Подарок

Подарок

Подарок

 

Подарки ко дню рождения делятся на две категории: 
те, которые нам не нравятся, и те, которых мы не получили

В этот раз она ждала продолжения. Дополнения к начатому в прошлом году. Комплекта, если хотите. Потому что в этот раз не просто так, а событие. Важное и волнующее. Юбилей.
Зинаида Андреевна Сорокина красивую жизнь уважала. Не то, чтобы она ей жила, но всё ж не отставала: глянцевые журналы листала, телевизор смотрела, короче, понимала, что к чему. Вырезка из журнала «Лиза», в котором на развороте позировала шикарная статная дама с изящными сумочкой и кошельком в руках, хранилась у Зинаиды на почётном месте - за стеклом югославского серванта, между дембельской фотографией двоюродного брата и открыткой с изображением котика ангорской породы, присланной тёткой из Пензы.  Кошелёк тот с фото был точь-в-точь как у Зинаиды. Его подарила давняя подруга Алевтина, дама изящная, исключительно образованная и воспитанная. Сдержанная и всегда со вкусом одетая. Знакомые недоумевали: что может быть общего у двух подруг - обычной простушки и изысканной леди. Зинаиде же эта связь не казалась необычной: они с Алевтиной дружили со школы, и никаких препятствий для этого она не видела. 
***
Отец Зины был военным. Теперь-то уже отставным, но несколько лет назад очень даже действующим, с присущими армейскими повадками, которые, впрочем, не исчезли и до сих пор. Его жена, мать Зины, трудилась медсестрой в местной больнице. В школе Зина не блистала знаниями, да особо и не старалась, мать с отцом тоже не уделяли этому внимания. Для отца главными были дисциплина и физическая подготовка, а мать после тяжелой смены в больнице и вечно занятая домашним хозяйством вообще не интересовалась делами дочери. Поэтому основное свое время Зина была предоставлена самой себе, и это позволяло ей сколько угодно предаваться мечтам о красивой и богатой жизни.
Друзей у Зины тоже не было: отец своими подозрениями и допросами, как правило, отваживал всех появлявшихся в их доме. Он всегда задавал вопросы с подвохом, подробно интересовался родителями подруг и друзей Зины, можно ли их считать благонадежными, а следовательно, дружить с их детьми. Мало кто выдерживал этот напор, поэтому просто предпочитали совсем не приходить к Зине. А саму её ни к кому из друзей не отпускали. Мало ли в какую семью  занесет, и каких она там нахватается мыслей! 
Всё изменилось с появлением в классе Зины новой ученицы Алевтины, или тогда ещё просто Алечки. Она появилась в дверях класса, хрупкая и нежная, очень отличавшаяся от других детей, чем сразу вызвала к себе неприязнь одноклассников. У Зины же, напротив, девочка вызвала огромный интерес - именно такой она представляла себя в своих красивых мечтах. Сначала Зина просто исподтишка наблюдала за Алечкой, за ее плавными, но уверенными движениями, за тем, как она одевается, как разговаривает, как ведёт себя в конфликтных ситуациях, которых, кстати, происходило немало. Алечку постоянно задирали другие дети, дразнили фифой, строили всяческие козни. Алечка достойно отбивала все атаки, чем безмерно восхищала Зину. "Вот как должна вести себя настоящая леди", - думала она. 
Однажды во время очередной стычки с участием Алечки Зина проявила до сих пор дремавшую в ней твёрдость и дала отпор одноклассникам, встав на защиту обиженной девочки. Просто нависла своей немаленькой фигурой и пообещала, что надаёт тумаков каждому, кто приблизится к Алечке. А драться она умела, отец научил. И дети это знали, кое-кто даже испытал на себе, после чего откровенно побаивались Зину. Поэтому одноклассники затихли и решили больше не связываться ни с Зиной, ни с Алечкой - себе дороже. На следуюший день Зина обнаружила на своей парте шоколадку, к которой была прикреплена маленькая бумажка с надписью "Спасибо!" С тех самых пор Зина и Алечка и стали самыми лучшими подругами. 
Зина защищала Алечку и всячески помогала. Однажды даже обманом сдала за неё нормы ГТО, так как Алечка была настолько неспортивной, что сама бы никак не справилась. А зачёт ей был нужен позарез - без него бы не взяли в университет. Именно в университет - такие были у Алечки амбиции, не техникум, не институт и не какое-то медицинское училище, в которое собиралась поступать сама Зина. Да ещё и на филологический факультет, назначение которого Зина не понимала, а название вообще не выговаривала. Алечка же, в свою очередь, хоть и с трудом, но пыталась приобщить Зину к прекрасному: давала читать полезные книги, водила подругу в театр и на выставки, дарила пластинки с классической музыкой. Не сказать, чтобы Зине всё это пришлось по нраву, но она терпела - не хотела обижать подругу. Принесённые Алечкой книги возвращала непрочитанными, а когда подруга предлагала обсудить книгу, уходила от разговора. Пластинки складывала в ящик, не слушая: однажды поставила одну, но чуть не уснула от этой тягомотины. В театре и на выставках втайне зевала, слушая восторженные разъяснения Алечки, но послушно кивала в ответ. 
Первым тревогу забил отец Зины. "Откуда у тебя эти книги и пластинки?" - забасил он. Отец даже представить не мог, что это были подарки "доходяги" Алечки, которую он сам так прозвал, как только увидел. Дружить он с ней Зине разрешил скорее из жалости, будучи уверен, что та долго не протянет, так пусть хоть порадуется, а Зина сделает доброе дело, осчастливив бедолагу своей дружбой. К тому же знаменитая отцовкая проверка на вшивость результатов не дала: Алечка на вопросы о себе и родителях отвечала настолько витиевато, что военный половину слов вообще не понял, а то, что понял, его окончательно запутало. После этого он сделал справедливый вывод, что Алечка нездорова не только телом, но и головой, сжалился и дал добро девочке на посещение их дома, обязательным условием чего была кормёжка до отвала. 
Питались в семье Сорокиных мощно: отец дважды в день ел суп - на завтрак и ужин. В ежедневный рацион обязательно входили мясо и картошка и непременно хлеб! Его покупали по две буханки в день. Смотреть, как Алечка клевала несколько ложек супа (без хлеба!) и крошечную порцию мяса с картошкой, было невыносимо. Мать постоянно подкладывала еду, всей семьёй уговаривали съесть, но девочка была непреклонна: у нее была своя норма. "Ну, точно не жилец!" - заключал отец. 
И вот оказалось, эта самая пигалица притащила в дом кадрового военного, отличника боевой и политической подготовки и кавалера нескольких орденов и медалей похабную книжонку  "Мастер и Маргарита" и пластинку с произведениями Шнитке! Тьфу! Позорище какое. "Отнеси сейчас же обратно!" - сказал отец дочери. - "Или всё это полетит в мусорное ведро!" 
Возвращенные Зиной книги и пластинки Алечку ничуть не смутили. Наверное, Зина просто ещё не готова к таким произведениям. Ну, что ж, будем приобщать постепенно.
***
Сегодня Зинаиде исполнилось 30 лет. Вечером дома намечался праздник с большим угощением. С самого утра Зинаида вместе с матерью хлопотали на кухне, а отец, как водится, контролировал процесс. "Чеснока побольше клади! Огурцы слишком крупно нарезала! А это что у вас в той миске? Может, орехов ещё добавить? Колбасу сам нарежу!" В таких случаях мать, чтобы отвадить мужа от кухни, обычно давала ему задания, например, вынести мусор или вкрутить лампочку. Вот и сейчас она вручила ему пакет и отправила в магазин за хлебом. Зинаида же и вовсе не обращала внимания на перепалки отца и матери: методично кроша яйца в салат, она размышляла, что же Алевтина подарит ей сегодня на день рождения. Фантазия рисовала ту самую сумочку, которая была в комплекте с кошельком у дамочки с разворота "Лизы". Кошелёк из комплекта Алевтина подарила Зинаиде в прошлом году. Но тогда был не юбилей, а обычный день рождения. А сейчас самое время для сумочки. Зинаида живо представила, как она приходит на работу с этой дорогущей модной сумочкой, а из неё достаёт такой же кошелёк (который, к слову, она даже ещё не вынимала из упаковки - берегла). Девчонки ахнут! Одна коллега как-то явилась на работу с сумочкой Gucci, но её быстро разоблачили, узнав подделку с местного рынка. А как не узнать, если вместо оригинальной надписи на ней была "Cucci". Глазастая Зинаида сразу разглядела несоответствие - ведь у неё же уже был кошелёк с правильной надписью. Конечно, Алевтина подарит настоящую брендовую вещь, а не какую-то подделку, в этом Зинаида ничуть не сомневалась. Вот тогда Зинаида всех и заткнёт за пояс!
***
Единственное, к чему Алечке удалось приучить Зину - разбираться в хороших вещах и не доверять дешёвкам. К этому Зина проявила истинный интерес, не то, что к литературе и классической музыке, поэтому обучение проходило легко и ровно. Обе девушки к тому времени поступили в учебные заведения: Зина - в медучилище, а Алечка - на свой филологический. Обе получали стипендию, а значит, могли позволить сами себе что-то купить. Свои первые полученные деньги Зина побежала тратить на вещевой рынок: ей хватило на толстовку с Микки Маусом, кроссовки "Abibas" и даже осталось на обтягивающие джинсы. На следующий день в училище она произвела своим видом полный фурор: сокурсницы с завистью разглядывали Зину, распрашивали о покупках, трогали обновки.  Зине не терпелось дождаться вечера, чтобы показаться в своём обновлённом виде Алечке. Однако, к большому разочарованию Зины, Алечка не разделила её восторгов. "Зачем ты купила поддельные кроссовки?"- нахмурилась она. Зина начала оправдываться, что они же как настоящие, подумаешь, одна буква в названии не соответствует оригиналу, никто и не заметит! "Ты либо не жалеешь своих ног, либо своих денег! Либо и того, и другого!" - отрезала Алечка и больше к этому не возвращалась. 
"Завидует", - подумала тогда Зина и обиделась. Что это за подруга такая, которая не может за меня порадоваться? Подумаешь, фифа, кроссовки ей не настоящие! А Зине очень даже нравятся: они модные, похожи на те, что в рекламе показывают. И недорогие. У них и в училище многие такие купили - людей не обманешь, они ерунду не купят. 
Через пару месяцев Зина поняла, что Алечка была права. Попадание под первый же дождь показало истинное качество кроссовок - подошва быстро отклеилась, а гразное пятно при затирании превратилось в дырку. Пришлось Зине тратить деньги, отложенные на покупку платья и туфель к Новому году.  Последующие покупки она уже совершала только вместе с Алечкой, а через некоторое время и сама научилась правильно выбирать в магазинах вещи. 
***
Первым в гости завалился двоюродный брат Зинаиды - Игорёк. Он всегда приходил раньше всех, любил накатить с дядькой, отцом Зинаиды, пока гости ещё не собрались, справедливо полагая, что так ему больше достанется. Он принёс букет хризантем и какую-то коробку, вероятно, с вазой. Зинаида поставила подарок в угол, даже не взглянув. Её волновал совсем другой подарок. Потом пришли друзья родителей Чижиковы со своим сыном Борисом, которого активно сватали к Зинаиде. Ему было 32 года, он до сих пор жил с родителями и работал в каком-то секретном НИИ. Алевтина быстро прозвала его "главным по тарелочкам", а Зинаида так и не поняла почему, а спросить постеснялась. Вроде, с тарелками у парня всё было нормально, как, впрочем, и с чашками, и другими предметами посуды. Зато с внешним видом у него были явные проблемы: вечно взлохмаченные немытые волосы, какой-то дурацкий свитер с растянутым горлом, потёртые джинсы в пятнах. Завершали образ стоптанные грязные ботинки. Зинаида скорее бы прозвала его "главным по неряшливости". Справедливости ради надо заметить, что в общении Борис был очень приятным, шутил, рассказывал интересные истории и всегда при этом тайкой поглядывал на Алевтину. "Вот и пусть себе любуется!" - думала Зинаида. - "Мне такое чудище и задаром не нужно. Ещё не хватало стать Чижиковой. Мало меня в училище и на работе дразнили сорокой, а теперь чижихой что ли будут?"
Чижиковы принесли букет и набор какой-то фигни для молодой хозяйки. Опять намекают, черти, что пора выходить замуж за их сыночка. Зинаида сделала вид, что обрадовалась подарку, поблагодарила и неосознанно посмотрела в окно. Алевтина почему-то опаздывала.
***
Вторым этапом прохождения цикла благоразумия у Алечки числилось приобщение Зины к прекрасному. Робкие попытки уже были предприняты ранее, но Зина так и не поддалась. А Алечка была слишком упрямой, чтобы так просто сдаваться. Это качество осталось у нее от бабушки, которая в основном и занималась воспитанием внучки, пока родители занимались своими карьерами. Бабушка была из тех, кто всегда подавал чай в дорогом сервизе с серебряными ложечками и хрустальными розетками для варенья. Дома она никогда не ходила в халате - только в домашнем платье или костюме, всегда аккуратно причёсана и с маникюром. Она скрывала своё происхождение, но Алечка догадывалась, что бабушка была из дворянского рода. Это было видно по всему: осанке, манерам, речи, сдержанности и тактичности. Алечка обожала бабушку: любила слушать её рассказы, пить чай, помешивая его серебряной ложечкой, читать вслух книги, рассматривать в каталогах репродукции картин, слушать классическую музыку. Взрослея, внучка постепенно переняла от бабушки все эти манеры, любовь к литературе, музыке и искусству. А сейчас настала уже очередь Алечки передавать все эти умения. Для этой цели она специально выбрала Зину, потому что не искала лёгких путей.
Однажды Алечка решила кардинально рискнуть в эстетическом воспитании Зины и принесла ей альбом по современному искусству. Зина вначале с готовностью начала его листать, но постепенно её лицо всё больше омрачалось. "Мазня какая-то!" - безапелляционно заявила Зина. Алечка принялась объяснять ей смысл картин, рассказывать о техниках, стилях, о происхождении того или иного направления в современном искусстве, о художниках и истории создания работ. Зина слушала больше из уважения, нежели из интереса, а сама в это время пыталась прикинуть, хватит ли ей денег на красную юбку, которую она вчера видела в магазине. Если немного попросить у отца, пожалуй, хватит. Юбка, как назло, была 46-го размера, а у Зины был 48-й, значит, надо бы похудеть. Отец не разрешит есть без хлеба. Придётся ужинать до его возвращения и может даже без картошки. Очень хочется эту юбку - она отлично подойдёт к новой блузке, которую Зина недавно приобрела по случаю. Такие примерно мысли крутились в голове у Зины, пока она "слушала" Алечку. "Какая картина тебе больше всего понравилась?" - вывела Зину из задумчивости Алечка. Зина, не долго думая, быстро пролистала каталог и ткнула на первую попавшуюся репродукцию, где была изображена женщина с квадратным лицом и в красной юбке. 
***
Все гости уже собрались, а Алевтины до сих пор не было, и на звонки она не отвечала. Кое-кто начал намекать, что неплохо бы уже и сесть к столу. Началась суета с рассадкой: Чижиковы пытались посадить своего Бориса поближе к имениннице, но его место ловко занял Игорёк, в очередной раз разумно прикинув, что около Зинаиды на столе будет стоять самое вкусное, и всегда будет выпивка, ибо отец её сидел тут же, напротив. Наконец расселись, выпили по одной, и тут раздался звонок в дверь. Зинаида не просто побежала открывать дверь, она помчалась как сумасшедшая, сметая всё на своём пути. На пороге стояла Алевтина и не одна, а с каким-то хлыщом с козлиной бородкой. "Знакомься, Зиночка, это Арнольд," - представила его Алевтина. - "Он художник, и мы решили вместе поздравить тебя с днём рождения!" Неприятное предчувствие сковало грудь Зинаиды, а когда козлоподобный Арнольд достал из-за спины картину, оно усилилось ещё больше. "Поздравляю, дорогая!" - Алевтина чмокнула подругу в щёку. - "Пойдём скорее смотреть твой подарок!" Зина на ватных ногах прошла в комнату и развернула картину. На ней было изображение женщины с квадратным лицом в красной юбке. 
"О, портрет нашей Зинули!" - было первое, что услышала наконец-то пришедшая в себя Зинаида. Подвыпивший Игорёк с видом знатока, прищурив глаз, внимательно рассматривал картину. - "Помнишь, у тебя как раз такая же красная юбка была? И взгляд как есть твой. Вот за треугольную грудь не поручусь - чего не видел, того не видел. А ноги точь-в-точь как у тебя - два столбика в туфельках! Голову, конечно, можно было бы немного подкруглить, но, знать, художнику виднее!" Остальные гости тоже начали вглядываться в полотно, пытаясь выискать в портрете знакомые черты Зинаиды. Мать сказала, что причёска и цвет волос похожи, Чижиковы заметили, что в жизни Зинаида гораздо интереснее, отец плюнул и пошёл курить на балкон, Борис не отрывал глаз от Алевтины... Только сама Алевтина была спокойна и уверена. "Эту копию по моей просьбе специально для Зинаиды сделал мой друг Арнольд, он очень перспективный художник (в этом месте послышался тяжёлый вздох Бориса). Потому что эта картина является любимым произведением нашей Зинаиды из современной живописи. Правда, дорогая, картина же так прелестна?" 
Застывшая Зинаида смотрела на изображённую на картине женщину с квадратной головой и в красной юбке, которая, как оказалось, была ещё и похожа на неё саму, и крупные слёзы катились по её щекам...

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

на сайте запрещается публиковать:

— произведения, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по национальному, гендерному, религиозному и другим признакам;

— материалы острого политического характера, способные вызвать негативную реакцию у других пользователей;

— материалы, разжигающие межнациональную и межрелигиозную рознь, пропагандирующие превосходство одной нации, страны, религии над другой.

В противном случае произведения будут удаляться, авторы будут предупреждены и в последствии удалены с сайта.

18:14
121
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!