Ты только терпи...

Июльским вечером два одиноких старика грелись у костра после нехитрого ужина.

Полная луна, как бледный светильник, тускло серебрила ограду кладбища. Напротив, через поляну и небольшой подлесок виднелся откос городской мусорной свалки. У самого откоса приютился полуразвалившийся домик, собранный из сломанных гипсовых перегородок, старого кирпича и кусков горбыля. Вместо крыши лежали ржавые листы помятого, некогда оцинкованного профнастила.

— Мартын, вы, говорят, с Горелым вчера Седого похоронили?

— Закопали здесь, недалеко от ограды. Сторож видел, махнул рукой, ничего не сказал.

— Дык, он здесь раз в 3 дня и то по праздникам бывает. Седой-то, напоследок долго мучился?

— Нет, а вот жизнь-то его истрепала напрочь.

— Да, говорят, он и начальником был когда-то?

— Много лет, а потом, как что-то сломалось в нем, жена ушла, дочь отказалась, продал все, что было и почти 5 лет бомжевал у нас.

— Царство ему небесное!

— Когда незадолго до конца приболел он, приходил я к нему. Стакан водяры принес, говорю выпей — полегчает!

— Так он же в завязке?

— Выпил он самую малость и говорит: сбылось, мол то предсказание!

— Я говорю, — расскажи, что за предсказание. Вот он и рассказал.

Много лет назад, будучи студентом они ездили, как стройотряд, в Москву на ударную комсомольскую стройку. Какой-то институт стали строили. Месяц там повкалывали, получили, говорит по 120 рублей и разъехались, кто куда.

В тот день и Седой собрался ехать, но не домой, а куда-то к родне, забыл, то ли на Север, то ли на Запад. В общем помчался он на Рижский вокзал и приехал минут за 15-20 до отправления нужного ему поезда. Ладно, успел билет купить за 5-7 минут до отправления.

Бегу, говорит, по перрону, ищу вагон свой, а на встречу цыганка, молодая и страшно красивая, волосы длинные черные, а глаза, как угли, так и горят! Схватила меня за руку и говорит:

— Знаю, спешишь ты, но тебе скажу, я успею!

— У меня, — говорит Седой денег нет и поезд через 2-3 минуты отходит.

И побежал к своему вагону. А цыганка следом за ним идет и кричит.

— Таким как ты гадают бесплатно! Но я не гадаю, я правду скажу. Ты хороший человек и даже слишком хороший! Ты пришел слишком рано на этот свет, спешил, зря...

Седой заскочил в вагон, но в проеме остановился и вновь засмотрелся на нее, уж больно цыганка красивая была. Говорит, даже в кино таких не видел.

Поезд тронулся, а цыганка следом за вагоном идет и пророчит ему.

-У тебя все будет хорошо и даже очень хорошо. Будет полно всего: жена, работа, карьера. Будут деньги, много...Но только до 60 лет. Потом все страшно...Потеряешь все, жену, работу, деньги...

Будешь весь в долгах, тебя будут искать, преследовать, бить...

Поезд набирал ход, цыганка бежала следом.

— Слушай, я знаю, что будет плохо, очень плохо...Но ты терпи. Бог посылает страдания больше тем, кого любит сильнее других!

Она бежала за поездом и ветер уносил ее слова:

— Ты только терпи, слышишь, терпи...Помни слова мои! Помни...

— Вот так всю жизнь я и ТЕРПЕЛ, — сказал Седой, — ТЕРПЕЛ, сколько мог, теперь вот, сам видишь, больше не могу, последние силы уходит. Цыганку эту помнил всю жизнь и как сейчас вижу ее красивые глаза, черные как смоль волосы, развевающиеся на ветру от бега и ее крик:

— Ты только терпи, терпи и помни меня...

Оценки жюри:
Рейтинг 9 (Голосов: 4)

Статистика оценок

10
1
9
2
8
1
Оценки читателей:
Рейтинг 9 (Голосов: 2)

Статистика оценок

9
2
RSS

Спасибо, принято! Удачи в конкурсе!