Земля Минервы. 27

  Ещё до принятия решения о постройке Сферы, Великие задумали соорудить вселенский мост, с помощью которого появилась бы возможность добраться до самых отдаленных галактик. Сотканный из одномолекулярных нитей сверхлёгкого металла, мост протянулся бы через червоточину космоса и служил бы хабом для переброски объектов в неизведанные до сих пор части Вселенной. Для этого создали нас, инженеров. Но война туманностей изменила планы Великих и строительство моста отложили на неопределенное время. В свою очередь, были созданы т’ха и отправлены на поиски металла. Когда окьюниум был найден, т’ха под нашим руководством приступили к сооружению Сферы. Великие рассматривали несколько вариантов будущей мегаструктуры, но остановились на том, что в итоге и получилось. 

— Для удобства понимания, я буду рассказывать, применяя ваши единицы измерения, — продолжил Стражник, — и ещё. Предлагаю перейти в более подходящее место для разговора.

Инженер создал проход и пригласил следовать за ним. На это раз это был не кабинет и не зал, а просто зелёная лужайка возле неширокой речки. Дул теплый легкий ветерок, правда отсутствовало солнце, но всё равно складывалось ощущение, что все четверо оказались на какой-то планете.

— Где мы? — спросила Мина.

— В обители Хтаффов, — ответил инженер, — просто в этом месте мы запроектировали и опробовали модель уголка природы на Сфере. Пройдемте сюда, тут есть где разместиться.

За пригорком обнаружился стол и кресла, а поодаль возвышался непонятной конструкции аппарат.

— Это синтезатор еды, — пояснил Стражник, — вы здесь долго и наверняка проголодались. Он выдаст вам всё, что пожелаете. Нужно только подумать о том, чего вам хочется.

Дело оказалось нехитрое и на столе появилось несколько тарелок с едой и чашки с дымящимся кофе.

— А вы? — спросила Мина.

— Спасибо, но я воздержусь. Для нормального функционирования мне необходима тяжелая вода*. Ваша пища не годится.

Стражник помолчал, а затем продолжил разговор:

— Я остановился на выборе концепции мегаструктуры. Великие придумали гениальную схему: К окружности длиной более 470 тысяч километров вертикально прикрепляются на равных расстояниях друг от друга восемь сегментов. Каждый сегмент изгибается дугой и соединяется с остальными вверху и внизу. Таким образом в одном месте удалось сосредоточить не один, а сразу восемь миров пригодного типа для жизни антропоморфных существ.

— А как же диивоки? — перебил рассказчика Дэн.

— Это исключение. Их планета попадала под действие смертоносного излучения, поэтому они тоже проживают на Сфере.

— Надеюсь, морков здесь нет? — спросил Блисс.

— Нет. У них другой метаболизм, другие условия проживания. К тому же галактика, где живет их раса, расположена в стороне от возможного воздействия эффекта войны туманностей. Как я уже сказал, основные жители Сферы антропоморфные, следовательно, им нужны тепло и свет. Великие создали искусственную звезду и смогли её сколлапсировать. Поместив светило в центр мегаструктуры, Великие решили и эту проблему. На восьми мирах появился свет и необходимое тепло. Кроме того, это ещё и источник неисчерпаемой энергии. 

— Есть вопрос, — подала голос Мина, — где скрывается солнце ночью?

— В верхнем соединении секторов имеется толстостенная камера из чистого окьюниума. Как вы знаете, этот металл имеет очень высокую температуру плавления. Выше, чем у вольфрама. Но даже такой металл не может долго выдерживать жар звезды. Поэтому снаружи стенки камеры омываются криоагентами с температурой кипения близкой к абсолютному нулю. Таким образом удалось достичь оптимального времени безопасного нахождения светила в закрытом пространстве.

— Десять часов, — кивнул Дэн.

— Да, — ответил Стражник, — поэтому на Сфере установлена именно такая продолжительность дня и ночи. Решена и другая задача: за время пребывания в камере звезда даёт энергию всем системам Сферы. Каждый сегмент является высокотехнологичным устройством. Движение воздуха и воды в реках и морях, круговорот веществ в почве и многие другие процессы обеспечиваются работой умных механизмов. Для этого требуется энергия и мощное устройство управления, коим является Маор — компьютер, построенный на квантовых кристаллах с несколькими временными измерениями. Только искусственно созданная раса т’ха смогла построить такие машины. Таково в общих чертах устройство Сферы. Чтобы рассказать детально потребуется очень много времени.

— Каким образом двигается солнце? — спросил Блисс.

— Гравитационный тоннель. Он включается, когда наступает смена дня и ночи. Звезда движется внутри его. Всё просто.

— Ничего себе — просто! — покачала головой девушка. — Я вот всё время думаю о программном обновлении в моей голове. Приятно, конечно, осознавать, что я единственная, чей мозг подходил для загрузки. Но почему бы не задействовать самих т’ха? Они в развитии гораздо выше нас — вон какие вещи смогли создать. Кажется, у них довольно развитый мозг.

— Да, это так. Только дело в том, что т’ха созданы на основе растений. Они даже способны на фотосинтез. Их внутреннее строение сильно отличается от вашего. Как ты уже знаешь, Минерва, терминал для связи с компьютером рассчитан на голову антропоморфного существа. Это сделано для того, чтобы в далеком будущем жители Сферы могли общаться с Маором. Но в данные момент времени их развитие ещё не дошло до такого уровня. Поэтому понадобилась ты. В процессе функционирования Сферы были выявлены недочеты и различные мелкие сбои. Как это бывает — любому высокотехнологичному устройству иногда требуется обновление программного обеспечения.

— У меня ещё вопрос, — сказал Дэн, — ты говорил о существах, населяющих Сферу. Но кое-кого не упомянул. Однажды нам встретились странные создания, видимые только в инфракрасном диапазоне. Мы прозвали их волчками. И похоже, что они эмпатические телепаты.

— Это наша ошибка, — покачал крохотной головой Стражник, — мы попробовали сами создать помощников по образу и подобию Великих. Но у нас не получилось. Зато появилась раса безобидных существ. Было принято решение оставить их для проживания на одном из сегментов. Они никому не мешают, питаются воздухом и вполне дружелюбны. После нашей неудачи Великие создали расу т’ха. 

Рассказчик замолчал. За столом повисла тишина. Каждый думал о чем-то своем. Молчание нарушил Блисс.

— Меня всё же интересует вопрос денег. Говоришь, что они невероятно ценны, благодаря своему составу. Но ведь ценность определяется прежде всего тем, что из этого металла можно сделать. 

— Правильный вопрос. Дело в том, что короткоживущие изотопы очень важны в постройке межзвездных двигателей. Драгнитты и воппы, к примеру, создали тягу на своих кораблях именно с помощью этих редких веществ. 

— Кто? — спросила Мина.

— Есть множество инопланетных рас о которых вы не знаете, — ответил Стражник, — а с некоторыми возможно вам предстоит встретиться. Если хотите, могу рассказать о тех, кто однажды, исследуя космос, доберется до Сферы. А это обязательно произойдёт, заверяю вас.

— Думаю, нам это пригодится, — сказал Блисс, — мы внимательно слушаем. 

 

 

 

 

*оксид дейтерия. 

 

 

 

26                                                                                                                                       28

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2
 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!