Купи персональный рай!

Купи персональный рай!

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Купи персональный рай!

Рассказ

 

Начало формы

 

Конец формы

 

                                                                          1

Как же всё достало! Вот и грязный предзимний дождь плюёт на меня через плачущее стекло кабинетного окна. Закрываю жалюзи. Не помогает... Пластины шторы, шевелясь на сквозняке из форточки, шуршат-хихикают. Конечно, надо мной.

Проверенный способ расслабиться: перехожу с графиков, которые должен сдать шефу завтра, в Интернет. Ныряю в него, как в омут, с головой.

— И я таким был. Поэтому и выпросил командировку в «горячую точку». Откуда только в свою редакцию не привозил репортажи, а вот с войны — ни разу.

— Почему ты, Адам, не сказал мне, что уезжаешь?

— У тебя и без того тревог хватало...

— Я бы очень-очень ждала тебя, молилась, и ничего бы не случилось.

— Ева! Ты недовольна, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлива!

— И, всё-таки, напрасно ты это сделала...

Большая птица, сверкая радужным оперением, плавно покачиваясь, подошла и встала между ними. Скосила правый глаз на него, левый — на неё.

— Я ни о чём не жалею, Адам.

Птица удовлетворённо закивала бирюзовой головкой, взмахнула парусами-крыльями, вспорхнула, и уселась на гибкую ветку дерева, наклонив её своей тяжестью почти до изумрудной травы, на которой сидели Он и Она.

— Понимаешь, я не находил выхода из лабиринта. Про работу мою, про то, как нам, журналистам, затыкают рты, знаешь сама. А когда пришёл в пустую квартиру, увидел записку от тебя, то и решил наведаться к другу детства Серёге.

— Но я не прощалась с тобой в записке! Мне лишь необходимо было разобраться в себе, в своих чувствах, взять тайм-аут. Потому и уехала.

— Разобралась?

— Адам!

— Прости, забыл, где мы с тобой.

                                                                     2

Серёга назначил встречу в парке у Конторы, в которой служил с окончания ими университета.

— Привет, товарищ майор!

— Отстал от жизни, боец строчечного фронта. Сейчас ты сидишь рядом с подполковником.

— Поздравляю, Серый!

— Да ладно... Рано поздравляешь. Вот уйду скоро на дембель, тогда поздравишь.

— Какой дембель?! Тебе ещё лет пятнадцать лямку тянуть.

— Какой? — понизил голос Сергей, оглядываясь на редких в столь утренний час прохожих, выбравшихся подышать в парке свежим воздухом. — Ты же знаешь, чем я занимаюсь в Конторе, в общих чертах.

— Что-то насчёт суперагента? Собственно, затем и позвонил тебе...

— Тише! Я вышел в своей программе на нечто большее.

— Не зря мы тебя в универе называли компьютерным гением.

— Уйду из Конторы, открою свою фирму — все гением назовут.

— Что ещё за фирма, товарищ подполковник?

                                                                          3

Ева сейчас только заметила, что ветка с плодами нависла над головой. Казалось, птица предлагает их сидящим под деревом.

— Какой дурак назвал этот Восток Ближним?! На самом деле — другая планета. И знаешь, Ева, войны там будут всегда.

— С меня, милый, довольно и одной. С которой ты не вернулся...

— Я хотел жить! Хотя бы для того, чтобы вновь обрести тебя. Каска, бронежилет, надпись «Пресса» и всё такое... Но миномётный снаряд разорвался под ногами. Арабы в госпитале честно спасали меня. Как мало в человеке крови... Почти всю свою я оставил возле того подбитого бэтээра.

                                                                                 4

— Не знаю, брат, не знаю. Я ведь эту программу и от Конторы утаил. Никто её не тестировал. Не знаю...

— Серёга! Мы с тобой ничего не теряем. Вот и протестируешь на мне. А если вернусь, сотрёшь — только и всего!

— Что значит «если»?!

— Не на курорт еду, товарищ подполковник. Это должно быть тебе известно. В общем, получится — с твоей фирмы дивиденды.

Поднимаю голову со стола. Ого! Уснул, что ли? Взор упирается в светящийся молоком монитор. Там — Он и Она на неестественно изумрудной траве. Под деревом. Ветка с плодами цвета крови. Дремлющая чудная птица.

                                                                                     5

— Зачем ты это сделала? Зачем?!

— Потому что поняла: жить без тебя не смогу. Ты не отвечал на звонки и сообщения в Сети. Примчалась на квартиру, открыла своим ключом. Всё — как было у нас с тобой. Только тебя не было... Кинулась искать твоего Серёгу. Он-то успел сказать тебе последнее прости.

— Никогда, Ева, слышишь, никогда ему не прощу! Ты ещё нашла бы своё счастье.

— Без тебя?! Милый, это невозможно. А шагнуть с нашего двенадцатого этажа — вовсе не страшно. Ты недоволен, что, наконец, мы вместе?

— Я счастлив!

                                                                            6

Охранник разбудил меня:

— Свет увидел в окне вашего кабинета. Извините, но все давно ушли домой.

Монитор компьютера чернел шедевром Малевича, и я не стал выключать аппарат. Проверил, в кармане ли ключи от автомобиля.  Пошёл к лифту.

Пробок в городе в это время уже не было. А всё равно душа оставалась под гнётом. Дворники то и дело размазывали по лобовому стеклу грязь позднеосеннего дождя, и приходилось постоянно включать омыватель.

Когда в очередной раз стекло прояснилось, на проспекте Вечности увидел нечто, чего раньше, наверное, не замечал. По всему протяжённому фронтону модернового яблоковидного здания тянулись, горя и моргая, саженные буквы: ООО  «Эдем». Купи себе персональный рай!

— Что ещё за ... ?

Припарковался по разметке около. Конечно, вход был закрыт. Вблизи сооружение оказалось из какого-то прозрачного материала, но в дождливую ночь сквозь него виднелся тот же Малевич, только не квадрат, а яблоко. Однако возле двери на тротуаре под таким же прозрачным, чуть плотнее воздуха, навесом с подсветкой стояла пластиковая этажерка, в карманах которой торчали рекламные листки. Ничего такого. Всё то же: «Купи персональный рай!». Скомкал флаер и хотел уже было бросить в услужливо открывшийся мусоропроглатыватель. Но почему-то не сделал это. Почему? Из-за картинки на листовке. Он и Она. Неземной изумруд травы. Дерево, обильное кровавыми плодами. Чудо-птица на ветке.

                                                                        7

Домой добрался ближе к полуночи. Всё в квартире — как было у нас раньше. Только без неё...

Снял верхнюю одежду, и сразу за компьютер. Забиваю в поисковик www из листовки.

— Смотри, Адам, птица предлагает нам плоды.

— Ева, ты понимаешь, что мы всё равно не ощутим вкуса?

— Какие они красивые!

— Но мы ещё не были у Того, Кто на Высшем Уровне.

— Возьмём фрукты с собой.

Птица вновь согласно закивала. Ева протянула руку, сорвала плод и поднесла ко рту.

— Е-ва-а!!!

Свечение монитора свернулось в слепяще-яркую точку. Потом и она погасла. Опять — Малевич. Попытки реанимировать комп перезагрузкой и другими ухищрениями провалились. Сдох.

Но есть же ещё смартфон! Набираю нужное www. Выплывает картинка. Он, Она, манящая волшебным изумрудом лужайка, дерево с аппетитными плодами, птица, сверкающая радугой перьев. А под этим — «Купи себе персональный рай! Активируем только после Вашей смерти, и будете наслаждаться вечно! Заявки оставляйте на сайте».

Как же всё достало! Брезжит рассвет, а я не спал ни минуты. Как ехать на эту проклятую работу? Как жить без той, которой давно уже нет в постылой квартире?!

Выхожу с телефоном на балкон. Подо мной —  одиннадцать этажей. А вы знаете, дождь перестал мазать грязью мой город. На востоке, где-то за частоколом высоток, угадывается глянцево-розовыми пятнами в промежутках просыпающееся солнце.

И тут в уши мои врывается сварливая смесь чириканья с карканьем. Откуда-то с крыши чернильнопёрый ворон сбрасывает мокрого от недавнего дождя и пролитой в неравной битве с птицей цвета только что умершей ночи воробышка.Прямо ко мне на балкон. Несчастная пташка не сразу, но всё же перевернулась со спины на спички-лапки. Не обращая на меня внимания, воробей наспех прошёлся клювом по серо-бурым пёрышкам. Попробовал ими взмахнуть — получилось. Вспрыгнул на ограждение балкона. Ещё раз почистил хвост и перья. Посмотрел на меня. Кажется, — прямо в глаза. «Чирик!». Развернулся клювом к миру, и был таков.

— Лови! — крикнул я ему вслед и бросил вдогонку смартфон.

Через пару-другую секунд — звяк об асфальт. Резкий такой, весёлый звяк в утренней пустыне ещё спящего мегаполиса.

Снова подсаживаюсь к компьютеру — включился без проблем. Нигде не могу найти — ни на столе, ни на полу — флаер. Ну да ладно! В памяти поисковика... Нет почему-то и там искомого www. Выручит моя профессиональная память! Вроде набрал адрес правильно. «Не найдено», — в который раз отвечает поисковик.

Что, сесть в машину и поехать на проспект Вечности? А вдруг и здания того не найду?

                                                                   8

— Ты счастлив, Адам?

— Ты счастлива, Ева?

 

                                                                 *** 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

16:43
50
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!