Меч. Глава 19

  Когда под красным солнцем зародилась жизнь – доподлинно неизвестно. Как водится, поначалу это был мир с бурной растительностью, несуразными динозаврами и кистеперыми рыбами. В какой-то момент гиганты вымерли и появились вполне привычные животные. В тот же период появились первые груко’ппы. Великий Свет - Дитьо’мад создал этих существ однополыми и вдохнул в них разум. И даровал им объёмный мозг, чтобы копить знания и занимать главенствующее звено под солнцем мира, имя которому Уйини’ботён. Они вели первобытный образ жизни, занимались охотой и собирательством. И учились, и смогли добыть огонь. И стали с тех пор доминирующей разумной формой жизни. Они жаждали знаний, поэтому, со временем достигли небывалых высот. Груко’ппы научились менять ландшафт, строить прекрасные города. Наблюдая за звёздами, они постигали Вселенную и были счастливы. Но однажды первооткрыватели случайно наткнулись на непонятное и странное явление. Они обнаружили пространственный тоннель и увидели другой мир. И тот мир был ужасен. Потому, что там главенствовали совершенно другие существа. Странные, шумные, несуразно выглядящие они тоже были высокоразвиты. Видимо, Великий Свет - Дитьо’мад совершил ошибку, когда их создавал. Потому, что существа эти всё время воевали друг с другом.

  И груко’ппы испугались. Первые, как тогда называли ученых-естествоиспытателей, доложили всеобщему совету свое видение грядущего. Они считали так: если груко’ппы обнаружили пространственный тоннель, то и эти ужасные существа смогут. И нагрянут в их прекрасный мир со своей войной. Совет, после долгих раздумий, представил на голосование своё решение выхода из этой ситуации.

  - Нужно внедрить им наше понимание вещей. Чтобы у них наступил мир, - предложил один из членов Совета мудрейший Сидиз, - они перестанут воевать и будут жить спокойно и созидательно. Как мы.

- Но никто им не помешает найти проход, - возразил ему мудрейший Улиен, - и они всё равно появятся здесь. Какие они станут наводить порядки? Они, кстати сказать, физически сильнее нас. Мы даже противостоять им не сможем.

- Что же вы предлагаете? – спросил мудрейший Сидиз.

- Нужно, что бы они всегда воевали! – ответил мудрейший Улиен. - В конце концов – война станет их нормой, и они сами себя истребят.

Поднялся невообразимый шум. Сидящие на Совете оживленно спорили друг с другом. Одним понравилась позиция Сидиза, другие же яростно поддерживали Улиена.

- Это жестоко! – объявил Сидиз. – Как же наш постулат о не причинении зла живому существу? Как же наша позиция «не навредить другому»?

- Мы и не причиняем зло! – парировал Улиен. – Мы делаем добро, потому что просто оставляем этим существам то, чем они всегда занимаются. Ведь не мы же уничтожаем их – они сами себя планомерно истребляют. Мы можно сказать просто не препятствуем этому.

- Вы понимаете какой несёте бред? – затрясся от негодования Сидиз. – Пособничество в планомерном истреблении целой расы вы оправдываете добрым делом? Вы попрали все законы груко‘ппов о добротолюбии и мире! Мы не вправе этого делать!

- А вы попрали безопасность нашего мира и народа! Вам бы только теории разводить, - кричал не менее негодующий Улиен, - во благо народа иногда нужно пересмотреть некоторые постулаты! А вдруг они не так хороши, как мы считаем? Это и называется прогресс!

- Я отказываюсь в этом участвовать! Однажды вы поймёте свою ошибку, но будет поздно. Я же ухожу из бытия – не могу больше дышать одним воздухом с такими как вы!

Сидиз отправился в клинику и добровольно очистил себе память. После этого его тело прожило совсем недолго. А Улиен, почувствовав победу на Совете, предложил установить около пространственного перехода источник направленного излучения. Излучение действовало просто и не причиняло никому вреда, оно лишь заставляло всех живых существ думать о своем превосходстве. То есть, каждый считал себя лучше других. Поэтому война не прекращалась. Груко’ппы вели постоянное наблюдение и сделали выводы, что Улиен прав. Существа продолжали систематически уничтожать друг друга. Оставалось только дождаться их полного взаимоуничтожения.

 -  Но у этой теории остались противники, - продолжал рассказывать Миллс, - я и ещё многие мои соратники против насилия. Но нас меньшинство. Поэтому я и рассказал всё это вам, пришелец из другого мира. Возможно вы укажете своё видение этой проблемы.

- Проблемы? – потрясённо спросил Варфоломей. – Планомерное уничтожение ни в чем не повинных людей и свиллов вы называете всего лишь проблемой? Да вы монстры!

- Не вините нас, - миролюбиво проговорил Миллс, - то ужасное решение было принято давно. Многое изменилось. Мы изменились. А вы открыли нам новые горизонты. Просто расскажите о вашем мире и вас услышат.

- Начну с того, что вы убиваете не одну расу существ, а две. Это в вашем мире главенствуют Груко’ппы. А на Бооле – так называется тот мир – живут два народа. Люди – такие же как я и свиллы. Свиллы похожи на нас, но отличаются физиологией и строением тела. И они прекрасно сосуществуют друг с другом! Несмотря на биологическое различие и совершенно различное восприятие бытия. Простыми словами это означает, что даже абсолютно разные биологические виды могут жить в мире и не причинять друг другу вред. А когда произошла война – эти два народа встали плечом к плечу, защищая свои территории. И скажу откровенно: ваш план никогда не увенчается успехом. Либо вы тоже погибните.

- Как это? – не понял Миллс. – Просим объяснить!

- Очень просто! Война никогда не кончится и народ никогда сам себя не истребит.

- Почему? Ведь гибнет много взрослых особей…

- Вы имеете ввиду рождаемость? – спросил Вар.

- Естественно!

- И тут вы ошиблись. Вы – раса гермафродитов ведь так?

- Конечно, ведь это естественно, - ответил Миллс, - в природе ведь всё точно так же!

- Ваш создатель, видимо, был пьян, - пробурчал Вар.

- Что вы сказали?

- Ничего… То есть вы считаете, что так везде? Но и здесь вы не правы. Во всех мирах где я был – существа имеют два пола. То есть – они двуполые. Для воспроизводства себе подобных им не нужно ждать определённого момента в жизни. Они могут заниматься этим делом, когда захотят. Некоторые так любят это дело, что занимаются им постоянно, - Вар ухмыльнулся довольный своим высказыванием, - поэтому численность населения не падает. Вернее, с начала войны она конечно же упала, но потом выровнялась и держится приблизительно на одном уровне. Ниже, конечно, чем в мирное время, но рождаемость есть и на смену старому поколению, приходит новое.

Зал Совета гудел словно растревоженный улей. Слова пришельца о существовании двух полов перевернуло их мировоззрение с ног на голову.

- О существовании различных полов мы не знали, - сказал потрясённый Миллс, - прошу вас! Расскажите об этом подробно. Мы восполним пробелы в наших знаниях. Особенно интересен процесс воспроизводства.

- В этом деле я крупный специалист! – заявил Вар, трясясь от внутреннего смеха. – Расскажу с удовольствием!

- Спасибо, но вы сказали, что наш план никогда не будет успешным. Почему? Пускай рождаемость не падает. Это мы не учли. Но ведь занятие войной отвлекает население от других дел. Им некогда заниматься исследованиями и вероятность открыть проход остаётся невысокой.

- Это так, хотя я ведь смог его найти. Но дело не в этом. А в том, что вы забыли про другое измерение. Я ведь в прошлый раз доказал вам, что тот мир и этот по сути одно и то же. Вы живёте в своем измерении и радуетесь покою. Но, в тот же самый момент времени, в другом измерении рвутся мощные смертоносные заряды. Во время войны у всех одна и та же мысль: нужно истребить противника. А значит создается всё более новое и изощренное оружие. И вот ответьте мне на вопрос: что будет с вашим миром, если отчаявшиеся воюющие стороны решат применить заряды распада вещества? Это ужасное оружие везде запрещено. Но на войне запреты, как правило, отходят на второй план. Что по-вашему произойдёт?

- Под распадом вещества вы понимаете управляемую ядерную реакцию? – спросил кто-то из зала даже не воспользовавшись серебристой сферой.

- Да, это ядерная реакция. Только она неуправляемая, - мрачно объяснил Вар.

Наступила тишина. Затем в воздухе нарисовались две карты, которые Вар использовал как доказательство существования другого измерения. Потом карты совместились в одну. После этого изображение уменьшилось и превратилось в планету.

- Это правильно, - сказал Вар, - а теперь взорвите этот мир.

Невидимый оператор исполнил просьбу и глобус стал огненно-красным. А потом изображение увеличилось и снова разделилось на две карты. Зал охнул. Печальники в полной тишине смотрели на два одинаковых пылающих изображения.

- Даже я не сказал бы лучше, - нарушил тишину Варфоломей, - кто бы это не рисовал, спасибо ему.

Из-за небольшой перегородки вышел Всиох.

- Это я, - сказал он, - надеюсь, получилось наглядно.

- Очень наглядно! – подтвердил Вар.

- Не так давно мы зафиксировали сейсмическую активность, - произнёс Всиох, - хотя наш город расположен на малоподвижной тектонической плите. Мы сочли это аномалией. Но толчки повторяются. Теперь я знаю, что это.

- Совершенно верно, - кивнул Варфоломей, - это разрывы снарядов. Оружие становится мощнее.

- Выходит, что мы сами себе навредили? – спросил Миллс.

- Выходит, да.

Зал совета разделился на два лагеря. Появились сторонники теории пришельца, которым противостояли приверженцы учения Улиена.

- Как в древние времена! Всё повторяется, - прошептал Всиох и ушел обратно за перегородку.

- Предлагаю голосовать! – громко возвестил Миллс. – Кто желает отключить излучение и прекратить истребление целых двух рас?

Миллс смотрел своими печальными глазами на голосующих и радовался. Его сторонников стало значительно больше. Но когда подсчитали количество голосов, оказалось, что мнений поровну. Сколько печальников хотело отмены геноцида, ровно столько же желали оставить всё как есть. Миллс растерялся. Он не хотел войны и боялся поражения на Совете. Но тут из-за перегородки снова показался Всиох. Он вышел в центр зала и встал рядом с пришельцем.

- Я отвечаю за обработку данных и заявляю, что один голос ещё не учли, - сказал он.

Поднялся шум. Всем без исключения было интересно кто в конце концов победит.

- Чей голос? – спросил Миллс.

- Мой, - ответил Всиох.

Миллс посмотрел на него как на святого.  

- Я первый, кто обнаружил пришельца. И больше всех с ним общался. Несмотря на наши различия – он такой же, как и мы. У него даже чувство юмора также развито, как и у нас. И разум его не ниже нашего. Иногда мне кажется, что нам до него далеко. Я сейчас вспомнил мудрейшего Сидиза. «Однажды вы поймете, что я был прав» сказал он тогда. И я преклоняюсь перед его памятью. Поэтому свой голос я отдаю за благое дело. Я против войны!

Зал рукоплескал. Сторонники Миллса ликовали. Всиох, дабы не терять время, сбегал в аппаратную и дистанционно отключил излучение.

- Твоя война окончена, - сказал он, вернувшись, - ты рад?

Вместо ответа Варфоломей обнял печальника.

- Теперь дело за тобой, пришелец, - произнёс Миллс, - предстоит многое сделать.

- Я знаю, - ответил Вар, - я знаю.

 

 

Глава 18                                                                                                                         Глава 20

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

12:16
538
RSS
13:37
+1
Бес-по-доб-но!!! Восторг!!! Такой накал эмоций и страстей!!! А это
— В этом деле я крупный специалист! – заявил Вар, трясясь от внутреннего смеха. – Расскажу с удовольствием!

Душка Вар!!!)))))
А этот момент, когда Всиох решил судьбу двух народов!!! Спасибо, Димыч!!! inlove
Ох, Лёлечка! Спасибо за такие добрые слова! rose