Распущенные волосы

Распущенные волосы
  - Месье Дюбуа, мне вас рекомендовали, как человека, который не отягощён условностями, если они могут помешать делу.
  - Вас обманули, месье. Напротив, я очень дорожу своей репутацией.
  Мой сегодняшний посетитель постарался сохранить инкогнито и использовал для этого многочисленный арсенал: парик, наклеенные усы и чёрные очки.
  - Именно поэтому я и обратился к вам, - усмехнулся незнакомец. - Нужно кое-что узнать о человеке, который позавчера выпал по неосторожности с балкона мансарды.
  - Я смотрю телевизор и даже иногда читаю прессу. Пётр Русанов, русский, неделю назад приехал в Париж из Санкт-Петербурга и остановился в отеле "Fiat" на де Дуэ. Давайте по существу.
  - В потайном отделении бумажника Русанов хранил редкую монету, но полиция ни при нём, ни в номере бумажника не обнаружила. Так вот: ваша задача...
  - Найти монету? - перебил я собеседника. - Иголку в стоге сена?
  - А никто не говорил, что ваше задание будет простым. Не только найти, но и выяснить, откуда она у него взялась, - раздражённо поправил меня визитёр. - Возьмётесь?
  Вместо ответа я открыл на пустой странице свой ежедневник и протянул ему вместе с шариковой ручкой. Незнакомец вернул мне блокнот с вложенной фотографией исчезнувшей монеты. На аверсе была изображена голова женщины с ниспадающими, вьющимися локонами до плеч под надписью LIBERTY и годом чеканки 1794.
  - Для этого мне придётся смотаться в Россию. Хотя бы на пару-тройку дней.
  - Вы ведь оттуда родом, поэтому выбор и сделан в вашу пользу. Или у вас проблемы с российским законом?
  - Никаких.
  - К тому же, есть вероятность, что эта монета не единственная, а вторая осталась там, в России. И если вам удастся отыскать обе монеты, то сумма увеличится вдвое, - уточнил мужчина.
  - А расходы? - Я мельком оценил предложенную мне сумму гонорара, вернул закладку на место и закрыл блокнот.
  - Значит, берётесь?
  - Берусь, - Кивком головы я подтвердил своё согласие.
  - Это вам для связи, там всего один контакт. Больше с этого номера никому не звоните и носите аппарат при себе, - Незнакомец протянул мне небольшой кнопочный телефон и пластиковую карту. - На карте достаточная сумма, но не безлимит. Пожалуйста, будьте поэкономней, знаю я вас русских!
  Оставшись в одиночестве, я внимательно осмотрел телефон, пластиковую карту, глянцевую обложку блокнота и шариковую ручку. Дактилоскопический порошок я делаю сам, смешивая в разных пропорциях окись меди, кукурузный крахмал и сажу. Обработав обнаруженные на всех предметах отпечатки пальцев, я перевёл их с помощью прозрачного скотча на лист белой бумаги и сфотографировал на камеру своего смартфона.
  Может статься, что смерть Русанова - не роковая случайность, и монетой завладел его убийца. Нужно подстраховаться и узнать, с кем придётся иметь дело: мне не улыбается плыть по Сене с дыркой во лбу.
  Перебравшись больше десяти лет назад во Францию, я даже не предполагал, что Париж настолько наводнён бывшими земляками. Мой закадычный друг Михаил Папин, он же Мишель Папен - инспектор полиции в 13 округе Парижа. По приезду он помог мне с лицензией, во многом благодаря Михаилу, я занял вакантное место в среде частных детективов и со временем открыл собственное агентство.
  - Спокойно, Миша! Я - Дубровский!
  - Андре! Что-то ты совсем забыл про друзей, - Голос в трубке прозвучал с заметной укоризной. - Вспоминаешь, только когда прижмёт. Опять отмазывать тебя за незаконное проникновение?
  - Отрицать не буду, Мишель: прижало. Обещаю, закончу дело - оторвёмся по полной.
  - Ладно, говори, что надо. Мои расценки ты знаешь.
  - Надо пальчики пробить, двойной тариф за срочность. И ещё: отель "Fiat", Пётр Русанов. Обстоятельства смерти, причина ну и прочее.
  - Чую, влип ты в историю, Андрюха. - Голос Михаила посерьёзнел. - Окей, сделаю все от меня зависящее. Кидай отпечатки, через час будь в бистро "Flunch" на Клишах.
  - Отзеркалить их не забудь!
  - Не держи меня за идиота! - рассердился Папин и нажал отбой.
  После недолгих поисков в интернете мне удалось раскопать информацию о раритете. "Распущенные волосы" - самая первая монета достоинством в один американский доллар. Не так давно одну из монет приобрёл неизвестный коллекционер за сумму, превышающую 10 миллионов долларов. Вот это поворот: меня просто поимели, посулив копейки за стоящую вещь! Со злостью хлопнув дверью конторы, я прыгнул за руль своего новенького Peugeot, которого ласково называю "пыжиком", и уже через полчаса был в бистро. А не пообедать ли мне заодно?
  - Месье Жан, не жадничайте. Уважьте постоянного клиента, - обратился я к гарсону, который уже занёс огромный тесак, чтобы отрезать мне кусок от запечённого свиного окорока. - В прошлый раз у вас получился ломоть не толще пергамента.
  - А месье в отместку соорудил на тарелке египетскую пирамиду из гарнира, как местные посетители-клошары, но даже не притронулся к нему, - с улыбкой парировал Жан.
  - Каюсь, грешен, обещаю не безобразничать. Но и от вас жду послабления.
  Своё блюдо я прикончил минут за пятнадцать, откинулся поудобнее на спинку стула в ожидании и огляделся по сторонам. Через пару столиков от меня расположился мужчина неопределённого возраста с длинными волосами и в очках с невообразимыми диоптриями. По виду - настоящий клошар, но почему же у него в тарелке так мало гарнира?
  - Мишель, похоже, за мной хвост, - прошептал я в трубку, прикрыв рот ладонью. - Попытаюсь обрубить, но могу чуть задержаться.
  Я поднялся из-за стола, быстрым шагом покинул заведение и юркнул в магазин напротив, успев по дороге закинуть телефон в багажник своего "пыжика": наверняка жучок там. Вылетевший следом "клошар" подошёл к машине, и, не обнаружив в ней меня, выхватил смартфон. Я с удовольствием пронаблюдал через оконное стекло, спрятавшись за портьерами, как он приложил ухо к багажнику, после чего пнул колесо машины. "Пыжик" тут же протестующе зачирикал, и мужчина поспешил ретироваться. Я проследил за ним до метро, после чего вернулся в бистро: Папин уже ожидал меня там.
  - Зря ты так всполошился, - обрадовал меня он. - Отпечатки принадлежат Анри Бюжо. Он довольно состоятелен, один из известнейших нумизматов Франции, Кавалер Ордена Почётного Легиона по ходатайству Министерства Культуры, он там один из главных экспертов. Живёт по адресу: Русселе, тридцать. Какая от него может исходить угроза?
  - А что по Русанову?
  - Смерть по естественным причинам - инфаркт, - доложил Михаил. - Пётр Русанов, шестьдесят четыре года, ранее в шенгенскую зону не въезжал. Кто знает: может, у старичка от избытка парижских впечатлений сердчишко и прихватило. В общем так: Русанов вернулся в отель около трёх пополудни сам не свой, это заметил портье, и сразу поднялся в номер. Через пару минут камера на крыше соседнего дома зафиксировала, как мужчина в одиночку вышел на балкон, а через некоторое время схватился за левую часть груди, перегнулся через перила и...
  - Может быть, в крови что-то или в желудке? Свидетелей всех допросили? Вскрытие было? - забросал я друга вопросами.
  - Ну конечно! При нём ничего не нашли, но деньги и документы в сейфе в целости и сохранности. Свидетелей опрашивал инспектор Бошан лично. Так что, криминал исключён. Короче: деньги на бочку!
  О том, что погибший мужчина обладал предметом, стоящим целое состояние, я решил умолчать: зачем Папену лишний геморрой?
  Константин Яровой был уличён мной в связи с бандой карманников, которых он наводил на постояльцев отеля "Fiat": туда заселялись в основном туристы - выходцы из бывшего СССР. Почему именно они были выбраны в качестве жертв? Ответ прост до неприличия: этот контингент редко обращается за помощью в полицию. Если говорить честно, то это пустая трата времени: у полиции куча подобных дел, и все они спускаются на тормозах. Но пару лет назад один из моих клиентов все же решил пободаться, а инспектор Папен переправил его ко мне. Чтобы выйти на след грабителей, мне пришлось остановиться в этом отеле. Я засветил на рецепции бумажник с купюрами, а прогуливаясь по набережной Сены, заприметил в отдалении следующий за мной по пятам автомобиль.
  Филиппо - карманник от Бога, как бы смешно это не звучало. Он - румын, но косит под итальянца. Перед мостом Бир-Акейм Филиппо вышел из машины и подбежал ко мне с картой Парижа в руках, как бы в поисках нужного адреса. Завязался разговор, и внезапно выяснилось, что мой собеседник - фанат футбольного клуба Рома. Что тут началось! Филиппо изображал футбольные финты, раз за разом пиная мои ботинки, толкал меня руками и плечом в грудь, прикрываясь картой. Виртуозно облегчив мои карманы на пару сотен евро и карнет - десяток билетов на метро, Филиппо потерял ко мне интерес, рванул к своей машине и попытался удрать. Когда я подсел к нему в кабину и пристегнул наручниками к рулю, воришка скис и сдал своего подельника Костю со всеми потрохами. Украденное им пришлось вернуть с лихвой, чтобы не загреметь в полицию, и теперь у меня есть неплохие информаторы в криминальной среде.
  В случае с Русановым могла сработать годами отлаженная система, а значит, надо бы надавить на Костика. Припарковав машину неподалёку от отеля, я пересел назад и спрятался за сиденьями. Через полчаса томительного ожидания двери отеля распахнулись, и на пороге появился мужчина с аккуратно подстриженной бородкой и дымящейся сигаретой в зубах.
  - Костик! Курить - здоровью вредить, бросай и иди сюда, разговор есть. - Я открыл дверцу машины и поманил Костика пальцем.
  Мужчина вздрогнул, посмотрел в мою сторону, но не сдвинулся с места.
  - Я настаиваю. Тюряга - не санаторий, а ты же ведь не враг своему здоровью, Костик?
  Яровой в ярости бросил окурок на мостовую и направился ко мне.
  - Не возьму в толк, почему в двадцать первом веке у дверей отеля отсутствует урна. Неужели это так накладно?
  - А на кой? - непритворно удивился Константин. - После дождя потоками воды все смоет в канализацию. Это - фишка Парижа, детка. Зубы не заговаривай, зачем звал?
  - Не догадываешься?
  - О чём я должен догадываться?
  - С вашим выпавшим русским не Филиппо ли в футбол поиграл, а? - Я заговорщически подмигнул сидящему рядом собеседнику.
  - Не понимаю, о чём ты, Андрей. - У Костика вытянулось лицо, и он резко закашлялся, чтобы скрыть волнение. - У фликов никаких претензий.
  - Поэтому их и называют федерацией идиотов. Сам прикинь: солидный мужчина, будучи в Париже впервые, вряд ли выйдет прогуляться без гроша в кармане. Согласен? Люди в его возрасте не распихивают кэш на текущие расходы по карманам. Но вот незадача: бумажника-то при нём не нашли. А у меня есть информация, что бумажник у Русанова имелся. Не поделиться ли мне своими соображениями с инспектором Бошаном, как считаешь? В ихнем курятнике он не самая глупая птица.
  - От меня ты что хочешь? - отрывисто бросил Яровой, опустив голову.
  - Что было в бумажнике? Отвечай, только честно!
  - Пять соток евро и безымянный пластик! Как на духу! - Костик достал из внутреннего кармана куртки бумажник и протянул мне. - Филиппо забрал деньги, а мне оставил карту и лопатник. Вот он, вроде из крокодиловой кожи, дорогущий наверно. С карты слил только две мили, больше не даёт.
  - Ладно, верю. - С замиранием сердца я нащупал под подкладкой бумажника очертания чего-то круглого и плоского и вернул Костику пластиковую карту. - Держи, эта карта мужику уже не пригодится, а бумажник я у тебя конфискую. Закладывать не буду, но с тебя причитается.
  - И на том спасибо, - недовольно пробурчал Яровой, выходя из машины.
  Не без труда я нашёл карман потайного отделения и извлёк-таки монету из бумажника. Да, это она, та же, что на фотографии - "Распущенные волосы"! Надо срочно позвонить месье Бюжо и серьёзно с ним поговорить о цене.
  - Месье Дюбуа, я же просил вас быть всё время на связи? - Голос Анри Бюжо срывался на крик, и мне пришлось отставить телефон чуть в сторону. - Вы нарушили наш с вами договор, и если это повторится, то я буду вынужден уменьшить сумму вашего вознаграждения.
  - Разве это - вознаграждение? В лучшем случае жалкая подачка. Я узнал стоимость монеты, месье Бюжо.
  - Как вы меня назвали?
  - Взгляните в окно, я стою на противоположной стороне улицы.
  Портьеры в одном из окон второго этажа затрепетали, и я наконец-то увидел настоящее лицо моего клиента, прильнувшее к оконному стеклу. Месье Бюжо оказался статным, крепким на вид и ухоженным мужчиной. Причислить его к какой-то определённой возрастной категории было затруднительно: гладко выбритое лицо, совершенно лысый череп, и лишь седые брови и дряблый подбородок позволили сделать вывод, что Анри Бюжо как минимум годится мне в отцы.
  - Изумительный вкус, месье Анри! - похвалил я предложенный мне кофе.
  - В его состав входят кофейные зёрна, которых не найти во всей Франции! Если партия кофе не прошла таможенный контроль, это не значит, что ей суждено пылиться на складе. Надеюсь, вы понимаете, о чём я, месье Андре? - Старик многозначительно поиграл бровями. - А потом, я чуть ли не по зёрнышку смешиваю различные сорта. Несмотря на годы во мне ещё не угасла страсть к экспериментам.
  - И к авантюрам. К чему было устраивать этот маскарад?
  - Хотел скрыть свой статус, да и привычка, - засмеялся Бюжо, достал из кармана кругляш серого цвета и небрежно бросил на стол. - Знаете, когда я собирал свою коллекцию, этот фокус с переодеванием помог мне не единожды. В образе клошара я периодически обхожу местные блошиные рынки и барахолки. Вот последнее приобретение: потраченные впустую время и десять евро. Самарканд, пятнадцатый век, серебрянная монета времён Улугбека, но сильно изношена и отверстие с краю. Возьмите в качестве приза, ведь в случае с вами, месье Андре, фокус не удался. Старею наверно.
  - На тебе, Боже, что нам негоже? - Тем не менее, я положил монету в карман. - А для чего было скрывать статус? Чтобы заплатить поменьше?
  - Даже если так, что в этом предосудительного?
  - Ничего, согласен. Но монета не ваша собственность, почему я должен передать её вам? - Я допил кофе и поставил чашку на стол.
  - А как же наш договор? Во Франции - это святое, сразу видно, что вы - не француз, - нахмурился старик.
  - Нашли чем попрекнуть! - вспыхнул я. - Облапошить незнакомого человека, который оказал тебе услугу: как же это по-французски!
  - Месье Дюбуа, - пролепетал Бюжо, руки у него задрожали, и он поставил чашку на стол, чтобы не расплескать содержимое. - Я правильно понял: "Распущенные волосы" у вас? Неужели вы её нашли?
  - Предположим.
  - Покажите, - с придыханием выговорил старик.
  - Забирайте, она внутри! - Я хлопнул бумажником с монетой по столу, следом швырнул телефон. - Деньги переведёте на карту. Счастливо оставаться!
  Месье Бюжо смахнул со стола телефон и схватил бумажник, не обратив ни малейшего внимания на то, что я направился к выходу.
  По дороге в агентство я успел немного остыть и трезво оценить ситуацию. Как же ловко этому старикашке удалось выудить у меня монету! Может быть, в кофе какую-нибудь психотропную гадость подсыпал? Не исключено, лишь бы с деньгами не кинул.
  Я забежал в магазинчик рядом с агентством и первым делом подошёл к банкомату. Однако! Месье Бюжо уже успел перевести на карту сумму, втрое больше обещанной. Только вот радоваться этому приобретению или сожалеть об упущенной выгоде? Пустое: главное - дело закончено, а это надо отметить с Мишелем, раз дал обещание. Тут же на месте я приобрёл пару бутылочек Шато де Монтифо - любимого сорта коньяка Папина, а немного подумав, добавил в корзину багет и пару нарезок. Вернувшись в агентство, я запер дверь, водрузил покупки на стол и невольно расхохотался. А ведь Бюжо прав, чёрт возьми: ну не французы мы с Мишелем. Привычки, типа шашлычка под коньячок, никуда от нас не делись, но мы их никому и не навязываем.
  Перед тем, как перебраться в Париж, Филиппо долгое время жил в Италии и своё мастерство отшлифовал на туристах, которых в Мори немеряно. Увидишь Неаполь и Мори - увидишь Италию, так когда-то говорили итальянцы. Название города Мори созвучно с "умереть", а Париж заменил Неаполь: так появилось "Увидеть Париж и умереть". Так кто же ты такой, Пётр Русанов, нашедший свою смерть на парижской мостовой?
  Мои размышления прервал стук в дверь, но последние события свели на нет весь энтузиазм.
  - Ferme! Закрыто! - крикнул я, после чего в дверь забарабанили с удвоенной интенсивностью.
  Я бросился к выходу, отодвинул щеколду и в бешенстве распахнул дверь: на пороге стоял Анри Бюжо со счастливой улыбкой на губах и коробкой Мартель в руках.
  - Как бы это вам объяснить, месье Андре? В моей жизни было много женщин, я вожделел их, добивался и получал. Или не получал, но тут же находил им замену. - Месье Бюжо деликатно кашлянул в кулачок. - Красотки и не очень, порой даже откровенные дурнушки, со временем их лица поблекли, а имена стёрлись из моей памяти. Но тут другое: каждая монета из коллекции помнит тепло твоих рук. Она полностью твоя, и ничья больше, не то, что женщины, а это дорогого стоит.
  - Вам не приходило в голову, что вы - сумасшедший? - съязвил я.
  - Признаюсь, приходило, - кивнул головой старик. - Но суть в том, что я - повёрнутый нумизмат, а как человек, совершенно нормален. Как вы думаете, на что способен настоящий коллекционер, чтобы обладать сокровищем? Просто обладать, и ему безразлично, знает кто-то об этом или нет.
  - Наверно, на многое.
  - Нет, месье Дюбуа. Вообще на все. На низость, предательство, преступление. Поймите, я не в силах продать "Распущенные волосы", а вы бы просто не смогли. Или в лучшем случае за цену меньше той, что я вам заплатил, поверьте.
  - Это почему? - удивился я.
  - Без обид: вы - никто в нашей среде, с вами не захотят связываться. Другое дело я: мне позволительно просто заявить, что я счастливый и давний обладатель "Распущенных волос", и выставить монету на аукцион iNumis, он проходит здесь, в Париже, - с апломбом объявил месье Бюжо.
  - Но ведь вы не хотите её продавать!
  - Вот мы и добрались до главного. Помните, я вам рассказал о второй монете? Есть вероятность, что она существует, и вот её я готов продать. Мне больше устраивает та, что уже имеется. А в каком состоянии - практически "без обращения"! Как такое возможно? - не уставал восторгаться коллекционер.
  - Чтобы продать, сначала нужно найти. Нет уж, месье Анри, ищите другого дурачка и продолжайте восхищаться новоприобретением.
  - Дурачком можете оказаться вы, месье Дюбуа, если откажетесь. Ведь я готов это сделать исключительно из расположения к вам, и обещаю поделиться половиной окончательной цены лота. Это - гигантская сумма! - огорошил меня старик.
  - Месье Бюжо, а вам неожиданно удалось меня уговорить. - Я придвинул свой стул поближе к столу. - Но объясните, с чего вы взяли, что другая монета может находиться в России, и почему она представляет для вас меньшую ценность, чем первая?
  - Многие известные нумизматы взяли за моду ставить своё клеймо на экспонатах коллекций. Некоторые считают это варварством, но лично я придерживаюсь противоположного мнения. Это - своеобразный бренд, как говорят нынче. В моей коллекции много экземпляров с клеймами, но из российских до сегодняшнего дня был только полуполтинник с клеймом Гуттен-Чапского.
  - А на "волосах" чьё клеймо?
  - Лисенко. Известный нумизмат, жил такой в девятнадцатом веке. Когда Русанов показал мне монету, я сразу заметил клеймо и попытался сбить цену. Но он заломил за доллар пять миллионов и был непреклонен. Я не беден, но у меня нет таких денег! - Старик беспомощно развёл руками.
  - Его вам надуть не удалось, сочувствую.
  - Когда Русанов удалился, я тут же позвонил Шапиро, знакомому коллекционеру из России, - Бюжо пропустил мой сарказм мимо ушей. - И он рассказал мне про эту монету совершенно занимательную историю. Григорий Лисенко слыл коллекционером с патриархальным уклоном: женщина и нумизматика две вещи несовместных! Его угораздило заключить пари с самой княгиней Орловой на этот счёт, да ещё и при свидетелях. Лисенко предъявил княгине аверс монеты, и также язвительно, как только что вы, месье Дюбуа, спросил, что изображено на реверсе.
  - Там какая-то птица вроде, - вставил я, смутившись.
  - Орлан, вы правы. Лисенко проиграл пари и вынужден был расстаться с монетой. Знаете, почему Орлова выиграла? В её нумизматической коллекции была точь в точь такая же.
  - А что было дальше? Куда княгиня их пристроила?
  - Вот это вам и предстоит узнать. Собирайтесь в дорогу. Трёх дней точно хватит?
  В аэропорту Шарль де Голь я просидел без малого шесть часов: из-за нелётной погоды рейс Париж-Санкт-Петербург откладывался несколько раз. Хорошо, что Анри Бюжо расщедрился и на радостях приобрёл мне билеты в бизнес-класс туда и обратно. В самолёте я откинул спинку кресла и продремал весь полет, проснувшись лишь для того, чтобы поесть: подкосило многочасовое ожидание вылета. В аэропорту Пулково я взял в аренду белый BMW X5 и выехал на кольцевую автодорогу.
  В Санкт-Петербурге у меня осталась двухкомнатная квартира. До недавнего времени там проживал сын моего двоюродного брата Игоря, пока его не загребли в армию, и теперь квартира свободна. Но прежде надо заехать к Шапиро.
  - Натан Израилевич, здравствуйте! Меня зовут Андрей Дубровский, я привёз для вас гостинец от месье Анри Бюжо. Вам удобно, если я к вам заскочу прямо из аэропорта?
  - Да, да, конечно! Записывайте адрес.
  Поднявшись на третий этаж, я нажал на кнопку дверного звонка. Дверь мне открыл маленький, пухленький старичок с львиной гривой седых волос, эдакий антипод месье Бюжо. Шапиро пригласил меня в комнату и буквально выхватил у меня из рук пакет, который передал Анри Бюжо.
  - Андрюша, этот кофе - просто наслаждение в жидком виде, вкус просто восхитителен, не находите? Месье Бюжо - большой знаток по части кофе. Я себе, пожалуй, ещё турочку вскипячу, вы как?
  - Благодарю, но уже поздно, спать охота. А за визитку спасибо.
  - Я до сих пор удивляюсь, как в маленькой, симпатичной головке может уместиться такое количество информации. Сашенька закончила у меня аспирантуру, а княжеская линия Орловых - тема ее диссертации. Умница, красавица, если вас, юноша, не пугает такое сочетание, то рекомендую к ней присмотреться, она с недавних пор незамужем.
  - Юноша? Да мне уже за сорок, Натан Израилевич!
  - Тем более не откладывайте!
  Уже в машине я рассмотрел визитную карточку: "Александра, ваш персональный гид. Петергоф, Ломоносов, Стрельна", на четырёх языках, в том числе французском, и телефон. Надо же с чего-то начинать, а почему бы и нет?
  В расписании экскурсий на завтра места не нашлось, но всё решилось, благодаря пересмотру финансовой части проблемы. Мы договорились встретиться с Александрой ближе к вечеру на парковке рядом с Орловским парком в Стрельна: именно там находилась усадьба князя Орлова. Увидев меня, выходящего из машины, женщина поправила причёску и надела огромные солнцезащитные очки. Я тотчас же последовал её примеру.
  - Заставляете себя ждать, месье Дюбуа!
  Визуальная оценка и предполагаемый психологический портрет объекта - одни из главных составляющих успеха в профессии детектива. Объект - эффектная брюнетка, которая умеет себя преподнести. Со вкусом подобранное лёгкое ситцевое платье подчёркивало достоинства её фигуры и скрывало недостатки, если таковые и имелись.
  - О чём-то задумались?
  - Прошу прощения, мадам, не предполагал, что в России такие пробки.
  - Вы говорите по-русски? - вопрос Александры прозвучал с явным ожиданием утвердительного ответа.
  - Как и все в моей семье. - Я не покривил душой, ведь я и есть моя семья. - Готов внимать!
  Первыми достопримечательностями, историю которых в красках изложила Александра, стали Домик привратника и Готические ворота, через них мы и вошли в парк. Все это время я старательно делал вид, что заинтересовано прислушиваюсь к словам моей спутницы.
  - Это что за антураж? - выбрав паузу, я указал на непонятные строения вдоль Орловского пруда.
  - Раньше на этих постаментах стояли точные копии "Укрощения коней человеком" Петра Клодта, изготовленные методом гальванопластики. Оригиналы вы можете увидеть на Аничковом мосту в Санкт-Петербурге. Или вы там уже были?
  - Конечно, был. А куда исчезли местные лошадки?
  - Во время Великой Отечественной войны фигуры были демонтированы немецкими войсками, и использовались для агитации, как доказательство того, что Ленинград пал. Первой работой Клодта стала скульптурная группа, венчающая арку Нарвских ворот, и она очень понравилась императору. Он пошутил, что Пётр Карлович делает лошадей лучше, чем жеребец.
  - На мой взгляд место на пустыре выбрано неудачно, - вставил я свои пять копеек.
  - Что вы! Князь Алексей Орлов отстроил на этом месте деревянный неоготический дворец. Статуи находились по бокам лестницы, спускающейся к воде. Под каждый из постаментов заложены платиновые медали с изображением орла и девизом князя "Fortitudine et Constantia", "Твёрдость и Постоянство". К сожалению, дворцу не суждено было сохраниться: он сгорел во время войны.
  - И откуда вы все это знаете? - поразился я. - Выходит, что князь зря сэкономил на материалах?
  - Шутите? Дворец из камня обошёлся бы ему втрое дешевле. Граф, в то время он ещё не вступил в княжеское достоинство, никогда не страдал от нехватки денег, был вторым человеком в государстве и личным другом Николая Первого. Орлов потратил почти полмиллиона рублей на обустройство своей Отрады, так он называл усадьбу.
  За разговором мы миновали пустующие постаменты и остановились перед зданием, от которого остались одни развалины.
  - Деревянный дворец сгорел, а это - остатки каменного, и он был разрушен в результате землетрясения? Как вам такая версия? - Я провёл рукой по каменной кладке.
  - Никак, это сооружение изначально и задумывалось, как башня - руина. - Александра не оценила моей шутки. - Со стороны пруда грот с колоннами, к нему ведёт подземный ход из самой башни. Супруга графа, Ольга Александровна, урождённая Жеребцова принимала в строительстве горячее участие. Именно она заказала платиновые медали, о которых я упоминала. Планировалось, что они будут заложены в основание колонн грота, но Алексей Фёдорович решил иначе. Графиня не посмела ослушаться супруга, который был старше её на двадцать лет, и нашла им замену. Одна из немногих женщин-нумизматов того времени, Ольга Александровна отыскала в своей коллекции монет две одинаковых с изображением орла, и они подошли идеально! Грот был полностью разрушен, от колонн осталась лишь арматура, но совсем недавно он был восстановлен практически с нуля. Вот мы и пришли.
  Скорее приплыли: не видать мне "Распущенных волос", как своих ушей. Рассказ Александры прервали громовые раскаты: это где-то на небесах рухнули мои воздушные замки.
  - Монеты при раскопках не нашли?
  - К сожалению. Андре, вам плохо? - с тревогой спросила Александра, увидев, что я побледнел и оперся о колонну.
  - Дождь, а я даже не взял с собой зонт.
  - Спрячемся в гроте, незачем так переживать. Или вам почему-то неприятно моё общество? - рассмеялась Александра.
  - Скорее наоборот, вы очень интересный рассказчик. Но меня мучит вопрос: княгиня любила своего мужа или просто подвернулась блестящая партия?
  - Возможно, этот брак дал ей многое. Она получила придворное звание статс-дамы, стала княгиней. Умная, образованная женщина, рассказывают, что сама императрица робела в её присутствии. Но завершился их союз плачевно: перед смертью князь сошёл с ума и находился в свинском состоянии. Он ползал на четвереньках, хрюкал, отказывался принимать пищу, кроме как из корытца.
  - Да уж, неравный брак со всеми его прелестями.
  - Как и в моем случае. Замужество послужило трамплином, я сделала блестящую карьеру, но муж оказался свиньёй.
  - Тоже хлебал из корытца?
  - Надеюсь, что он это делает сейчас. Мне надоело закрывать глаза на его бесконечные адюльтеры. Год назад мы развелись, я не захотела ежедневно встречаться с человеком, который меня предал, и ушла из университета.
  - Печальная история, но жизнь - не киноплёнка, назад отмотать невозможно.
  - Как и войти в одну реку дважды, - согласилась женщина. - И все же последние годы я жила надеждой, что однажды на улице снова встречусь с тем, чью любовь растоптала когда-то. Я знала - это невозможно, ведь он уехал в далёкую страну, но ведь иногда мечты сбываются. Я бы опустилась на колени перед ним, целовала его руки, просила прощения...
  - Браво, Шурочка! - Я картинно похлопал в ладоши и снял очки. - Роль Жорж Санд ты отыграла блестяще! Только не притворяйся, что не узнала меня. Ведь я-то тебя раскрыл ещё издали, даже в очках и в образе брюнетки.
  - Дубровский! - Александра пребольно ткнула кулачком мне в грудь. - С каких это пор ты стал таким начитанным?
  Ответить я не успел: в грот забежали трое мужчин в оранжевых жилетах, спасаясь от внезапно начавшегося ливня,
  - Добрый день, Александра Николаевна! - поздоровался один из них. - Не стесним вас?
  - Здравствуй, Ислам, - поздоровалась Шурочка и обернулась ко мне, - Ребята из Узбекистана, они из АО Наследие, которое занимается реставрацией, а я их консультирую.
  - Я и Кахрамон из Ташкента, а Ахрор из Самарканда, - подтвердил Ислам.
  Удача - нечастый гость в моей профессии. А если уж она забрела на огонек, то надо хватать её за хвост немедленно! Только где он, этот хвост? Я машинально пошарил по карманам и извлёк монету, подаренную мне месье Бюжо.
  - Самарканд! Какое совпадение! У меня есть монета, которую по преданию сам Улугбек носил на цепочке. Не верите? Вот! Пятнадцатый век, между прочим, без обмана.
  Ислам осторожно взял в руки протянутую монету, и вся троица с неподдельным восторгом воззрилась на испорченный раритет. Самаркандец Ахрор со слезами на глазах прошептал что-то на ухо Исламу и сжал монету в кулаке.
  - Уважаемый, - обратился ко мне Ислам. - Ахрор уже видел такую деньгу в музее на родине. Продай, пожалуйста, она ему талисманом будет, вместо нынешнего.
  - Там же отверстие сбоку, - Мне неожиданно стало жалко узбека. - Ну, какой из неё талисман? Пусть оставит монету себе, мне неловко брать за неё деньги.
  - У Ахрора золотые руки, дырку под верёвкой не видно будет! Покажи, Ахрор, - подозвал друга Ислам.
  Мужчина с готовностью снял через голову свой амулет. У меня перехватило дыхание, когда я увидел то, что скрывалось под хитроумной оплёткой из паракорда.
  Вскоре дождь почти прекратился, строители распрощались с нами и удалились.
  - Шурик, есть поблизости приличный ресторан? Нам незачем ругаться, есть о чём поболтать.
  - Тогда уж лучше ко мне, я живу совсем рядом.
  - Квартиру у мужа отсудила?
  - Какой ты догадливый! - стрельнула глазками Шурочка. - Не квартиру, а целый замок. Дубровский, договорились же не ругаться!
  Мы рысцой добежали до парковки, юркнули в кабину и уже через несколько минут подъехали к дому Александры. Солидный двухэтажный особняк, окружённый высоченным забором, действительно походил на замок, но в миниатюре. Александра вручила мне домашние тапочки и провела в гостиную.
  - Располагайся, будь, как дома, я отлучусь совсем ненадолго.
  Когда моя дама упорхнула, я решил отзвониться месье Бюжо и поделиться новостями.
  - Добрый вечер, месье Анри!
  - Месье Андре, рад вас слышать.
  - А я рад вам сообщить, - торжественно продекламировал я, - что у меня появился новый друг из Узбекистана!
  - Это как-то связано с нашим делом? - оживился старик.
  - Естественно! "Волосы" нашлись, мой друг Ахрор носил монету на шее, как талисман.
  - На шее! Негодяй наверняка провертел в ней дыру, а это выше моих сил! Передайте же своему Ахрору... - Вопль отчаяния пожилого француза состоял из множества пожеланий членовредительства в адрес узбека, преимущественно сексуального характера.
  - Сдулись, месье Анри? - вежливо осведомился я.
  - Ещё нет, дайте отдышаться!
  - Вы, оказывается, не только экспериментатор, но ещё и скрытый садист! Бассейн с крокодилами ещё куда ни шло, но так живописать голого и беззащитного Ахрора во власти свирепого единорога, может только больной на голову!
  - А я вас предупреждал!
  - Угомонитесь! Ахрор с товарищами нашли вашу монету под одной из колонн между двумя листами слюды, когда вели строительство. У них её отобрал прораб Пётр Русанов, который исчез на следующее же утро.
  - Теперь понятно, почему монета хорошо сохранилась. Дальше, рассказывайте дальше, месье Андре, не томите!
  - Вторую монету Ахрор откопал через день и решил спрятать её под собственноручно сделанной, оригинальной оплёткой из обычной верёвки. Так что, состояние у нее получше вашей. Довольны?
  - Не то слово! - успокоился месье Бюжо и не преминул уколоть моё самолюбие. - Но вспомните вашу обличительную речь? Теперь уже вы поступили аналогичным образом. Не так ли, мой друг?
  - Вы бы видели, как Ахрор обрадовался! До слез! Так что все ваши обвинения полностью отвергаю. И ещё: я хочу две трети вместо половины.
  - Пусть так и будет, месье Андре, - неожиданно согласился Бюжо. - Жду вас с нетерпением!
  - Тогда до встречи!
  - Вы поступили некрасиво, месье Дюбуа, - услышал я за спиной знакомый голос. - Я знала совсем другого Андрея.
  - В точку! У него были хорошие учителя. - Слова Александры рассердили меня не на шутку. - Но заметь: Ахрор был рад-радёшенек и сам отдал монету! Понимаешь - сам! Я даже не знал, что там под оплёткой. Мне надо было вернуть её с объяснениями, чтобы выглядеть в твоих глазах пушистой морской свинкой? Фигушки, не дождёшься!
  Я сложил из пальцев кукиш и покрутил им перед носом Шурочки. Женщина отреагировала моментально, залепив мне пощёчину.
  - Спасибо, действует отрезвляюще! - Я приложил ладонь к горящей щеке. - Поскольку целование моих рук автоматически отменяется, то разрешите откланяться. Ни минуты здесь не задержусь. Дорогу найду, можешь не провожать.
  Я раскидал тапочки по углам гостиной и направился к выходу. Не успел я надеть ботинки, как почувствовал на плечах руки Александры. Я резко передёрнул плечами и развернулся к ней лицом: Шурочка тут же всем телом прильнула ко мне.
  - Останься, Андрей, - прошептала она мне на ухо. - Хотя бы на одну ночь. Хочешь, я буду твоей пушистой морской свинкой?
  - Послушной и очень ласковой? - Вся моя злость мгновенно улетучилась, как женщинам это удаётся?
  - Очень!
  После бурной ночи я проспал до полудня, меня разбудил телефонный звонок. Открыв глаза, обнаружил, что в постели нахожусь в гордом одиночестве: Шурочка исчезла! Подарок Ахрора, который я снял и положил на тумбочку рядом с телефонным аппаратом, испарился вместе с ней.
  - Добрый день, соня! Зубную щётку я тебе положила, завтрак приготовила, кофе в кофемашине. Ты уже проснулся?
  - Только что. Может, объяснишь мне, что происходит?
  - Я тебя обокрала! "Распущенные волосы" теперь мои! - Я услышал в трубке издевательский смех Александры.
  - Пусть они будут прощальным подарком. Надеюсь, что наши пути никогда не пересекутся, - отрешённо ответил я и повесил трубку.
  Приняв душ, я оделся и прошёл на кухню. Яичницу с беконом оставил нетронутой и ограничил свой завтрак чашкой кофе. Телефон все это время трезвонил, не переставая, но мне это уже было безразлично. Я успел повернуть ключ зажигания, когда Александра, вихрем ворвавшись в распахнутые ворота, перегородила мне путь и упёрлась руками в капот машины.
  - Выходи сейчас же, Дубровский!
  - Отойди, - опустив стекло, бросил я Шурочке, не обращая внимания на её заплаканное лицо. - Все кончено, понимаешь?
  - А я-то дура, вообразила себе невесть что! - Тело женщины содрогалось от рыданий. - Ждала все эти годы, надеялась, молилась и вот оно случилось. Теперь он весь мой, как и прежде, никуда его не отпущу!
  - Не верю, Шурик! Ты снова в шоколаде, а я привычно уползаю в закат, - тон получился на редкость издевательским. - Освободи дорогу. Пожалуйста.
  - Знаешь что, Дубровский, - Взгляд Шурочки потускнел, лицо приняло суровое выражение, и она резко оттолкнулась от капота. - Катись-ка ты ко всем чертям. Жила ведь как-то без тебя, не пропала. А подарок свой...
  Александра подошла к отрытому окну автомобиля, достала из сумочки амулет и швырнула мне в лицо. Как же хорошо, что Ахрор сделал оплётку не из проволоки!
  Мне удалось-таки затащить упирающуюся Шурочку на заднее сиденье, и целый час я потратил на то, чтобы вымолить прощение. Убеждал и уговаривал, обнимал и целовал: бесполезно! Глаза её засверкали вновь, когда я пообещал взять на себя роль морской свинки, но отреагировала Шурочка весьма своеобразно.
  - Ладно, вы прощены, месье Дюбуа. - Женщина расстегнула верхнюю пуговицу блузки. - Но, прямо здесь и сейчас!
  Натан Шапиро, именно к нему догадалась съездить Александра, подтвердил подлинность монеты, но удивился драконовским комиссионным, которые запросил месье Анри.
  - Натан Израилевич согласен на десять процентов, но ему не терпится заполучить "Распущенные волосы". Предложил обменять монету на "чистые" экземпляры из своей коллекции. Если ты захочешь их продать, то он поможет с реализацией. Это хорошая сделка, Андрей, соглашайся.
  - Какая же ты у меня умница! - Я поглаживал Шурочку по волосам и наблюдал, как она восполняет потраченные калории, с аппетитом уплетая остывшую яичницу.
  - У очень многих нумизматов периодически возникают вопросы к Анри Бюжо насчёт происхождения его коллекции. Он частый участник аукционов, но всегда только продаёт свои экспонаты и не участвует в торгах, хотя бы для вида.
  - У Бюжо связи на таможне, а он сам министерский эксперт по культурным ценностям. Можно это использовать?
  - Конечно, простая, но рабочая схема: клиента тормозят, вменяют незаконный ввоз или вывоз. За сим последуют конфискация и экспертиза. Далее: кража конфиската со склада или скупка по липовой оценке. Также возможен шантаж с предложением поделиться, - с набитым ртом разъяснила Александра. - А почему я это знаю? Как доктор исторических наук привлекалась в качестве эксперта, причём неоднократно.
  - Прожуй сначала, доктор! Получается, что Бюжо собрался кинуть меня повторно, ведь он без возражений согласился на две трети! Похоже, что этот котелок перестал варить! - В расстроенных чувствах я шарахнул себя кулаком по лбу.
  - Осторожней, убьёшься! - Шурочка наконец-то проглотила последний кусок яичницы. - Уверена, что тебя обчистят ещё на таможне и выбросят, как использованный...
  - Да понял я, понял! Помнишь, ты рассказывала про какой-то метод пластики? - Похоже, что удар по голове всколыхнул задремавшие было извилины.
  - Гальванопластики, неуч! - Шурочка чмокнула меня в щеку. - За годы, проведённые на чужбине, ты совершенно разучился понимать шутки.
  - Но, если можно скопировать целую лошадь, то с монетой...
  - Все гораздо проще, - подхватила Шурочка. - Внутри ювелирный воск, а внешне один в один. Натан Израилевич перевёл почти всё столовое серебро, чтобы сделать копии экспонатов у нас в лаборатории. Люба, заведующая лабораторией - моя подруга. Весу в ней почти центнер, а все из-за Шапиро: он закармливает её тортами и заваливает коробками конфет.
  - Копия нужна уже завтра: у меня билет на самолёт.
  - Ты хочешь улететь? Один? - Щёчки Шурочки залились румянцем. - Не ври мне, Дубровский!
  - Шурик, я тоже не хочу тебя отпускать. Ныне, и присно, и во веки веков! - Я приложил руку к сердцу. - Если на рейсе будут места, то мы летим вместе.
  - Тогда, аминь! Любовь Соломоновна сделает все в наилучшем виде.
  Нам повезло: в самолёте осталось одно место в эконом-классе! Александра пустила вход все свои женские хитрости, и ей удалось-таки выторговать мой бизнес-класс. Когда самолёт совершил посадку, я позвонил Михаилу Папину и попросил его забрать Шурочку из аэропорта. Перед зоной таможенного контроля мы с ней разделились и пошли разными коридорами.
  Как и предсказывала Александра, на таможне меня взяли за жабры и провели через настоящее чистилище. В итоге, я предстал перед месье Бюжо с изрядно потрёпанным чемоданом, всколоченными волосами и в помятой одежде.
  - Ну и вид у вас, месье Дюбуа! Присаживайтесь.
  - Вашими молитвами, месье Анри, - буркнул я, плюхнувшись в предложенное кресло.
  - При чём здесь я? - Месье Бюжо предсказуемо перевёл разговор на другую тему. - Монета при вас?
  - Увы! Пока меня на таможне разбирали по косточкам, амулет пропал.
  - Вы меня обманываете, - с уверенностью заявил старик. - Ведь монеты при вас не оказалось!
  - Можно спросить: откуда у вас такие сведения? - Я в удивлении наморщил лоб.
  - Это уже не твоё дело, щенок! - Месье Бюжо разозлился не на шутку.
  - Наконец-то маски сброшены! - Я вальяжно раскинулся в кресле. - Ваши люди на таможне - олухи. Стоило бросить им кость в виде амулета, как они тотчас же меня отпустили. Догадываюсь: вы уже выпотрошили амулет и выяснили, что там копия. Не так ли, месье?
  - За что только я плачу этим идиотам? Но что вы будете делать c "Распущенными волосами", продать по выгодной цене не получится.
  - Я что-нибудь придумаю.
  - Тогда вы тоже олух, месье, - Анри Бюжо достал из ящика стола пистолет и прицелился мне в голову. - И память у вас короткая.
  - Настоящий коллекционер способен даже на убийство? Вы хотите меня пристрелить, Бюжо, из этой игрушечной Беретты?
  - Не такая уж она игрушечная. Если не отдадите монету, получите пулю в башку, будьте уверены.
  - Подождите, - Я бросился лихорадочно расстёгивать пуговицы рубашки. - Лучше посмотрите сюда. А потом в окно.
  Глаза месье Бюжо вылезли из орбит, когда он увидел приклеенный пластырем микрофон у меня на груди.
  - Инспектор Папен, вы все слышали? И вы, мадам? Тогда помашите месье Бюжо ручкой. Он желает вас поприветствовать, - громко произнёс я, опустив голову поближе к микрофону.
  Бюжо тут же бросился к окну и отдёрнул шторы. Увиденное его подкосило: месье Анри выронил из рук пистолет и на негнущихся ногах кое-как доплёлся до кресла.
  - Мишель Папен - мой давний друг, - объяснил я, - Я поделился с ним историей, как один уважаемый француз собрал коллекцию, всю жизнь обманывая других, и использовал свои связи и положение в преступных целях. Инспектор тут же вызвался мне помочь вывести его на чистую воду и организовал прослушку.
  - Вам тоже несдобровать, ведь вы фактически признались в незаконном ввозе предметов искусства, - не сдавался месье Бюжо.
  - Пардон, это утверждали вы, а я ни словом не обмолвился.
  - И все равно, вы ничего не сможете доказать! - продолжал упорствовать старик.
  - Возможно, вы же наймёте хорошего адвоката, но лазейки будут прикрыты, восполнять свою коллекцию прежними путями не прокатит.
  - Сто тысяч, и вы отдаёте запись мне! - Месье Бюжо весь подался вперёд, ожидая моего ответа, а не получив, продолжил торговлю. - Миллион! Вы меня слышите, месье Андре? Миллион!
  - Мне не нужны миллионы. Из уважения к вашим сединам я обещаю сохранить все в тайне за символическую плату. Всего лишь за один американский доллар.
  - Пощадите, месье Андре!
  Визуальная оценка и психологический портрет объекта: согбенный старичок весьма преклонных лет, совершенно сломленный морально. Осталось лишь забить последний гвоздь в крышку его гроба.
  - Вы так гордитесь своим происхождением, но и с ленточкой в петлице придётся расстаться. Вместо героя вы станете изгоем. Решайтесь же, месье Анри, это - ваш последний шанс сохранить статус кво.
  Бах! Я с одного удара загнал гвоздь в дерево по самую шляпку: монета покатилась по столу и упала мне в подставленную ладонь.
  - Убирайтесь!
  - Будьте благоразумны, месье. - У самой двери я обернулся. - Запись нашего разговора я сохраню, а если с моей головы упадёт хоть волос, инспектор Папен тут же даст делу ход. Прощайте!
  Месье Бюжо не удостоил меня ответом: он сидел за столом, словно статуя, молча и неподвижно, отрешённым взглядом всматриваясь в бесконечность.
  Мой чемодан сильно пострадал при досмотре: пришлось нести его на вытянутых руках через дорогу до полицейской машины, где меня поджидали Михаил и Александра.
  - Изображать для месье Бюжо идиота, помахивающего ручкой, рядом с красивой дамой было довольно унизительно, - сострил Папин, подхватил мой чемодан и затолкал в багажник. - В этом какой-то сакральный смысл? И что за штука у тебя на груди под пластырем?
  - Неважно, зато месье Анри растрогался и сделал мне небольшой презент.
  - Недорого же он оценил мою блестящую актёрскую игру, - резюмировал Мишель, бросив на монету мимолётный взгляд, но у Шурочки от удивления округлились глаза. - Кстати, дама на долларе похожа на Сашу, только она - брюнетка, а эта белая.
  - Раньше Шурик тоже была блондинкой, но брюнеткой она мне нравится больше. - Я вложил монету в руку Шурочке.
  - Но, чтобы между нами больше не возникло недопонимания... - Женщина наклонилась и зашвырнула монету в отверстия канализации.
  Я и Михаил растерянно переглянулись, а Саша разразилась хохотом.
  - Видели бы вы свои рожи! Ты опять купился, Дубровский! У сумочки отломалась застёжка, её я и выбросила. А монетка-то вот она, в другой руке! - Шурочка разжала кулачок и опустила раритет в карман моей рубашки. - Пусть побудет у тебя, Андрей, пока не решу, что с ней делать.
  Ох уж эти женщины!
Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!