Рабочая встреча

            Переулок Утопленников встретил меня синевато-зелёным светом и прохладой. Не люблю это место. Вообще, как я знаю, среди всех проулков и закутков подземного мира, переулок Утопленников пользуется самой дурной славой. Я даже могу понять почему. Этот холодный синевато-зелёный свет и воздух…как рябь. И серебристое свечение отовсюду, словно от бликов воды и змеиные водоросли, ползающие и противные по стенам и лестницам. и этот запах сырости и плесени…

            Я уже не говорю о местных обитателях! Все эти синие и белые тела, раздутые или уже сморщенные, одинаково печальные и страшные, говорящие с одинаковым булькающим хрипением – всё это пугает даже по другую сторону от жизни. Впрочем, я не помню жизни. Кем-то я была там, под солнцем, но это уже не имеет никакого значения. Моя оболочка мертва, и я в подземном царстве. Со мной нет вкуса, нет памяти о прошлой жизни – есть лишь некоторые человеческие чувства, обострённые, обнажённые.

            И сейчас, прежде всего, я испытываю страх. Переулок Утопленников – плохое место даже для тех, кто обитает во мраке. А ещё хуже, если в этом плохом месте тебя ждёт встреча. Незаконная, но необходимая.

***

            Когда я осознала себя в подземном царстве, я поняла, что мне нужно устраиваться. Здесь, если повезёт, ты мог получить работу, продвинуться. Пройдут годы и может быть, столетия, но время более не властно над тобой – кто его знает, когда там следующее перерождение? А значит, нужно взять судьбу в свою руки, и пытаться найти себе комфортное место. Везде можно привыкнуть и везде можно быть в комфорте!

            Прежде всего я оглядела теней – это след души, блеклый и презренный, это те, кто упал в Ничто или был низвергнут за нарушение законов подземного царства. Услышав о законах, я озадачилась их изучением, но вся подлость была в том, что бюрократия подземного царства не позволяла в полной мере душе типа моей проникнуть во все своды. Это было под властью только высших демонов и приближённых к ним душ-прислужников.

            Становиться нечистью вроде вурдалаков и домовых я не хотела,  не понимаю я этой привязанности к миру живых! Оставалось тогда найти какое-нибудь место с работёнкой и покровительством демона. Но в подземном царстве не бывает друзей и мне пришлось ждать долго, уклоняясь от взглядов и жадных любопытств тех, кто казался мне заранее опасен, и кто явно не был ко мне бы добр и дружелюбен.

            В конце концов, я встретила его – одного из демонов Смерти – Сельдфигейзера. Я заметила, что среди всех демонов он пользуется странной славой, с ним вроде бы и не считаются, а вроде бы и тянут повсюду за собою. Но даже не это меня привлекло. Я увидела, что Сельдфигейзер покровительствует одной архивной душе – неприметной Вериф. И действительно покровительствует! Она не принадлежала к его отделу, но он с регулярной частотой навещал её, и она запросто появлялась у него. Держались они достаточно вежливо, но тепло…значит, защиту найти возможно?

            Я не наивная. Я понимала, что за всё надо платить, особенно здесь, после смерти. Но всё-таки зашла в архив к этой Вериф. К моему удивлению она была самой обыкновенной, не очень-то красивой, хорошенькой, конечно, но не более того. В глазах только было что-то непонятное, лукавое, тщательно замаскированное под усталость.

–Чем могу помочь? – Вериф говорила негромко, но каждое её слово разносилось по пыльному архиву.

–Я…– тогда я растерялась, нервно сглотнула, понимая, что от шага в Ничто меня отделяет лишь решение Вериф – доносить на меня или не доносить.

–Я вас слушаю, – повторила Вериф со стальным нажимом. В лице она не изменилась, но этот стальной тон напугал меня ещё больше. Однако – куда бежать, коль сама пришла?

–Меня зовут Серпа, я – прислужница в отделе регистрации.

–М…– Вериф кивнула, – ваш демон из рода Парки. Ясно. А я чем могу помочь?

–Вы хорошо осведомлены, – я осмелела. – Говоря честно, я хотела бы получить дружбу с вами и с Сельдфигейзером.

            Она даже в лице не изменилась, лишь снова кивнула:

–Вы тоже хорошо осведомлены. Но в одном заблуждаетесь. Дружбы нет в подземном царстве. Есть расчёт, выгода и взгляд в будущее.

–Я думаю, что Сельдфигейзер – это милосердный демон! – призналась я. – Если бы ему что-то понадобилось, я бы с удовольствием, взамен на его покровительство…

–Что понадобится или не понадобится Сельдфигейзеру, знает только Сельдфигейзер! – Вериф перебила меня неожиданно яростно. Но, видя мою растерянность, смягчилась, – я вас понимаю. Покровительство, его заступничество оказали мне хорошую службу. У него я получаю помощь, которой не могу добиться или в которой не могу довериться даже у прямого начальства. Я не знаю, почему он так добр ко мне и не знаю, будет ли добр к вам, но я передам ему ваши слова.

–Передадите! – я выдохнула в восхищении. – Благодарю вас!

–Ступайте, – Вериф опустила взгляд в свои бумаги, – вы рискуете, появляясь здесь без сопровождения письмом или приказом.

            Я спешно покинула тогда архив, а позже думала, правильно ли я поступила? Искать прямого заступничества – шаг к насмешкам со стороны всех обитателей подземного царства. Все мы ищем её, но так явно как я…так прямо? Это глупо. Но я сглупила.

            В какой-то момент я надеялась, что Вериф из ревности или зависти не передала моих слов, но к следующей ночи Сельдфигейзер нашёл меня. Просто вдруг вышел из тени моей тихой кельи и сел в единственное кресло, улыбаясь губами, но сохраняя во взгляде непреодолимую жёсткость.

***

–Вериф поведала мне интересное, – промолвил Сельдфигейзер, наслаждаясь моей растерянностью. – Вы ищите моего покровительства?

–Да, господин, – я опустила голову. Во власти Сельдфигейзера обратить меня в Ничто или спасти, провести по верхам, к карьере или уничтожить меня и мою жалкую должность.

–Почему моего? – уточнил демон. – Есть Астарот, Нимлот, Малос…сотни! Многие предпочитают демониц. Кажется, Нимера в поиске новых душ. И Лилит всегда ищет последователей. Так почему я? Я не имею должного положения, чтобы покровительствовать как вы того желаете.

–Вы добры к Вериф, – я чувствовала, что Сельдфигейзер не хочет мне навредить. Во всяком случае, сейчас не хочет. – Может быть, и к другим тоже? О вас говорят немного, но я не слышала о вашей жестокости или равнодушии.

–Какая неудача…– Сельдфигейзер расхохотался, – демон, походящий на ангела! Но я согласен. Ярость и тьма имеют свои уровни. Меня никогда не прельщало убийство и издевательство над слабыми. Слабые – опора сильных и слабых надо защищать. Итак, вы желаете моей защиты?

–Да, господин.

–Вы хотите получить должность повыше?

–И ещё, если возможно, господин, жить пониже уровнем. Я не могу спать. Слишком светло…понимаете?

            Сельдфигейзер кивнул. Некоторое время он ещё рассматривал меня, затем вздохнул:

–Ох, доброта моя! Что ж, если вы хотите быть под моей защитой, вам нужно выполнять мои поручения. Выполнение моих поручений позволит мне с удовольствием способствовать выполнению ваших желаний.

–Да, господин! – когда-то в груди моей было сердце. Сейчас его не могло быть. Это ясно. Но что-то рвалось в груди, трепетало радостью. Может быть, память, над которой не имеет власти смерть?

–Договорились, – Сельдфигейзер полез в карман плаща и вытащил тонкий конверт из чёрной плотной бумаги. – Я дам вам должность выше вашей сегодняшней в обмен на первую услугу.

–Какую? – я заранее была согласна на всё. Жизнь у меня не сложилась, но посмертие задалось!

–Вы встретитесь в переулке Утопленников с одним…– Сельдфигейзер поискал нужное слово, наконец, подобрал, – с одним представителем. Вы передадите ему конверт.

–и всё? – я не верила. Это же легко! Почему он сам не сделает?

–Всё, – кивнул Сельдфигейзер. – Отдать конверт в назначенный час в переулке Утопленников.

            Я задумалась. Какой подвох? То, что он есть, я даже не сомневалась. Но глубина его? Он что, хочет проверить, полезу ли я в конверт?

–Конверт запечатан от вас надёжным способом, – Сельдфигейзер улыбался. – Нет, я не читаю ваших мыслей, но всё написано на вашем лице.

            Я почувствовала странный холодок в груди. Если причина не в недоверии, то какая проблема может быть, если такое пустяковое дело поручают мне?

–Содержимое конверта опасно?  – предположила я робко.

–Не для вас, – Сельдфигейзер был само очарование. – Вам нечего страшиться.

–Тогда…– я замолчала. Часть меня уже хотела отказаться от всего, довольствоваться своим жалким существованием и не пытаться найти комфорта. –Тогда…

–Что вас смущает? – Сельдфигейзер наблюдал за мной.

–Слишком просто, – призналась я. – Передать и получить должность? Это так просто, что я невольно, простите меня, господин, невольно сомневаюсь.

–Думаешь, подвох? – Сельдфигейзер перестал улыбаться. – Так спроси прямо.

            Он отринул вежливость. Теперь в нём было мало человеческого и больше демонического. И вот здесь, глядя на его лицо, искажённое тьмой, я поняла, что сделала большую ошибку.

–В чём подвох, господин?

–В том, с кем встреча! – И снова Сельдфигейзер сделался прежним. – Она с Михаилом.

            Мне это ни о чём не сказало. Я продолжало смотреть на демона с недоумением и его это, очевидно, утомило. Он объяснил, снисходя до моей           глупости:

–С архангелом Михаилом, Серпа!

            Вот здесь мне стало плохо по-настоящему. Архангел! Встреча! Это незаконно! Это возможно только после договорённостей высших, с обязательным извещением Самого…и тут я? Я, тихая и ничтожная Серпа? К Архангелу?

–За что…– прошептала я, слёзы неконтролируемым потоком струились по щекам. – Вы что?!

–Законный запрос долог, – тон Сельдфигейзера был мягок. – Ситуация экстренная, требует вмешательства всех сил. И моих тоже, и твоих. Мою отлучку заметят, а твою нет. он рискует больше, спускаясь к нам. Так что, нет повода для переживаний. Это всё нормальная практика. Время бесконечно для нас, но даже мы не можем им управлять. Здесь же речь о людских жизнях. У людей…как бы тебе объяснить, случился непредвиденный всплеск одной болезни. По нашей воле. Мы не добирали смертей за столетие и придумали…но тебе же неинтересны тонкости. Верно?

            Я кивнула, слабо понимая, с чем соглашаюсь.

–Мы придумали и воплотили. А вот теперь остановить не можем. Наверху паника, бумажки, что мы им давали, размокли, видимо, под дождём, вот Михаилу и нужны теперь наши разработки, чтобы остановить.

–Остановить?

–Ну болезнь, – с лёгким раздражением ответил Сельдфигейзер. – Вакцина там, таблетки… словом, не твоего ума дело. Помоги людям, мне и верхам, передай конверт и получи свою награду. Идёт?

            Я поколебалась, затем кивнула, соглашаясь. Если всё так, как сказал Сельдфигейзер, то нестрашно. Можно сделать и это даже…благородно!

            Но почему же так страшно?

***

            Переулок Утопленников наводил на меня удушливую тоску. Что-то было здесь такое, в этом свете и в этом тихом поползновении змеиных водорослей, что заставляло меня думать о вечности, о том, чему не дано свершиться и жалеть вдруг о солнце, которое проникало в мою келью, которое мешало мне спать, и по которому, как мне казалось, я никогда не буду скучать.

            Благо, ждать пришлось недолго. Карман оттягивало странным жжением от запретного конверта, а в сердце билось утонувшее в страхе чувство…человеческое чувство.

–Ты кто? – громыхнул позади суровый мужской голос, и я подпрыгнула и только после этого обернулась.

            Передо мной стоял мужчина. Высокий, облачённый в белое и золотое, он казался мне величественной колонной. И глаза…эти ярко синие глаза, напоминающие в этом месте только о воде и ни разу о небе.

–Здра…– я поперхнулась. – Вы Михаил?

–Архангел Михаил! – грозно поправил меня гигант. – Ты кто?

–Серпа, – представилась я, надеясь, что никогда не встречусь больше с ним, и что моё имя, жалкое, на самом деле имя, он забудет. – Я от Сельдфигейзера.

–Где сам Сельдфигейзер? – архангел, казалось, одним взглядом может прожечь меня насквозь. А может быть, это и так. Скорее всего, он сражался с нашими легионами, с нашим царством и заранее презирает всех, кто в нём оказался.

–Сельдфигейзеру сложнее отлучиться, – я попыталась заступиться за демона, хотя больше всего мне хотелось заступиться за себя. В идеале– заплакать. Говорят, эти, сверху, очень милосердные и добрые. Может быть, мне повезёт?..

–ну конечно…– с  ядовитым пониманием согласился Михаил, – демону средней руки сложно отлучиться через два проулка!

–Вам же надо! – я неожиданно огрызнулась. Страх от места и от близости к архангелу трансформировался в желание обороняться ещё до нападения.

            Михаил даже в лице изменился от гнева, но вдруг снова стал прежним. Он протянул огромную ладонь и велел:

–Отдай конверт.

            Я сделала это с радостью. По возможности, я попыталась не прикасаться к Михаилу.  Архангел с ненавистью вскрыл чёрный конверт, несколько кровавых капель упало на его ладонь и испарилось, проявив на коже знаки. Михаил внимательно в них вгляделся, а затем разодрал конверт в клочья.

            Всё это время я боялась и не могла пошевелиться. Сельдфигейзер сказал передать. Но разве могла я уйти просто так?

            Наконец, Архангел обратил на меня внимание и промолвил:

–Передай Сельдфигейзеру, что всё в порядке!

            Я не успела согласиться. Новый голос позади меня, на этот раз принадлежавший самому Сельдфигейзеру, весело отозвался:

–Я рад услужить!

            Я обернулась так резко, как только смогла. Сельдфигейзер действительно вышел из тени и был спокоен и собран. Даже насмешлив, как, наверное, все демоны. Несмотря на демоническую сущность и перепугавший меня голос, я была рада Сельдфигейзеру.

            Он заметил меня, кивнул:

–Молодец, Серпа!

–Что, нашёл две минуты?– Михаил не разделял моего восторга. Я не знаю, что между этими двумя случилось, но определённо что-то случилось однозначно, иначе почему в каждом их слове друг к другу столько яда? Не только ведь из-за принадлежности к разным мирам.

–Выкроил, – не стал скрываться Сельдфигейзер. – При случае, я не виноват. Конверт дал не я.

            Мою радость как будто бы иглой раскалённой прокололи.

–Ты…ты меня подставил?! – я взбесилась, но угасла. Ага, на демона лезть. Нашли дуру!

–Конечно, он тебя подставил, девочка! – Михаил поспешил ответить мне прежде Сельдфигейзера. – Он же демон! Они все друг друга подставляют и предают! Они предали свет, предали Бога, предали небо, так не побоятся предать и…

–И людей мы предали, и первого человека мы оставили, – Сельдфигейзер даже не взглянул на меня. Лик его снова терял человеческие черты, обнажая куда более древние, демонические.

–Не паясничай! – обозлился Михаил, – Я же…

–Не при исполнении. Как я погляжу, – Сельдфигейзер откровенно издевался.

            Они стояли друг против друга в переулке Утопленников, готовые сойтись в битве, похоже, не в первой, и не в десятой, в древней, непрекращающейся борьбе, а я стояла между ними, обмирая от двойного страха и молясь (!) не зная даже кому молюсь. Наверное, людскому богу. У них же должен кто-то следить за порядком, да?

            Но битвы не было. ничего не было. Сельдфигейзер вдруг улыбнулся и протянул Михаилу руку, архангел демонстративно вытер ладонь о свои светлые одежды и пожал её. Затем последовало краткое, очень яростное объятие и два представителя двух миров разъединили рукопожатие, а затем как по команде, посмотрели на меня.

            Больше всего на свете и тьме я хотела провалиться. Куда-нибудь вниз, очень глубоко, где никакие Михаилы и Сельдфигейзеры меня не найдут.

–Извините, – на всякий случай сказала я, не понимая значения их взгляда, но всем существом своим оставшимся чуя, что мне лично ничего хорошего не будет.

            Михаил взглянул на демона:

–Что за девчонка?

–Для местной работы, – отшутился Сельдфигейзер. Сейчас в его взгляде не было никакого намека на сострадание или сочувствие. Он смотрел на меня, но видел не меня, а…

            Преграду. Преграду на пути к тайне!

–Я ничего никому не скажу! – выпалила я, соображая. – Прошу вас!.. Я всего лишь хотела новую должность и комнатку. Неужели вы…

            Сельдфигейзер с усмешкой взглянул на Михаила:

–Если ваша светлость вступится, я, конечно, помилую девчонку.

            Михаил раздражённо повёл плечами:

–Меня здесь нет.

–Я тоже так думаю, – Сельдфигейзер взглянул на меня, – за связь с врагом и попытку передачи запрещённой информации, я – демон средней руки, именуемый Сельдфигейзером, приговариваю тебя, Серпа, к вечному Ничто!

            Я ещё плакала и умоляла, ещё пыталась спастись, и даже оттолкнуть Сельдфигейзера, ускользающим сознанием отметив как блестят золотые крылья удаляющегося прочь Архангела, но Ничто уже нагоняло меня. Оно навалилось на меня пустотой и бездушием, подминая грубо под свою действительность, сминая и калеча, низводя меня…

            Я барахталась ещё, чувствуя, как немеет тело, а затем все краски, запахи и шорохи угасли. Осталось одно Ничто.

***

–Хочешь шоколадку? – спросил Сельдфигейзер, просовывая голову в архив. Вериф, пытающаяся уже пятый час изображать бурную деятельность, обрадовалась: вкус она не чувствовала, это людское, но внимание демона, приносящего ей контрабандой вещи из мира живых, ей нравилось. Она ела и пила его подарки из принципа.

–Хочу! Заходи!

            Сельдфигейзер скользнул в архив, а Вериф уже торопливо наливала ржавую горячую воду, сыпала в кружки безвкусное сено…

–Как день? – спросила Вериф, с удовольствием отламывая дольку. Вкуса не было, но что-то билось в ней, ликующее от шоколадного аромата и слабых ощущений.

–А…– Сельдфигейзер отмахнулся, – встречи, работа, пришлось в Ничто одну дурру отправить. Представляешь, с врагом пошла на сговор. Документы попёрла.

–Дура! – согласилась с энтузиазмом Вериф и откусила ещё большой кусок. – А ты её в Ничто?

–А как иначе? – пожал плечами Сельдфигейзер. – Врагам нельзя информации. Сама знаешь.

–Кстати! – Вериф вдруг щелкнула пальцами, – а ты с той девчонкой переговорил? Серпой.

–Серпой? А. да. Переговорил, – Сельдфигейзер улыбнулся, – дурная она какая-то. Подавай ей должностей да почестей. Откуда я их возьму, спрашивается? Словом, пусть сидит в своем отделе. Ты забудь.

–Хорошо, – согласилась Вериф, доедая шоколадку. Сельдфигейзер так и не съел и кусочка. Зато наблюдать за ней ему нравилось – это было от жизни, от мира живых. куда Сельдфигейзер очень хотел вернуться. Настолько хотел, что даже пошёл на сговор с Михаилом, надеясь, что архангел как-нибудь поспособствует его возвращению.

 

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

09:27
87
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!