Выдумки (книга)

Александр Посохов

 

 

ВЫДУМКИ

 

Выдумка по словарям – это склонность, способность выдумывать, придумывать. Это то, что не соответствует действительности, просто вымысел – сказки, сны, сочинение. То есть – как автору измышлялось, так он и записал.

 

Сказка о золотой птичке

 

Жил старик со своею старухой
У самого тёмного леса.

Жили они в ветхом домишке,

И было им на двоих поровну
Сто шестьдесят лет.
Старик ловил певчих птичек,

Старуха ворчала, да кашу варила.
Раз он в лесу повесил клетку,
Залетел в неё клёст кривоклювый.
Он в другой день повесил клетку –
Залетела в него синица писклявая.
А в третий день – тоже одна птичка,
Да не простая, а золотая,
И говорит человеческим голосом:
"Отпусти ты, старче, меня в чащу!
Откуплюсь, чем только пожелаешь".
Пожалел старик птичку

И отпустил её со словами:
"Бог с тобою, золотая птичка!
Твоего мне откупа не надо,
Лети себе в лес тёмный,
Порхай там себе на просторе".

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
"Я сегодня поймал было птичку,
Золотую птичку, не простую.
По-нашему говорила птичка,
Домой в лес просилась.
Не посмел я взять с неё выкуп,
Так пустил её в лес тёмный".
Старика старуха забранила:
"Дурачина ты, простофиля!
Взял бы обличие для меня новое,

Моё-то совсем состарилось".

Вот пошёл он к тёмному лесу,
Видит – тот встревожен слегка.
Стал он кликать золотую птичку.
Прилетела к нему она и спросила;
"Чего тебе надобно, старче?"
Ей с поклоном старик отвечает:
"Смилуйся, государыня птичка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою.
Нужна ей наружность другая,
Её-то, вопит, совсем состарилась".
Отвечает золотая птичка:
"Не печалься, ступай себе с богом.
Будет ей новое обличие,

Без морщин, седины и согбенности".

Воротился старик ко старухе.

Сидит та под окошком,
И всё новое у неё:

И лицо и фигура, годов на сорок.

Ещё пуще старуха бранится:
"Дурачина ты, простофиля!
Выпросил всего-то серёдку мне,
Много ль в таком виде радости?
Воротись, дурачина, ты к птичке.

Потребуй ещё моложе обличия».

Снова пошёл он к тёмному лесу,

Видит – растревожен лес. 
Стал старик звать птичку.
Прилетела к нему она, спросила:
"Чего тебе надобно, старче?"
Ей старик с поклоном отвечает:
"Смилуйся, государыня птичка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
На двадцать лет выглядеть хочет".
Отвечает золотая птичка:
"Не печалься, ступай себе с богом,
Совершу всё, как ей чудится".

Пошёл он к своему домишку,
А бабы среднего возраста и нет уж.
Перед ним молодуха пригожая,

Сидит она под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
"Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, облик на двадцать!
Воротись, поклонись птичке:
Не хочу быть молодухой-красавицей,
Хочу быть девкой-невестой,

С телом нежным, как у младенца,

Ярче самой птички золотой,

И чтобы она в услужении у меня была".

Пошёл старик к тёмному лесу,
Видит – бушует лес тёмный.
Стал он кликать золотую птичку.
Прилетела к нему птичка, спросила:
"Чего тебе надобно, старче?"

Ей старик с поклоном отвечает:
"Смилуйся, государыня птичка!
Никак не уймётся старуха моя.
Хочет быть она самой красивой,

Даже краше тебя хочет быть.
И чтобы ты ей служила".
Ничего не сказала птичка,
Лишь крылышками взмахнула
И улетела в дремучую даль.
Долго ждал он в лесу ответа,
Не дождался, к старухе воротился.
Глядь – сидит под окошком девочка,
Годик от роду или того меньше,

На горшке сидит

И соску посасывает.

 

Давно это было.

Нет уж того старика в живых,

И лес поредел,

И домишко струхлявился.

А девочка всё сидит на горшке

И соску сосёт.

 

* * *

 

 

Машенькины друзья

 

   Однажды, когда задул на улице холодный ноябрьский ветер и залетали первые снежинки, девочка Маша заболела – давай вдруг кашлять, чихать, носом шмыгать. Простыла, одним словом.

   – Да у тебя температура! – воскликнула бабушка. – Всё, будешь сидеть дома. Никуда твой первый класс не денется. Наверстаешь ещё, ты  у нас умненькая. Сейчас позвоню маме на работу, пусть врача вызывает.

   Через час пришёл врач, дяденька с усами. Заглянул в Машино горлышко, послушал её с двух сторон какими-то чёрными кругляшками, градусник ещё раз поставил и произнёс уверенно:

   – Ничего страшного, обычная вирусная инфекция. Посидит день-другой дома, и всё будет в порядке. Таблетки от кашля я, конечно, выпишу и сироп от простуды тоже. А горячий чай с малиновым вареньем вы сами сделаете. Но, вообще, хорошо бы такую чудесную девочку из Москвы к морю свозить. Погреется там, поплавает в тёплой водичке и болеть больше никогда не будет. И ещё очень полезно выспаться сейчас, как следует. Волшебный сон при этом не помешает.

   Кузьма с Мартином сидели в это время под Машиной кроватью и всё слышали. Они не знали, что такое инфекция. Но слово это им сразу не понравилось. Потому, что из-за него Маша лежит в постели и не может поиграть с ними. Они и про море ничего не знали, но точно поняли, что, если Маша побывает на море, то никакие болезни ей будут не страшны.

   Кто такие Кузьма с Мартином, спросите? Отвечаю. Это самые лучшие и верные Машины друзья – котёнок и мышонок. Котёнка подарил папа, а мышонка – мама. Имена же такие придумала для них сама Маша. И каждому из них она соорудила свой домик – Кузьме побольше, Мартину поменьше. Когда они втроём играли в догонялки, то Маша следила, чтобы Кузьма, цапая Мартина, не слишком-то выпускал когти, а Мартин чтобы не прятался в самые укромные местечки, откуда его нельзя было достать. Маша научила их всему, что сама знала и умела. Например, закончили кушать, взяли лапками по салфетке и вытерли мордочки. Или перед тем, как лечь спать, обязательно, махая хвостиками, пожелали Машеньке спокойной ночи.

   И вот, запомнив, что сказал усатый дяденька, Кузьма с Мартином решили во что бы то ни стало организовать для Машеньки волшебное путешествие к морю. Лишь только стемнело, они выпрыгнули в окно и вскоре подлетели к дому на оранжевом самолётике. Кузьма был одет в форму пилота, а Мартин – в форму стюарда. Трап сам подкатил к окошку, Машенька ступила на него и направилась к самолётику.

   – Куда! – писклявым голосочком остановил её Мартин. – Купальник забыла.

   – Я знаю, где он, – промяукал Кузьма. – Я сам его принесу. И с этими словами прямо в лётчиской фуражке он запрыгнул на шкафчик в углу комнаты, открыл дверку и достал красивый Машин купальник.

   На самолётике они летели совсем недолго. Но в полёте Мартин всё равно успел предложить Маше таблетки от кашля, сироп от простуды и горячий чай с малиновым вареньем. Облака, наконец, рассеялись, и внизу показалось море. Была почему-то уже не ночь, а ярко светило солнышко.

   Самолётик под управлением Кузьмы ловко пролетел над пальмами, испугал чаек и приземлился прямо на пляже. Машенька быстренько сбежала по трапу и хотела сразу же окунуться в воду.

   – Куда! – громким мяуканьем остановил её Кузьма. – Купальник надень.

   Маша оглянулась и увидела Кузьму, который стоял в открытом проёме фюзеляжа и держал двумя лапками купальник.

   Весь день Машенька купалась, загорала, строила песчаные замки, слова разные из гальки складывала, приветы дельфинам посылала. И, главное, Кузьма с Мартином всё время находились рядом. Кузьма вдруг с ветки пальмы ей что-нибудь скажет, а Мартин из-под песочка. Но их почему-то совсем не было видно. Мяуканье и писк Машенька слышала, а самих своих друзей она не видела.

   – Хватит вам прятаться, – сказала сердито Маша. – Пойдёмте лучше вместе купаться. Я вас плавать научу.

   – А ты сама-то умеешь? – послышался в ответ бабушкин голос. – Проснулась, соломинка моя. Дай-ка я тебя в лобик поцелую. Ну, слава Богу, температура нормальная.

   – А куда Кузьма с Мартином делись? – приподнимаясь на кровати, спросила Машенька.

   – Да куда ж они денутся, – улыбнулась бабушка. – Вон они, каждый из своего домика выглядывает. Видишь, как они на тебя смотрят. Ты же их всё время во сне звала.

 

* * *

 

 

Сказка о золотом грибочке

 

Жил старик со своею старухой
У самого тёмного леса.

Жили они в ветхом домишке,

И было им на двоих поровну
Сто шестьдесят лет.
Старик постоянно ругался

На чём свет стоит,

А старуха в лес по грибы ходила.
То опят наберёт, то сыроежек.

А один раз смотрит –

Боровичок золотой блестит,

Прямо под ёлочкой.

Потянулась она за ним.

А он вдруг и говорит

Человеческим голосом:
«Не трогай меня, бабушка!
Откуплюсь, чем пожелаешь».
Пожалела старуха

Золотого грибочка,

Уж больно он ладненьким был.

И оставила его со словами:
«Бог с тобою!
Твоего откупа мне не надо,
Сиди себе спокойно

Под своей ёлочкой».

Воротилась старуха к старику,
Рассказала ему великое чудо:
«Я сегодня нашла грибочек,
Да не простой он был, а золотой.
По-нашему говорил,
Просил не трогать его,

Откупался.
Но не посмела я взять с него выкуп,
Так и оставила в лесу».
Забранил старик старуху:
«Дурачина ты, простофиля!
Взяла бы для меня

Велосипед новый,

Мой-то совсем развалился,

Колёса не крутятся».

Вот отправилась она к тёмному лесу,
Видит – тот встревожен слегка.
Подошла она к ёлочке,

Наклонилась к грибочку.

А он и спрашивает её:

«Чего тебе надобно, бабушка?»
Ему с поклоном старуха отвечает:
«Смилуйся, государь грибочек!
Разбранил меня мой старик,
Не даёт мне старухе покою.
Нужен ему велосипед другой,
Его-то, вопит, совсем развалился».
Отвечает золотой грибочек:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет ему, чего хочется».

Воротилась старуха к старику.

Сидит тот под окошком,
А рядом велосипед новенький.

Но старик ещё пуще бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросила два колеса всего-то,
Много ль в таком транспорте радости?
Ступай, дурачина, к грибочку.

Потребуй машину Ладу».

Снова пошла она к тёмному лесу,

Видит – растревожен лес. 
И снова грибочек спросил её:
«Чего тебе надобно, бабушка?»
Ему старуха с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государь грибочек!
Ещё хуже старик бранится,
Не даёт мне старухе покою:
Теперь Ладу, вопит, подавай ему».
Отвечает золотой грибочек:
«Не печалься, ступай себе с богом
Сделаю всё, как желает он».

Воротилась она к своему домишку.
А там во дворе уж машина стоит.

И снова старик жену ругает:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросила всего-то Ладу.
Не хочу я на ней ездить,
Хочу на Мерседесе,

И чтобы сам золотой грибочек

У меня на капоте спереди сидел,

А я был намного моложе».

Пошла старуха к тёмному лесу,
Видит – бушует лес.
И вновь спрашивает старуху грибочек:
«Чего тебе надобно, бабушка?»

Ему с поклоном старуха отвечает:
«Смилуйся, государь грибочек!
Никак не уймётся старик мой.
Хочет он уже на Мерседесе ездить,

И чтобы ты у него на капоте

Спереди сидел,

А сам он был намного моложе».
Ничего не сказал грибочек,
Лишь травкой и мхом прикрылся.

Долго ждала старуха ответа,
Не дождалась, к старику воротилась.
Глядь – а во дворе

Мальчонка какой-то,

Годика три от роду,

На маленьком самокатике катается.

Падает и постоянно ругается

На чём свет стоит…

 

Давно это было.

Нет уж той старухи в живых,

И лес поредел,

И домишко совсем струхлявился.

А мальчонка тот

Всё на самокатике катается.

 

* * *

 

 

Смешинка

 

   Поздний воскресный вечер. Счастливое мирное время. На широкой и мягкой кровати уютненько так расположилась девочка Саша, которая приехала к бабушке с дедушкой на выходные. Но сразу же спать она не собирается. Надо ещё чтобы дедушка обязательно рассказал на ночку смешную историю. Он всегда ей рассказывает такие истории перед сном. А она всегда смеялась и, перебивая дедушку, добавляла к его повествованию свои весёлые придумки. 

   – Дед, ну скоро ты? – позвала она дедушку.

   – Господи! – проворчал дедушка, входя в комнату. – Я тебе давно уже всё рассказал. 

   – А ты просто придумай что-нибудь, – посоветовала Сашенька. 

   – Ладно, как скажешь, – согласился дедушка и, не раздеваясь, лёг рядышком с внучкой. Сашенька тут же сложила ручки под голову и крепко прижалась к родному дедовому плечу.

   Все дедушкины истории всегда начинались со вступительного слова «однажды». Но рассказывать разные необычные и весёлые истории становилось дедушке всё сложнее – уж всё, казалось, самое смешное и удивительное он уже вспомнил и обсмеял вместе с внучкой. Поэтому в последнее время он чаще всего произносил по ходу то, что просто в голову приходило. При этом, начиная очередную галиматью, он сам точно не знал, какое слово должно последовать за вступительным. Именно так было и в этот раз.  

   – Однажды, – начал дедушка свою очередную историю, – уехал я на недельку из Москвы и иду по окраине села. С одной стороны дома, а с другой стороны густой лес. Чувствую, мне сильно в туалет надо, как тебе иногда. Но к домам же я не пойду, там люди и видно всё. И я, конечно, пошёл в лес. Вижу, на опушке туалет деревянный, из брёвен сложенный, с двумя входами с разных сторон. На одной стороне написана большая буква «М», а на другой стороне написана большая буква «Ж». Знаешь, такие туалеты бывают в деревнях или на автобусных остановках за городом?

   – Знаю, – ответила Саша. – Мы заходили в такой, когда на дачу к маминой подруге ездили.

   – А что буквы «М» и «Ж» означают, знаешь?

   – Да, мужчины и женщины.

   – Правильно. Так вот, забегаю я в туалет со стороны буквы «М», а там медведь сидит. И как зарычит на меня: «Ты что, слепой что ли!» Я говорю испуганно: «Нет, не слепой. Я зашёл сюда, потому что буква «М» с этой стороны». А медведь ещё страшнее как зарычит: «Так это же звериный туалет. А буква «М» означает, что это для медведей». Представляешь? Вот такая история со мной приключилась.

   Сашенька громко засмеялась. Дедушка тоже сам расхохотался, но что дальше  рассказывать, он не знал и не думал вовсе. Рассмешил ведь внучку, подумал он, обязанность свою выполнил и хватит.

   – Вы чего там расхихикались! – послышался из кухни строгий голос бабушки. – Опять смешинка в рот попала. Спать пора, завтра папа с мамой рано приедут, в садик надо, а они гогочут. Дед, кому говорю, закрывай двери и иди сюда.

   Дедушка встал, нежно поцеловал внучку в лобик, пожелал спокойной ночи и хотел выйти уже. Но Сашенька, продолжая смеяться, остановила его:

   – Подожди, дед, а с другой стороны жираф сидел что ли?

   Но дедушка закрыл уже за собой дверь, и Сашенькин вопрос так и остался без ответа.

 

* * *

 

 

Подскажите

 

   Есть у меня любимая девушка. Я хочу на ней жениться. Она мусульманка. Но дело не в этом. Я вчера пригласил её в лес за грибами. Так она, представляете, отказалась собирать свинушки! Вот как мне теперь быть?

 

* * *

 

 

Полёт в будущее

 

   Явился Иван домой ровно в полночь. Минут десять не мог ключ в замок вставить. Но жену будить не хотел. Когда всё же противная дверь в квартиру открылась, Иван зашёл и сразу рухнул у порога. Не раздеваясь. Силы для вертикального положения покинули Ивана окончательно. Ещё бы, столько выпить: бутылка водки, две бутылки пива, или три, да без закуски путёвой, головка лука – не мясо в горшочке. Короче, очередной недельный запой подкосил Ивана под корень. И он мгновенно заснул. Успев, правда, подложить под голову мятый сапог жены.

   Ноги Ивана, как и остальные конечности, блаженно расслабились. Но могучий богатырский мозг его продолжал работать. На самом деле в дымину пьяный он валялся в прихожей, а во сне он летел из Москвы на Марс. В каком-то вагоне типа старого трамвая. Народу много, и все какие-то однополые, ни мужики, ни бабы. И он такой же. Только беременный, сидит и смотрит на своё огромное пузо. Чувствует, подошло, рожать надо. Помогите, кричит, схватки у меня. А народ его успокаивает, потерпи, дорогой, долетим скоро. А он в ответ кричит, давайте на Луну завернём, там роддом, говорят, хороший, у меня уже воды отошли. И чувствует при этом, что его кто-то реально в бок пинает и тряпкой по спине охаживает.

   Открывает Иван глаза – жена рядом в сорочке стоит.

   – Опять обмочился, – говорит. – Ну вот что мне с тобой делать!

 

* * *

 

 

Баллада про гиппопотами

 

Из московского зоопарка сбежал Гиппопотам.

И правильно сделал, не место там старикам.

Зато теперь в деревне за угощение и кров

Он катает на себе кучу пацанов.

А намедни всего-то за несколько бочек пива

Он очистил всю околицу от крапивы.

А всего-то за несколько тонн овощей

Он очистил весь пруд от осоки и хвощей.

А ещё по заявкам и с одобрения

Он разбрасывает, где надо, ценное удобрение.

И, где не надо, бывает, случается,

Но ему, забавному толстяку, всё прощается.

С коровой одной молодой подружился.

Не бык племенной, но всё же сгодился.

Короче, прижился.

И служит тем самым наглядным примером,

Что следует делать пенсионерам.

 

* * *

 

 

Кругом обман

 

   Вчера по великому блату познакомили меня в одном элитном клубе с известной в определённых кругах светской львицей. Я привёз её в свой роскошный особняк и сразу, чтобы не терять время даром, отправил в ванную комнату, где у меня даже мочалки из золота. Открываю бутылку дорогого французского вина и вижу, как из ванной выскакивает никакая уже не львица, а просто мокрая курица. А курятника-то у меня нет, и яйца мне не нужны…

 

* * *

 

 

Собаке прохожего

 

Какой же у тебя нахальный лай,

Такого лая не слыхал я сроду.

Гуляешь с нами, так гуляй,

Естественной потребности в угоду.

 

Хозяин твой, конечно, охламон,

Подарки за тобой не убирает.

Идёт себе, как будто он не он,

И, что ты здесь, как будто бы не знает.

 

Ты по-собачьи дьявольски красив.

Но нашу злость не понимаешь.

И, никого ни капли не спросив,

Ты снова лапу поднимаешь.

 

Мой милый пёс, среди твоих гостей

Так много всяких и невсяких было.

Но та, что всех приличней и умней,

К тебе случайно вдруг не заходила?

 

Она придёт, даю тебе поруку.

И не рыча, в её уставясь взгляд,

Ты за себя лизни ей нежно руку,

За то, в чём ты совсем не виноват.

 

* * *

 

 

Загадка

 

   В одном государстве заболел демократически избранный правитель. Много лет был здоровым, а тут вдруг взял и почувствовал себя плохо. Месяц болеет, другой, третий. Простые люди переживают, беспокоятся. Хотя сами не понимают, зачем и о чём – как жили они в постоянной заботе о хлебе насущном, так и живут. И вот в засекреченный столичный госпиталь приехали главный министр, главный депутат, главный военный и супруга больного. Встретили их за длинным столом с белой скатертью три пожилых академика от медицины.

   – Состояние пациента критическое, – констатировал самый старенький из них. – Вместо полностью отказавших лёгких и почек работают аппараты. Мозг тоже умер. Однако равной технической замены такому органу ещё не создано. Что делать?

   – А сколько ещё вы можете продержать господина правителя в таком состоянии? – спросил главный министр.

   – Один год, – хором ответили академики.

   – Но вы понимаете, что сейчас не время сообщать о его смерти, – вмешался главный депутат. – Неясен ещё расклад в правящей партии, начнётся стихийная борьба за власть, под угрозой заключение международных соглашений.

   – И смена верховного ни к чему пока, – заявил главный военный. 

   – Вот поэтому мы и пригласили вас, чтобы вы приняли правильное решение, – сказал председатель консилиума. – Давайте так. К завтрашнему утру, если можно, мы ждём от вас соответствующих указаний. 

   – А вы что думаете? – обратился один из докторов к жене правителя.

   – Не знаю, – безутешно махнула рукой первая леди последней молодости. – Моё мнение всё равно учтено не будет.            

   Прошёл год. Всё это время официально сообщали, что исчезнувший из публичного обозрения правитель находится в процессе длительной реабилитации, постепенно поправляется, изучает документы, подписывает законы и даёт распоряжения. Таким образом, ничего в жизни этого государства не изменилось и кто на самом деле, как и раньше, управляет им, осталось загадкой. Вот вам и роль личности в истории – ни роли, ни личности, ни истории.

 

* * *

 

 

Сказание о знании и незнании

 

   Никто не знает, что такое счастье. Зато все знают, что такое несчастье, но не знают об этом. А несчастье – это, когда почти всё знаешь, но не знаешь, почему уже больше знать ничего не хочется, и не знаешь, зачем вообще надо просыпаться по утрам, когда точно знаешь, что счастья на Земле нет, а где оно есть и что это такое, никто не знает.

 

* * *

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

19:52
23
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!