Вселенная без наблюдателя

Вселенная без наблюдателя
Стрелки часов перешагнули за полночь. Двое мужчин уже не первый раз опустошали содержимое сосудов, напоминающих внешне бутылку Клейна в любимом баре «Бутылка Кляйна» Благо, комендантский час к началу двадцать второго века успели упразднить, поэтому засидевшимся так долго посетителям ничего не грозило. Бармен молча протирал пивные стаканы за стойкой: ничего не скажешь постоянным клиентам. Но музыку уже отключил, поэтому в обычно шумном зале царила почти тишина, кроме двух тихих голосов. Пахло пивом и жаренными сухарями.
– Слушай, Вась! Нет Бога на Земле. Может быть когда-то и существовал, но давно покинул нас. Или никогда его и не было.
– Толь, с чего ты взял?
– Оглядись вокруг! Сотни инфоманов шныряют туда-сюда. Они не работают нигде, и тратят всё украденное на виртуальные развлечения. А вот достойнейшие из нас заболевают раком. Ходят на работу. Тратят всё заработанное только на семью. Да, может церковный блог посещают не каждое воскресенье, но разве в паре лайков суть веры? И вот однажды им ставят диагноз неизлечимого заболевания. А инфоманы как жили в мире иллюзий, так и продолжат жить, не делая ничего полезного миру. Или этот бог злодей, либо же ему плевать на нас, и он пустил жизнь под откос. Либо его не существует.
В каждом из нас дремлет философ. И просыпается он, когда наша основная личность на гране отключения, например, после изрядной дозы алкоголя.
– Ты не прав. Давай посмотрим на это с другой стороны. Что происходит с маленькой частицей, за которой никто не наблюдает? Она находится одновременно в нескольких местах с определённой долей вероятности, пока не появится сторонний наблюдатель. Не хотел бы я жить в мире без Бога: это был бы вероятностный ад. Предметы одновременно бы существовали и нет, находились бы в разных местах. Пока ты не удостоишь их взгляда. Но наша Вселенная идеальная, точно настроенная: атомы именно такого размера, что мир не рассыпается на горстку разрозненного пепла мелких частичек.
***
Полуденное солнце обжигало, казалось, до костей. Хотя наступали мгновения, когда светило вдруг исчезало, и наступала кромешная тьма, лишь вдали мерцала россыпь далёких звёзд. Иногда свет звёзд заслонял собой весь небосвод, и тогда без очков невозможно было открыть веки. Тамара пристально смотрела на небоскрёб, нескончаемо тянувшийся ввысь. Если он и заканчивался где-то, то человеческий взор не мог увидеть его краёв.
– Серёжа, ты где?!
– Тамара, повернись.
Она обернулась. Руки мужчины уже частично превратились в туман, но стоило взглянуть на него, как тут же приняли нормальную форму. Повернула голову назад, но небоскрёба больше не было на месте.
– Ты как новичок! Мы же договаривались: ты смотришь на Директорию, когда я смотрю на тебя. Затем меняемся. Иначе без наблюдателя здание может оказаться в любой точке планеты. Как и мы с тобой.
– Прости. Вблизи Директории вероятностное размытие действует сильнее, чем обычно.
– А никто не обещал простой операции. Хорошо, что Директория выделяется даже на уровне других небоскрёбов размерами. Смотри, она там. На востоке. Будь внимательней!
Тамара взмахнула рукой в воздухе, и в ней появился пропуск в Директорию. Для статиста её ранга создание тайника в глубинах вероятности не представляло трудностей. Они вошли внутрь.
Бесконечная белизна и стерильность. Тысячи людей ждали очереди у турникетов. Они стояли ровными рядами. Такой вот островок абсолютного порядка в мире, тонувшем в неконтролируемом хаосе.
Седовласый мужчина подошёл к пункту регистрации.
- Господин Чижиков! – поинтересовалась рыжеволосая женщина.
- Да. Он самый.
- Илья Петрович? – рыжеволосая смотрела то на паспорт, но в лицо посетителя.
- Он самый, - мужчина заметно нервничал. – Можно быстрее?
- Я поступаю в соответствии с инструкцией. Две тысячи сто пятнадцатого года рождения.
- Совершенно, верно.
- Цель визита?
Мужчина вскипел:
- Девушка, в самом деле! У меня в регистрационной карте всё указано! Читайте внимательнее! Там указана не только цель визита, но и время, в течение которого я буду находиться в здании центра, моя учёная степень, ВУЗ, который окончил, место работы и всё-всё, что Вам необходимо знать!
- Мужчина, не нервничайте так. Не я же придумала систему регистрации!
- Зато Вы отлично справляетесь. Думаю, справитесь ещё лучше, если не будете задавать тонны вопросов, ответы на которые можно прочитать в регистрационной карте.
Девушка, скривив недовольную мину, которая переросла в слишком явно наигранную «вежливую» улыбку, протянула лист регистрации:
- Пожалуйста, господин Чижиков, проходите. Добро пожаловать в Директорию.
- Благодарю, девушка, - не менее «вежливо» улыбнулся мужчина, выдёргивая из тоненьких пальцев небольшую пластиковую карту.
- Смотрите, господин Чижиков, не задерживайтесь больше положенного времени!
- Постараюсь!
- Следующий! – в хрупкой девушке трудно ожидать такого громкого и мощного голоса.
К пункту регистрации подошли двое – черноволосая девушка и русый парень. Оба в мотоциклетных костюмах.
- По одному! – закричала рыжая.
- Мы семейная пара. Сделайте для нас исключение, - парень улыбнулся, показав белые зубы.
Девушка внимательно изучала регистрационные карты, которые парень протянул ей через окошко.
- Так-так. Сергеев Сергей Сергеевич и Ульмановская Тамара Ивановна. Что-то у вас фамилии разные.
- Я решила оставить фамилию отца.
- Цель визита?
- Девушка, там же всё указано, - спокойно сказала Тамара. – Научные исследования.
- Проходите…
- Спасибо, девушка, - улыбнулся Сергей.
- …к металлоискателю! – рыжеволосая ухмыльнулась.
К ним подошли двое накачанных парней в форме и указали в сторону стальной арки.
- Положите, пожалуйста, ваши сумки на ленту для сканирования.
Первым сканер прошла Тамара, за ней – Сергей.
- Чисто, - сказал охранник. – Это не они.
- Добро пожаловать в Директорию, - рыжеволосая женщина улыбнулась, протягивая паспорта и регистрационные карты владельцам. – Удачного дня!
Но они поднялись вовсе не на минус тридцатый этаж, где проводились передовые научные разработки, а направились наверх.
За створками лифта их уже ожидали.
– Эх, я же и думаю, как-то слишком гладко всё проходит. Достаём оружие, – сказала Тамара. – Ты прикрывай меня щитом, а я буду атаковать.
В руках заговорщиков появились металлические посохи. Точнее, другой статист увидел бы, что оружие всё это время было при них, но спрятано в вероятностном тумане.
Какова вероятность в нормальном мире того, что вы положите смартфон на полочку, и, отвернувшись, не обнаружите его там через пару минут? Иногда так случается. Особенно суеверные в такие моменты переворачивают чашку и просят домового вернуть потерянный предмет. Кто знает, может домовёнок тоже имеет ген статиста? Однажды мир изменился, и предметы стали пропадать всё чаще. Сначала учёных, решившихся поднимать этот вопрос на серьёзных научных конференциях, коллеги высмеивали. Но затем наступила Эра Хаоса. Человек мог выйти за покупками в магазин и, моргнув, очутиться где-то на Южном Полюсе, или уснуть, а проснуться летящим к Земле откуда-то с вершины. Вскоре появились первые люди с особым талантом: они могли силой мысли изменять статистические вероятности различных событий. Именно они смогли на время остановить Хаос. Затем человечество запустило систему камер видеонаблюдения, которые сновали вокруг планеты, и наблюдатели за огромными мониторами неустанно следили за всем вокруг. Пока есть наблюдатель, мир мог существовать лишь в единственном виде. Казалось, что жизнь начала возвращаться к привычному состоянию. Но власть Директории Наблюдателей всё возрастала, пока однажды глава корпорации не объявил всемирную гегемонию Директории и себя не назначил единоличным императором планеты. Диктатуры такого размаха не существовало в истории человечества. Тотальному контролю воспротивились многие, а благодаря управлению реальностью Революция Статистов едва не увенчалась успехом. Но всё же власть имущие оказались хитрее, и объявили, что именно статисты виновны в возникновении Эры Хаоса. Тотальный хаос всё же хуже диктатуры, память о разрывающейся на куски вселенной ещё была свежа, поэтому люди, не обладавшие вероятностным геном, с радостью выдавали властям бывших соратников по революции. Началась научная охота на ведьм: М-ген выявлялся при рождении ребёнка, и если тест оказывался положительным, то такого ребёнка кремировали заживо. Огонь инквизиции через тысячелетие пылал так же жарко, как и в эпоху средневековья.
Статисты изобрели оружие, использование которого было доступно лишь имеющим М-ген. Наконечник металлического посоха мог излучать энергию различных форм. Причём посох мог быть в руке или нет с одинаковой вероятностью, и статист смещал долю этой вероятности по своему усмотрению. Статист мог смело пройти через металлодетектор, а потом заставить оружие возникнуть в руке. Посох был подключён к практически неисчерпаемому источнику энергии через провод, опущенный в глубины вероятностного тумана.
Раздалась автоматная очередь, но поли остановились, не достигнув цели, не пройдя невидимого барьера. Тамара провела своим посохом по воздуху, и пол под нападавшими исчез. И они полетели вниз. Затем пол вернулся на место, и двое повстанцев смогли пойти дальше.
Император восседал на огромном позолоченном троне. В одной руке пульт. Вместо стен – огромные мониторы, отображавшие тысячи событий, происходивших в разных уголках Земли.
– Присаживайтесь. У вас есть минуты три, пока прибудет охрана.
– Император, мы пришли с миром.
– Надо же, статисты пришли хоть куда-то с миром, а не с бунтом. Хотите сказать, ваши руки чисты?
– Император, мы пришли с миром, – Тамара не отвела взгляд от немигающих глаз мужчины. – Разве Вы не замечаете, что чем меньше в мире статистов, тем больше Хаос забирает вновь себе? Ваши камеры не справляются без помощи статистов! Разве вы не замечаете, что здание Директории перемещается по городу?
– А кто сказал, что это не запланировано мной?
Тамара только теперь заметила в руках императора посох. Скрытый туманом вероятности.
– Так ты статист, а не наблюдатель. Сергей! Готовь оружие.
– Я не просто наблюдатель или статист. Я теперь бог этой паршивой планеты. Какова вероятность, что я умру через пару веков? А через тысячу? Не будь я таким статистом, то поддался бы воле вселенной. Но я крикнул бесконечности: вероятность моей смерти равна нулю. И пока других статистов не будет на Земле, Хаосом смогу управлять только я!
Сергею показалось, что император растаял в воздухе, но Тамара была статистом более высокого уровня, поэтому увидела, как умалишённый старик создал четырёх клонов, и вероятность его нахождения на месте каждой из проекций составляла ровно 25%. Армия двойников квантовой волной окружала повстанцев с четырёх сторон. А ведь он может атаковать, используя каждую из своих проекций. Будь они людьми, были бы точно обречены.
– Серёжа. Сосредоточься на одной мысли. Он существует с вероятностью 25% в одной из четырёх позиций. Значит, его нет с вероятностью 75% в каждой из четырёх проекций. Давай отправим императора в открытый космос: двое наблюдателей всегда сильнее одного.
Вспышка, и император исчез из Директории.
«Сказка», – скажет кто-то из читателей.
«А почему бы не существовать справедливой вселенной в потоке мультивселенных, где добро всегда побеждает зло?» – ответит вам автор.
***
– Да, наша вселенная не всегда справедлива. Зато она стабильна. Бар «Бутылка Кляйна» был вчера, будет стоять и завтра.
– Да, давай продолжим завтра. Официант, счёт пожалуйста.
Василий порылся в карманах, но портмоне там не было. Хотя мужчина точно помнил, что клал его в карман при выходе из дома. Не могло же случиться такого, что ты точно положил что-то в карман, а потом оно вдруг исчезло, когда ты перестал на него смотреть?

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

на сайте запрещается публиковать:

— произведения, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по национальному, гендерному, религиозному и другим признакам;

— материалы острого политического характера, способные вызвать негативную реакцию у других пользователей;

— материалы, разжигающие межнациональную и межрелигиозную рознь, пропагандирующие превосходство одной нации, страны, религии над другой.

В противном случае произведения будут удаляться, авторы будут предупреждены и в последствии удалены с сайта.

12:06
23
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!