Ваш кофе, сэр!

Вован Тузиков прошел долгую индивидуальную эволюцию имени: от Вовулика в записянном детстве до Вована, ознаменавшего признание его взрослеющей крутости. Правда, он миновал такие жизненоважные этапы как "Вова", "Владимир" и даже "Владимир Андреевич". Одно было неизменно Вован был профессиональный Халявщик. Никакой-то там халявщик- мелкий замухрышка, а с большой буквы "Х"!

Начался процесс халявизации в раннем детстве. Казалось бы, ну прямо говоря, детство, само по себе халява. Но это для примитивных индивидуумов, старших в последствии врачами, учителями и инженерами. Вовулик с детства отличался отменным аппетитом, его мама Антонина Сергеевна с зарплатой нянечки 60-х годов, на фоне обнаженных социалистических прилавков города Набережные Челны, не могла насытить свое чадо. Вовулик, съедая всё, стал примером для подражания. Его сажали за стол с худосочными детьми и он радостно размахивая ложкой как дирижер палочкой съедал две-три порции. Честно говоря, каша была так себе, водянистая, с малым количеством сахара и следами масла, тут то и начинается наш рассказ. Буква "с" периодически, выпадала из набитого детского рта Тузикова и вместо "Масло", получалась "Мало". И он получал добавку. Однажды мама угостила его вкусным бутербродом с сыром и сливочным маслом. После этого, когда ему принесли в садике очередную манную кашу, Вовулик аккуратно отодвинул тарелку, чем поверг в шок двух нянечек и воспитательницу.

- Вовулик, что случилось?!- испуганно произнесла нянечка, тетя Нина.

- Мало!

- Так как же мало мой сладкий, ты еще эту тарелочку не съел, - начала увещевать его нянечка.

- Мало! - и бессменный глава "Общества Чистых Тарелок" указал на бледно-желтое пятно в центре тарелки.

- Масло! -догадалась вторая нянечка тетя Вера.

- Скорее сбегайте на кухню и принесите Вовулику масло, - распорядилась воспитательница.

 Масло было принесено и возложено в тарелку, как на алтарь разгневанного божества.

Желтое пятно в тарелке приобрело более яркий цвет и увеличилось в два раза.

 Вовулик по-взрослому кивнул и начал есть.

Можно сказать, это был первый этап Большого Халявного Пути, который в отличие от Великого Шелкового Пути не имел конца.

Воспитательницы и нянечки на перебой расхваливали мамам бледнолицых отпрысков, о Вовулике.

И Вовулик стал популярен! Более того, никакого не звали к обеду или к ужину   в чужие дома как Вовулика. Более чем уверен, что появись в это время английская королева, ей было бы брезгливо отказано! Смешно, Вовулик и какая-то плохо кушающая старая грымза!

 Вовулик понял свою ценность достаточно быстро. Он стал скромно просить в конце каждой трапезы конфетку.

Умилению мамаш не было предела: "Серёженька, Боренька, Леночка (ненужное убрать или вписать новое). Смотри, Вовулик все съел, и потом получил конфетку!"

Потом было мороженное, походы в кино, пополнение игрушечного автопарка.

Но детство, впрочем, как и все остальное, имеет свойство оканчиваться.

Первые две недели первого класса были пристрелочными, Вовулик оценивал обстановку. Первый вывод был сделан: слабые и дохлые учились лучше больших и сильных. Вовулик взял их под свое покровительство. "Дохляки" должны были приходить в школу на полчаса раньше, чтобы он успел списать домашнее задание. С контрольными было хуже, поэтому Вовулик плелся в троечниках.

В пятом классе он стал свидетелем такой сцены, когда один мальчик избил другого. При этом плакал не тот которого били, а тот который бил! "Я тебе как другу все про Светку рассказал, а ты…!

И Вовулик понял, секреты это самое главное в жизни! И они есть у каждого. Нет он не был шантажистом или ябедой, но знал все обо всех. Однажды, он был оставлен вечером убирать класс, потому что уборщица заболела и все убирали по очереди. Проходя мимо директорского кабинета, он услышал стоны. Вовулик поставил ведро с водой и стал ждать. Минут через десять дверь открылась и на пороге появилась Снежана, секретарша директора.

-Ой!- воскликнула  она увидев Вовулика и бросилась по коридору.

Еще через несколько минут появился директор.

Увидев ученика, он замер в дверях.

- А ты что здесь делаешь?!- грозно произнес директор.

- Здравствуйте Сергей Эдуардович, я тут наш класс убираю и услышал стоны. Снежана хорошо себя чувствует?

Лицо директора слилось с цветом стены.

- Зайди ко мне в кабинет! -мертвенным голосом произнес он.

- Слушай меня внимательно! Ты ничего не видел!

Как тебя зовут?

- Вова Тузиков из 6 "А".

- Слушай, Вован, ты же мужик. Я тебе так скажу, как мужик мужику, в жизни все бывает. Ты забудешь, то что ты видел, а я тебе пообещаю, что проблем в школе у тебя больше не будет! Ну как по рукам?

- По рукам, - согласился уже Вован.

Потом Вована устроили после школы помощником библиотекаря. Деньги конечно не большие, но и он практически не работал.

 Так и текла жизнь, пока не грянула Перестройка, а за ней уже и перестрелка. Появилась возможность уехать. Но как?! Вован был русским как русская печка, баня и блины, вместе взятые. И тут Тузиков проводит гениальную комбинацию, он меняет свою "трешку", мама к тому времени благополучно переселилась на кладбище, на однокомнатную квартиру под Душанбе. Получив все необходимые документы как беженец, он пересекает границу злосчастного бывшего СССР и становится жителем Копенгагена.

Это была Сказка, почище сказок Андерсена. Это была Страна Вечной Халявы! Можно было не учить язык, можно было не работать, можно было не заботиться ни о жилье, ни о жратве, нужно было только страдать!

 И он страдал!

Но через пару лет ему приелась роль страдальца и захотелось попробовать другой жизни.

В Копенгагене было не мало богемной жизни. Были всяческие фуршеты и презентации. Там было и шампанское, и всякие вкусности. Там никто никого не знал. Единственным необходимым условием был фрак.

Но Вовану, простите, уже Вольдемару, нужен был особый фрак. Это было произведение, которое смело можно было назвать швейный эквивалентом "Черного Квадрата" Малевича.

Снаружи он выглядел как обычный фрак. Но внутри, там было столько карманов… Туда легко помещались и бутерброды с лососем и канапе с икрой, и эклеры, и многое, многое другое.  

Все было не только прекрасно, но и вкусно.

И вот однажды Вольдемар забрел на презентацию современного американского дизайна. На входе стоял здоровенный негр, чья белоснежная улыбка, могла стать рекламой зубной пасты "Колгейт".

Вольдемар быстро прошелся по выставке и вернулся к столу, ломившемуся от закусок. И не торопясь начал набивать карманы. Разбухнув до размеров среднего дирижабля, он двинулся к выходу. Но большая черная лопатка, оказавшаяся ладонью негра-секюрити, остановила его.

- Вы забыли Ваш кофе, сэр.

С этими словами, охранник оттянул нагрудный карман фрака Вольдемара и влил в него стакан дымящегося кофе.

Карман был глубокий, прошитый и вел к паху, счастливого обладателя фрака. По мере того, как струи благородного напитка спускались, огибая уступы из хот-догов, лицо Вована отображало всю гамму чувств, сопровождавшуюся   отнюдь неплавными изваяниями всего тела.

 Горячий кофе струясь по животу добрался до известного места и Вован схватился за пах.

 - А, вам в туалет надо, - доброжелательно произнес охранник, продолжая улыбаться, - это направо по коридору, кстати тоже бесплатно!

 

 

 

12.10 02.09.17

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

12:27
512
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!