Тайна старого дома - мистический детектив

                                 Глава Первая

Мишка и я были одной командой с детства. И  мы были неразлучными друзьями всю жизнь, со школьной парты. Наш мир был окружён приятными воспоминаниями с самых ранних лет.

Мы с Мишкой - я прозвал Мишку - графом Михаилом, потому что он очень был похож на предводителя дворянства, и мы радовались с графом Михаилом солнечным дням и поеданию ягод летом у деда на даче. Деду было около 60 лет, он был бодр и умён, и радовал нас с Графом всегда всякими поделками. А недавно он подарил мне какую-то безделицу - игрушку, из детства его отца. Таким образом, дед нам пытался рассказать о годах гражданской войны. Мишка всегда был умным. Он поднял руку, и, зевая, сказал деду:

- Слушайте, Анатолий Иванович, но мы это как-то проходили в школе. Это повесть такая была Мальчишь-кибальчиш.   - Вместо подзатыльника Мишка получил от деда похвалу. Он расплылся в улыбке, и сказал, что у нас с Мишкой очень хорошие учителя. 

То есть - это те люди, кто нам рассказывает про Аркадия Гайдара. 

- Молодцы, педагоги. - И дед стал нам демонстрировать модель самолёта времён гражданской войны. Как оказалось дед всё делал сам. Только модель была крошечной. На деле, все эти модели хранились на чердаке дачного дома Анатолия Ивановича, и доставляли нам не одну радость.

Но Анатолий Иванович вдруг решил, что мы достойны того знания, которым владел он сам. Оказывается, в Воронеже есть старинный дом, тайну которого мы с графом Михаилом должны раскрыть. Анатолий Иванович собирал нас в долгий поход, и мы решили, что по возвращению в город, обязательно там окажемся. Ведь дом обещал быть домом с Приведениями.

А Приведения всяк любит. Дети почему-то особенно любят рассказы про призраков, и мы решили, что по возвращению в город обязательно раскроем эту тайну... 

                                       ГЛАВА ВТОРАЯ

По возвращении в Город, вся тайна почему-то забылась. Зашелестела ветками осень. И снова пошла пора листопадов. Старшеклассницы побежали фотографироваться во всех парках города, и нам стало не до рассказов Анатолия Ивановича: мамы готовила  нас к школе.   

При этом меня от Мишки оттаскивали, как будто мы влюблены и нас следовало разлучить. Фр, ничего такого не было. Но подготовка к школе в конце августа заняла довольно много времени. Мы учились в пятом классе и у нас был уже определённый план на это, нам было по 12  лет. Следовательно, нам нужно было за лето прочитать целый список учебной литературы. Я ещё не предполагал, что теперь так будет каждое лето, и что если в третьем классе я забыл про то, что  белая берёза под моим окном принакрылась снегом, точно ветерком - Есенина я забыл выучить, и Марь Ивановна мне простит, то сейчас - мне ничего не простит. У нас учительницей литературы в пятом классе была поставлена Наталья Кирилловна, которую наша историчка звала Нарышкиной. Историчка - это Вера Андреевна, весьма полноватая дама лет 60, по-моему, ей весьма нравился дедушка Анатолий, только дедушке нравилась какая-то другая дама помоложе Веры Андреевны, но это был другой вопрос  - я в дедушкины отношения не лез. 

У меня были свои.

Мы с мамой стояли у книжного магазина, и искали книжку, которую мне нужно было прочитать за два дня, чтобы потом выдать за то, что я это читал летом. Просто мама дедушкины рассказы любила очень сама, но на камеру никогда не писала - боялась что дедушка прогневается, и не разрешит ей выложить в социальные сети. Мама вздохнула, и потащила меня к прилавку. Нет, когда тебя мама поддерживает, это лучший подарок жизни. Много детей, кого мамы не поддерживают.

 - Ты Му-му читал, - вырвал меня из мечтаний противный голос Катьки Мокиной - это и были мои личные отношения. Я Катьку почти ненавидел. Вернее, мне она очень нравится. Но просто она была круглая отличница, и она не прощала мне промахи в учёбе, особенно двойки по геометрии. За это я себя вечно наказывал. Но геометрия мне никак не давалась. И биссектриса мне виделась крысой, следовательно директрисой - э... женой директора. У нас в школе всё-таки директор. Мужчина. Мужская рука Фёдора Митрофановича Сапелкина чувствовалась однозначно. Ему было около 58 лет, он был несколько лет моложе дедушки Анатолия Ивановича, и поскольку у меня были тёплые отношения с дедушкой, я нашего директора Фёдора Митрофановича уважал.

Но жену мы его не любили. Биссектриса шефствовала над мужем, и имела над ним постоянную власть. На самом деле, это не очень хорошо, и я бы не позволил своей жене над собой возвышаться. Но я забылся. Передо мной возвышалась Катя Мокина, и своими невинно-карими глазками, спрятанными в очках с большими роговицами - отличница  - вздохнул я, -  и выдохнул:

- Нет, не читал. 

Катька была готова разреветься на весь книжный магазин. Я чувствовал, что сейчас будет катастрофа, равносильная катастрофе Титаник - и что я не спасу мои хрупкие чувства, и они будут разбиты об айсберг. Ситуацию как всегда спасла моя мама. Она ловко протянула к книжной полке руку, схватила какую-то книжку, и подсунула её не успевшей разреветься Катьке:

- Читал. Но Погорельского. - Выдохнула мама. Я прочитал: Чёрная курица и подземные жители. Ничего не понял.

Но ладно. Прочитаю за день до Первого сентября.

Я почувствовал другое: Катька вышла из ступора и почти захлопала в ладоши:

- Какая чудесная книжка!

Моя мама спасла мою любовь и от сына заслужила страстный поцелуй в щёку.

Когда мы возвращались из книжного магазина, предварительно поздоровавшись с мамой Катьки Мокиной, мне мама рассказывала:

- Ну вообще-то я забыла, что тебе было велено читать по программе, но это первое что я схватила. Потом я полезла в интернет, оказывается, это Вам задали. Ой как я боялась что схвачу Гарри Поттера!

Гарри Поттер всем не по программе. Но мы все любим Гарри и чтим Джоан Роулинг. Даже Катька Мокина не может никому ничего возразить. Она бессильна запретить любовь человечества к Гарри. Просто в отдельных разговорах со мной Катька считает книгу Роулинг далёкую от литературных изысков. Хотя я знаю, что она притворяется. Ей по ночам снится, что она Гермиона. Эй, а кого она видит в роли Гарри?

мне опять не дали додумать крамольную мысль. Моей маме повстречался какой-то человек в таинственном      чёрном плаще, и подал ей какую-то книгу. Совершенно бесплатно. Человек в чёрном плаще внезапно исчез.

И тут я вспомнил о таинственном старинном доме, о котором мне рассказывал дедушка Анатолий Иванович. Это посланник оттуда?

Я вырвал Мишку из детской вечеринки, что им устроила его маман, почему-то не позвав меня. Но Мишка мне что-то там пытался наврать про то, что это была вечеринка его старшей сестры. Я не поверил. Но самым странным оказалось то, что этот странный человек привиделся и Мишке, но дал ему какой-то кулон.

Он этот кулон хотел сбагрить Наташке, так как он не девчонка, но кулон к нему вернулся на руку, и он стал хозяином кулона.

Мы решили что оба слегка тронулись - книга, кулон. Потом Мишка в итоге сбежал со своей вечеринки, и мы решили встретиться в городском саду. Мама меня отпустила.

Как ни странно. Хотя мне надо было прочитать две строчки из Погорельского.

В итоге я решил книгу взять с собой, и читать где-нибудь в парке. Мы с Мишкой шли. Я читал и впопыхах рассказывал. Мишке стало интересно, что я читаю, и он даже забыл про свой кулон, который странно светился.

Кристалл привёл нас к дому. Он был полуразрушен, но по окнам и наличникам было очевидно, что это был дом XIX века, слегка покосившийся, но ещё целый. 

Жёлтые и ядрено-красные кленовые литья свисали с дома и придавали дому устрашающий вид.

Мы с Мишкой не испугались ни привидений, ни чудовищ, ни оборотней, и рискнули войти.

Зря или не зря, но получилось так что мы оказались в потустороннем мире, и чтобы из него выбраться нам потребовалась вечность. В мире людей - всего день.

....после насыщенных приключений в дореволюционной России, мы с Мишкой в окружении своих дам -   Наташи и Екатерины теперь поняли то, о чём говорил дедушка Анатолий Иванович, который стоял со своей дамой - и мы молча пили чай на веранде старого дома, и любовались закатом. Этот дом некогда принадлежал предкам Михаила, который правда оказался графом. И духи дома успокоились, радуясь тому, что Михаила нашли.

Мы любовались закатом, пили чай и ждали Первое сентября. Зазвонил телефон. Мама запаниковала, думала что Погорельский пропал, и я её обрадовал теперь, что книгу я выучил.

И что теперь я точно не буду как тот Алёшка, что филонил и спал на уроках истории. Мама попросила дать трубку дедушке Анатолию, и поблагодарила его за участие. Мы все были спасены и счастливы.   

Оценки жюри:
Рейтинг 7 (Голосов: 3)

Статистика оценок

8
2
5
1
Оценки читателей:
Рейтинг 9 (Голосов: 1)

Статистика оценок

9
1
13:12
RSS
10:01

Спасибо за размещение!