Обыкновенный гений

Горячее, южное солнце показалось над горизонтом.  Первые лучи его  любопытно заглянули в окно небольшого, обшарпанного домика, расположенного на окраине старинного, восточного города. Солнечный зайчик быстро перебрался с потолка на стену, затем на кровать и наконец остановился на лице спящего. Эндрю открыл глаза. За пыльным оконцем слышались шаги нагруженных товаром ослов, сонно бредущих на базар под гортанные крики их недовольных хозяев. "Проклятый город,- подумал он, - сборище необразованных селян". Его тонкой, творческой натуре хотелось отвернуться и спать дальше, но он вспомнил, что сегодня должен идти в местную школу, где работал учителем рисования в начальных классах. 

Эндрю Соуркрим родился в семье английского военного. Его отец, после обретения бывшей колонией независимости, остался здесь жить. Поэтому Эндрю мнил себя британским аристократом, хотя его представления о себе слегка расходились с действительностью. Надо отдать должное родителям Эндрю, кое-что для его образования они все же сделали. По их настоянию он занимался живописью с довольно известным местным художником, в результате чего Эндрю обрел некоторые азы мастерства . По крайней мере мастихин от мольберта он отличал и сангину не путал с ангиной. Честолюбивый потомок английских лордов решил, что достоин быть лучшим не только в этой забытой богом стране, но и в мире. Однако публика первой выставки, в которой он принял участие, от чего-то не заметила юное дарование и  шедевр нашел свое место в пыльном углу его спальни. Вторая попытка осчастливить поклонников кисти, к великому удивлению Эндрю, также была безуспешной. Может кто другой был бы  обескуражен таким результатом и опустил руки, но не Эндрю. "Слепцы, - усмехался он, - когда я взойду на живописный Олимп, вы у меня в очереди за автографами стоять будете". Предприимчивость и настырность - вот два таланта, которыми в полной мере его одарила природа. Новые картины из под кисти Эндрю вылетали, как горячие пирожки.Счет гениальных творений шел уже на десятки. Но то ли тесто подкачало, то ли начинка подвела, но картины нигде не брали и в итоге вся стена спальни покрылась полотнами с гордой подписью "Эндрю Соуркрим". Смотрелось это безусловно оригинально, но не приносило ни денег, ни столь желанной художником славы. Однако творец не унывал и не терял надежды, он был патологически убежден в своей гениальности. Девизом его была фраза :"Я абсолютно уверен и ни секунды не сомневаюсь, что я совершенно прав!"Излюбленным сюжетом бессмертных творений Эндрю был он сам: на коне ,на троне, под балдахином, в объятиях наложницы - вариантов было масса. Неплохой, с его точки зрения, была версия, где он в треуголке, с ногами на барабане, смотрит в подзорную трубу. Но все же свое предпочтение Эндрю отдавал композиции, где он представал перед зрителем в образе всесильного Зевса.

Пытаясь пристроить свои шедевры, Эндрю объехал все музеи страны. Встречали его по-разному. В одних сразу говорили нет, в других вежливо просили заглянуть через недельку, в третьих ненатурально восхищались, цокали языком, а потом горестно разводили руками. Мол мы со всей душой, но пока нет возможности. Однако Эндрю был не так прост, его гнали в дверь, а он лез в окно. Однажды он всеми правдами и неправдами прорвался на встречу своего президента с лидером соседней страны и там попытался всучить по одной работе каждой делегации. С восточной витиеватостью, многословием о дружбе и пожеланиями благополучия. Подарки приняли, долго благодарили, а сразу после церемонии отнесли в мусорный контейнер и благополучно о них забыли. Зато Эндрю всех уверял, что его картины есть в коллекциях президентов двух стран и страшно этим гордился. Изворотливый ум Эндрю был в постоянном поиске возможностей пролезть в общественные организации и учереждения культуры, с единственной целью - познакомить их со своим талантом. Ну а если повезет, то и закрепить успех, вручив одну из бесчисленных своих работ. Говорят, что одну из них, Эндрю по почте пытался отправить в ООН. Чем он обосновывал свой поступок и какие доводы приводил, остается тайной за семью печатями. Такой бешеный напор не прошел бесследно и есть места, которые Эндрю сумел украсить своим творчеством. Да, работ этих единицы и по возможности их прячут от зрителя подальше в запасники, однако это уже не имеет значения для бойкого живописца. Тем не менее основная масса творений оставалась непристроенной. Когда же на стенах дома место закончилось, а желание прославиться еще нет, работы пришлось раздавать знакомым, соседям, а то и просто случайным людям. Каждую свою работу Эндрю вручал с большим апломбом, говорил длинную и пафосную речь, подчеркивая высочайший уровень  исполнения и отдельно - безвозмездность дара. И надо сказать люди охотно их брали, особено небольшого формата. Так простой люд приобщался к высокому искусству мастера. Некоторые из работ Эндрю и сегодня можно встретить в  домах этого древнего города. Рачительные хозяйки считают, что на них очень удобно ставить горячую сковороду или закопченый, только что снятый с огня чайник. Правда Эндрю глубоко убежден, что они  висят в красных углах хижин, но будет лучше,  если он останется в неведении, к чему травмировать  ранимую душу художника. 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 3)

Статистика оценок

10
3
 

01:28
153
RSS
09:30
+3

Неоцененый, ранимый гений!

10:35
+3

Спасибо за оценку, Андрей. 

17:51
+3

Забавная история получилась, Сергей))) даже поучительная, по-моему. Образ главного героя кажется мне смутно знакомым...)

22:02 (отредактировано)
+3

Очень может быть. Английских художников немало. Спасибо. 

22:18
+2

Как же хочется поверить, что не зря творишь, рисуешь...

(((Интересная версия непризнанного деятеля искусства. Написано легко и с юмором!

22:22
+1

Спасибо, Татьяна, что уделили время. И за оценку спасибо.