Фантастическая история или историческая фантастика

Фантастическая история или историческая фантастика


О, сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух,
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель.
А.С. Пушкин

Глава 1. Иван Васильевич


"Приснится же такое!" - пытался успокоить бешено колотившееся сердце Стас. Он всё никак не мог отдышаться, казалось, он пробежал не несколько километров, а целую эпоху. Взгляд его упал на одежду: брюки и рубашка были порваны и испачканы, стекло на очках треснуло, на ноге отсутствовал один кед. "Какой-то слишком уж  реалистичный сон получился", - недоверчиво продолжал разглядывать себя в зеркало Стас. На щеке красовалась свежая царапина. "А вдруг это был вовсе не сон? Вдруг всё это было на самом деле?"


За день до этого


Студент истфака Стас Стрижов катастрофически не вытягивал сессию. Времени на сдачу экзаменов оставалось совсем мало, а "хвостов" становилось всё больше и больше. Завтра предстоял экзамен по истории, к которому Стас был совершенно не готов. Особенно он "плавал" в событиях 16 века, времён правления Ивана IV Васильевича, прозванного Грозным. Не нравились Стасу те времена и нравы, поэтому не любил он об этом читать, всегда пропуская соответствующие главы  учебника и прогуливая лекции на эту тему. Но сегодня всё-таки пришлось собраться духом и отправиться в студенческую библиотеку. Стас решительно набрал книг о ненавистной ему эпохе, уселся поудобнее в углу зала и принялся по-старинке штудировать фолианты. Он мог бы воспользоваться всезнающим интернетом, но знал, что информация там ненадёжная, и их пожилой "старорежимный" профессор такую безответственную подготовку сразу просечёт и обязательно завалит. 
Через пару часов Стас начал ощущать, что в голове у него уже сплошная каша, исторические факты и события наползали одно на другое, перемешивались причудливым образом и категорически отказывались запоминаться в нужном виде. Студент решил немного отвлечься. Он побродил по полупустому читальному залу, поглазел на других студентов, на книжные полки, и взгляд его предательски переместился за окно. Там было свежо и тепло, светило солнце, синело небо, шелестела листва, слышался звонкий девичий смех, оттуда отчаянно пахло свободой. Чтобы не сорваться и не совершить побег из ненавистных стен душной библиотеки, Стас усилием воли отогнал от себя крамольные мысли и заспешил к своему столу. Возле одной из книжных полок он случайно заметил небольшую дверцу, которая была немного приоткрыта. Из любопытства студент решил заглянуть туда (благо рядом не было строгих тёток-библиотекарш). За дверцей оказалось темно, и Стас шагнул внутрь. В тот же момент он отчётливо расслышал звук захлопнувшейся двери. 


В царских палатах


"Царь и Великий князь всея Руси челoм бьет..." - послышалось Стасу. - "Дочитался до галлюцинаций, уже фильм про Ивана Васильевича мерещится!" Он прошёл вглубь зала. Стены были сплошь каменные, вокруг стояли какие-то сундуки, деревянная мебель и всюду горели факелы. "Интересная у них тут экспозиция. Даже не подозревал, что в обычной студенческой библиотеке такое возможно". Наткнувшись на человека, внешне похожего на Ивана Грозного, Стас уже не удивился: так себе косплей, могли бы и более подходящего актёра найти. Вон и бородёнка какая-то жиденькая, и взгляд не такой уж и грозный, а какой-то боязливый. Взял бы хоть этот горе-лицедей в пример образ у знаменитого Черкасова или, на худой конец, у Яковлева из бессмертной комедии Гайдая. Тем временем взгляд у "актёра", поначалу демонстрирующий страх, постепенно сменился на выражающий удивление и даже любопытство. 
- Кто таков? - крикнул он Стасу, который тотчас почувствовал себя персонажем всё той же гайдаевской комедии и решил подыграть липовому Грозному в его спектакле.
- Меня зовут Станислав. Я из будущего, из 2022 года. Студент, изучаю историю, живу в Москве.
- Станислав... поляк что ли? - собеседник нахмурился. 
- Нет, русский. Станислав Иванович Стрижов. Аз есмь. - зачем-то добавил Стас. 
- Русский, науки изучаешь, а не ведаешь, что 2022 год в прошлом давно. Сейчас поди уж 7063-й минул. Чую, не наших ты, на кол тебя посадить велю!
- Не вели казнить! - вспомнил Стас фразу из фильма. А заодно и о существовании старославянского летоисчисления. - У нас в будущем другое летоисчесление, от рождества Христова. По нему тут сейчас 1555 год. - Стасу быстро удалось подсчитать соответствие дат: при необходимости он мог быть собранным и выуживать из памяти нужные знания. 
- Обмануть меня задумал, запутать словами неведомыми?
Стасу определённо начинала нравится эта игра. Не так уж и плох этот актёр, оказывается. Тот, в свою очередь, продолжал:
- Довольно потешаться, ирод. Утомился я. Забот полно. Стража!
- Погоди, Государь! Успеешь ещё казнить меня. В чём забота твоя? Может, я помогу? - Стас еле сдерживал смех. Уж очень забавлял его этот спектакль. 
- Ладно, погляди вот! - смягчился Грозный, указав на стол, заваленный свитками с какими-то рисунками и чертежами. - Коль из Москвы, поди слыхал про Храм Покрова, что возвели в честь победы над Казанью? 
- Казань брал? - вырвалось у Стаса. 
- Повелел снести его и на том месте заложить новый каменный собор. Вот понарисовали тут мне зодчие, не могу выбрать. 
Стас посмотрел на рисунки и чертежи проектов нового храма и тотчас узнал в одном из них Собор Василия Блаженного.
- Я бы выбрал этот. - Он ткнул пальцем на известный шедевр зодчества. 
- Это не храм, а ярмарочный пряник. Бесовня. Велел казнить автора сей нелепицы. 
Стас, сам не заметив, как, начал на полном серьёзе уговаривать Грозного царя оставить именно это проект, выдвигая множество аргументов и обоснований в пользу такого решения. В какой-то момент своей эмоциональной речи, он вдруг подумал, что профессор точно оценил бы подобное выступление и наверняка отвесил бы за это заслуженную пятюню в зачётку. А этот неблагодарный слушатель, актёришка, который ничего не смыслит ни в истории, ни в архитектуре, всего лишь смотрел стеклянным, ничего не выражающим взгядом, по которому абсолютно нельзя было понять, убедил его Стас или нет. 
- Собор Василия Блаженного в будущем станет одним из самых известных в России и во всём мире! Он будет шедевром мирового зодчества! - закончил свою речь Стас самым, как ему казалось, убойным аргументом. 
- Какого ещё блаженного!? - не понял царь.
Вот, ведь, актёр, а, оказывается, худо-бедно знает историю, и откуда-то в курсе, что имя Василия Блаженного собор приобрёл уже при сыне Ивана Грозного, Фёдоре Ивановиче.  
- Неважно. Просто поверьте мне, что надо выбрать именно этот проект.
- Ну, не знаю, я уж велел казнить этого ирода-зодчего, что бесовский храм задумал наваять. Ежели ещё не успели его четвертовать, то повезло тебе, юродивый.  Убедил ты меня, будем пряничный домик строить с осмью приделами. Зодчему-то всё равно надо бы глаза выколоть, чтобы не посмел ещё где-нибудь подобное сотворить. А ты уж не обессудь, но и тебе придётся голову с плеч. Таковы уж у нас порядки, неровен час, кому лишнего сболтнёшь. Стража!
В этот раз охрана не заставила себя ждать, и ввалилась целой толпой в царские палаты. Стас сначала было подумал, что подобное продолжение этого интерактивного спектакля могло бы стать неплохим приключением: заточение в темницу, импровизированная казнь - всё это интриговало и вызывало  безумный интерес. Но когда он увидел перекошенные от злости лица стражников, пытавшихся силой схватить его, все остальные мысли у Стаса перебила одна-единственная - бежать! Со всех ног! Всё равно куда! Как можно быстрее!
Юркнув в первую попавшуюся дверь, Стас запер её на щеколду, для верности припёр кедом и бессильно опустился на пол. 


На экзамене


Вытащив билет с вопросом об эпохе Ивана Грозного, Стас чуть было не поверил в существование вещих снов. Надо же было такому случиться, что вся эта чехарда с Иваном Грозным произошла с ним именно накануне экзамена. Стас до сих пор не мог понять, было ли то происшествие сном, спектаклем или он в самом деле каким-то образом переместился в прошлое. Впрочем, Стас пока решил не забивать этими мыслями голову, тем более, что с первым вопросом билета он справился великолепно. Профессор оценил знания студента и даже похвалил его. 
Со вторым вопросом билета всё было гораздо хуже. Попался период из новейшей истории времён хрущёвской оттепели. Стас из всего смог вспомнить только кукурузу, Карибский кризис, волюнтаризм и хрущёвки. Всё это смешалось в бестолковую кучу из фактов и дат, и окончательно перепуталось. В голове навязчиво крутилось слово, которым "ценитель прекрасного" Хрущёв одарил современных художников на выставе авангардного искусства. 
- Ну, что ж, молодой человек, вижу, вы прекрасно подготовились по истории 16 века, но совершенно отвратительно изучили предмет в его более позднем периоде. Придётся вам подучить ещё и явиться на пересдачу. - Профессор резким движением вручил зачётку Стасу.

Глава 2. Никита Сергеевич.


Расстроенный Стас медленно поплёлся из аудитории. Ведь хорошо же всё шло! Угораздило же попасться этому чёртовому вопросу про Никиту Сергеевича, будь он неладен! В голове он бесконечно прокручивал свой провал на экзамене.  О! Первый полёт в космос же был! Как же Стас не смог этого вспомнить на экзамене? Впрочем, какая уже теперь разница?
Стас не помнил, как опять оказался в библиотеке. Снова набрал книг, в этот раз о 50-60-х годах прошлого века. Для себя он решил, что не будет спешить с выводами относительно деятельности Хрущёва. "Буду теперь обращать внимание и на положительные стороны", - подумал студент.  А то получится неудобно, как с Иваном Грозным: недолюбливал его Стас, а он, вроде, неплохим мужиком оказался. Правда, чуть было не казнил, но времена ж были такие. 
На двадцатой странице Стас приуныл. Положительного в годы правления Никиты Сергеевича было как-то маловато. Вернее, намерения были прекрасными, а вот реализация... Хрущёвки построили - раскритиковали, потому что слишком маленькими оказались. Кукурузу посадили - опять что-то пошло не так. Крым вот тоже... Эх... Стас захлопнул учебник. Вот бы опять оказаться в том времени, где всё это происходило! Уж он бы не допустил! Всю правду бы рассказал! Хрущёву можно, он же не Грозный, не казнит поди. В худшем случае в дурку отправит. 
Стас, убедившись, что его никто не видит, ловко прошмыгнул к заветной дверце в стеллажах библиотечного зала. К его удивлению, она снова оказалась приоткрытой. Первым, что увидел Стас, заглянув внутрь, был висевший на стене отрывной календарь за 1956 год. 
"Опоздал!" -  подумал студент с досадой , вспомнив, что свой знаменитый подарок союзной республике Никита Сергеевич сделал двумя годами ранее. Да и кукурузную кампанию, получается,  уже утвердили в прошлом году. Стас сам не заметил, как всерьёз начал готовиться к встрече с Первым секретарем партии, перебирая в голове события, на которые он мог бы повлиять при личном общении с Хрущёвым. Стас отгонял от себя предательские мысли о том, что происходящее с ним может быть всего лишь игрой, постановкой, шоу. В конце концов, он же посоветовал Ивану Грозному выбрать для строительства именно проект  Собора Василия Блаженного! И если бы не этот совет, то ещё не известно, что за сооружение стояло бы сейчас на Красной Площади вместо привычного храма. Нет, он определённо должен внести свою лепту и в этот исторический процесс! Стас почувствовал, как у него расправляются плечи, сжимаются кулаки и твердеют скулы. Он решительно сделал шаг вглубь комнаты и снова услышал сзади звук захлопнувшейся двери. 
За большим рабочим столом сидел полноватый и лысоватый человек в вышиванке, который, щурясь, перебирал бумаги. Услышав тактичное покашливание, он поднял голову, увидел молодого человека и нахмурился. Стас придирчиво разглядывал представшего перед ним персонажа: настоящий или нет? Если актёр, то очень похож, именно таким Хрущёв был на многочисленных фото и в кинохрониках.
- Ты кто ещё такой? - недовольно крикнул Никита Сергеевич.
- Я студент, Станислав Стрижов, я из будущего, из 2022 года, - быстро протараторил Стас. Ему показалось, что Хрущёв этому ничуть не удивился. Он лишь оценивающе присмотрелся к студенту, ещё больше прищурившись и наклонив голову набок. 
- Из коммунизма, значит? - смягчился Хрущёв. Он произнёс это совершенно просто и без пафоса, как если бы спросил, который час. Стас был ошеломлён его уверенностью, поэтому не решился сразу рассказать Первому секретарю всю правду, из какого он на самом деле "коммунизма", а лишь закивал головой и пробурчал в ответ что-то невнятное.
- Значит, сбылось, достигли и всех обогнали! - Никита Сергеевич наивно радовался, как ребёнок. - Что, правда, у вас там... у нас там всё-всё бесплатно? И всем всего хватает?
Стас, наконец, пришёл в себя. Не может он вот так просто сломать великие надежды этого добродушного старика! Он быстро прокрутил в голове, как бы выгоднее использовать момент. 
- Не всё, к сожалению, бесплатно, Никита Сергеевич! Поэтому я сюда и направлен. Критикуют вас, говорят, что это тут в 1956 году за социализм такой, если обучение в школах до сих пор платное? И это в преддверии 40-летия Советской власти!
- Так это ж только с 8 класса, да и недорогое обучение, любой советский гражданин может себе позволить его оплатить. 
- Не по-социалистически это, товарищ Хрущёв! Надо решительно менять ситуацию! Потомки вам за это спасибо скажут и навеки запомнят вас как прогрессивного реформатора!
- Да меня и так запомнят! Я вон уже сколько дел наворотил. Слышал, как я всю страну накормил "вторым хлебом" - кукурузой? 
"Вот именно, что дел наворотил", - подумал Стас, - "Где кукурузу с любовью растят, там большой прирост поросят!" Однако вслух он произнёс:
- Этого недостаточно! Нужно срочно принять правительственное решение, чтобы школьное образование было бесплатным, стипендию платили всем студентам, а не только отличникам, и чтобы общежития студентам тоже предоставлялись бесплатно! Вы записывайте, записывайте! - Стас от важности момента окончательно осмелел. 
- А про полёты в космос что там в будущем говорят? Открою тебе секрет, через год планируем запустить космический спутник! А потом, ракету и, может, даже с  человеком на борту! 
- С космосом всё у нас получится. Освоим и будем первыми! Но вы не уходите от темы! - Стас положил перед Хрущёвым лист бумаги и ручку. Никита Сергеевич поддался и начал старательно записывать, проговаривая вслух слова. 
- ... отменить. - Хрущёв поставил жирную точку, отложил ручку и ещё раз перечитал текст. - Всё готово, завтра же дам поручение Совету Министров, будет Постановление. Я и сам хотел это сделать, но всё руки как-то не доходили. Хорошо, что тебя партия направила напомнить мне, а то столько дел, что и не успеть всего. Ты лучше расскажи, что там интересного в будущем. 
- Не положено! - строго ответил Стас и прижал палец к губам. - Это секретная информация, велено передать только то, что я сказал. 
- Понял. - Первый секретарь зачем-то вытянулся по стойке смирно и громко произнёс: "Служу Советскому Союзу!" - Потом вроде как спохватился, собрался духом и на всякий случай спросил:
- А "капсулу времени", которую мы закопали в прошлом году для потомков, вы получили?
Стас снова сделал над собой усилие, чтобы не рассмеяться. Неужели это настоящий Хрущёв? Или всё-таки актёр, которому в силу его комичной внешности доверили эту роль? Как бы то ни было, Стас чувствовал, что свою историческую миссию он уже выполнил. Поэтому он занялся тем, что начал оглядываться по сторонам в поисках выхода из комнаты. Или из целой эпохи, как знать?
- Подожди, ты уже уходишь? Останься ещё, сейчас обед будет: борщ, вареники с картошкой... - Хрущёв встал из-за стола и направился с распростёртыми объятиями прямиком к Стасу. - Иди, я тебя обниму, крепко, по-товарищески!
Стас попятился назад, сначала медленно, потом всё быстрее, и вот он уже оказался у какой-то двери, нервно задёргал ручку, которая, к счастью, легко поддалась, и резко выскочил из комнаты.
- Передавай мой пламенный коммунистический привет товарищам из будущего! - услышал он вслед. 

Пересдача


Надо ли говорить, что вторая попытка сдачи экзамена прошла на "отлично"? Профессор был откровенно поражён выдающимися знаниями Стаса об эпохе правления Н.С. Хрущёва. Он уже привык к банальным и набившим оскомину рассказам студентов об ошибках и перегибах в руководстве этого лидера страны. В этот раз он услышал великолепно подготовленный ответ, который содержал в себе малоизвестные факты из истории 50-60-х годов. Сразу видно, что студент очень серьёзно подготовился, проштудировал кучу материала, наверняка не один день просидел в библиотеке. Очевидно, что он не пошёл по простому, испытанному пути и не стал готовиться к экзамену, используя сомнительные публикации в интернете. Знал, хитрец, что профессор такой несовременный подход оценит, недаром же студенты и аспиранты дали ему прозвище "ламповый". 


Москва 2042


Сессия была позади, и Стас позволил себе отдохнуть и расслабиться. Схватив с полки первую попавшуюся книгу, полотенце, банку пива и бутерброд с колбасой, он отправился на пляж в Серебряном Бору и расположился в тенёчке, предвкушая приятное и ленивое времяпрепровождение. Вдоволь накупавшись в реке и выпив пива, Стас прилёг и открыл книжку. Это оказался роман Войновича "Москва 2042". Сначала Стас пожалел, что взял её: странная какая-то, местами скучная, а он-то думал, что это крутая фантастика. Посмотрев на дату написания - 1986 год, молодой человек окончательно приуныл: ну, какая фантастика могла быть в те времена, когда он сам ещё не родился? Наивность и откровенная глупость! Но почитав ещё немного, Стас поменял своё мнение. Он так увлёкся чтением, что не заметил, как солнце скрылось, а пляж опустел. С неохотой оторвавшись от книги, Стас побежал домой, поняв, что не успокоится, пока не прочтёт весь роман до конца. Лишь к рассвету он, наконец-то, "проглотил" его и заснул крепким сном в полном изнемождении. Во сне он ворочался, вздыхал, стонал и вздрагивал. Книга произвела на него ошеломляющее впечатление. Показавшись сначала смешной антиутопией, роман постепенно обрёл пронзительную точность и даже некоторую схожесть с сегодняшним днём. Это было интересно, смешно и страшно одновременно. Проснувшись, Стас долго сидел на кровати, уставившись в одну точку и раздумывая о прочитанном. "Вот бы узнать, что будет в 2042 году на самом деле. Интересно, работает ли дверца в библиотеке в сторону будущего?"
Едва дождавшись открытия читального зала, Стас прямиком направился к книжному стеллажу с заветной дверью. Она снова оказалась приоткрытой, и, к счастью, никого поблизости не наблюдалось. Стас осторожно подошёл к двери и заглянул в щель. Оттуда пробивался яркий свет, и совсем невозможно было рассмотреть, что происходит внутри.  Молодой человек некоторое время стоял в нерешительности, зайти внутрь ему было страшно. Наконец он собрался силами, сделал глубокий вдох, расправил плечи, резко распахнул дверь и уверенно сделал шаг вперед... 
 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

на сайте запрещается публиковать:

— произведения, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по национальному, гендерному, религиозному и другим признакам;

— материалы острого политического характера, способные вызвать негативную реакцию у других пользователей;

— материалы, разжигающие межнациональную и межрелигиозную рознь, пропагандирующие превосходство одной нации, страны, религии над другой.

В противном случае произведения будут удаляться, авторы будут предупреждены и в последствии удалены с сайта.

18:01
38
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!