Деревня.

Я много слышала о месте, куда с компанией из пяти человек собралась, о Старой Мульге. Когда-то это была большая деревня. Но со временем она вымерла. Исчезнувших сёл много по всей нашей необъятной Родине, но это поселение не похоже ни на одно.

- Вы ребята, туда б луча не совались, не хорошее место тама. – увещевал нас старик, в хате которого мы остановились на ночёвку в Журавлёва.

 Дед Иван сидел на лавочке у дома, сгорбленный годами, с куцей седой бородой, морщинистым лицом, как печёное яблоко. В холщовой, клетчатой рубахе, жилетке из старого одеяла и потёртых штанах галифе заправленных в валенки с колошами.

         - Дед, а, правда, что там, в старину шаманское капище было, а потом на его месте церковь поставили?- Юрка самый любопытный из нашей группы подсел к старику.

         - Правда.– Зашамкал старик беззубым ртом,- энто такое гнильё, что сказать срамно, - старик сплюнул,- шаманы людей в жертву приносили, во как. А попы хотели энто всё очистить, отмолить значит, даже церковь на том месте построили. Да куда там. – Старик махнул рукой. -  Да и чаво вы там найти хотите старые избы? Церковь давно разрушена аккурат, после того как Калчак отсюда ушёл. На её месте яма и боле ничего.

         - Ой, дед, чего то ты нам не договариваешь – Юрий видимо на себя взял возможность вытянуть из старика как можно больше информации о Мульге. – Мне говорили, что не просто так церковь была разрушена. Да из деревни люд не утёк, а весь помер.

         - Ать, аткудава ты знаешь, энто местные байки, пустые разговоры, сплетни. Старухи языками ляпают, чаво сами не ведают.- Старик вдруг заторопился, встал, опираясь на палку, и побрёл в дом, что то, бормоча себе под нос.

         - Вот старый пенёк, - ворчал Юрка,- я всё равно разговорю тебя.

Но ему это не удалось, когда мы вошли в дом, старик уже спал в своей комнате, слышно было его похрапывание. Что бы ни разбудить хозяина дома, мы на цыпочках прошли в отведённую нам комнату. А рано утром, ещё затемно, мы спустились к реке, где нас поджидали нанятые нами перевозчики, старик так и не вышел нас проводить.

         Честно, мы ожидали увидеть большую лодку, а у берега стояли две долблёнки.

Над рекой стелился туман, и лодочки казалось, качались не на волнах, а в клубящейся молочной жиже.

         Мы все заволновались, как нас вместе с вещами переправят эти утлые судёнышки, но наш перевозчик и его приятель посмеивались над нашими страхами.

         Мы погрузились и отчалили.

Чтобы не черпануть воды бортом, лодке оставалось совсем немного. Сердце у меня ушло в пятки, Река Казыр горная быстрая. Но наши переплавщики отменно знали своё дело, и через полчаса, мы выгружались на противоположном берегу.

- Вверх по реке живут Виссарионовцы, когда, отснимите своё кино, ступайте к ним, они перевезут, обратно в Журавлево, – разъяснял нам коренастый мужичок, один из сплавщиков, садясь в свою лодку и отчаливая,- там у них селение, в окурат под горой, не доходя болот.

Занималось утро, верхушки таёжных великанов окрасились в оранжево жёлтые цвета. Природа на миг замерла и вдруг разразилась оглушительным птичьим гомоном.

Мы выбрали место для лагеря недалеко от берега, под огромной старой елью.

Поставив палатки, под лапищей дерева и свалив рядом собранные нами дрова, для вечернего костра, позавтракали. Идти мы собирались налегке, так, как по нашим подсчетам до деревни было часа два хода, и вернутся, мы планировали засветло.

          Отойдя метров сто по тайге от лагеря, мы вдруг вышли на круглую ромашковую поляну с огромными белыми чашечками, всё пространство колыхалось, перешёптываясь с березняком, вклинившимся в таёжную чащу.

 - А среди берёз кресты, да это кладбище!

 - Сергей доставай камеру, - засуетился Саня, вдохновитель нашего проекта,- это надо снять, не знаю, сможем ли мы передать эту красоту, но интерес у зрителей это уже вызовет. Надо с первого дубля отработать, первое впечатление самое искреннее.

         Съемку начали с ромашкового паля, постепенно углубляясь в березняк.

         - Давай камеру на Ольгу, Оля, показывай в сторону кладбища, так. Потом музычку наложим, будет шикарно.

         Мы немного углубились к центру кладбища. Почти у каждого замшелого креста стояла берёза, березняк был старый, но не массивный, как будто ему, не хватало воздуха и света. На крестах не сохранилось ни имён, ни фотографий.

         - Какое странное кладбище, вы не находите? – Почти шёпотом проговорила я,- оно совсем безликое, одни безымянные могилы, и так жутко здесь, вы дорогие зрители будите первыми, кто увидил это мрачное место.

         - Юрий, мы сможем пройти дальше?

         - Я думаю, что нет, там глубже вообще все шиповкиком заросло, сплошная стена.

         Ладно, - заторопился Саша,-  сворачиваемся, идём дальше.   

         - Знаешь Сань, а зря мы не сняли нашу переправу и высадку на берег.

- Это ты не снимал Серёженька, а вот наш бот, Гена подсуетился, и он поделится материалом, правда Ген?

- А, что мне за это будет?

- Геночка, не торгуйся,- ласково замурлыкала я, - если всё пройдет, так как задумал Саня, нам всем хорошо будет.      

         - Ну, раз так договорились. Ого, вы это видите тоже?

Почти заросшая тропинка, петляющая между лиственницами и кедрачом, уперлась в стену Иван-чая. Каждое растение было выше человеческого роста примерно в полтора раза.

         - Слушай Юрий, ты у нас знаток по травушкам – муравушкам, разве это растение бывает такого размера?

         - Не знаю, но таких великанов я точно не встречал. Ну, что снимаем наше прохождение сквозь стену?

          - Думаю, да, Сергей камеру, Юля на позицию.

         - Наша группа, отойдя немного от деревенского кладбища, наткнулась на препятствие из стены Иван-чая, в жизни не видела, ничего подобного, но может я мало видела, пишите, может вы, знаете причину такого гигантизма.

         - Юрий идёшь первым прорубай дорогу затем Юля, Сергей с камерой, мы с Геной замыкающие, пошли.

         - Итак, Мы проходим сквозь заросли, может сама природа нас отгораживает от того места, куда мы так стремимся?

         - Стоп съемка, - дал отмашку Санёк,- а то нам батареек ни на, что не хватит. Там вообще просвет виден, а то мы тут заплутали, кажется.

Вдруг стена закончилась и мы вывалились на дорогу в пуху, и каких то репьях.

         - Мать моя, а это еще, что? Всё чудесатее и чудюсатее.

Выбравшись, мы огляделись, укатанный галечник, зашуршал под нашими ногами. Дорога вела на позеленевший от времени мост, через маленькую протоку. Его перила как бархатом были покрыты толи водорослями, толи мшаником. У моста стояла высоченная ель растопыря косматые лапы,  с них свисали сосульки мха, под деревом торчали два заросших менгира, наклонённые друг к другу образуя крест. Посредине моста поперёк стояла телега, так же как и всё вокруг замшелая.

- Вот это я понимаю, Сергей камеру! Юлька работай.

- Перед нами открылась невероятная по красоте и таинственности местность. Похоже, дорогой, которая ведёт в село, последний раз пользовались лет этак сто назад. И она ведёт, - тут я зашептала, - на очень странный мост. Посмотрите дорогие зрители, под этой елью два менгира, может они говорят, стой, не ходи дальше путник. Но мы с вами охотники на такие места, загадочные и зловещие. Тут на мосту телега, столь же старая, как и весь мир вокруг. Мы с вами пойдем до конца.

- Снято, ух, аж мороз по коже.

- А дальше живет, наверное, нежить, гляньте на деревья за мостом.

 За мостом близ дороги торчали  скелеты деревьев, без коры, сучьев,  желтея костяками стволов. На одном из деревьев сидел огромный ворон и дремал.

Справа, поблёскивало водяная зыбь. Брошенная деревня одним своим краем утопла в болоте.

 Слева из дремучих зарослей малинника торчали кривые остатки замшелого забора. Вдоль улицы то там, то сям виднелись торчавшие, полусгнившие, осклизлые брёвна обрушившихся построек.

Заплесневевшие чёрные срубы домов выглядывали из зарослей сухой травы.

-Афигеть, не ребята, я все предполагал увидеть, но такое? Если вид в начале деревни таков, то, что дальше?

- А дальше Саня, сказка, давайте снимаю.

- За мостом нас встречает жуть заброшенной деревни, не хватает путевого камня с надписью, «направо пойдёшь в болото попадёшь. Налево пойдёшь к лешему попадёшь. Прямо пойдёшь к нежити попадёшь».

- Стоп, теперь надо легенду добавить и будет всё винтажненько. Юра, Юля садитесь у моста, вон камень из земли торчит, ты берёшь у него как бы интервью, начали.

- Юрий вы знаток этноса этого заброшенного края, расскажите в легенду об этом месте.

- Когда-то здесь было шаманское, языческое капище, многие века колдуны считали эти места священными, здесь они своим духам приносили человеческие жертвы, чтобы умилостивить буйный дух Богов. Но пришли православные люди, разорили капище, сожгли идолов, золото жертвенное забрали и на него поставили здесь храм. Чтобы очистить это место от скверны, вокруг храма люди поселились, и вроде все забылось, и времени прошло не одно десятилетие, процветала деревня. Но стали люди замечать, что дети пропадают, то один, то другой. Искали. Но куда там, тайга кругом. Но вот однажды пропала дочь старосты, девушка на выданье. Колечко у неё приметное на руке было, от бабушки досталось. Так вот, одна из сельчанок увидела это колечко в ломбарде в Курагино, когда по делам ездила. Поспрашивав она выяснила, что кольцо то священник сдал.  Вернувшись в село, она сразу направилась к старосте. И рассказала ему об увиденном и услышанном. На следующий день староста сам поехал в Курагино, чтобы убедится в правоте сельчанки. Скупщик подтвердил, кольцо действительно принял от священника и показал расписку. Обратно, несчастный отец возвращался полный тяжёлых предчувствий. Когда староста собрал народ, они вошли в церковь и были шокированы ужасным зрелищем увиденного в подвале храма. Куски растерзанной плоти лежали сваленные в углу. На печи дома священника варилась каша с мясом девочки, в этом сомнения ни у кого из деревни не было. Священника долго били, даже когда он перестал подавать признаки жизни, затем заволокли его в храм, а церковь сожгли, благо она была деревянной. Но на этом беды не закончилась, а только началась. Каждый день в деревенских домах находили мёртвых, кто сам лишал себя жизни, кого медведь задрал, кого волки схарчили. За речку в Журавлево перебралось только несколько семей, да и они скоро сгинули, одной семьи говорят, за одну ночь не стало, десять гробов хоронили, угорели все. К концу пятидесятых никого со Старой Мульги не осталось.

- Твой рассказ Юрий необычайно интересен, а мы продолжаем наше исследование. Мы видим это жутковатое место. Блин, около камня земля провалилась, это же череп и волосы!

Я взвизгнула и отшатнулась от того места где минуту назад сидела. Из провала около камня, промытого дождями, показался череп с остатками седых волос, которые стелились по траве.

Подбежал Санька.

         -  Ах, какой кадр, снимай, снимай Сергей. Так могилку, череп, волосы, панораму сухих деревьев, крыши домов, крупным планом ворона.

         - И кто ж её бедную около самого моста под камешек пристроил. Видать старушка не смогла уже уйти, ток и померла неприкаянной.

         - Гена, не ёрничай, прояви сочувствие и уважение. – Возмутилась я.

         - Ага, нужно ей моё сочувствие. А кадр и впрямь шикарный.

         - Так народ давайте двигаем дальше, а то мы и до вечера отсюда не выберемся. Тем более нас ждёт заслуженный отдых у костра.

         Пройдя по заросшей бурьяном улочке, мы вышли к большой яме.

         - Так, снимаем, Юля готова.

- Вот оно, древнее капище и это же место сгоревшей церквушки. Как и говорят старожилы из села Журавлева, яма. Наверное, не один житель этого села сгинул здесь.

- Стоп. Снято. Ну и яма в такую попадёшь, хрен выберешься, не удивлюсь, если дно тут топкое, вон вода. Так теперь зайдем, в какую-нибудь избу и в лагерь.

- Итак, вон смотрите какой добротный дом, и ворота массивные. Юрий проруби нам тропу. Снимаем.

- Мы подошли к самому большому дому села, наверное, это дом старосты, сейчас мы постараемся проникнуть внутрь дома. Дорогие зрители,  вы видите, какое большое крыльцо, на дверях нет замка, входим. В сенях полумрак. Какое-то тряпье, паутина, вот дверь в горницу. Смотрите, всё на своих местах, только толстый слой пыли, видно, что люди уходили отсюда в спешке. Открыт сундук, печь потемнела и обвалилась от времени, странно, смотрите, открыт подпол.

- Хорошо, стоп, давайте посмотрим, что в этой яме. Гена свети, о ступени, Юрий спускайся, снимаем.

- Фу, послышалось из погреба, тут труп. Вернее останки истлевшие, какой-то бедняга полез в погреб и сломал шею, интересно, что он тут забыл.

- Ничего не трогать,- заорал Саня,- только снимаем, мы не гробокопатели, а наблюдатели. Вылезайте, заканчиваем съёмку.

- Мы вышли из дома ставшего могилой его хозяину. Странно почему его никто не нашёл и не похоронил. Дорогие друзья вы слышите, какая здесь тишина, необычайная, вы заметили, не слышно птиц. Сейчас мы постараемся уйти так же тихо как вошли, что бы ни нарушить покой этого места.

Когда мы перешли мост и углубились в дебри Иван-чая, с моей души свалился камень.

- Вы ребята как хотите, а я ночью в эту чёртову деревню не пойду.

- А как же слава, а как же репортаж? Как мы без такого прелестного личика в кадре.

- Знаешь Саня, я могу поделиться славой с Геной или Юриком, я не гордая.

- Ладно, решим в лагере.

Как же было приятно вернуться в лагерь. Скоро запылал огонь, заскворчала рыба на углях стало тепло и уютно.

Забравшись в палатку, я не заметила, как заснула. Проснулась рано утром от того, что меня тряс за плечо Юрик. Я подскочила, но он меня удержал, приложив палец к губам. И я услышала, как вокруг по нашей стоянке ходит медведь. Сопит и что-то чавкает, шурудит наши вещи. Потом всё стихло.

 Мы выбрались из палатки. Разгром был на лицо.  Умывшись на берегу, зажгли костёр и повесили котелок над огнём.

Так Юля, Серёга, приводи себя в порядок, и снимем репортаж об утреннем госте.

- Саша, ты в своём репертуаре.

-  Мы сюда приехали работать, бездельничать мы будем дома в городе. Камера, Юля начали.

- Доброе утро наши зрители, сегодня нас посетил мишка косолапый, он оставил следы и употребил немного наших запасов. Спросим нашего эксперта по травушкам – муравушкам, Юрий, скажите, как вы думаете, Потапыч был большим?    

- Судя по следам не очень годика два, маленькому, подросточек. Но он натворил немало, хорошо в палатки не сунулся. Может наш утренний гость больше нас не посетит, по крайней мере, мы будем на это надеяться.

- Снято, молодцы, я очень доволен вами. А насчет ночной съемки ты не передумала? Сегодня пойдём.

- Знаете, братцы хоть режьте меня, а я на ночную съемку не соглашусь.

- Так и кому передашь ночные съемки?

- Гене, он у нас харизматичный. 

         - Ну, Гене, так Гене, а пока надо вернуться в деревню с аппаратурой, следует выставить свет, дополнительные камеры, всё подключить и отладить, я не хочу сюрпризов ночью, мне нужны захватывающие кадры. Заодно, более тщательно исследуем деревню, к вечеру вы примадонна с Юрием вернётесь в лагерь, а мы останемся на ночные съёмки.

Нагрузившись техникой, мы по уже проторенной тропе направились в деревню.

Проходя по мосту, нам показалось, что впереди стоит человеческий силуэт, около ямы, но подойдя ближе обнаружили, что это какая-то старая тряпка, зацепившаяся за крестовину от забора.

         - Ребята, а ведь этой тряпки вчера не было. Я её не видела.

         - Ты после могилки у моста мало, что видела.          

         - Гена не будь идиотом.

         - Девочки, мальчики не ссорьтесь. Юля, Юра обследуйте дома, снимайте на мобильник всё подряд, ничего не трогать.

         Прокладывая по бурьяну дорогу, мы подошли к крыльцу первого дома.

          Юрий дёрнул дверь на себя, но она оказалась заперта изнутри.

         - А вот это действительно странно, дверь заперта на засов. Типа закрылись от всех, и померла? Ладно, пошли в следующий дом.

         Следующий дом оказался открыт, но видно было, убранство после похорон, зеркало в массивной деревянной раме завешано большим чёрным платком, две табуретки у стены, убраны после того как вынесли гроб. На столе бутыль с белым налетом изнутри, два граненых стакана, и деревянная миска с чем-то совсем высохшим.

         - Фух, до сих пор покойником пахнет. Может где мышь сдохла.

         - Ага, мышь покойником не пахнет. Снимаем и пошли отсюда.

         Несколько следующих оказались пустыми, везде слой пыли, а вот в крайнем доме нашли высохшую мумию человека в петле. Из этого дома мы с Юрием вылетели, зрелище было ещё то.

         - Сане и Гене тоже «повезло», в одном из домов они нашли в истлевшей постели скелет старушки, объеденный крысами.

         - Нам на сегодня материала хватит, вторую улицу, мы изучим завтра. Так Сергей давай отснимем план, пока Юля тут, а чуть позже я покажу, куда установить камеры. Начали.

         - Сегодня второй день нашего присутствия в Старой Мульге. Давайте посмотрим как жила и умирала деревня. Мы проходим в дом, где, когда то жили люди, держали скот. Но пришла беда, и похоронить последнего жителя этого дома, уже некому было,  умершую в постели старушку. Жалко, что запах, камера не передаёт, а то вы зрители оценили весь антураж и амбре происходящего, - я зашептала в камеру,- посмотрите, труп высох, превратившись в мумию, местами его объели крысы, каторые со временем тоже покинули Богом забытое место . Знаете, дорогие зрители у меня такое чувство, что я спустилась в ад, и брожу по его пределам. Спать, я сегодня, точно не смогу.  Заметили ли вы мои друзья, что даже солнце не хочет проникать в деревню и над ней весит какой-то сумрак, марево. А на сегодня я с вами прощаюсь и передаю право вести ночной репортаж нашему харизматичному Геннадию.

         - Стоп, снято, собирайтесь и мотайте отсюда, а мы начнем работать.

         Я думала, что увиденное будет мучать меня всю ночь, но я ошибалась, как только мы вошли в заросли Иван – чая, с меня как будто пелена слетела. И всё виденное показалось, таким далёким и не реальным.

          Вернувшись в лагерь, мы поужинали горячей кашей с тушёнкой и забрались в палатку спать. Спала я как младенец, меня совсем не тревожили ни висельники, ни мертвецы.

         - Ты куда сегодня ночью ходила? – спросил утром Юрий, когда я заспанная выбралась из палатки.

         - В смысле куда ходила? Я спала.

         - Ага, и поэтому у тебя все ноги в грязи.

         Я посмотрела на ноги, действительно, ноги по щиколотку были в чёрной болотной жиже. И где я болото нашла?

         Пока умывались и готовили завтрак, вернулись наши наблюдатели за нечестью.

         - Ну как? Геночка, тебя вурдалаки не покусали? – съехидничала я, - а то может вы уже не вы?

         - Не поверишь, было всё тихо и мирно, только ощущение, что в темноте вокруг нас кто-то ходил, а под утро туман начал стелиться с болотца сыростью потянуло. Так атмосферненько.

         - Да, декорации, что надо,- вклинился в разговор Юрий, - а у нас Юлька сомнамбулой стала, по ночам бродит неведомо где.

         - Это надо будет проследить, куда наша девочка по ночам блуждает, авось и из этого неплохой репортаж получится.

          - Саня ты из всего готов выжать сенсацию.

         - А то, мы сюда ещё раз врядли попадём, поэтому работаем все, и по полной. Сергей, ты все камеры в Мульге оставил?

         - Обижаешь шеф, я всегда парочку на всякий случай свободными держу. Сейчас поставлю, чтобы нашего лунатика ночью не спугнуть, мы сегодня здесь ночуем, или опять к мертвецам?

         - В лагере. Отдохнуть на ногах почти двое суток, нужен отдых. А бодрствующим задание, повнимательней обследовать местное кладбище, не всё так просто на нем.

          Вяло пожевав, троица забралась в палатки и захрапела на все лады.

         - Ну, что пошли погост обследовать, пока наши ночные бдящие сил набираются.

         - Юра, а как ты думаешь, это я вокруг ребят ходила?

         - Думаю, да, где ты ещё в болотной грязи ноги вымазала. Ты милая девочка, но меня от тебя иногда в дрожь бросает.

         Я состроила злую гримасу и протянула руки к Юрию.

 - Уу.         

         - Днём я тебя не боюсь, днём, ты очеровашка. Пошли по кладбищу побродим, может, что интересное найдём.

         - Смотри за деревьями, что-то, разноцветное виднеется, интересно, что там.

         Чуть в стороне от кладбища, на пригорке торчала кривое, чёрное, высохшее дерево всё обвешанное разноцветными лоскутками, большинство из которых выцвело. Под деревом врос в землю камень покрытый лишайником.

         - Вот это находка, могила шамана. Я думал, такое уже и не увидишь. Сейчас сниму её на телефон, а ты прокомментируешь.

         - Дорогие зрители, наши приключения продолжаются, и сегодня мы сделали интересное открытие, мы нашли древнюю могилу шамана. Посмотрите, какое необычное место, видно сюда приходили люди с какими-то просьбами и повязывали на дерево цветные тряпицы.

         - Всё, пошли по кладбищу походим, а потом ты у меня возьмёшь интервью, когда ребята проснутся.

         - Пошли.

         Но сколько мы не ходили, сколько не рассматривали кресты, ничего интересного, хоть каких-то надписей, мы так и не обнаружили. Через два часа мы вернулись в лагерь. Из палаток доносился мерный храп в трёх тональностях.

         Пока мы разжигали костёр, из палатки показалось первое заспанное лицо.

         - Который час? Мы долго спали? Поживать есть?

         - Только проснулся и сразу столько вопросов, Саша, ты сначала лицо сполосни,- сказала я,- а то вон листик к щеке прилип.

         - Вы на кладбище ходили? Что ни будь интересное, есть?

         - Лучше, мы могилу шамана нашли.

         - Да вы что? Юра, пошли, покажешь, пока парни спят, вы материал отсняли?

         - Обижаешь, осталось записать интервью с разъяснениями.

         - Юля оставайся здесь мы скоро.

         Через час все сидели вокруг костра, и жевали картошку с тушёнкой.

         - Интервью будем записывать здесь или около шаманской могилки?- прочавкал Сергей.

         - Наверное, здесь, около реки. На фоне вон тех скал.

Через час, насытившись, мы с Юрием расселись на топляке, прибитом к берегу.

         - И сейчас мы обратимся к нашему эксперту, скажите, что необычного в захоронении, которое мы с вами нашли?

         - По-видимому, это могила шамана. Дерево, растущее около него это чёрная берёза, очень редкая в наших краях. Разноцветные тряпочки, это просьбы с которыми люди обращались к духу умершего шамана.

         - Но разве люди, живущие в деревне небыли православными?

         - Были, но вера не мешает людям верить в домовых, дворовых, банников, соблюдать языческие обряды на рождество, Иванов день? У большинства жителей России двоеверие, которое ничем не изменить. По поверьям, прежде чем шамана придать обряду погребения его бубен протыкают и насаживают на дерево рядом с могилой.

         - Но мы с вами никакого бубна не нашли.

         - Шамана похоронили очень давно, может сто лет назад, может двести, бубен не сохранился, наверное, истлел, а может его священники сожгли, как атрибут языческого обряда.

- А шаманов всегда придают земле?

         - Нет не всегда, некоторых сжигают, освобождая дух, который вселится в новое тело. Некоторых оставляют на открытом месте, что бы звери и птицы могли съесть тело и помочь шаману соединится с духами природы, и очень редко шаманов хоронят в земле, так как в земле тело разлагается годами, тем самым препятствуя душе колдуна занять своё место среди предков. Могу предположить, что это последний шаман, живший на этом месте, может его убили, может сам умер, местный люд не стал его хоронить на кладбище, так как он был язычник, по этой же причине ему не поставили крест. А вот берёзку посадил, и камень поставил тот, кто уважал умершего и верил духов, обитавших в этих местах.

         - Стоп, снято, молодцы. Думаю, сегодня предстоит интересная ночь, благодаря нашей красавице.

         Как хорошо иногда посидеть у костра, смотреть на огонь и слушать песни под гитару. Но вот и меня начало клонить в сон. Я забралась в палатку и уснула.

         Проснулась я от гомона птиц, когда солнышко уже встало. Ни в палатке, ни около кого не было.

         - Ребята, вы где? – в ответ тишина,- ребята не пугайте меня вы где?

Со стороны протоптанной нами тропинки послышались голоса.

          - Не, вы видели, как она, прямо по туману. Я, когда увидел всё это, чуть камеру не выронил, а эти, эти то, как её слушаются, как ручные.

         - Вы где были?

         - Тебя красавица снимали. Чуть не посидели за ночь. Ты, что ни будь, помнишь, может сон какой?

         - Ни помню ничего, - разозлилась я.

         - Ты её Саша поменьше зли, видел, что она умеет во сне, а теперь прикинь, что она с тобой на яву сделает.

         Я действительно начинала злиться.

         - Объясните, в конце, концов, что происходит.

         - Мы солнышко, лучше тебе покажем. Садись за мой ноутбук и наслаждайся. А мы пошли, пригладим волосы, ставшие за ночь дыбом.

         И Саша усадил меня за маленький складной столик, на котором стоял ноутбук для работы в походных условиях.

         Вначале ничего необычного не происходило, палатки, люди у костра сидят, затем что то начало происходить невероятное. Из земли выползли корни и, извиваясь, заползли в палатку, а уже, через несколько секунд вытащила меня, обвившись вокруг щиколоток. Затем земля начала меня поглощать. Вдруг кто-то из сидящих у костра оглянулся и что то сказал, все вскочили со своих мест и побежали ко мне, но было уже поздно я полностью скрылась под землёй.

         Затем было видно, как Сергей схватил камеру, и все побежали в сторону Мульги.

         - Это всё, - спросила я.

         - Если бы, - И Саша подал мне флэшку, - смотри последняя папка.

         Вначале на мониторе появился мост, затем улица и яма. Из ямы шёл свет, образующий  световые менгиры. Над ямой в воздухе висела я, раскинув руки в стороны и мерно пела. Какое-то время ничего не происходило, но вот по земле прошла рябь, потом от ямы начали расходиться волны. Я запела громче, теперь и по воздуху в стороны пошли вибрации.

         Из соседних домов выползли мумии, скелеты, как будто что-то их тащила. Одни извивались и верещали, другие молчали. Гена чуть не прыгнул на руки Юрию, когда мимо него проползли останки какой то женщины. Все сползали в яму.

         Я запела ещё громче, у ребят встали волосы дыбом, земля дрожала, в домах как от взрыва вылетели все стёкла, скелеты деревьев раскачивались, булыжники по земле прыгали как мячи, начали рушиться ещё уцелевшие дома, мостик через протоку рухнул.

         Вдруг края ямы качали обсыпаться и через несколько минут, яма превратилась в ровное место, ни одного строения в деревне не осталось.

         Свечение исчезло, а меня поглотила земля.

         - Как же я оказалась в палатке?

         - А вот сейчас посмотрим, - Санька застучал по клавишам, - давай посмотрим.

         На экране опять появились палатки, какое-то время ничего не происходило, затем земля около ели вспучилась и рассыпалась прелой хвоей.

Я поднялась с земли и залезла в свое спальное место.

         - Круто ты девушка зачищаешь от нечисти гиблые места, у тебя шаманов в роду не было?

         - Не знаю, мои предки вроде из этих мест, точно не знаю.

         - Ладно, ребята сегодня надо проверить на месте Мульги, хоть что то осталось, а то мне кажется, что съёмки можно завешать.

         Ближе к полдню я вместе с ребятами отправилась в деревню. Зрелище предстало перед нами полного уничтожения.  Менгиры, стоявшие под елью, исчезли, моста не было, на его месте куча сгнивших брёвен, рассыпавшихся в труху. Перебравшись по останкам брёвен на противоположный берег, я не узнавала местности. Ни одного строения, везде сплошной бурелом. Только к центру бывшего села небольшая тропинка поросшая мхом. Там, где когда то была яма возвышались менгиры, огромные камни.

         - Ого, вот это я понимаю, надо посмотреть, как они тут появились. Сергей, у тебя камера на яму была установлена?

         - Шеф, обижаешь, я профи. Конечно, есть вон на том кедре, аккурат вся яма в обзоре.

         - Замечательно. Знаете, мне кажется или воздух здесь стал свежее, стоп, слышите птицы, я слышу птиц.

         Действительно, где-то пела птаха, шумела тайга.

         - Давайте последнее интервью, Юра, Юля, давайте.

         - Юрий, мы наблюдаем с вами возрождение жизни, как вы думаете, почему, ведь шаманство, это язычество и считается нечистым.

         - Кем считается, некоторыми не очень сведущими людьми. Шаманство, это не хорошо и не плохо. Это как домовой в доме, просто есть. Для этого места, где веками шаманы чтили духов тайги, реки, они были защитниками и почитателями, уничтожая устоявшиеся традиции, пришлые люди навлекли гнев, земли, но такое не могло длиться вечно. Нам повезло присутствовать при очищении капища. Очень странно, что духи выбрали именно вас Юленька тем, кто проведёт обряд, ведь вы женщина, но видимо, духам неважно это.

         - Спасибо, а мы будем, надеется, что это место не останется без своего смотрителя.

         - Стоп, снято. Ну, ребята, чесно я рад, что всё закончилось. Пошли в лагерь, я просмотрю материал, а монтировать будим уже в Красноярске.

         Возвращались мы в лагерь с лёгким сердцем.

         - Сегодня переночуем ещё одну ночь здесь, а завтра в путь к вессорионавцам, для переправы.

         - Слушай, Александр, я схожу к могиле шамана, попрощаюсь?

         - Сходи девочка.

Не успела я отойти от лагеря, а Саша, послал по моим стопам Сергея с камерой, со словами, «Авось еще, что интересное произойдёт».

         И он не ошибся, подойдя к могилке, я повязала тряпочку на веточку чёрной берёзки.

         - Спи дорогой шаман, я не знаю, кто ты был, и как тебя звали…

         - Меня звали Ушур, - вдруг услышала я у себя за спиной, - ты дочка не пугайся и не бойся меня, я не причиню тебе зла.

         Передо мной стоял старик, ещё крепкий, одет он был в длинное одеяние, на котором было много ленточек и бубенчиков, на голове череп с оленьими рогами, в руках посох с сидящим на нем старым вороном. Казалось, ворон дремал.

         - Ушур, почему тайга выбрала меня для совершения обряда?

         - А ты не догадываешься? Мы с тобой в родстве, ты шаманка, я знаю, что ты не можешь остаться здесь, я призову другого смотрителя, но ты от судьбы не сможешь уйти, тебе придется принять свою сущность шамана. Тебе откроются многие знания, но всё случится в своё время, а пока прими от меня, своего пращура подарок, около камня в траве ты найдёшь бубен, он принадлежал мне, теперь он твой.

         Я нагнулась к камню и увидела в траве круглый, испещрённый символами бубен к нему на длинной кошеной тесёмке была привязана деревянная колотушка. Когда я обернулась, что бы поблагодарить старика, его уже не было.

         - Спасибо дедушка Ушур.

         - Юлька, мы всё сняли, это было, так волнующе.

         Только тут я увидела Сергея стоящего неподалёку.

         - Ты тоже видел шамана?

         - Ещё бы, только бы камера увидела. Ну, мы это узнаем, когда просмотрим материал.

          Вокруг ноутбука сгрудились все, Шаман на видео был, но какой-то странный как голограмма.

         - Юль покажи бубен, я видел их в краеведческом музее Красноярска, но твой, это что то. Так на нём верхний мир, Богов, наш мир, людей и подземный мир, духов, рисунки очень искусные.

         - Это подарок моего пращура.

         - Может, испытаем его на капище?

         - Гена, может, хватит с тебя приключений, а то вдруг духи потребуют твою жизнь, а я не устаю перед искушением принести тебя на блюдечке с голубой каёмочкой.

         - С тебя станет, после сегодняшней ночи я во всё готов поверить.

         - Значит на этом, и порешили, наша экспедиция закончена.

         Ночь прошла на удивление спокойно. Утром мы свернули лагерь, собрали оборудование и через четыре часа вышли к поселению вессарионовцев. Узнав, откуда мы пришли, они немало были удивлены, но расспрашивать не стали, а мы не горели желанием рассказывать. Переправили нас в Журавлёво на большой лодке с мотором, за каких-то десять минут за разумную плату.

         А к вечеру мы сели в поезд, идущий в Красноярск.

 Спустя месяц, Александр, пригласил нас, всех участников экспедиции к себе в студию, на просмотр фильма. Но мероприятия не получилось, за день до встречи в студии произошёл пожар, в котором погиб Александр, его друг Сергей, а так же были уничтожены все отснятые материалы.

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2
 

10:13
62
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!