Смертельный блеск еремеевита . Окончание

Смертельный блеск еремеевита . Окончание

Офис сыскного бюро «Крулевская и партёры».
В отсутствие начальницы Половинкин, приготовив крепчайший кофе, позволил себе положить ноги на стол. Виктор всегда считал, что такая поза позволяет ему лучше думать.
Сделав пару глотков, он достал диктофон и начал озвучивать мысли:
«Первое. Посещение паспортного стола. Результат, ноль. Дома Виперсов не существует.
Далее. Разыскиваемое лицо послало на кладбище мужа или любовника. Если второе, то опять тупик. А вот если первое, и памятником занимался законный муж, то ЗАГС нам в помощь. Вопрос в том, сколько лет назад она сменила девичью фамилию. И выходила ли она замуж всего раз. Некоторые дамочки делают это чаще, чем приобретают перчатки или нижнее бельё.
Объезжать все ЗАГСы города надобности не было. В распоряжении «Сыскного бюро» имелась приобретённая на «пиратском рынке», не новая, но вполне рабочая база этого государственного учреждения.
Десять минут спустя Половинкин уже знал, что Виктория Виперс сочеталась законным браком с товарищем Э.В. Софиным. И главное − никогда с ним не разводилась. К огромному сожалению, взломанная база не давала расшифровки имени, отчества счастливого мужа.
Из другой взломанной базы − городского паспортного стола Виктор узнал, что в Южно-Российске прописаны всего лишь пять Э.В. Софиных. Знакомство, с которыми, Виктор решил начать завтра, прямо с утра.
***
Жизнь, особенно у сыщиков, субстанция полосатая. Если с изготовителем надгробья повезло сразу, то с поиском того самого Софина вышло с точностью до наоборот. Первый из списка оказался хроническим алкоголиком, работал в ЖЭКе слесарем, с женой давно развёлся и ни о какой Валентине Виперс ничего не знал. Второй − шофёр-дальнобойщик, был в рейсе, и в отделе кадров его автоколонны сообщили лишь то, что их Э.В. Софин женат ни на какой Валентине, а совсем даже на Ларисе. Третий, в настоящее время, отбывал срок за побои жены Алевтины.
Лишь под вечер, усталый и голодный Половинкин добрался до университета, где его и ждала заслуженная награда − заведующий кафедрой д.м.н. Софин действительно женат на Валентине! Но пообщаться с ним прямо сейчас не представляется никакой возможности, так как, прочитав лекцию Эдуард Витальевич покинул здание. Его домашний адрес также добыть не удалось, ибо отдел кадров, свято чтит все статьи КЗОТа[1] и закрыт до завтрашнего утра.
Выручила уборщица Анна Егоровна, спрятав в карман видавшего виды халата пятисотрублёвую купюру, она вспомнила, что этот чокнутый обитает где-то на улице имени какой-то войны, то ли первой, то ли второй. А ещё у ейной жены магазин имеется, собственный. Одно слово − буржуи. А деньги берут со студентов бедных, потому как зарплата в университете малюсенькая, а работать заставляют....
Половинкин окончания этого монолога недослушал, ибо уже, нашёл в дубль ГИСе[2] необходимую локацию.
Заправив на ближайшей станции свой «Ниссан» Половинкин помчался на улицу Героев 1812 года, в надежде до темноты расспросить её обитателей и вычислить место жительства объекта поисков. По дороге отправил Маргарите СМСку.
«Работу почти закончил. Еду знакомиться с Валентиной и её мужем. Надеюсь, пригласить их в контору. Познакомить с заказчицей и получить причитающийся гонорар. Полагаю, что премиальные я заслужил!»
***
Современные соседи, особенно в частных домах, плохо знают друг друга. Оно и понятно, давно ушли в прошлое, ежевечерние посиделки за костяшками домино или шахматами. Каждое утро вереницы личных авто вырываются на простор магистралей, развозя своих хозяев по конторам, офисам или торговым точкам. Вечером картина повторяется в обратном порядке. Западный лозунг «Мой дом − моя крепость» добрался и до Южно-Российска.
Однако Половинкину упорства было не занимать. Обойдя десяток домов, он всё же узнал, где находится окончательная точка его поисков.
Ресторан Силуянова «Халкидики». То же самое время.
Бесшумно распахнулась дверь, и в отдельный кабинет проскользнул официант. Молча поставил перед посетителями блюдо с сувлаки[3], открыл бутылку «Мавродафни», разлил вино по бокалам и лишь после этого вручил Силуянову записку.
− Что там? − поинтересовалась Крулевская, − по нашему делу инфа? Если да, то читай вслух!
− Сыщица, она и в ресторане следователь, − недовольно проворчал олигарх и передал спутнице листок бумаги, на котором была всего одна строчка − название улицы и номер дома.
− У нашей доблестной полиции свои методы, а у меня свои, − Силуянов выпил содержимое бокала и принялся за нежнейшее мясо, − надеюсь, у тебя не было никаких сомнений, что «обидчиков» я всё равно отыщу? Вот мои ребятки и постарались, нарыли. Теперь будем их немного наказывать, учить, у кого можно похищать замов, а у кого нет...
− Сила! Буйные девяностые в прошлом. Твоя служба безопасности их вычислила, прекрасно. Передай данные в полицию, или поручи это мне?
− Маргоша, ты забыла, что никакого дела о похищении нет! Ни заявлений, ни терпил![4] Это раз. А два − негодяев на тот свет никто отправлять не собирается. Много чести. Просто получу с них своё, плюс небольшую компенсацию за хлопоты и нервы, − Силуянов вытер салфеткой рот и поднялся с места, − я поехал, а ты тут сиди, наслаждайся деликатесами, контрабандой доставленных с нынче далёкого, Эгейского моря.
− Я с тобой, − женщина бросила вилку и нож.
− Это не обязательно.
− Не спорь с женщиной. Едем вместе. Иначе ты прихватишь с собой докторов заплечных наук, и тогда случится беда.
− Ладно. Поехали. С двумя я и сам как-нибудь слажу.
Улица имени Героев 1812 года.
Половинкин жал за звонок уже минут пять. Из дома никто не выходил.
Вот чудные люди − размышлял сыщик, − я им весть радостную принёс, можно сказать − «богатства несметные», а они ....
Додумать до конца эту мысль он не успел, ибо автоматические ворота открылись, и из двора выехала машина, с выключенными фарами. И упёрся в перегородивший ему дорогу «Ниссан».
Секунду спустя мужчина выскочил из машины и набросился на Виктора:
− Ваша? Немедленно уберите! Вы загораживаете проезд. Написано же на воротах, крупными буквами − Не заг...
− Эдуард Витальевич, − спокойно парировал Половинкин, − вы-то мне и нужны. Вернее, ваша супруга, − он отодвинул Софина и, заглянув в салон, автомобиля, в надежде разглядеть там Валентину.
Но, в свете уличных фонарей, увидел не только её, но ещё и человека, лежащего на заднем сиденье. Излучения галогеновых светильников хватило чтобы Виктор узнал известного мецената Шурхевича.
− Это он? − успел произнести сыщик, прежде чем, что-то острое укололо его в шею, и Половинкин опустился за землю.
− Надо срочно занести его в дом, − прорычал Эдуард, − выходи из машины и помоги мне, бери за ноги.
− Брось, − возразила женщина, − подумают - алкаш надрался до беспамятства. Мы и так опаздываем. Вдруг родственнички ювелира не дождутся и уйдут. А нам ещё дрон завести надо. Забыл, как он в прошлый раз барахлил и не желал ...
− Где ты видела алкаша в костюме из дорогой шерсти? Хватит препираться, я один его не дотащу, − Софин рывком открыл дверцу автомобиля и вцепился в Валентину.
− Я сейчас подсоблю маленько, − раздалось сзади, и Силуянов обрушил на голову учёного здоровенный кулак.
А Марго извлекла из сумочки травматический пистолет и наставила на женщину, − вон из машины. Игры закончились. Настало время горького раскаяния.
Час спустя.
− Марго, не мешай и помолчи, пожалуйста, − Сила вытаскивал один ящик кухонного стола за другим и выкидывал их содержимое на мраморную столешницу, − как только отыщу свой еремеевит, сразу им позвоню. Пусть приезжают на всё готовенькое. Между прочим, сама виновата, запрещаешь применять к этим выродкам метод горячего утюга. Чуток их шкурки прогладили бы, против шерсти, и вся недолга, мигом самое укромное место в доме показали.
Но ты же у нас моралистка, даже в рыло этот учёному заехать не позволяешь. Знаешь как у меня руки чешутся?
Олигарх ещё бы продолжал свой монолог, но Крулевская схватила с полки вазу с цветами и выплеснула её содержимое на пол.
− Дорогая, зачем же так импульсивно? − Силуянов бросил своё занятие и обнял женщину, − когда ты злишься, то становишься ещё привлекательнее, но, пожалуйста, не злоупотребляй этим.
Марго ничего не ответила, она высвободила руку и показала пальцем, на лужу, в которой поблёскивал драгоценный камень.
− Сыщица, ну ты даёшь! Как это? Твой знаменитый тумблер снова заработал? − Силуянов подобрал еремеевит и стал рассматривать, повернувшись к лампе.
− Всё просто. Прозрачное лучше всего прятать в прозрачном. Там его почти не видно! − Крулевская вытащила из кармана олигарха сотовый телефон и набрала 112[5]. Алло. Будьте добры наряд полиции и скорую помощь, по адресу улица имени Героев. Кто говорит? Руководитель сыскного бюро «Крулевская и партнёры».
Два часа спустя
Врачи привели Половинкина в чувство. Он открыл глаза и стал крутить головой. Затем обеими руками начал тереть виски, с трудом соображая, где он и что с ним приключилось.
Затем еле слышно прошептал, − я же к вам шёл...с доброй вестью... наследство... от старушки Веры Васильевны... наверное, миллион, никак не меньше....
Газета «Южно-Российские новости». Раздел «Происшествия и преступления»
«Вчера в больнице, не приходя в сознание, скончался известный ювелир и меценат И.П. Шурхевич. Граждане нашего города предлагают увековечить память о нём, назвав в его честь одну из улиц в районе новостроек!»


[1] − Кодекс законов о труде.
[2]− Подробная карта города, с детализацией до дома.
[3]− шашлык на деревянных шпажках.
[4]− Потерпевших (жарг).
[5] − телефон общей службы спасения.


 
Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1
 

07:42
37
RSS

Написано интересно. Жалко с начала не читал!