Звёздные приключения Нуми и Ники. В поисках Мало. Глава 1. Части 3 и 4

3.   Бывают ли вещие сны? Когда слышишь голоса. Это правда, ты? Встреча.

 

     Собственно, так яростно окунуться в занятия, Николая заставил приснившийся недавно сон. Произошло это спустя два года, как он стал учиться в университете. Однажды, после очередного учебного дня, который был богат новыми знаниями и успехами, студенты как обычно разбрелись по своим делам. Кто-то отдыхал в общежитии, а кто-то продолжал заниматься самостоятельно. Ники первым делом набрал необходимой литературы в библиотеке, потом отнес книги к себе в комнату и, перед чтением, прилёг вздремнуть. И только он заснул, как ему приснился вот такой сон: «он на райской планете и лежит голышом в речке на мелководье. Тут же вокруг него в теплой воде собралось около сотни рыбок; они, не мигая смотрели на него и приветливо махали хвостами и плавниками. Ники сложил ладошки и поймал одну рыбку. Пестрая рыбешка зашевелила губами:

— Бур — пиу-пиу-таф-мини!

Она проговорила это совсем тихо, но Ники от неожиданности выпустил ее из рук. Но рыбка подплыла к нему снова. Тогда он снова поймал её.

- Миуу-пиф-бур-таф-пала! — задыхаясь, сказала она.

— Ладно, — ответил Ники. — Я тебя отпущу, но только если ты исполнишь мое желание. Нет, три желания!

— Бур-пиу, таф-паа-мини! — ответила рыбка.

— Во-первых, — начал Ники, — чтобы эта история со свертыванием времени оказалась неправдой. И чтобы мама и папа были живы. И все мои друзья — тоже. И чтобы родители Нуми тоже были живы. И…, и… и чтобы мы с Нуми вернулись и всегда были вместе».

Николай даже подскочил на кровати. «Это надо же, такому привидеться» - подумал он. «Столько лет прошло, а как будто вчера. И почему мне это снится? Я вроде уж давно ничего такого не вспоминаю». И так сильно подействовал на него этот сон, что все события шестилетней давности вновь пронеслись перед ним в одно мгновение. Вспомнив, с какой искренностью, он, на далёкой планете, просил рыбку исполнить желание, Николай почувствовал, как на глаза навернулись слёзы. «Зачем же так»? – горестно вопрошал он сам себя. «Если с нами так поступил Мало, зачем же мне эти воспоминания? Они так тревожат душу и бередят сердце». Николай сделал глубокий вдох и попытался собраться с мыслями. И тут его поразила мысль: «А вдруг это неспроста? Вдруг это вещий сон? Но если сон вещий тогда.… Нет, это невероятно. А если рыбка и впрямь исполняла желания?» Николаю даже не по себе стало от собственных мыслей. Стараясь выгнать из головы, он решил, что не все сны бывают вещими. А может быть, вещих снов не бывает вообще. Ведь что бы было, если бы все сны сбывались? Наверное, неразбериха какая-то. Всё тогда бы путалось: то ли это сон, то ли явь - было бы уже непонятно.

  Успокоив себя таким образом, Николай с особым усердием занялся учебой. Но тут неожиданно, с ним стали происходить другие вещи. Однажды вечером, ему вдруг послышалось, что его кто-то зовет. Николай вышел из комнаты в коридор: никого там не было.

   «Послышалось», - решил он и вернулся к себе. Во сне ему приснилась улыбающаяся Нуми.

   «Ники, где ты Ники»? - спрашивала она.

И такое повторялось несколько раз. То он слышал зовущий его голос на улице, то на лекции в университете, то ему опять снилась Нуми.

  Однажды, Николай всерьез подумал о том, чтобы сходить к доктору. Но, спустя некоторое время, ему эта мысль не понравилась. «Вот что я скажу доктору?» - думал он. Ведь если объяснить, что человеку слышатся голоса, и во сне он видит события из своего детства, причем произошедшие в космосе, можно угодить на лечение в очень интересное место и навсегда забыть про университет. Поделившись об этом всём по телефону с Пламеном, умолчав, конечно, о космосе и Нуми, он получил от старого товарища следующий совет: во-первых, ему просто необходимо влюбиться, и тогда будет не до голосов, а во-вторых, пока ещё не влюбился, по утрам обязательно нужно совершать пробежку. Это и для здоровья полезно, и голову хорошо освежает. Первый совет Николай решил пока проигнорировать, из-за отсутствия объекта любви, а вот пробежками занялся. Постепенно это ему стало очень нравиться, и каждый день по утрам, его можно было видеть бегающего трусцой по аллеям студенческого городка.

  В одно такое утро произошло самое невероятное событие, какое может произойти в жизни человека. Утро, как и всегда, было обыкновенное, солнечное и тихое. Николай бежал по дорожке, наслаждаясь тишиной и свежим воздухом, и слушал пение ранних птиц, которых в студенческом городке было великое множество. Изредка, попадались другие бегающие, его узнавали – кто-то махал рукой, кто-то кивал головой, в общем, всё было, как всегда.

   Боковым зрением Николай заметил незнакомую девушку, гуляющую неподалеку, на одной из соседних аллей. Он удивился, ведь рано утром встречались лишь другие, подобные ему «бегуны». Нормальные люди, а тем более девушки, обычно спали в такое время. Девушка была одета в светлые брюки и темную блузку, в руках у неё был журнал, в котором она что-то сосредоточенно читала. «Наверное, не спится», - решил Николай и двинулся дальше. И тут, в утренней тишине, он явственно услышал:

- Буф-ф!

Если бы в этот момент разверзлись небеса и оттуда хлынул водопад раскаленной лавы, Николай так бы не отреагировал, как подействовало на него это странное восклицание. Поражённый, он остановился, боясь пошевелиться. Потому что, такое своеобразное восклицание вслух, произносила только его любимая Нуми из детства. Собравшись с духом, Николай медленно повернул голову и посмотрел в сторону девушки.

- Буф-ф! – повторила девушка и посмотрела в его сторону.

Почувствовав, что в горле мгновенно пересохло, а почва под ногами стала не такой твердой, Николай произнес:

- Это правда, ты?

Их взгляды встретились. По мере того, как она смотрела на Николая, её глаза открывались всё шире и шире. У неё было красивое лицо, темно-русые волосы чуть до плеч, просто вылитая Нуми из его детства. Только черты лица стали чуть заострённые, исчезла та мягкость, присущая детям. В остальном, хоть это и невероятно конечно, но это была точно она.

- Николай Петров Иванов Стоянов Петков Драганов Стоянов Буяновский?

Только один человек во всей вселенной мог это произнести.

- Нууми! – заорал Николай и бросился навстречу той, которая уже бежала к нему.

- Это ты? – он остановился перед ней, не смея до неё дотронуться, будто она могла растаять от его прикосновения.

- Буф-ф, Ники! Конечно это я, обними же меня скорей!

И Николай прижал её к себе, и держал так, крепко-крепко, словно боялся, что она исчезнет.

- Ники, милый Ники! – она не сдерживала эмоций, одновременно и смеялась, и плакала.

Так и стояли они, обнявшись, посредине аллеи и со стороны казалось, будто парочка никак не может расстаться друг с другом. Никому не пришло в голову, что это встретились любящие представители двух звездных цивилизаций.

Николай смотрел на улыбающееся лицо Нуми, которое было близко-близко, он чувствовал её дыхание, видел отражение листвы в слезинках около её глаз.

- Ники, милый, ты плачешь?

- Да нет, что-ты, это ты плачешь….

- Я не плачу, это от радости, я не могу поверить, что это ты, я так долго тебя искала. Я, я…. Не могу без тебя Ники, - Нуми говорила, сбивалась, потом снова говорила. Вдруг, словно испугавшись чего-то, спохватилась:

- Ники! Ты ведь рад, что мы встретились?

- Нуми, Нуми, милая, любимая моя Нуми! Конечно же я рад, как же я могу быть не рад, когда я всю жизнь жил тобой?

- Ох, Ники, я ведь знала. Я знала это, ведь ты любишь меня, ты меня давно полюбил.

- Люблю, конечно люблю, только поверить не могу.

 

 

4.  А помнишь? Когда невозможно наговориться. Рассказ Ники. Рассказ Нуми.

   Вдруг Николай спохватился, что они стоят на улице. Он взял Нуми за руку, как маленькую девочку, и повел за собой. Впереди виднелось здание общежития университета. Зайдя в здание, они поднялись на этаж, где проживал Николай.

- Вот, здесь, я живу, а вот мои скромные апартаменты, - показал он на свою комнату. Нуми с интересом принялась осматривать студенческую комнату, книги, обстановку. Тем временем, Николай приготовил завтрак.

- Нуми, - позвал он её, удивляясь, что это всё-таки не сон, - тут мало чего интересного, иди же ко мне, завтрак готов.

- Хотя, прости, я же так и не знаю, чего ты ешь,- улыбнулся он, - Ведь я помню, как ты питалась только в утробе Малогалоталотима. Может тебе такое нельзя? – он явно был озадачен.

- Буф-ф, Ники! Можно конечно! Я ведь обычная девушка, я ем всё, - засмеялась Нуми, - ну почти всё.

Они уселись завтракать. То ли сказалось перенесенное волнение, то ли ещё что, но они почувствовали зверский голод и накинулись на бутерброды с сыром и колбасой. И только после, когда уже устали жевать и стали пить чай, разговор продолжился сам собой.

- А помнишь, как ты насытиться не мог? Всё время норовил что-нибудь пожевать.

- А помнишь, как ты слова придумывала? Невероятник! – смеялся Николай.

Они смеялись, и всё время говорили друг другу: - «А помнишь»? и не могли наговориться. Казалось, у них нет конца этому «А помнишь». Они вспоминали одно, потом другое и так без конца. Николай слушал, вспоминал, рассказывал и снова слушал и всё время не отрывал взгляд от своей вновь обретённой подруги.

- А помнишь, как Мало тебя с букетом не пропустил?

- Да, и я ужасно испугалась тогда.

- Но самое ужасное это когда мы прилетели на Пирру. Я такая счастливая, вышла, думала ты следом, а ты…. Ты улетаешь, и Мало не отвечает, и ты плачешь, и я плачу. И ты исчез. Я думала навсегда, - Нуми обхватила Николая за шею и крепко обняла.

- Я тоже ужасно тогда испугался, - сказал он, - я не понимал, куда лечу, что будет со мной и с тобой.

- А расскажи, прошу тебя, что произошло? Я даже не представляю, чего ты натерпелся, милый, бедный мой Ники.

И Николай рассказал, как он в полузабытьи летел, одинокий и несчастный, в чреве Малогалоталотима. Как не заметил приземления, потому что это была даже не планета. Как Мало выпихнул его на поверхность Луны. Как он шёл и плакал и как нашли его ребята. Рассказал про Сашо и его сестренку Селу. Про то, как жил на Луне.

- О, ужас! – прошептала Нуми.

- А потом появился Мало и я на глазах у Сашо улетел на нем. Во время полета, я обнаружил твое послание…. А потом я оказался дома, ровно накануне вечером того дня, как мы с тобой улетели.

Нуми была потрясена. Ещё бы, столько всего пережить и появиться дома, как ни в чем не бывало.

- И тебе пришлось с этим жить, - качала она головой.

- Да чего уж там, - отмахнулся он, - детский разум все сгладил. Хотя, четырнадцать лет уже тот возраст, когда вполне реально мыслишь. Тяжело было, особенно от того, что никто не верил.

- Да, я понимаю тебя…

- Ты лучше про себя расскажи. Меня просто разрывает от любопытства: как ты жила, почему и каким образом ты здесь появилась, в общем, расскажи всё. И, и про мозг расскажи. У тебя ведь был второй мозг, из-за которого мы спорили с тобой. У меня миллион вопросов.

- Все расскажу, милый Ники, - улыбнулась Нуми, - всё при мне и мозг тоже не куда не делся. Я, кстати, отключила его, как только мы утром встретились. Знаешь, Ники, для такой встречи не нужен второй мозг. Я и сейчас его не включаю. Вот, потрогай, кнопка на месте, - она взяла его руку и приставила за ухо, - потрогай.

Николай ничего не ощутил, кроме маленького бугорка под нежной кожей. Но его почему-то так смутило это прикосновение, что он покраснел как рак, и поэтому опустил взгляд куда-то вниз, чтобы Нуми ничего не заметила.

- Так вот, ты улетел, а я осталась одна на лугу. Вокруг лес и никого не видно. Ведь ты знаешь, что Малогалоталотим избегал людских мест. И вот, рыдая я брела куда глаза глядят, пока меня не заметили люди. Они очень удивились, увидев на мне скафандр устаревшей конструкции, ведь таких не выпускали уже много лет. Меня стали жалеть, потом отвели в город, где пытались выяснить кто я такая и откуда. Сначала никто, конечно, не верил, но потом в записях обнаружили, что много лет назад при непонятных обстоятельствах исчезла маленькая девочка. Когда все поняли, что это я, то очень удивились. Интересовались искусственным мозгом, потому что после моего исчезновения эту программу закрыли. Решили, что второй мозг повлиял на мою психику, и я стала неуправляема. Потому и исчезла при очень странных обстоятельствах. Меня стали жалеть, а один из ученых, посетовал о том, что путешествие во времени невозможно. Иначе, отправили бы меня обратно домой, да и всё. И тут один молодой профессор сказал, что путешествие во времени в принципе осуществимо, если бы можно было облететь вокруг особых звёзд, которые вращаются в обратном направлении и излучают особую энергию, изменяя в обратную сторону временной континуум. Я ухватилась за эту фразу и спросила, как туда долететь. Но все засмеялись, поскольку недавно открытые звезды такого типа находились настолько далеко, что при современном темпе прогресса понадобится лет сто, если не больше, чтобы добраться до этих звезд. Я рассердилась на них и выбежала на улицу. Потом забралась в уединенное место и стала мысленно звать Мало. «Помоги мне, Малогалоталотим, миленький» - так кричала я. И он мне ответил! Тогда я сбегала к тому молодому профессору, спросила координаты этих звезд и взяла у него блок памяти с дисплеем, чтобы записать тебе послание. Потом я ушла далеко, в лес и стала ждать Мало. И он прилетел за мной, и отвез меня обратно в то время, секунда в секунду, когда я выбегала к Малогалоталотиму, чтобы улететь к Земле. Хорошо, что я успела сделать для тебя запись. А для моих мамы и папы не произошло ровным счетом ничего, они были абсолютно уверены, что я просто выходила попрощаться с Мало. Они не понимали, почему я так горько плачу. В конце концов, я успокоилась и всё пошло своим чередом. Тем не менее, программу искусственного мозга закрыли, посчитав очень вредным для психики наличие второго мозга в голове. И не удивительно, если посмотреть как часто, я безудержно рыдала. Но ведь я плакала не из-за мозга, а из-за нашей разлуки. Уже потом, повзрослев, я поняла, почему Малогалоталотим нас разъединил. Ведь он «Спасающий жизнь», и он не мог допустить нашей гибели.

- Я тоже понял это спустя время, - согласился с ней Николай, - мы были детьми, и не смогли бы жить сами по себе, одни на планете.

- Да, и это действительно так, и вроде бы правильно, но так горько. Я стала жить обычной жизнью, училась и интересовалась наукой и техникой. А мой второй мозг анализировал и хранил всю информацию. И по мере того, как я становилась взрослей и получала всё больше и больше знаний, я стала понимать многое из того, что говорил мне в свое время Мало. Когда я в школе стала изучать физику и  математику, я узнала суть множества вещей, которые услужливо хранил мой электронный мозг. Некоторыми знаниями я поделилась, а некоторые держала в голове про запас. И у меня постепенно начал созревать в голове некий план. После школы я училась в космическом корпусе, и изучала устройство двигателей звездных кораблей. Неожиданно я стала понимать принцип, по которому двигался в космическом пространстве Малогалоталотим. И меня внезапно озарила мысль: а что если внести кое-какие изменения в космический двигатель? Ведь тогда можно достичь тех же скоростей и почти таких же возможностей, как у Мало. И я принялась конструировать механизм, который позволял бы «протыкать» пространство вселенной, делая так называемую кротовую нору. Оказывается, Малогалоталотим не просто «нырял» в подпространство, а к тому же создавал в нужном месте короткую дорогу.

- Поэтому мы каждый раз словно рождались и умирали, - догадался Николай, - потому что в такой «норе» совсем другие законы физики.

- Буф-ф! - воскликнула Нуми, - точно так и есть!

- И однажды у меня получилось, - продолжила она свой рассказ, - в теории, конечно, но получилось. Если в гиперпространственный двигатель подсоединить устройство, которое я придумала, то перед кораблем в нужный момент будет создаваться особое поле. Это поле начнет закручиваться на манер спирали и как буравчик протыкать пространство. В цехах, где мы обучались, было множество автоматических капсул-сборщиков. Нужно лишь задать программу, и нужная деталь собиралась автоматически. И постепенно, как конструктор я собрала свой механизм. Осталось применить его на практике. На космодроме имелось множество всяких кораблей. Я приглядела один, предназначенный для дальних перелетов, и тайком смонтировала свое изобретение в двигатель. А потом выяснила у учёных координаты Земли, оставила родным записку, и тайно пробравшись в корабль улетела.

- И вот я здесь, - с улыбкой закончила свой монолог Нуми.

Николай ошарашенно смотрел на нее.

- Сумасшедшая, милая Нуми, - только и мог он сказать, - это уму непостижимо, это невероятно. Сколько же ты летела? Как ты меня нашла? У меня ещё больше вопросов.

- Я все предусмотрела. Не забывай, что со мной электронный мозг. Он просчитал все возможные варианты и выдал высокую долю вероятности, что все получится. Мне сейчас восемнадцать лет. По моим расчётам тебе двадцать. Я высчитала, что пока я лечу, на Земле пройдёт много времени. В лучшем случае я найду тебя стариком. Поэтому мой маршрут был составлен с учётом облета «временных» звезд, поэтому я прилетела именно в то время, в которое и нужно. Естественно, маленькой девочке не запомнить, где она была когда-то на Земле. Но мой второй мозг помнил все. Я зависла на геостационарной орбите и стала наблюдать и накапливать информацию. Потом тихо приземлилась, спрятала корабль. Взяла с собой какой-то драгоценный камень, а на корабле много всякого барахла, и сдала его в ювелирный магазин. На вырученные деньги оделась по последней вашей моде и стала искать тебя, мой милый Ники. Недалеко от того места где мы впервые встретились, я нашла школу. И поняла, что ты в ней учился. Навела справки и узнала, что ты в Софии. Я приехала сюда, нашла университет, и как раз размышляла, как мне тебя найти.  А ты сам навстречу прибежал.

- С ума сойти можно, - сказал Николай, - а я в последнее время стал слышать, будто кто-то меня зовёт. И во сне тебя видел. Я уж решил, что схожу с ума.

- Прости, я включала электронный мозг и пыталась найти тебя.  И мысленно звала тебя постоянно, ещё с того времени, когда была на орбите. Так значит, ты слышал?

- Слышал, -  ответил Николай.

- Я чувствовала тебя, твое излучение. Я была так счастлива, что ты жив и здоров, только боялась одной вещи, - Нуми виновато опустила взгляд.

- Какой вещи? - спросил он.

- Я боялась, что ты живёшь не один…. Ну, вдруг у тебя девушка и всё такое.

Николай обнял её и крепко-крепко прижал к себе: - Глупенькая, я только тебя и люблю. Конечно, я пытался завести отношения, но ничего не получалось. Я всех девушек сравнивал с тобой, и сравнение было не в их пользу.

- Правда? – просияла Нуми, - а у меня тоже подобное было. Я не хотела никого обидеть, но все мальчики вокруг меня казались мне какими-то скучными и ненастоящими. А вот ты настоящий!

- Спасибо, ты тоже, - сказал Николай, - а что мы с тобой сидим просто так? Пойдём прогуляемся, отдохнем, оторвемся.

- От чего оторвемся? – спросила Нуми.

Николай засмеялся: - Я и забыл, прости, пожалуйста. Это молодежный сленг такой, выражение. Это значит, что мы просто будем так отдыхать, что забудем обо всем и насладимся жизнью.

- Ясно, я поняла. Я ещё не все ваши словечки выучила, - улыбнулась Нуми, - веди меня, будем отрываться.

 

Продолжение

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!