Поликрат. Сватовство царя

Поликрат. Сватовство царя

Начало поэмы   pisateli-slaviane.ru/7711-polikrat-syn-pirata-gl-1.html

Предыдущая глава  http://pisateli-slaviane.ru/8716-polikrat-vlyublyonnyi-tiran.html

 

                        99

Выучил быстро он текст посвященья –

Цепкая память досталась юнцу,

Выразил бурно своё восхищенье:

«Стих этот даже и Фебу к лицу!»

Вдруг растревожила мысль Эакида:

«В чём мне явиться пред очи её?

Дева смутится от царского вида,

Скажет: «Надел на себя не своё!

 

                        100

Или надеть мне хлами́с корабела,

Сунув за пояс тяжёлый топор,

Будто я выполнил важное дело,

Чтобы привлечь испытующий взор?

«Плотник» пусть сделает ей предложенье,

Так для меня будет явно честней –

Оба равны, и законно сближенье,

«Да!» или «Нет!» – слово будет за ней!»

 

                        101

…Дивная Эос открыла ворота,

Гелий по небу погнал лошадей,

У корабелов кипела работа,

Слышен был гул городских площадей.

Юный властитель не спал до рассвета –

Не приходил к повелителю сон,

Он повторял сочиненье поэта,

С коим был щедр на дары Аполлон.

 

                        102

Возле окна он стоял в размышленье,

Глядя на дивно цветущий каштан,

В город с рассветом пришло оживленье,

Самос бурлил, как оживший вулкан:

Слышались окрики бдительной стражи,

Ржанье коней и призывы купцов,

Громкие женские вопли о краже

И задушевные песни певцов.

 

                        103

«Свежая рыба! Тунец и сардина!»,

«Кожа телячья и жирный баран!» –

Крики достигли ушей властелина,

Вмиг появился у юноши план!

Вышел наружу, прошёл меж рядами

Мелких и крупных торговых лотков

С рыбой живой, с привозными плодами,

С новыми вёслами для рыбаков.

 

                        104

Царь посмотрел на рыбацкие снасти,

Вынул из груды большое весло:

«Всё в этом мире в божественной власти:

Чувства и мысли, людей ремесло…»

Вслух же спросил у торговца товаром:

«Это весло из заморских пород?»

«Ясень, мой царь, отдаю просто даром –

Не обеднеет торговый народ!»

 

                        105

«Это весло для меня маловато,

И древесина, похоже, не та…»,

Тут же ответил купец виновато:

«В ясене – прочность, узор, красота!»

Взвесил товар повелитель в деснице:

«Вещь изумительна, но тяжела!

С нею не будешь подобен ты птице –

Вёсла должны быть легки, как крыла!»

 

                        106

Бросил властитель изделие в груду,

Стопы направил решительно прочь:

«Сделаю вёсла, подобные чуду –

Времени много: и вечер, и ночь!»

Есть горделивость в желании смелом –

Сделать своими руками весло!

И поспешил царь к своим корабелам,

Где было даже ночами светло…

 

                        107

Там Поликрат окунулся в работу,

В чём-то ему помогли мастера,

Преодолел он ночную дремоту,

С ясенем прочным трудясь до утра.

Усталь неведома в возрасте бурном,

Если с пелёнок приучен к труду:

«С новыми вёслами в море лазурном

Лодка помчится на быстром ходу!

 

                        108

Люди, конечно, расскажут об этом,

Будет гордиться мной будущий тесть:

Замужем дочь за рукастым поэтом

И коронованным – это ль не честь!»

Выскажу деве любимой признанье,

Преподнесу личный дар рыбаку…

Ах, как томительно мне ожиданье,

Только в работе развею тоску!»

 

                         109

Новые вёсла примерил он к лодке

И посмотрел, как орёл на птенца:

«Есть непорядок в простой обработке,

Мысли свои не внедрил до конца!

Лопасти сделаны, как украшенье,

Словно могучие крылья орла,

Нет лишь изящества в этом решенье –

Вырезка перьев орлиных мала».

 

                        110

Вновь Поликрат приступил к созиданью,

Даже не вспомнив про пищу и сон –

Будучи в море, привык к голоданью,

Есть иногда не давал Посейдон.

День пролетел, словно птица Зевеса,

Факельный свет заиграл на ветру,

Но не терял Поликрат интереса

Сделать чудесные вёсла к утру.

  

                        111

А корабелы смотрели на это,

Как на большую причуду царя –

Голоден он, недостаточно света,

Время теряет, наверное, зря:

«Вёсла он мог бы купить на агоре,

Выбор снастей там представлен большой!

Только заметно упорство во взоре,

Делает «плотник» работу с душой…»

 

                        112      

… Слабый рассвет растворился в тумане,

Дивная Эос была не видна,

Силы царя находились на грани –

Он двое суток работал без сна.

Вёсла прекрасные были готовы,

Смутно на них посмотрел Поликрат,

Царское тело стремилось в альковы,

Вежды смыкались сильней Симплегад.

                       

                        113

Лёг властелин под тенистой оливой,

Вёсла оставив под лодкой большой,

В сон улетел он с улыбкой счастливой,

В край, где народ отдыхает душой.

«Эй, корабелы, взгляните под лодку! –

Молвил негромко седой старичок. –

Царь это сделал от скуки в охотку,

Только об этом на людях – «молчок»!

 

                        114

Вам и не снилось такое, уверен –

Лопасти – крылья степного орла,

И оперенья узор не потерян,

Лучше на свете не видел весла!

Мудрость – увы, не прошедшие годы,

И не морщины на старом лице!

Юность и старость – почти антиподы,

Только здесь речь не о нашем юнце!»

 

                        115

Плотники встали, на вёсла взирая,

Зависть виднелась на лицах людей,

Старец сказал, влажный лоб потирая:

«Сколько в дела претворит он идей?

Невероятное сделать возможным –

Это – не плотника детский каприз!

Этот не станет тираном ничтожным,

«Всё я сумею!» – достойный девиз!»

 

                        116

«Что-то меняется в жизни столицы –

Старший изрёк, покачав головой. –

Слышал, что царь заказал колесницы,

Этот момент в новостях – ключевой!

Плотники, хватит пылить словесами –

Может услышать тиран болтовню!

Быстро займитесь сейчас древесами –

Вы отдыхали раз восемь на дню!»

 

                        117

Солнце скатилось с хрустального склона

Прямо в далёкий большой океан,

Вдруг над царём раскричалась ворона,

Сразу проснувшись, поднялся тиран.

Он обнаружил, что вёсла на месте:

«Смотрятся дивно при свете ночном!

Надо спешить мне к любимой невесте,

А не валяться у лодки бревном!»

 

                        118

Вырвавшись резко из сонного плена,

С вёслами в город спешил властелин,

В небе сияла печально Селена,

В воздухе пахло цветами маслин…

…Утром вникал он в дела государства –

Самосу персы грозили войной,

Остров – ничто против мощного царства –

Не было даже стены крепостной!

 

                        119

Не забывал он в делах об Иоле,

Думал, ЧТО мог бы вручить ей поэт:

«Может, цветы, что я видел на поле?

Это красиво, но лучше – браслет?»

…Солнце неспешно катилось к закату,

Царь вышел в город в одежде простой,

Девы смотрели вослед Поликрату,

Нравился им властелин холостой.

 

                        120

Ждали они приглашений на встречи,

Как это делать любил Пантагнот,

Но Поликрат, вскинув  вёсла на плечи,

Шёл к рыбаку, не смотря на народ.

Шумом встречала тирана округа,

Пахло сетями, грибами, смолой,

Вскоре вдали показалась лачуга,

Рядом возился рыбак с камбалой.

 

                        121

«Хайре, отец!  Отчего ты не в море?»

«Был там… но нынче — ничтожный  улов,

Я оказался с удачей в раздоре,

Нет крупной рыбы для медных котлов!»

«Тюхе летает над гладью морскою –

Есть у богини два мощных крыла!

Будет одаривать щедрой рукою,

Если ты примешь мои два весла!

 

                        122

Сделал я сам их, своими руками,

Чтоб поднести с уваженьем тебе,

Так что, не быть вам теперь бедняками –

С ними довериться можешь судьбе!»

Взял рыболов подношение в руки

И посмотрел на работу царя:

«Не обошлось, видно, здесь без науки –

Вижу, что ты потрудился не зря...

 

                        123

Что же ты хочешь за дивное диво?

Лодку, лачугу иль кучу сетей?»

Царь посмотрел на домишко игриво:

«Нет, не в имуществе ты – богатей!

Есть у тебя то, что юноше надо,

Это сокровище злата ценней!

Дева Иола, прекрасное чадо,

Вёсла дарю, чтоб посвататься к ней!»

 

                        124

«Как торопливы вы все, молодые! –

Молвил в ответ удивлённый рыбак,

Нервно погладил он кудри седые,

Вёсла царя положив на чурбак. –

Дочь молчалива, скромна, благонравна,

Очень умна и прекрасна лицом.

Впрочем, ты видел Иолу недавно…

Крайне почтительна дева с отцом.

 

                        125

Сам ты откуда, и кто твой родитель,

Чем занимается ныне твой род?»

«Я – сирота, сам себе повелитель,

Ныне покойный отец – мореход».

«Нравится мне твой подарок, бесспорно,

Но жениха выбираю не я!

В нашей среде это, брат, не зазорно,

Не назначаются нами зятья!

 

                        126

Выскажи деве своё предложенье,

Упомяни, корабел, про доход!

Молви, герой, про свои достиженья,

Чтоб не хлебнула Иола невзгод!»

Дочерь позвал рыболов удивлённый:

«Видеть желает тебя корабел!»

«Пусть подождёт этот плотник влюблённый –

Я не могу оторваться от дел!»

 

                        127

«Дочь, так нельзя поступать с женихами!

Этот умён и собою хорош!»

«Как Аполлон он, с венцом и стихами?

Ладен и статен, кудряв, белокож?»

Вздрогнул властитель, услышав такое –

Как прозорлива, однако, она!

Взгляд устремил на букет из левкоев:

«Прав был рыбак, что Иола умна!»

 

                        128

Вышла из дома красавица вскоре,

Нимфой прекрасной предстала она

С явным лукавством в пленительном взоре,

Словно высокая туя, стройна.

Затрепетала душа Поликрата,

Сердце забилось, как птица в силке:

«Дева красива, как муза Эрато!

Я не напрасно мечтал о цветке!»

 

                        129

В горле его пересохло мгновенно,

Молча стоял он с охапкой цветов.

«Что же ты, плотник, молчишь откровенно?

Или к тираде ещё не готов?»

«Я… для тебя…» – заикнулся  влюблённый,

Вдруг ощутил напряжённой спиной

Лёгкий толчок и призыв отдалённый:

«Стих прочитай для красы неземной!»

 

                        130

И нараспев, в исполнении «соло»,

Начал признанье читать Поликрат,

Слушая речь, трепетала  Иола,

Голос звучал, как далёкий раскат!

Нежные строки летели, как птицы,

И осеняли крылами уста,

Было приятно смущённой девице,

Что воспевалась её красота!

 

                        131

Пел он: «Тебе предлагаю десницу,

Будем с тобой до скончания дней!

Не истязай корабела, девица,

Молви, ты станешь супругой моей?»

Сердце стучало, как молот Гефеста,

Очи сверкали сапфиром небес,

Смолкли слова, встрепенулась невеста:

«Да, я согласна, мой мастер древес!»

 

                        132

Ей Поликрат протянул ожерелье:

«Жди от меня остальные дары,

К свадьбе готовься, в ней будет веселье,

Ею затмим мы чужие пиры!»

 

Глоссарий к главе:

 

Аполлон — грозный и  могучий олимпийский бог-Стреловержец сын Зевса и Латоны, брат-близнец богини Артемиды. Аполлон считается богом музыки и искусств, богом прорицания и покровителем стад и скота.

Гелиос, Гелий — великий бог Солнца. Сын титанов Гипериона и Тейи, брат Селены и Эос.

Гефест — сын Зевса и Геры, бог огня, покровитель кузнечного ремесла и самый искусный кузнец и ювелир мира.

Иола, здесь – дочь рыбака. Её имя образовано от названия цветка фиалки. Фиалка (лат. Viola odorata) — маленьких цветок с сильным запахом, который, согласно народному поверью, учит скромности, потому что этот провозвестник весны растет в тени более высоких растений.

Пантагнот — старший брат Поликрата, Эакид.

Поликрат, сын Эака — тиран греческого островного города Самос. Известен своим везением, богатством, масштабным строительством и морским пиратством.

Посейдон — великий бог морей, один из трёх главных богов-олимпийцев вместе с Зевсом и Аидом. Cын Кроноса и Реи, брат Зевса, Аида, Геры, Деметры и Гестии.

Самос — остров в Эгейском море, в архипелаге Восточные Спорады. Он принадлежит Греции. Являлся центром ионийской культуры во времена античности. Родина ряда великих деятелей античной культуры: философов Пифагора, Мелисса и Эпикура, астрономов Аристарха и Аристилла. До VII века до н. э. остров управлялся царями. Затем власть перешла к аристократам, так называемым геоморам. Но известны случаи и установления тирании, сначала Демотела, а затем ок. 560 г. до н. э. — Силосона, предположительно, деда  Поликрата,  а далее — знаменитого Поликрата.

Селена — Луна, в греческой мифологии олицетворение луны, дочь титанов Гипериона и Тейи, сестра Гелиоса и Эос.

Симплегады («сталкивающиеся») — в греческой мифологии скалы, плававшие у входа в Понт Эвксинский. Смыкаясь, как живые и сталкиваясь, эти скалы разбивали   проплывающие меж ними корабли.

Тюхе («случайность», то, что выпало по жребию) — богиня удачи и судьбы.

Эакид — сын  Эака.  Эак — отец Поликрата,  Пантагнота  и Силосонта, известный морской разбойник, прикидывающийся торговцем.

Эос — в древнегреческой мифологии богиня зари, дочь Гипериона и титаниды Тейи, сестра Гелиоса и Селены.

Эрато – муза любовной и свадебной поэзии.

 

Продолжение следует

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!