Не буди лихо, пока оно тихо.

Дед  Николай был всю жизнь одинок, ни жены, ни детей. Судьба так сложилась.

Но соседских ребятишек он любил. Да и они постоянно крутились возле него, когда старик выходил посидеть на лавочке, погреть косточки на солнышке. А уж когда дед рассказывал что-нибудь такое этакое, во дворе воцарялась тишина. Вся ребятня облепляла лавочку с рассказчиком и притихала.

- Когда-то я вот как вы был маленьким, в ту пору в нашем селе, окурат в том месту, где сейчас крапива клочками растёт, большой дом стоял, пятистенка.

В доме семья жила, муж Дмитрий, жена Настёна, и дочка их, мелкая, года 4 на ту пору ей вроде было.

Отец семейства лютовал сильно, прям зверем для домочадцев был, бил девчонку за любую провинность, а уж мать её, свою жену, совсем со свету сживал. Не так прошла, не так посмотрела, синяки с лица бедняжки не сходили.  

Женщина пыталась уйти от изверга, да куда там. У неё кроме старой бабушки никого на свете и не было.

 А когда после очередных побоев она убегала из дома, так супруг её, значит, находил и притаскивал за волосы обратно.

Может Дмитрий так и не свирепствовал бы, да мать его, свекровь Насти, зачастую наговаривала на бедняжку, чем уж ей невестка не угодила, и пригожая и хозяйственная, тихая, в доме всегда чистота, дочка просто ангелок, но всё не так, всё не по ней.

Но вот однажды утром по деревне как пожар слух пронесся «Настя повесилась».

По версии Димки он очередной раз её наказал, за какую-то незначительную провинность, толи пол не так помыла, толи обувь не почистила ему, но досталось ей хорошо, дал ей пару раз, как он сказал по морде и пошёл спать, а утром обнаружил жену в петле.

Никто в селе не поверил в его рассказ. Уж больно Настя жизнь любила и дочь свою. Чтобы оставить её так вот сиротой, ведь детя без матери сиротка, а особенно при таком отце.

 У сельчан была другая версия событий. Дмитрий захвастнул жену, когда бил, а испугавшись, что посадят, повесил, якобы сама удавилась.

Участковый милиционер, приехавший вместе со скорой разбираться не стал, поверил душегубу, да и врач заключение подмахнул, дескать, самоубийство.

Те, кто видели её, лежавшую в сарае, говорили, что она как живая лежала, и следа от верёвки почти не было, зато свежие следы от побоев были.

Схоронили несчастную на следующий день.

Малышку бабушка Насти забрала, свекрови она и не нужна была, обузой её считала.

Прошло несколько дней после похорон, свекровка начала жаловаться соседкам, что к ней каждый день во сне Настя приходит. Придёт и молчит, стоит с петлёй на шее.

После того как отвели 9 дней, покойница начала и наяву являться, стучаться, в окна заглядывать, в дверь царапалась. 

Женщина к священнику ездила, совета просила, ничем не помог отец Александр.

Женщина высохла за месяц, скукожилась, пожелтела как древняя старуха. И как то утром нашёл её Дмитрий мёртвой в постели. Глаза жуткие, на выкат, рот открыт, видимо сильно перед смертью кричала.

Приехавший врач, для освидетельствования смерти сказал, что инсульт с ней случился.

А сельчане шептались, что Насти она испугалась.

Хоронили женщину в закрытом гробу, уж больно жуткая внешность была у покойницы.

После похорон матери, сын, запил, ходил сам не свой. Поседел за неделю, осунулся, под глазами синяки образовались. При резких звуках вздрагивал, начинал озираться. На расспросы друзей сначала отмахивался, потом подпив, рассказал, что мертвячка Наська по пятам ходит, по ночам спать не даёт. По окнам стучится, в дверь царапается.

«Я уже и нож под подушкой держу» - признавался Дмитрий.

Прошло немного времени, и всё вроде успокоилось, супруга как будто отступилась. Приходить перестала. Мужик повеселел. Поехал зуб лечить, он его с похорон матери мучал. А ват назад от врачей Дмитрий приехал в гробу. Умер в кресле у зубного врача. Сердце остановилось.

Отомстила покойница за себя, всем своим мучителям.

Наутро после похорон, дочка Насти рассказала бабушке, что мама приходила очень плакала, и благословила на долгую жизнь.

Много годков с тех пор утекло. Девочка Насти выросла, сама мамой стала, замуж за хорошего человека вышла.

В доме, где Настя померла никто после и не жил, его какие-то заезжие на дрова купили. На том месте, где сруб дома стоял, даже путная трава не растёт. Так три куста крапивы торчат.

А бывает и так.  

Вот и получается «не буди лихо пока оно тихо».

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 3)

Статистика оценок

10
3
 

10:11
74
RSS

Интересная история! Спасибо!