Клюка

  - Осторожно, двери закрываются! Следующая станция “Сокольники”. Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда….
   “Успеет, не успеет?”
   Девушка на платформе смешно засеменив ускорилась.
   “А интересная…” – мелькнуло в голове, и я придержал рукой закрывающиеся двери.
   - Ой! – она запрыгнула в вагон и улыбнулась. - Спасибо вам огромное!
   - Да ладно. - я оставался серьёзным. - Это моя работа.
   - Что,- ваша работа?
   - А вы думаете я для чего здесь стою?
   Поезд набирая ход, въехал в тоннель.
   - Вы что, серьёзно?
   - Шутки перед работой я оставляю наверху, перед турникетом! - наклонившись, довольно строго прокричал я ей в ухо.
   Девушка пожала плечами и стала доставать из своей сумки наушники.
   “Кретин!” – мысленно обругал я себя.
   - Впрочем, - я вскинул руку и посмотрел на несуществующие часы, - моя смена уже закончилась!
   - Что ж, - она снова улыбнулась, - желаю хорошо отдохнуть!
   - А вот это уже от вас зависит! – я наконец улыбнулся и поблагодарил Бога за её, напрочь, спутавшиеся наушники.
   - Боюсь, я ничем не смогу вам помочь..., - девушка оглянулась в поисках свободного места.
   - Вас что, действительно пугает, что вы не можете оказать мне помощь? – я не оставлял надежды на знакомство.
   В середине вагона кто-то поднялся и направился к выходу. Девушка тут-же поспешила занять его место. Оглянувшись, она напоследок вколотила меня по самую шляпку:
   - У меня муж! – и показала мне кольцо на пальце.
    Немного помедлив я крикнул её вслед:
   - Он не любит тебя!
   - Любит! – она рассмеялась.
   Я хотел ещё что-то добавить про её мерзкого мужа, но вдруг почувствовал как кто-то настойчиво теребит меня за рукав:
   - Сынок! Ты не забросишь мне рюкзак на спину?
   Маленькая, сгорбленная старушка с мольбой смотрела на меня.
   - Пф! О чём разговор, бабушка! – я ухватил стоявший у её ног рюкзак за лямку.
   - Не, не, милый! Погоди, как подъедем к станции и встанем…
   - Господи! - я вдруг понял, что ни сейчас, ни когда подъедем и встанем я этот рюкзак не подыму, - Что у вас там?!
   - Так, картошка там, турнепс…, редис. - она тяжело вздохнула. - Сыну вот везу. С Ярославля.
   - Откуда? – я с тоской смотрел на рюкзак. – А что, на вокзале не судьба мать-то встретить?
   - Так со смены же он… С суток. Охранником в аптеке. Отдыхает сейчас…
   - С суток? Да он у вас, мамаша стахановец, прям!- мысленно я проклял её сыночка.
   Поезд стал тормозить.
   - Станция “Сокольники”. Следующая станция “Красносельская”.
   - Ну, давайте, бабушка! Попробуем! – я заметил, что несколько пассажиров с интересом за нами наблюдают. Стараясь сохранить на лице безмятежную улыбку, я расставил ноги пошире и ухватился обеими руками за рюкзак.
   - Ты, милок, подыми просто, а я лямки-то на плечи себе и заброшу!
   Я вдохнул, собрал все силы и оторвал рюкзак от пола. В голове вспыхнула мысль, что оторвать земную кору было бы легче. Благо старушка была маленькой, - высоко бы я рюкзак не поднял, поэтому я тут же вместе с ним тяжело рухнул ей на спину. Бабушка тихо охнула, присела и на секунду мне показалось, что мы сейчас все вместе завалимся назад… Но поймав равновесие, старушка удовлетворённо кивнула и быстро вышла из вагона. Я едва успел соскочить с её спины.
   - Осторожно, двери закрываются…
   Двери закрылись и поезд стал набирать ход.
   У поручня я вдруг увидел забытую бабушкой клюку. Сев на её место, я задумчиво повертел палку. Клюка оказалась знатной. Тёмное, лакированное дерево. Латунная ручка с деревянными, резными вставками. Похожее на серебро маленькая пластинка с выгравированной надписью  “Дорогой Евдокии Михайловне…”
   - Па-ма-жи-те!! Люди до-брые!! – моё ухо пронзил копьём чей-то вопль.
   Еле уловив уходящее сознание я поднял голову и увидел прямо перед собой довольно чумазую девочку. На руках она держала девочку поменьше.
   “Цыгане? ... Или узбеки?”
   - Деньги украли!!
   Я закрыл глаза. “Сами украли, сами и верните” – хотелось ей посоветовать, но я промолчал. Секунд через двадцать я приоткрыл один глаз. Негодная девчонка всё так-же стояла рядом с протянутой рукой и с интересом меня разглядывала.
   Подавив в себе желание потрогать её голову бабкиной клюкой, я отчего-то засуетился и вытащил из кармана всю мелочь. В следующую секунду все деньги уже были в маленьких цыганско-узбекских ручках.
   Я вновь закрыл глаза. Звук едущего в тоннеле поезда убаюкивал…
   - Мам, смотри, какая палка клёвая!
   Открыв глаза я увидел неприятного мальчика с довольно миловидной мамой.
   Я вскочил уступая место.
   - Нет, нет! Сидите! Что вы?!
   - Мам, дядя инвалид?
   “Инвалидом сейчас будешь ты!”- подумал я и испугался. За последние три минуты я готов был покалечить двух детей.
   - Нет! Нет! – я помахал клюкой прямо перед носом женщины. – Это не моя! Садитесь, пожалуйста!
   Впрочем, это уже было лишним, - на освободившееся место уже уселся её сынок.
   “Что ж, за сыновья-то пошли такие!?” – мрачно подумал я и стыдливо пряча палку, добрался до двери ведущей в кабину машиниста. Облокотился на неё и вновь прикрыл глаза.
   - Осторожно, двери закрываются, следующая станция “Комсомольская”! – мне показалось, что эту станцию голос девушки из динамика объявил как-то особенно радостно. Может, она там провела детство? Или страховку получала? …
   Я друг почувствовал, что меня окружает какая-то отвратительна вонь. Приоткрыв один глаз, я сразу увидел какого-то бомжеватого мужичка с огромной сумкой в руке. Скверный запах шёл то ли от сумки, то ли от мужика, то ли от них вместе взятых. Я зажал нос ладонью и попытался дышать ртом, но от самого сознания, что мои лёгкие наполняются этим смрадом, я попытался пройти обратно, к середине вагона. В какой-то момент, опустив взгляд, я вдруг увидел девушку, для которой недавно придержал двери. Увидев прямо перед собой клюку, она подняла глаза и поспешно начала вставать:
   - Ой, это вы! Извините меня! Я не знала! Садитесь!
   “Да, что б!!...” – наступив кому-то на ногу я стал остервенело протискиваться дальше.
   - Молодой человек! По ногам-то! ... Господи, а воняет!
   - Извините. Это не от меня. - проскрипел я и стиснул зубы, чтобы не добавить лишней гадости. Отвратительный запах шёл за мной по пятам и постепенно окутывал весь вагон. Голова начала кружиться. Еле дождавшись остановки, я выскочил из вагона и торопливо свернул в соседний. За мной высыпались почти все пассажиры. Думаю, что кроме мерзкого бомжа там остались только больные насморком и те, кто по разным причинам просто умер в дороге. Других причин, что бы добровольно оставаться в этом аду не существовало.
   Разумеется, все рванули за мной. Подхваченный потоком человеческих тел я, буквально влился в соседний вагон и оказался прижатым к чьей-то упругой и величественной груди. Подняв глаза наверх, я увидел не менее величественные ноздри и несколько подбородков.
   - Мужчина! - на меня уставились возмущённые глаза. – … Игорь?!
   Голос показался мне смутно знакомым. Но глаза, ноздри, подбородки я точно видел впервые.
   - Игорёк, Боже мой! Тридцать лет тебя не видела! Как мама твоя?
   - Моя? Моя хорошо. – за свою маму я был спокоен.
   - А папа?
   - Папа не очень… - мне показалось, что она искренне встревожилась.
   - А что с ним?
   - Он умер.
   - Ой! Господи…. Я не знала, прости!
   - Да ты особо-то и не виновата была в этот раз.
   Она немного помолчала, видимо пытаясь понять услышанное:
   - Да, кстати! А Славка как? Вы же всегда вместе были! Не разлей вода!
   - Слушай, погоди. Вячеслав может и хорошим человеком был, но что же мне с ним, - по жизни всю жизнь?
   - Да ладно, - она рассмеялась и моя голова запрыгала у неё на груди. – Он как? На скрипке –то играет ещё? Детский виртуоз! Ты, помню, всегда им восторгался!
   - Ну, допустим, восторгался я им не потому что он на скрипке играл… - я был несколько озадачен. – Кстати, Славе этот факт, видимо, неплохо удавалось скрывать от меня. Вот на гитаре он играл классно. И звали его не Славка.
   - Гитаре?! Не Славка? …
   - И ещё момент, - мне это порядком стало надоедать, - Виртуоз Слава вряд ли меня помнит, потому что мы не знакомы.
   - Постой, ты что?! Смеёшься надо мной? – её грудь возмутилась. – Ты же Игорь?
   - Я? Игорь? …. Игорь! – громко крикнул я на весь вагон.
   - Оу! – отозвался кто-то от задних дверей.
   - Вот, - я поднял вверх указательный палец. – Вот это Игорёк. А я Женя.
   - Боже мой! Просто невероятно! Вы так похожи на…
   - На Игоря тридцать лет назад? Я польщён, спасибо.
   Тут к нам протиснулся какой-то усатый мужик в старомодной шляпе.
   - Кто меня тут звал?
   Я взглянул на него.
   - И на этого Игорька я мало смахиваю…
   - А должны? – мужик явно заинтересовался.
   - Станция “Комсомольская”!
   - Простите, разрешите я выйду, -моя собеседница стыдливо протолкалась к выходу и вышла из вагона.
   -  А чего она хотела-то? – усатый приподнявшись на цыпочки, смотрел ей вслед.
   - Она? … Игорёк, вы домой едите?
   - Да.
   - Ну, и правильно. Отдохните, Игорь. Сегодня ничего интересного больше не будет. 
   - Да? – он заметно погрустнел. – Я пойду тогда?
   - Конечно.
   Он развернулся и едва успел выскочить в уже закрывающиеся двери.
   На “Комсомольской” вышло довольно много народа. Вагон опустел. Я оглянулся и уселся на свободное место прямо напротив небольшой группы японских туристов. Впрочем, они так же могли быть и китайцами… Я остановился на мнении, что это японцы из Китая.  Смешно жестикулируя они кучкой собрались у схемы метро и отчаянно о чём-то спорили. Хотя я допускал, что они с таким же успехом могли признаваться друг другу в любви или обсуждать утреннее меню.
   Неожиданно один из них повернулся ко мне и что-то спросил по-японски. Я оглянулся, посмотрел в окно на своё отражение, - нет я определённо не был похож на их земляка, поэтому утвердительно кивнул головой:
   - Конечно! Малиновое варенье только из малины! Даже не сомневайтесь!
   Японский турист оглянулся на своих товарищей и протянув мне фотоаппарат снова задал тот-же вопрос.
   Я сообразил что он хочет, но поскольку успел невзлюбить восточного гостя за его лень выучить хотя бы несколько русских слов, довольно строго произнёс:
   - Я, конечно вас сфотографирую, но вы должны зарубить себе на носу, что горох следует всегда сначала замачивать!
   - Йес! Йес! Оф кос! – радостно закивал головой японец.
   “Английский ты, камикадзе, всё же подучил” – окончательно разозлился я и взял у него фотоаппарат.
   Японцы плотно сгрудились под схемой метро и дружно замерли. Я направил на них камеру и злорадствуя тоже замер. Так мы простояли секунд двадцать, после чего я чуть приподнял фотоаппарат и сделал снимок самой схемы с торчащими внизу японскими макушками. Показал им всем большой палец, отдал камеру и сел на своё место.
   Японец радостно улыбаясь взял фотоаппарат, посмотрел на сделанный снимок и отчаянно стал мне что-то объяснять, тыча пальцем в маленький дисплей аппарата. Поскольку я услышал, как несколько раз прозвучала фраза “Ноу фэйс!”, я понял, что он недоволен отсутствием в кадре их лиц.
   - Конечно, ноу фэйс! – я развёл руками. – Метро! Вери сикрет! Секретная коммуникация! Стратегическое бомбоубежище!
   - А-а-а…  сикрет.
   Похоже он меня понял, поэтому я торжественно заключил:
   - Поэтому фотографироваться можно только вьетнамским кондитерам и кулинарам. Якши?
   Японец громко объяснил своим друзьям свою интерпретацию моего пояснения и те дружно зацокали языками. Потом вновь повернулся ко мне и снова что-то спросил на своём наречии. Не в силах больше сдерживаться я резко встал с твёрдым намерением пересесть подальше. Уходя, я всё же удостоил его ответом:
   - Нет, дорогой мой! Турнепс и редис это, совершенно разные вещи!
   За спиной я услышал волнительное обсуждение моего заявления.
   - Станция “Красные ворота”! Уважаемые пассажиры? Не забывайте, пожалуйста ….
   Я решил выйти. Двери открылись и я увидел перед собой запыхавшуюся бабушку с огромным рюкзаком за спиной.
   - Успела, господи! – улыбаясь она, с благодарностью, взяла из моих рук свою клюку. – Спасибо, касатик, что присмотрел! Дай Бог тебе здоровья! И детям твоим и жене… -она развернулась и торопливо заспешила в сторону эскалаторов.
   Я стоял в дверях вагона и молча смотрел ей вслед.
   Нет, я не пытался представить себе, каким образом эта маленькая старушка сумела догнать наш поезд и найти свой вагон, где оставила дорогую для себя вещь… Я думал, что вот, есть на свете люди, которые, наверное, не размениваются на какие-то горести, печали и обиды… Они стремительно мчатся вслед за своим счастьем, а отжившие года просто не успевают их догнать, чтобы предъявить свои права на мрачные мысли, слёзы и болезни. Наверное, внутри каждого из них горит маленький огонёк безмятежный свободы сжигающий любой негатив. Вот, чего мне так не хватает!
   - Осторожно, двери закрываются! Следующая станция “Кировская”!
   Двери захлопнулись перед самым моим носом. Я улыбнулся. Вернулся к японцам. Попросил фотоаппарат и жестами объяснил, что бы они все встали под схемой метро на стене. Сделал шаг назад, присел, навёл камеру. Вспышка. По-моему, снимок получился классным.
 

 

                                                     К  О  Н  Е  Ц
  

  
  
  
  
  
  

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

19:03
120
RSS

Очень понравился Ваш рассказ. Тонко и с юмором подмеченные обыденные мелочи, ярко переданные черты героев и мягко, ненавязчиво поданная идея в конце. Прочла с огромным удовольствием, спасибо!

Здорово! Спасибо!))

Читалось безотрывно, даже без очков 2+ Поэтому 5-, чтоб было куда стремиться. Например, при удачном тактическом стиле ставить более многоуровневые задачи, глубокое целеполагание, широкие перспективы стратегических планов.«Метро 8000» ждёт Вас! ( Дмитрий Глуховской пишет так, что не оторвёшься пока роман в сотни страниц не прочтёшь"! Или Лукьяненко с «Дозорами»! Из современников — Михаил Бабкин «Слимпериада», Роберт Асприн серия «Вокзал времени» с продолжением…