонительный обвод и вышли на окраины города, а 39-я армия перерезала важный путь сообщения - железную дорогу Кенигсберг — Пиллау. В ночь на 7 апреля комендант города Отто фон Лаш перегруппировал силы, и утро началось с отчаянных контратак гитлеровцев. Однако к вечеру Красная Армия продвинулась еще на 3-4 километра, заняв северо-западную часть Кенигсберга, захватила порт, вокзал и окончательно «ликвидировала» связь гарнизона с земландской группировкой. После этого немецкое сопротивление стало слабеть, отдельные группы немцев, невзирая на суровые приказы начальства, сдавались в плен.

Закий, как и все выжившие товарищи из их штурмовой группы, узнал об этом позже от командира бригады. А пока, бойцы грызли сухари, запивали их кипятком, тихо разговаривали, думали каждый о своём и вспоминали родные города и сёла, улицы и переулки, родных, соседей, друзей. Очень хотелось домой, но надо уничтожить фашистскую заразу в её логове.

Краснофлотцу вспоминались первые ласковые лучи солнышка в его любимых родных тобольских деревнях «Заболотья» - Вармахли и Лайтамак. Красивая небольшая речушка Лайма, озёра с большими вкусными карасями и дичью, охота и рыбалка, собирание ягод и грибов. Перед глазами промелькнули школьные годы. Учился Закий хорошо, но началась война, многие ушли на фронт. И после семилетки он, 15-ти летний мальчуган, преподавал в Лайтамакской школе малышам русский язык и литературу. Как мог, как умел, как учили, как сердце и душа подсказывали. Получалось по всякому, но учить и учиться надо было. И детишки постепенно становились грамотнее, читали, писали и… быстро взрослели. Так продолжалось почти 2 года, до апреля 1943. А в начале того, далёкого-предалёкого, по военным меркам, апреля Закий Мусин – 17 летний юноша ушёл на войну.

Ровно 2 года минуло с тех апрельских дней. 2 года непрерывных боёв и утрат, боли, скорби и… надежды. Фронтовые дороги, тяготы и лишения длиною в 2 смертельных года. И вот, страшная война подходит к концу. Скоро – Победа! В которую верилось всегда. Сердце обливается кровью, сколько товарищей лежит в сырой родной и неродной земле, сколько осталось вдов и сирот, сколько пролито крови, пота и слёз. Возможность вернуться живым домой крепнет с каждым победным днём и часом.

Орденоносец, старшина второй статьи Закий Мусин, опытный боец, пока что не знает, что 9-го апреля 1945 года гарнизон Кенигсберга капитулирует. Безвозвратные потери Красной Армии при штурме составят около 3,7 тысяч человек. Гитлеровцы потеряли порядка 42 тыс. убитыми, около 92 тысяч сдадутся в плен (в их числе 1800 офицеров и сам генерал Отто фон Лаш). Наши войска захватят более 2 тысяч орудий, 1652 миномета, 128 самолетов.

Сражение за Кенигсберг стало уникальным случаем быстрого взятия вражеской твердыни с сильнейшей группировкой войск, сравнить его можно разве что со штурмом Измаила Александром Суворовым, но по масштабам победа в апреле 1945 года намного превосходит свою «предшественницу» XVIII века.

О значении битвы говорит особая медаль «За взятие Кенигсберга» - единственная награда в европейской кампании советских войск, которая относилась не к боям за столичный город очередной страны, а к захвату города-крепости. Такая значимая награда будет и на груди отважного краснофлотца Закия Мусина рядом с орденами Славы, Красной Звезды, Отечественной войны, медалью «За отвагу» и другими.

Через месяц придёт Великая Победа! А вскоре их часть переформируют и отправят на Дальний Восток. Домой сразу вернуться не получится. В августе 1945 года Закий Мусин будет участвовать в войне с империалистической Японией, потом, в конце сороковых – война в Корее. И только через 6 далёких лет, в 1951 году его дождётся домой любимая мама, родственники, родной Лайтамак, речушка Лайма и… мирная жизнь.

А пока что, 8-го апреля 1945 года, сидя на пустом патронном ящике рядом с товарищами из штурмовой группы, в только что захваченном укреплённом доме Кенигсберга, Закий Мусин вспоминал прошлое и думал о будущем.

Каким оно будет после такой тяжёлой и жестокой войны?

Оценки жюри:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1
Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 7)

Статистика оценок

10
7
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!