Грозовая исповедь

Грозовая исповедь

Глубокая осень. Тихий дождь начал учащаться,

Задержал до вечера позднего старушку-учителя -

В грозовую погоду домой тяжело возвращаться-

Сотворив своему выступленью благодарного зрителя.

Неожиданно старенький дворик залился ярким светом –

Освещалась дорога окулярами Ssang Yong Rexton 

(Преподавательница вообще мало зналась на этом) –

Не балована шиком излишним их отдаленная местность.

Фары выключились. Остановилось авто -

Представитель модельного ряда здесь редко паркуемых.

Из дверей, на ходу застегнув шерстяное пальто

Вышла дама на каблучках высотою в пять дюймов.

Ну а дождь продолжал одевать пространство в узор

Всё вокруг в его власти – сплошная штриховка косая,

Отшлифован профессией цепок учительский взор:

Разглядел, как взбежала по лестнице барышня словно босая.

Встрепенулась в ветвях, испугавшись, нерасторопная птица,

Припозднившаяся уберечься от шальной непогоды.

Хозяйка машины, вскинув кверху густые ресницы

Любовалась в ненастье красотами сельской природы.

На пустое крыльцо, чуть замешкавшись, дама вспорхнула,

Хоть пред этим стремглав миновала она сотню метров

Ива древняя веточки длинные ей вслед протянула

Наклоняема в разные стороны порывами ветра.

Дверь открылась, поделившись пронзительным скрипом

Резкий ветер в помещенье проник, на столе передёрнув страницы

Потрясённая холодом , равно как и нежданным визитом

Учитель подумала : «Что забыла здесь эта девица?»

Хоть рукою подать до крыльца, а изрядно промокшая

Дама втиснулась еле в проём – в руках уйма пакетов;

«Зачем посещать далёкий посёлок в погоду настоль нехорошую,

Что во двор человека не выгонишь и пистолетом?» 

(Возраст преклонный всех делает чуть раздражительнее)

Тёплою шалью укутавши от сквозняка поясницу,

Яснее вглядевшись в облик барышни обворожительной

Распознала Раиса Никитична… свою выпускницу.

Трофимову Аннушку - первую раскрасавицу,

Что в селе их цвела растением оранжерейным

Почти восемь лет пролетели – ах, как всё меняется,

Но кое-что всё же останется всегда неизменным.

Такими же прекрасными бездонными глазами

Смотрела девушка, тревожно замирая

Перед учителем, как восемь лет назад…

Опомнившись, шепнула: - Тётя Рая…

Учительница тихо протянула руки

Чтоб девушку в объятия заключить, 

Не оборвали долгие годы разлуки

Так крепко связавшую прочную нить 

Их с ученицей. Совсем ещё девчонкой

Анечку настигло горе – матери лишилась,

Тогда все вместе женщины в посёлке

Помочь с бедою справиться стремились.

А Анна росла. Нежное чудо весеннее

На попечении старомодной бабули-старушки

За хозяйством следила прилежно, читала Тургенева

Красивее, добрее, веселей всех подружек.

Спустя несколько лет и бабуля покинула мир этот бренный.

Выпускной отшумел – Аня отправилась на покоренье столицы.

Раисе Никитичне известна была молодёжь современная:

Стремились такою дорогой пройти многие ученицы.

В родную сторонку давно Анна не присылала вестей

В посёлке твердили, что, мол, у неё всё отлично

«Верно, зазналась» - судили по фото из социальных сетей

Впервые домой приехала девушка лично.

И теперь вот эта шикарно-эффектная барышня

В объятьях Раисы Никитичны всем телом дрожит

Учитель по опыту знала: беда, что и спрашивать…

Попросила тихонько: по-порядку, Аня, всё расскажи

Немного растроганная такими объятьями жаркими,

Успокоенная и согретая тёплою встречею,

Промолвила Аня: - Никитична, привезла я подарки,

Не застала Вас дома хмурным, ненастливым вечером.

Педагог усмехнулась: - Да, наверное, одна я 

Укрываюсь здесь от дождя хоть и рядом мой двор,

Не впервой мне, не беспокойся, родная,

Отдышись хоть немного, - вижу: долгий у нас разговор.

-Раиса Никитична, позвольте просить прощения

За то, что я раньше себе не задавала труда

Возможность найти для родных пенат посещения,

Опишу сокращенно предыдущие жизни года:

Провинциальная девушка в столицу отправилась,

О карьере актрисы страстно мечтая, естественно

Энтузиазма существенно поубавилось

Как только столкнулась с полнейшим несоответствием

Суровой реальности с наивными представленьями

О том, как проходят отборы в ВУЗ театральный.

Неудивительно, что настоящий формат поступления

Шёл вразрез с углом зрения моим пасторальным.

Две минуты моё грандиозное длилось прослушивание –

Мастеров наповал не сразила – второе они не назначили,

Возвращаясь, рыдала – судьба казалась разрушенною

Поливала обильно асфальт слезами горячими.

В лужах июльских отражался мой облик трагический

Не быть в жизни счастью, раз небо не вняло мольбам.

На ватных ногах несла документы я в педагогический

Решившись пойти по Вашим, тётушка Рая, стопам.

И в эту минуту должно быть спохватились на небе

В тот момент, когда вера слепая в святых пошатнулась

Возможно, Ангел удачный мне вытянул жребий –

По ровной дороге идя, я внезапно споткнулась.

Из стоящей неподалёку большой иномарки

Мужчина спешил, таких не видела я никогда.

Галстук, строгий костюм - «У Вас всё в порядке? –

Подав руку, спросил. Я ответила «Так, ерунда…»

Давая возможность Анюте с мыслями разобраться

Наставница, глянув в окно обронила: -Не помогут зонты

В такую стихию. Милая, не стоит смущаться,

Я совсем не чужая, можешь звать меня даже на «ты».

-Последующее больше похоже на сериальный сценарий.

Может быть , его душу мои девичьи слёзы затронули,

Может сильный контраст вызывала я, точно не знаю

С окруженьем, привычным его, фанерно-картонным.

Мы тем вечером плыли по городу, словно белые лебеди,

Были здания нам осокою, а дороги – водою,

Наслаждались грядущего тайны блаженным неведеньем,

Проводимых друг с другом волшебных часов чередою.

Он заботой и нежностью осушил мои горькие слёзы -

Как на крыльях порхала я по старому общежитию

Во внимании лучах расцвела благоуханною розою 

Как если после засушливых дней чистой водою полить её.

Баловал ужинами в навороченных заведениях

К окончанию лета мы отправились в тур за границу

Видишь, односельчане немного правдивы во мнениях,

Тётя, есть, отчего надмеваться твоей ученице.

Не описать ощущенья мои в заезженных выражениях

Небеса вместе с ним были чутки к кресту сироты.

Расчудесным декабрьским днём сделал он предложение

Не могла я поверить, что реальностью стали мечты.

Я тогда днём с огнём не нашла бы причин для отказа

С любопытством прохожие нам часто смотрели вослед:

Был на тот момент старше меня он ровно в два раза,

А теперь всего-навсего на восемнадцать лет.

Вместе мы отмечали помолвку в его уютной квартире

Мягко струились в бокалы Bohemia вина Токая –

Анна смешалась. - Знаю я, что сейчас превалируют в мире

Ставки корыстные. Ты же знаешь, Никитична, я не такая.

Разве математический счёт моим сердцем заведует?

Неприемлемо, чтобы стала искренность аномальной.

Время от времени люди болеют, но отсюда не следует,

Что всё время больными быть совершенно нормально.

Всю Вселенную воплощал в себе этот мужчина.

Был любовником, братом, и другом, и даже отцом

Как раненье на теле заживает под воздействием фибрина

Так он душу мою залатал, шов скрепив обручальным кольцом.

И, казалось, чувство наше было таким , как и небо, чистым-

Не нашёл бы подвоха даже самый взыскательный критик.

В респектабельной организации я работаю экономистом,

В той, где законный супруг - финансовый аналитик.

Не была я актрисой, но муж стал жизни моей режиссёром

Идеально продуманы кадры, даже в учреждении «soft skills»

На доле моей след оставлен, словно оттиск искусным гравёром

Только с размывкой, как от кисти с кислотою лавис.

Он, конечно, представил меня своему окружению:

Не в восторге, так скажем, были сослуживцев супруги

Один плюс – поле широкое для аматорских представлений –

На мероприятиях мы шушукаемся как подруги.

Только средь них я так и осталась гостьей нездешней,

Преимущественно люди там с коммерческой жилкой

Врождённой, настолько заметной, что видна даже внешне.

Я словно гаджет поддельный, зато с самой классной прошивкой.

Там семейные подряды что надо, у всех родословные.

Исключения есть, но их мало. Куда уж там мне

Тягаться; нынче в обществе между слоями границы условные,

Но я себя чувствую Bentley по сходной цене.

На приёмах мы часто бываем в помещеньях ухоженных.

Наслаждаемся убранством комнат и коктейлями с мятою

Или лаймом, малиною – там вообще всё роскошное,

Из недоступного - только суждения непредвзятые.

Не подумай, Раиса Никитична, я вовсе не жалуюсь,

Довольно быстро привыкла к общепринятым правилам.

Чистосердечною правдою особо не балуюсь –

Ещё не хватало, чтоб мужу проблемы доставила.

И нельзя сказать, что там люди совсем бессердечные:

Но, если споткнувшись, кто-то на краю пропасти застывает

То с надеждою в небо глядЯ, то с ужасом в глубину бесконечную,

Большинство не из тех, кто руку подаст, а из тех, кто толкает.

Ныне в нормах моральных повальное разнообразие

Целиком относительна наша система приличности:

Человек может даже иметь в арсенале одни безобразия –

Ангел он или демон решают объёмы наличности.

На работе нельзя увлекаться понятиями старомодными:

Доверием, искренностью – чтоб не прослыть простаком.

Известно давно: мир преклоняется перед умами холодными,

Но тяжело мне, учительница, день ото дня жить в таком.

О переживаниях таких в столице поведать и некому.

За спиной мои мысли вмиг окрестят «хвастожалобой» -

Только если б терпение ещё соскрести по сусекам

Могла я - в такую грозу, прости тётя, сюда ехать не стала бы.

Раиса Никитична внимательнее заглянула в глаза

Красавицы Анны – и отметила с сожалением:

Неудержимо манИт, как и раньше, их цвет - бирюза,

Но в глубине затаилось тоскливое выражение.

Продолжила девушка: - Мы приблизились к главному –

Супруг стал в последнее время каким-то рассеянным.

В семейную жизнь нашу добрую, ладную, славную

Откуда-то северный ветер проник и холодочком повеяло…

-Потёмки чужая семья – спокойно сказала учительница, 

-Ты, Анечка, понятнее объясни, чтобы предметно.

Старушка чужое бельё ворошить не была любительницей, 

По её покрасневшим щекам это было заметно.

-Чаще стал пропадать на работе – спешит повсеместно

Сильно переживает – в экономике, мол, стагнация,

О чём говорить и что делать с женой ему неизвестно,

Хоть пиши руководство по эксплуатации.

Одним утром обычным в прихожей пальто в стиле casual

C привычной заботливостью мне надеть помогая,

Он сбросил звонок телефонный – лапши мне навешал

На уши, что это из банка, но, скорее всего, это другая…

Я не стала допытывать – это пока подозрения.

Силюсь позитивных эмоций дарить широчайший спектр

Ежедневно. А чувство, что к земле прижимает давление

Десять миллионов ньютон на квадратный метр.

От супруга не требую я подробных отчётов

Где был. Но на мир гляжу как сквозь бумагу тИшью:

Изображения людей и природы немного нечёткое

И с каждым днём её плотность становится выше и выше.

Анна вздохнула. – Иной раз открою балконную

Дверь. Шаг, ещё шаг –тихо скрипнет новая половица.

Вниз посмотрю на фундамент железобетонный,

Вот ещё шаг – и нет, тётушка, твоей ученицы…

-Анечка, такое и думать нельзя, не то, что высказывать,

Чтоб не гневить всевидящего нашего Господа.

Ведь это значит пред Ним дерзновенье показывать.

Нет у тебя, дорогая, ни причины, ни повода.

-Знаешь, тётя, может, я прогневлю Властителя Мироздания,

Возможно, и твой укорительный взгляд обожжёт меня словно огнём.

Но я думаю, что Бог нам затем посылает страдания, 

Что только в такие моменты мы вспоминаем о Нём.

Раиса Никитична чуть усмехнулась: - Если б мы были

Немного внимательнее, то поняли б, что наоборот:

Раз мы страдаем – значит, сами Бога совсем позабыли,

Поглотил нас земных страстей и событий водоворот.

Подобно тому, как отлёжанная рука под утро немеет –

Колет иглами, но когда приходит в движение кровь,

На какие-то минуты становится даже больнее,

Чем было – зато обретает чувствительность вновь.

-Наставница, часто я вот о чём думаю:

Может, зря попытки актрисою статься оставила.

На другие дела потратила времени уйму я,

Оправданием вооружившись –жизнь, мол заставила.

И, направляемая привычным уже аттитюдом,

Заставляю себя на всеобщее благо трудиться.

Но ведь если заставить десять дней без воды обходиться верблюда –

Запас внутренний непременно его истощится.

Верно, должна была я, как девчонки другие,

Закрыв глаза на конкуренцию беспощадную,

Днём и ночью заучивать монологи для драматургии,

Не давать спать соседкам – и выслушивать брани площадные.

Подрабатывать продавцом в магазинах от недели к неделе,

Подниматься и падать, чередуя победы и поражения.

Чтоб тогда, когда одна за другой достигнутся цели,

Ощущать словами невыразимое от успехов головокружение.

Убеждением счастье в душу не внесть – 

Понимаю, что в сравнении с этим признанием,

Шизофрения – совсем не болезнь, 

А скучная форма лёгкого недомогания.

-Аннушка, никому твои мысли вовсе не чужды.

Все мы молоды были, ты совсем ещё ранний росток.

Всем знакомы в достижениях и самореализации нужды,

Совершенно понятен мне твоих чувств и эмоций поток.

-Так может, Раиса Никитична, свернула я не туда,

В судьбоносный июльский день ошиблась с решением?

Если вдруг мы с супругом расстанемся – и что тогда?

Всё сначала начать сейчас прямо сильно искушение.

Выжгут душу со временем подозрения эти, свербя.

Гордость тоже кричит, остужая моё сердце строптивое

И в такие моменты мне становится так жаль себя,

Как родной матери жаль своё дитя нерадивое.

-Что, Анютка, сказать: относительно актёрской карьеры,

Я конечно не спец, но мне кажется, на этой ниве

Высот достигают те, кто с упорством ломает барьеры,

Или те, у кого есть весомые тузы в рукаве.

Была б на то воля моя, я б ещё при рождении

Вот таким вот как ты нерешительным талантам,

Без суда, следствия и даже без разрешения

Прописывать стала бы антидепрессанты.

Помолчала немного учительница. – А супруг…

Прежде всего он мужчина, пойми…Как зовут его кстати?

-Павел, - ответила Анна. – Он ведь не вдруг

Увлёкся работой…Но пока он в семье – ещё не предатель.

Анна, я на свете живу без малого семьдесят лет.

И знаю, как тяжёл и рискован порою бывает выбор.

Даже если Господь ошибался – вспомни Ветхий Завет –

А у пуль его значительно больший калибр.

Так, ведь Господь обрушил на землю Всемирный потоп.

Увидав, что творения Его заживо сгинули –сказал Сам,

Что впредь больше не повторится, и – подумать мог кто б –

Свои слова закрепил, семицветную радугу подарив небесам.

Но Он на то и Всевышний – его время и власть беспредельны,

Наша жизнь быстротечна и путь наш не длинный.

Посему должен быть справедлив тот выбор, что делаем,

Честно смотря на весы, пока не случилось непоправимое.

Да, иногда так бывает, что желаем расстаться

С теми людьми, что когда-то так много значили

В жизни нашей. Но как бы потом не пришлось сокрушаться,

Что не заметили главного, были такими незрячими…

Анна шепнула: - Дождь немного притих, я тебя подвезу

Милая тётушка, спасибо большое за всё;

Что не оставила в переживаний моих дремучем лесу –

Каждый свой крест, как и корону тяжко несёт…

Раиса Никитична думала: «Детям твердим: главное, будь

Смелым, решительным, честным». А теперь остаётся молиться

О том, что выберет для себя правильный путь

Самая прилежная её ученица.

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)
13:25
RSS

Превышение объема.