Ответчик

            Архангел Михаил был уже в той должности и в том положении существования, когда можно позволить себе несколько минут отдыха. А что? Всех дел не переделаешь, да и как эти самые дела делать, когда на всякое действие и вмешательство три сотни согласований пройти нужно, чтобы ни подземное царство не возмутилось, ни небесное, ни людское. А пока это согласование пройдёт, пока бумажку из одного кабинета в другой пронесут, пока подпишут, пока посовещаются – словом, не в той он должности, чтобы на мелочи срываться и носиться.

            Деяния его крупные, согласования, как следствие, тоже. Но у него есть помощники, вот пусть и опыт перенимают. Михаил всё сделает, но когда получит разрешение и документ. За текущими же событиями ему следить тоже уже необязательно: какие дела да судьбы поменьше, потоньше – дежурные отследят, если экстренная ситуация – сообщат.

            А великие судьбы да великие деяния, такие, что в истории гремят потом долгие годы, да такие, что на слуху у всех – редкость. Да и не один архангел же в небесном мире! А работою надо делиться – то добродетель.

            И в редкие минуты отдыха славно подумать, посидеть, посмотреть в мир или просто подремать, но…

            Лезут, лезут!

            Сначала Михаил попытался не заметить стук – мало ли? Показаться может везде и всюду, но стук повторился и был уже куда громче. Проигнорировать не получилось.

–Крест и пламя! – сквозь зубы проговорил Михаил, но всё же строго и сухо дозволил войти.

            На пороге показался Асалия – посланник, гонец по самому Небесному царству.

–Чем могу помочь? – спросил Михаил всё ещё строго. Появлении Асалии это серьёзно – просто так он не придёт.

–Прости, Светлейший, – Асалия сам был смущён, – прости, не хотел тревожить, но дело.

–Чем могу служить? – Михаил изобразил дежурную улыбку, хотя, конечно, радоваться ему было нечему.

–Письмо тут пришло, Светлейший, – Асалия подошёл к столу Михаила – всегда содержащемуся в идеальном, каком-то болезненном порядке, – вот. От Подземных.

            Михаил взглянул на конверт, который протягивал ему Асалия. Брать не решался. Взять означает принять.

–Неси в Канцелярию, – посоветовал Михаил, – письма такого рода передаются туда.

            Асалия побледнел и смутился ещё больше.

–Светлейший, оно уже было в Канцелярии. Его поручили вам.

            В принципе, об этом можно было догадаться. Асалия даже старше Михаила, и, сколько только помнил Михаил – всегда был в чине гонца. За эти тысячелетия он уже должен был блестяще выучить алгоритмы и правила, так что ошибка исключалась. Но хотелось протянуть мгновение, выдержать минуту прежде, чем неизбежно погрузиться в бумаги.

            Михаил молча взял из пальцев Асалии конверт. Конечно же тот был вскрыт – аккуратно, по шву…

–От тебя ждут ответа до полуночи, – всякое смущение из голоса Асалии пропало, как и заискивающий испуг, как и нарочитая бледность.

            Михаил ничего не ответил. Он углубился в письмо, содержание которого предвидел.

            На обугленном по краю листе чернильно-кровавой вязью были выведены неизбежные строки:

«В Небесное Царство от Царства Подземного.

Светлейший Владыка, посылаем Тебе почтительный привет и скорбную весть! Из нашего Царства вырвался мятежник, предатель и губитель-отступник, демон по имени Сельдфигейзер. Это новость, которая имеет последствия для нас и для вас, а значит, в наших общих интересах вернуть мятежника и подвергнуть его наказанию.

Мы не обвиняем Царство Твоё в пособничестве отступнику. Мы не обвиняем последователей Твоих в соглашениях с отступником и с помощью ему.

Но мы настоятельно рекомендуем провести в рядах Твоих расследование и сообщить до полуночи о результатах в Подземное Царство.

Также настоятельно рекомендуем помочь Подземному Царству в поисках отступника и не препятствовать нашему встречному расследованию.

Самаэль»

            Михаил знал, что так будет. Не было удивления ни письму, ни тому, что отписано оно именно ему (Владыка всё видит!), ни уж тем более сроку и нахальному тону письма – Самаэль, как, наверняка любой мелкий демон Подземного, знают, как сбежал Сельдфигейзер.

            Сельдфигейзера Михаил знал очень хорошо. Во-первых, по службе архангел должен знать,  кто состоит на службе Подземного; во-вторых, чего таить – сотрудничали они, тайно сотрудничали.

            Дело в том, что Сельдфигейзер не хотел оставаться в Подземном Царстве, не желал себе карьерного роста и очень хотел вернуться к людям, прожить новой жизнью, искупить грехи и снять с себя клеймо демона. Михаил знал таких демонов, но у Сельдфигейзера, в отличие от многих других, хватило нахальства и силы, чтобы найти путь к архангелам и передать им своё желание.

            Михаил тогда колебался ещё, стоит ли сотрудничать с демоном, не есть ли это ловушка для Небесного Царства?..

            Но всем нужно давать шанс. Архангел переговорил с Сельдфигейзером и от разговора этого всё и началось. Сельдфигейзер, поняв своё положение, принялся губить и смягчать ненужные демонические явления своих соратников. Он предавал своих же демонов и демониц, которые должны были творить определённые бесчинства, сдерживал их, как умел, шпионил, передавал архангелу документы из архивов, и ждал возможности покинуть опротивевший ему подземный мир.

            Из всех чинов с Сельдфигейзером работал лишь Михаил – ему доставало силы, чтобы пройти незамеченным мимо постов Подземного и переговорить в очередной раз со своим внезапным помощником.

            Но Михаил всё равно предупреждал:

–Если тебя поймают твои же, то я не заступлюсь.

–Не по-ангельски, – Сельдфигейзер попытался тогда выторговать себе гарантии. Конечно, риск ему был больше, чем Михаилу. Если архангелу грозило понижение в чине при поимке, с архангела до ангела, то Сельдфигейзеру грозило Ничто, из которого не возвращаются, в котором нет ни жизни, ни смерти, ни голода, ни жара. Есть Ничто. Пустота и бесплотность.

            Но Сельдфигейзер рисковал, и это нельзя было не оценить.

–Он поступает так из эгоизма, – заметил как-то архангел Рафаэль, когда Михаил докладывал об очередной встрече с Сельдфигейзером, – он ратует за себя одного. Это есть эгоизм, и, следовательно, грех.

–Подождите! – Михаил, который ещё четверть часа назад сам посмеивался над Сельдфигейзером, внезапно обиделся за него, – разве важен мотив добродетели? Он ведёт к благу, а значит – допускается. Демон, желающий искупления…

–Не перестаёт мыслить как демон. Он жаждет покаяния, но не от грехов, а от того, что ему тошно находиться там, где он находится, – перебил Рафаэль.

–Он помогает людям, – Михаил был неплохим оратором, но растерялся от внезапного неприятия.

–Он делает это не ради людей, а ради себя, – заметил Рафаэль. – Значит, его благо остаётся демоническим.

–А разве люди не делают блага другим ради себя? – ещё один архангел, но на этот раз Сариэл, влез как всегда бестактно.

–Там, мы сейчас вообще не до того договоримся! – архистратиг Габриэль почти се совещания и заседания отмалчивался, следя за порядкам. Его чин стоял над чином архангелов, и поэтому его молчание было дозволительным. Вмешивался он лишь в споры.

–Рассуди! – попросил Рафаэль, оборачиваясь к нему. – Кто прав? Я говорю, что демон, который желает блага для себя, остаётся демоном, даже если в мотивах его лежит добродетель.

–А я говорю, – продолжил Сариэл, посерьёзнев при вмешательстве Габриэля, – что люди часто совершают добродетельные поступки ради себя, это помогает им чувствовать себя лучше. И неважен мотив, важен итог.

–А я говорю, – не выдержал Михаил, – что пора перейти к практическому решению. У нас есть возможность дать гарантию Сельдфигейзеру или не дать её. Мы пользовались его услугами, и когда я советовался с вами же, вы все были за то, чтобы Сельдфигейзер помогал нам, и мы принимали цену – его возвращение. И сейчас, когда всё ближе момент принятия решения…другими словами, что началось-то?

 

–Рассуди, – повторил Рафаэль.

            Габриэль в лице не поменялся – не по чину ему меняться из-за очередной словесной перепалки архангелов. Что с них взять, когда сам Владыка не влезает в эти споры? Люди придумали речь и философию, споры и рассуждения, и заразили этим всё небесное царство. Зло и добро то оказывались в путаницы речей и переводов зеркальными, то продолжали друг друга, то были одни и тем же…

            А между тем правда была проще и от этого непостижимее.

–Свет рассудит, – ответил Габриэль спокойно, – вы все призваны защищать его. И вы все призваны вести людей. Но и Подземное царство их ведёт, оно же их и защищает, как мы. Абсолютного света не будет, как не будет абсолютной тьмы. А если говорить о сущности Сельдфигейзера…что ж, я предлагаю решение, которое устроит всех.

–Пир? – предположил Сариэл, видимо, попытавшись шуткой унять напряжение.

–Нет, мой друг,– Габриэль поднял взгляд на Михаила, – ты всё это начал, тебе и решать, как с ним поступить. Если согласен взять на себя ответственность за его возвращение и деяния среди людей, вернём. Если нет…

–Погодите…– Михаил поднял руки, – послушайте! Когда я пришёл и сказал вам, что Сельдфигейзер хочет вернуться, вы все сказали, что мы готовы его вернуть. Но теперь, когда его действительно придётся вернуть – это решение на одном мне?! Как-то…не по-ангельски!

–Ты знаешь его лучше нас, – объяснил Габриэль, – ты видел его мысли и видел его глаза. Если прочёл ты в них покаяние, если узрел в них добродетель – ты уже знаешь, как поступить.

            Архангел Михаил задумался, вспоминая и мысли. И взгляд…да, в Сельдфигейзере было сопротивление всему миру, в котором он очутился, и желание прожить иначе.

–Да, – кивнул Михаил.

–А если он знает, зачем мы здесь собрались? – поинтересовался Сариэл, но снова не был услышан.

***

–Гарантий не будет, – сказал Михаил Сельдфигейзеру, – соглашений тоже.

–Всё ещё нечестно! – Сельдфигейзер принял условия этой игры. Он знал, что Небесное Царство не захочет себя марать возможным поражением, но не хотел сдаваться легко.

–Честно, – усмехнулся архангел, – официальное соглашение требует официального присутствия представителей трёх царств, и, как следствие, большого шума.

–А если не очень официально? – буркнул Сельдфигейзер, зная, что Михаил прав, но по старой демонической привычке капризничая.

–Я обыскал всё Небесное Царство, – Михаил развёл руками, – и, не поверишь, не нашёл ни одного нотариуса! Прямо провалились…куда-то.

            Сельдфигейзер не оценил шутки и лишь мрачно кивнул, согласный на всё ради шанса на возвращение.

            Проверить слова Михаила Сельдфигейзеру пришлось очень скоро. Подземное Царство начало жёсткое расследование давних событий, в которых он был замешан, и Сельдфигейзер, не желая представать перед судом, воззвал к Небесному.

            Михаил колебался, но уже запоздало. Сначала он дозволил Сельдфигейзеру подняться, а только потом с ужасом подумал о том, что сделал и что теперь будет, если Подземное…не узнает, нет. они не идиоты, он уже знают! Но вот смогут ли доказать?

            Если да – скандал.

            Если нет – не пойман, а значит,  не сговорившийся архангел.

***

            И вот…письмо! До полуночи. Отписано Михаилу – Владыка знает всё произошедшее, как всегда знает и велит разобраться и дать ответ.

            Михаил берёт пергамент, но строки не идут. Хочется, конечно, и посмеяться над Подземным Царством, ткнуть их в неловкость положения, но ссориться нельзя. Да и потом, если Сельдфигейзер пройдёт искупление на земле, может быть, и других демонов удастся сманить?

            Михаил честно попытался написать и даже взялся за перо, и вывел бодрое начало: «Небесное Царство к Подземному. В ответ на Ваше письмо о Сельдфигейзере мы с сожалением сообщаем, что не владеем информацией о его побеге и местонахождении, поскольку…»

–Поскольку следить за кадрами надо лучше! – Михаил лихо перечеркнул всё написанное. Начало, казавшееся ему удачным, опротивело.

            Он понял, почему отписали ему. Дело не в том, что он работал с Сельдфигейзером! Нет, не в этом. Дело в том, что Михаил скажет сам себе и другим, признает ли свою роль?..

            Архангел понял – это очередной путь веры. Нужно пройти с достоинством. Что ж, тогда новое начало.

            «Небесное Царство к Подземному Царству. В ответ на Ваше письмо о Сельдфигейзере сообщаем, что и без служебного расследования сподвижником отступления демона стал Архангел Михаил…»

            Михаил осёкся. Не вязалось в одном предложении «отступление» и «Архангел».  Что ж, ещё раз.

            «Ответственность за отступление вашего демона лежит целиком и полностью на Архангеле Михаиле. Упомянутый архангел способствовал возвышению Сельдфигейзера, желая спасти его от окончательного падения и помочь выйти на искупление…»

            Слишком много пафоса. Да и странно, что Небесное Царство так легко выходит на конфликт. Получив это письмо, Подземное может подать прошение и разъяриться…

            Об этом Михаил как-то сразу не подумал. Ситуация из очевидной же превращалась в нечто невразумительное.

            Отринув всякую гордость, Архангел поднялся и направился к Архистратигу Габриэлю.

***

–И в чём проблема? – спросил Габриэль с тем же ледяным спокойствием, что и всегда.

–С тем, что это правда. Я знаю, где он и знаю, что служебное расследование выйдет на меня, хоть я и сам могу покаяться.

–Ещё раз…в чём проблема? – Габриэль был воплощением льда. Что происходило за маской этой непроницаемости знал, наверное, только Владыка. Но силу ощущал и Михаил. И не хотелось ему встать против этой силы однажды.

–Если я скажу правду, то я вооружу Подземное Царство против нас, – объяснил Михаил. – У них будут все основания на расследование, компенсацию и презрение.

–Тогда не говори, – легко отозвался Габриэль.

–Я же архангел! – Михаил даже задохнулся от возмущения. – Архангелы не лгут!

            Габриэль улыбнулся одними уголками губ, но глаза его остались непроницаемыми и ледяными.

–Помнишь ли ты наш разговор о том, является ли личный мотив добродетелью или это всё-таки эгоизм? Рафаэль, сам того не зная, поднял интересный вопрос.

–К чему ты ведёшь, Светлейший? – Михаил чувствовал, что ответ ему не понравится.

–Я веду к тому, что тебе предстоит выяснить этот ответ. Не для всех, для себя самого. Ну, ещё, пожалуй, для этого Сельдфигейзера.

            Михаил чувствовал правильно. Ответ ему не понравился. Понятнее не стало, что отвечать было неясно.

–Я бы выяснил, Светлейший, если бы ты навёл меня на мысль. На кону козырь для Подземного Царства против нас.  Я боюсь, что могу дать неверный ответ.

–Так уж боишься? – со странным смешком уточнил Габриэль.

–Проблем никто не хочет, как я понимаю, – Михаил вглядывался в лицо архистратига, тщетно ища в нём какую-то подсказку.

–Тебе решать, – ответил Габриэль и склонил голову набок, давая ясно понять, что аудиенция окончена и Михаил остался ни с чем.

            Решать самому! Да это издевательство. Да и добро бы, если бы решение касалось одного Михаила! Так нет же, нет! и никакой чёткости, а ведь верный путь лишь один.

–Крест и пламя…– выругался Михаил и потянулся в очередной раз за пером и чернильницей.

***

–Хозяин, вам письмо, – демонический дух заискивающе смотрел снизу вверх на Самаэля.

–От кого? – Самаэль не глянул на своего прислужника, много чести!

–От Небесного Царства! – прислужник трепетно протянул древнему демону светлый конверт, скреплённый серебряной печатью.

            Самаэль криво усмехнулся – эти архангелы такие предсказуемые! Думали, что сумеют обойти все заслоны тьмы, что обхитрят всё Подземное Царство! Даже если удалось вывести Сельдфигейзера отсюда, это не говорит о том, что они победили: Небесному Царству пришло время каяться, а Сельдфигейзеру пора бежать – его порвут при жизни, а когда он окажется в посмертии там, откуда пытался сбежать, он поймёт, что все муки преисподней ещё даже не начинались.

            От тьмы не скроешься – она в каждом.

–Попались! – ликовал Самаэль, раскрывая конверт. Он уже предвидел, как САМ наградит его за такую ловкость. – Ну…

            Он осёкся, побледнел. Несказанные слова застыли на его устах. Прислужник, ощутив угрозу, помертвел, отполз в сторону.

            А перед глазами Самаэля сверкали строки…издевательские сухие строки:

            «В Подземное Царство от Царства Небесного.

            В ответ на ваше письмо о демоне-отступнике по имени Сельдфигейзер мы с сожалением вынуждены сообщить о том, что проведение служебного расследования не дало никакого результата. Местонахождение отступника нам неизвестно.

            Большего сообщить не можем, Архангел Михаил».

            Блестящие перспективы лопнули в одно мгновение. Самаэль остался в дураках.

–Подлец! Мерзавец! – бушевал он. – Ангелы же не могут лгать! Не могут! Им запрещено!  Их мораль запрещает им лгать…поганцы!

            Он бушевал и был страшен в своей ярости. А ещё был не совсем прав. Да, ангелы, и уж тем более архангелы лгать не могут. Но Михаил и не лгал. По его собственному признанию на высшем заседании он лишь слегка слукавил и сказал правду в определённом смысле. А про это речь в законах Небесного Царства не шла.

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)
 

08:37
54
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!