Вера Пигмалиона

Вера Пигмалиона
Мерно гудит вытяжка, но запах реактивов она полностью не устраняет. Люминесцентная лампа освещает гранитную столешницу, на которой в ряд стоят конические колбы и пробирки в штативах с жидкостью разных оттенков синего.
– Помнишь нашу свадьбу? Букет из белых роз, под цвет платья. Мы молодые, счастливые. Священник тогда спросил: «Согласны ли вы быть вместе в горе и в радости, пока смерть не разлучит вас?» А я ему упрямо ответил: «Нет». Видела бы ты своё выражение лица! Но я тут же добавил: «Даже смерть не разлучит нас». Помнишь?
В ответ тишина, лишь монитор издаёт звуки в ритм биения сердца. Девушка на кровати, изо рта торчит трубка, и ещё несколько подключены к капельницам.
– Молчишь? Ты ведь всегда молчишь, но я верю, что слышишь каждое слово. Мне кажется, ты не могла забыть тот день.
Сколько лет вы бы дали этому мужчине? Многодневная щетина, немытые волосы длинными неухоженными патлами спадали до плеч, мешки под глазами, хрипящий сорванный голос. Белоснежный медицинский халат контрастировал со внешним видом молодого-постаревшего мужчины.
– Какой богине мне молиться, чтобы она пробудила тебя? Я не знаю ни одной, кроме Науки. Как видишь, Пигмалион из меня не очень. Но я верю, что не сошёл с ума, хоть и разговариваю сам с собой. Родственники отказались от тебя, но я верю, что тебя всё ещё можно спасти. Вера – единственное, что заставляет и меня держаться за жизнь.
Он подошёл к кровати и погладил руку девушки.
– Вера. Верочка. Моя Спящая Царевна. Я так сожалею, что мы поссорились с тобой перед… – сглотнул комок в горле. – Твоя мать и сестра подписали разрешение на отключение тебя от системы жизнеобеспечения. Они лишились веры. Они посчитали, что лишились Веры. Но я с ними не согласен. Я часто предпочитал тебе науку. Дни и ночи напролёт проводил в лаборатории. С моей-то фамилией другая судьба была просто невозможна. Но когда я узнал о тебе, я… – его голос часто пропадал, и некоторые слова невозможно разобрать. – Я не дал им отключить тебя. Прости, но мне пришлось похитить тебя у родственников. Для всего мира я преступник. Знаешь, как они назвали статью обо мне? «Сумасшедший Пигмалион похитил Спящую Красавицу». Но я верю, что не сошёл с ума.
Трясущейся рукой он извлёк мышь из клетки, чтобы взять пробу крови.
– Я редко выхожу из дома: боюсь, что меня узнают. Заказал бы еду по телефону, но у меня устарел сертификат о прививке от коронавируса, и смартфон теперь не получается разблокировать. Он постоянно пишет: «Поднесите код, подтверждающий свежую прививку». И они ещё меня считают сумасшедшим? Тратить столько ресурсов на производство гаджетов вместо того, чтобы вложить эти деньги в медицину.
Капля крови на часовом стекле. Мужчина нагнулся над окуляром микроскопа.
– Я хочу признаться тебе, что проводил все те ночи в лаборатории с женщиной по имени Генриетта Лакс. Конечно, не с ней самой: она умерла в середине двадцатого века. Но не полностью: её раковые клетки всё ещё кочуют из одной лаборатории в другую.
В бесцветных глазах на мгновение заполыхали искры, а голос зазвучал звонче и увереннее.
– Этого не может быть! Неужели препарат Vera-2307 работает?
Мужчина сделал пометки в лабораторном журнале. Потом сделал аккуратный надрез на теле мыши. Рана тут же начала затягиваться, через несколько секунд остался только рубец, который через пару минут затянулся без следа. Ещё один разрез, и ещё – результат всё тот же.
– Настало время для главного эксперимента. Я не могу больше тянуть.
Он вколол препарат своей жене. Дело сделано, и теперь усталость взяла верх, и мужчина уснул головой на гранитной столешнице, рядом с колбами и пробирками, содержащими драгоценный препарат.
***
Неизведанное рядом, но проходит за закрытой дверью, поэтому мало кто из обывателей догадывается о происходящем. Сотни муравьёв-работников забились в метро, а кто-то снова застрял в пробке. Студенты всё так же беззаботно, с бутылкой пива в одной руке и девичьей рукой – в другой, обсуждали теорию суперструн, по которой завтра контрольная работа. Антипрививочники и плоскоземельщики снова собрали парад в защиту прав на свободу распоряжения собственным здоровьем и против введения чипов их детям. Возможно, всё так и завершится мирной демонстрацией, но скорее всего, снова не обойдётся без разрушения вышек сотовой связи 7g. А судьба человечества тем временем коренным образом навсегда изменилась, в маленькой подвальной лаборатории малоизвестного пока учёного.
***
Небольшая комната без окон. Стол и два стула, за которыми сидят двое мужчин. Единственный источник света – лампа у потолка.
– Фамилия, имя, отчество? – сказал мужчина в военном мундире с погонами полковника, гладко выбритый, с небольшой залысиной на голове и строго сведёнными бровями.
– Вы знаете. Меня уже допрашивали добрую сотню раз.
– Но не я. Не усугубляйте. Ваши дела и так плохи.
– Бессмертный Андрей Иванович.
– Хорошо, господин Бессмертный. Не возражаете, если я закурю?
– Конечно.
– Вы признаёте, что в подпольной лаборатории разработали препарат под названием Vera, который способствует повышению регенерации тканей?
– Не совсем так. Этот препарат делает млекопитающих бессмертными.
– Спасибо за уточнение. В этом учёные ещё успеют разобраться. Если Вы правы, то я смогу курить, не боясь больше рака лёгких. Вы подтверждаете, что поспособствовали распылению препарата на территории, которую занимало пять населённых пунктов?
– Да.
– Раскаиваетесь в содеянном?
– Я ни о чём не жалею.
– Но Вам же предлагали сотрудничество. Вы были бы богатейшим и известнейшим учёным. А вместо славы и богатства, – следователь обвёл взглядом комнату, – вот эта комнатка.
– Да. мне предлагали контракт на производство препарата, который продавали бы за миллиард долларов за одну порцию. Кто смог бы позволить себе такое? Бессмертие для пары десятков человек? Кто должен решать, кому жить, а кому умирать? Простите, это не для меня.
– Но уж точно не Вы будете решать, кому жить, а кому нет. Вы должны разработать противоядие против разбуженного Вами Джинна. Сегодня же Вы отправитесь в лабораторию.
– Нет.
– Что, простите?
– Вы, наверно, редко слышите это слово? Повторю ещё раз. Нет! Нет! Нет! Я не считаю, что совершил преступление. Я спас сотни людей в тех городах, где началась новая вспышка коронавируса. Этим людям теперь не страшна ни одна болезнь.
– Но Вы хоть подумали о последствиях? Фармацевтические и страховые компании обанкротились. Тысячи людей остались без работы. Рубль, всемирная валюта, от которой зависят экономики сотен стран, скачет. А ресурсы – кто их восстановит? Дети подрастут – и кто им уступит рабочее место? Где им жить? Еда и нефть тоже однажды кончатся, и останутся лишь миллиарды бессмертных варваров, которые будут поедать друг друга на завтрак. Вы этого хотите?
Следователь достал из портфеля планшет, и в воздухе возникло трёхмерное изображение утренней газеты.
– Почитайте заголовки газет! «Бессмертные – раковая опухоль планеты», «Сумасшедший профессор распылил раковые клетки в воздухе», «Бессмертный – убийца человечества».
– Не знаю, может быть это связано с моей любовью к женщине по имени Вера, но, когда все видят будущее в серых тонах, я продолжаю верить в людей. Мы сможем найти выход из сложившейся ситуации. Но смерть – наш злейший враг с зари человечества. Один из нас должен был победить. Нам повезло, что победителями оказались люди, а не старуха с косой. Можете вернуть меня в камеру. Я не буду заниматься разработкой антибессмертного препарата.
***
Они шли по песку, держась за руки. К горизонту океана катилось два солнца: одно голубое, чуть меньшего диаметра, другое красное, крупнее.
– Какой красивый двойной закат. Эта планета так романтична! – женщина лет тридцати на вид посмотрела в глаза русого молодого мужчины.
– Да, мне здесь тоже нравится. А помнишь, какие-то две-три тысячи лет назад мы жили на одной планете. Ну как жили: разве сотня лет – жизнь?
– А помнишь, как меня обвиняли в геноциде, за моё изобретение.
– Да, люди тогда думали слишком узкими рамками.
– А теперь нам принадлежат две галактики, и кто знает, сколько их ещё покорятся? Мы лишь семена, с которыми человечество разнесётся во всей Вселенной, видимой, и той, которая скрыта от взоров современной науки.
– Эх, Андрей, твоя вера в прогресс бессмертна.
– От Веры Бессмертной слышу.
Они улыбнулись и срослись в страстном поцелуе.
– Обещаю, мы с тобой навсегда будем вместе. И даже смерть не разлучит нас.
***
Андрей раскрыл глаза. Он лежал на гранитной столешнице. Содержимое колбы залило лабораторный журнал. Голова раскалывалась: интересно, сколько часов он проспал? Это и неудивительно: после стольких ночей, когда он спал три-четыре часа. Он подошёл с надеждой к кровати.
Вера открыла глаза.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

на сайте запрещается публиковать:

— произведения, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по национальному, гендерному, религиозному и другим признакам;

— материалы острого политического характера, способные вызвать негативную реакцию у других пользователей;

— материалы, разжигающие межнациональную и межрелигиозную рознь, пропагандирующие превосходство одной нации, страны, религии над другой.

В противном случае произведения будут удаляться, авторы будут предупреждены и в последствии удалены с сайта.

11:52
21
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!