НАСТЕНЬКА

                                                                                  

                                                                                 АЛЕКСАНДР КАТЕРОВ

 

 

                                         Н А С Т Е Н Ь К А

                                  (сказка для взрослых)

 

Было уже совсем темно, когда я попрощался с Константином – другом моего крестника. Назвать Костю другом я не спешил, хотя он и помог мне адаптироваться в новой жизни. Собственно, с этого момента и начинается моя невероятная история похожая на сказку.

 

                                                  

                                                   1.

 

После развода с женой я оставил все свое имущество и уехал в глухую деревню, к своему дальнему родственнику в Новгородскую область. Здесь я и познакомился с Константином – коллегой и другом Ивана – сыном моего сослуживца. Костя оказался добрым и отзывчивым парнем. Понимая мою трудную ситуацию, он предложил мне домик в соседней деревне, где когда-то проживала его бабушка. В этот летний вечер я как раз и возвращался туда, после праздничного застолья по случаю дня рождения Ивана. Он немного перебрал алкоголя и поэтому провожать меня вышел его друг Константин. Он подсказал мне короткую дорогу через лес и сунул пакет с продуктами. Я сел в свой старенький Уазик и поехал по указанному маршруту.

 

Дорога через лес оказалась хорошей и по качеству покрытия нисколько не уступала основной, что проходила в обход леса. Километров через десять - пятнадцать дорога привела меня к небольшому озеру. Туман, лежащий на его поверхности, выползал на проезжую часть и затруднял продвижение. Свет фар повисал в его дымке и становился непроглядной стеной. Я сбавил скорость и открыл окно.  

Свежий воздух ворвался в салон, а картина за окном не изменилась - дороги по-прежнему было не видно, и я медленно продвигался вперед. Вскоре мой Уазик затрясло, и я понял, что съехал с дороги. Я остановился и вышел из автомобиля. Голубая мгла окружала меня. И хотя ночь стояла лунной, дорога оставалась невидимой.

Отыскав под ногами твердый грунт, я двинулся по колее и уже очень скоро заметил, как туман отступил к озеру. Дорога хорошо просматривалась и я, удовлетворенный результатом, решил вернуться обратно. Недалеко, в сизой дымке, гудел двигатель моего Уазика, а два чуть заметных огонька указывали мне его местонахождение.

Я вошел в туман и, разрывая его на части, быстро продвигался к машине. Шум двигателя выдавал непонятные звуки; он то завывал как лесной зверь, то шипел как змея, а то и вовсе казался речью человека. В двух шагах от Уазика, когда уже можно было разглядеть его контур, я вдруг услышал, как хлопнула дверца. Я ускорил шаг и уже через минуту сидел в салоне своего автомобиля. Осмотревшись, я включил передачу и выехал на дорогу. Рассекая туман, я слышал, как двигатель на малых оборотах чихал, жалобно стонал, а то и кашлял по-человечески. За моей спиной сильно скрипело сиденье и его непонятные звуки напомнили мне неприятное чавканье. Я притормозил и оглянулся. Сзади никого не было и только двигатель машины подвывал, издавая вой одинокого волка. Мне стало не по себе, и я прибавил газу.

Луна сопровождала меня в пути, и я подумал:

- Полнолуние - мало что может привидеться…

Но успокоить себя никак не получалось, и я гнал свой Уазик по лесной дороге, не жалея его разбитой подвески. Я то и дело оглядывался и прислушивался к непонятным звукам на заднем сидении.

 

Вскоре дорога стала вилять между деревьев и за очередным поворотом я остановился на распутье. Предо мной лежало две дороги, они равнозначно расходились в разные стороны, и я вышел из машины.

- И которая из них моя? - Задался я вопросом.

Я раздумывал на распутье дорог, а моя машина вдруг заглохла и почему-то захлопнулась дверца. Холодный пот побежал у меня по спине, и я с опаской подошел к Уазику. В салоне было пусто и только пакет с продуктами, что передал мне Константин, лежал на полу.

Содержимое высыпалось на коврик автомобиля, и я произнес:

- Это он на кочке слетел…

Собрав продукты в пакет, я положил его на сиденье и тут вдруг обнаружил обглоданную куриную лапку и погрызенный огурец. Я отскочил в сторону и почувствовал, как громко застучало мое сердце.

- Это, наверное, Костя впопыхах бросил, - успокаивал я себя.

Я взял себя в руки и выкинул объедки в кусты. Тут же его ветки зашевелились, а из глубины донеслось противное чавканье. Я отступил назад, а под ногами громко треснула ветка. Я бросился в кабину Уазика и стал крутить стартер. Машина не заводилась, и я, отчаявшись, стукнул руками по баранке автомобиля. Это не дало нужного результата, и я стал всматриваться в темноту. Ничего не предвещало беды и я, пытаясь себя успокоить, вспоминал устройство автомобиля.

- Бензин есть, стартер крутит - надо проверить искру…

Я вышел из машины и, оглядываясь по сторонам, подошел к капоту. Он, как назло не открывался, а из темноты вылетела большая птица. Она спланировала у меня над головой и села на крышу Уазика. Блеснув черными глазами, она громко каркнула, а из чащи эхом отозвался вой волка. Я оцепенел от страха, а на дороге появилась телега. Скрипя несмазанными колесами, она приближалась ко мне без чьей-либо помощи - повозка ехала сама, издавая топот копыт. В трех шагах от меня она остановилась, и я заметил, что в ней лежал гроб. Я пошатнулся, а ворон оставил Уазик и перелетел к телеге. Он сел на крышку гроба и стал стучать по ней своим мощным клювом. Вскоре крышка приподнялась и чьи-то худосочные руки аккуратно уложили ее рядом. С ужасом я кинулся в салон автомобиля. Машина не заводилась, а дряхлая старуха встала из гроба и поманила меня длинным пальцем.

Закрыв глаза, я крутил стартер пока не услышал голос сзади:

- Она не заведется, она сломалась.

На заднем сидении моего Уазика сидела та самая старуха из гроба. На ее морщинистом лице застыла улыбка, а я замахал руками.

- Ну, хватит, ты же мужчина!.. – Остановила она мои действия.

Ее упрек подействовал на меня отрезвляюще, и я спросил:

- Ты кто?

- Я фея!..

- Ты фея? – Позабыв страх, ухмыльнулся я. – Ты - баба Яга!..

- Какая я тебе Яга, какая баба? – Обиженно возразила старуха. – Я престарелая фея. Мне и годков-то - лет триста, не больше!..

Старуха поправила на голове платок и, плюнув себе на руки, стала завивать мокрыми пальцами свои седые локоны.

Я ухмыльнулся и сделал старушке комплимент:

- Ну, так гораздо лучше, бабуля!

- Я не бабуля, а Рада-Бай! Для тебя просто Рада.

Я согласился, а она посмотрела на себя в зеркало и заявила:

- Ну да, не шестнадцать, но все равно красивая!..

 

Вдруг с крышки гроба слетел ворон, где-то совсем рядом заржал конь, а престарелая фея, сменив тон, спросила:

- У тебя есть трос?

- Трос? Зачем трос? – Переспросил я.

- Как зачем? – Удивилась старушка. - Сейчас прицепим твой автомобиль к телеге и оттащим его ко мне - я здесь недалеко живу.

- Ты чего говоришь, бабуля? Извини - Рада? – Ухмыльнулся я. – Уазик тонну весит, а то и больше, как мы его потянем, чем?

- Цепляй трос, - приказала старушка, - «Люцифер» потянет…

- Какой «Люцифер», Рада?

- Мой конь, вон видишь, копытом бьет?

У телеги поднималась пыль и фыркал невидимый конь.

- Но я его не вижу.

- Я и сама его не всегда вижу, цепляй трос к телеге и поехали.

 

Через полчаса мы уже были в домовладении старушки Рады.

За высоким частоколом, на благоустроенном участке стоял ее высокий дом с черепичной крышей и каменным крыльцом. Он совсем не походил на сказочную избушку на куриных ножках. Это был современный каменным коттедж со всеми полагающими ему коммуникациями. Все здесь было как в лучших домах; и тенистые аллеи с экзотическими деревьями, и стриженые кусты, и китайские беседки, и даже декоративный фонтан в виде водопада. Он размещался в центре, украшая двор и фасад здания. На высокой мачте громоотвода размещалась спутниковая антенна, а у парадного крыльца стоял черный Мерседес.

- Однако, ты неплохо устроилась, - восхищался я. – Теперь я понимаю, что ошибался. Ты настоящая фея – волшебница – Рада-Бай!..

- Была, - буркнула старушка и отправила телегу на задний двор.

Скрипя колесами, она повезла гроб, а я спросил:

- А зачем ты за собой гроб таскаешь?

- Так это же модно! – Не раздумывая ответила Рада.

- Модно?.. – Удивился я.

- Ты видно, Виктор, давно в городе не был. Там сейчас, чуть ли не на каждой машине, сверху свой гробик. Не авто – а катафалка.

- Это багажник! – Догадался я. – Он дорогой, Рада, это знак достатка. Повесил его на крышу и вроде как большой и современный…

- Вот я и говорю – мода! Хотя и нужная вещь, - заключила старушка, - попал в аварию и сразу в ящик – удобно… Я тут как-то подсчитала, что вот такие показушники чаще других и попадают в автокатастрофы. Дело-то понятное – катафалка, а это обязывает…

- Да, «добрая» ты, - упрекнул я Раду и продолжил, - а чего же ты сама на Мерседес багажник навесила? Мода или все-таки катафалка?

- Ну, во-первых, Виктор, это не моя машина, а, во-вторых, в данном случаи, она и есть катафалка. Пригодился багажник…

Я только хотел задать следующий вопрос, как Рада, прочитав мои мысли, подошла к Мерседесу и ответила:

- В этом черном ящике мой племянник, будь он неладен!..

- Это как?

- А, так! Надоел мне этот выскочка и невежда. Да, ладно бы только это… Он девчонку погубил. Вот я и нашла ему место в багажнике. Пусть полежит там лет сто и подумает, а там видно будет…

- Круто, а что случилось, Рада?

Старушка тяжело вздохнула и предложила:

- Пройдем лучше в дом, а то ноги болят. Это я раньше все на метле летала, а сейчас все больше пешком или на попутках…

- Значит все-таки старость?..

- Да, ну тебя, Витя, привязался ты ко мне со свой старостью, я еще крепкая женщина, просто хочу выглядеть современной!..

- Так современные на машинах ездят, - не унимался я.

- А я может хочу себя показать! – Парировала Рада.

Я больше не стал мучить старушку вопросами, и мы вошли в дом.

- Вот это хоромы!.. – Восхищался я, разглядывая большой зал.

- Да, это все племянничек, - оправдывалась Рада, - все жилище благоустраивал, мраморный пол, сауна, джакузи и все такое. Продвинутым пацаном хотел стать, а моя конура там, за колонной. Мы подошли к декоративной арке, в глубине которой скрывалась деревянная и не струганная дверь. Я восторгался дизайнерскому решению, а Рада прошептала заклинание и дверь со скрипом отворилась.

Уже через мгновение я очутился в сказочной избушке.

Ее единственная комнатка была заставлена кухонной утварью. Всюду стояли какие-то банки, бочки с водой и бутылки с разноцветной жидкостью. На ее стенах висели пучки высушенной травы, шкуры животных, всевозможные щетки и много еще чего, чему я не находил применения. В углу стояла метла, а возле печки валялся закопченный ухват. На огне, в котелке что-то кипело и издавало истошный запах.

Я скривил лицо, а Рада, подметив мое недовольство, сказала:

- Сейчас все устроим…

Услышав голос хозяйки, из-под лавки вылез черный кот, а серый мешочек, что стоял на полке, вдруг заморгал желтыми глазами.

Рада прошла в комнату, взглянула на варево, погладила кота и открыла небольшое окошко. Свежий ветер ворвался в избушку и неприятный запах отступил. Дышать стало легче, и я взглянул за окно.

На зеленой лужайке, что была усеяна желтыми цветами, гулял вороной конь. Он был необычно больших размеров и его мощь заставляла меня восхищаться. Широкая грудь, крепкая шея и высокая холка, говорили о его исключительной породистости. Сам черный, а грива с хвостом белая с серебристым отливом. Конь бил копытом по земле, а в избушке на полках подпрыгивала посуда.

- Красавец!.. – Произнес я.

- Это и есть мой Люцифер, - пояснила Рада. – Ему, как говорится, триста лет в субботу, а он, как молодой жеребец. Хорошо сохранился, ни то что я. Потому что ничего худого людям не делал. И почему ему такое страшное имя придумали, никак не пойму?

- Это он в христианстве страшный, а в римской мифологии Люцифер -  Светоносный, - пояснил я, - а, ты что много зла сотворила?

Мой вопрос Раду не смутил, и она ответила:

- Не больше, чем это делают люди…

- Как же так? Ты что никогда не ворожила, не гадала, не строила людям козни или ты добрая колдунья? – Ухмыльнулся я.

- Не колдунья я, - ответила Рада, - не злая и не добрая, а ведьмой меня сделали люди, когда ни за что сожгли на костре. А то, что делают порой люди, никакому колдуну и в голову не придет. Потому что все это зло происходит от невежества, зависти и корысти.

- Да-а, - согласился я и подошел к окну.

У старой березы, на ветке которой сидел ворон, стояла старая телега. И хотя она была в тени, я все же заметил в ней гроб.

Я вспомнил рассуждения о модных багажниках и спросил Раду:

- А, что натворил твой племянник?

- Погубил девчонку - сироту, которая ему отказала во взаимности. Взял напоил бедняжку клофелином и пытался овладеть ею. Но девушка не позволила ему надругаться над собой, она не только умерла, она сделала этого гаденыша импотентом. Высшие Силы не оставили бедную девочку, и она умерла целомудренной…

Я молчаливо согласился, а Рада добавила:

- Вот тебе, Витя, хороший пример человеческого любостяжания.

- Да, здесь не поспоришь, - согласился я.

- Поэтому, я так понимаю, ты и убила племянника? Но это же преступление, Рада -Бай. Это самосуд – ты не боишься?

- Я уже давно ничего не боюсь, - поспешила ответить Рада. – И вообще, дался тебе этот гаденыш. Не о нем речь, дело в девушке…

- В девушке? – Переспросил я, - но что теперь можно сделать?

Рада присела на широкую лавку и поманила меня пальцем.

- Для этого я и привезла тебя сюда. Дело в том, Виктор, что эта девушка у меня здесь, она на втором этаже – в спальне...

Она пристально посмотрела на меня и продолжила:

- Знаю, что ты хороший человек, Виктор! Помоги Насте!

От такого заявления я не успел удивиться, а Рада заключила:

- Верю, что ты сможешь!..

 

 

 

Я стоял у широкой кровати, где лежала девушка Настя. Она, конечно, была красивой, как и многие в этом юном возрасте. Молодость - она и сама по себе прекрасна, а тут еще такие линии, такие черты…

Мы долго молчали с Радой, а потом она спросила:

- Ну, как тебе цветочек?

- Цветочек-то красивый, но срезанный, - невесело подметил я.

- Не уже ли ничего нельзя сделать? Ты же ведьма?!

- Наверное, я плохая колдунья, - призналась старушка. – Здесь я бессильна. Первый раз за триста лет с таким сталкиваюсь...

Мы помолчали и я, поправив волос на голове Насти, спросил:

- И что же теперь делать? Ее же надо похоронить.

- Ты чего говоришь, Витя? Она же живая!..

- Как живая? Она холодная как лед!..

- Она спит. Спит не земным сном, - категорически заявила Рада.

- И что делать? – Опять поинтересовался я.

- Разбудить.

- Но как? Если даже ты со своими чарами бессильна.

- Здесь колдовские чары не помогут, - отвечала Рада, - к жизни ее вернет только любимый человек. Только чистые чувства ее смогут разбудить, потому что усыпил ее не клофелин, а большая любовь!..

- Не понял, - удивился я, - расскажи.

 

Рада посмотрела на девушку и сказала:

- Есть у нее парень, которого она любит, Сергеем звать. Он в городе живет. Они поссорились по вине моего племянника - оклеветал он ее. Сергей поверил и обидел Настю, а мой гаденыш этим и воспользовался, а что было дальше ты уже знаешь…

- Ну, так это не сложно, - перебил я Раду, находя быстрое разрешение вопроса, - давай сделаем как в сказке у Пушкина - привезем этого Сережу сюда, он поцелует Настю, и она проснется…

- Ой, Витя, - упрекнула меня старушка, - ты думаешь я сказок не читала? Здесь совсем другое. Елисей любил свою невесту, а этот нет.

- Как же так? Ты же говорила, что у них любовь?!

- Я говорила, что Настя его любит, а он, как я убедилась, ее нет.

- И, что же теперь делать? – Встревожился я, - может ты ошибаешься, может Сергей ее разыскивает, может он любит Настю?..

- Не ищет он ее, и не любит. Он уже с другой девушкой встречается, сама видела. Так что на него надежды нет.

- И, что же делать? – Спросил я, а Рада предложила:

- Забирай Настю к себе домой, а там что-нибудь придумаем.

От такого предложения я встал с лавки и прошелся по избе.

У окна я остановился и спросил:

- И как ты себе это представляешь? Ко мне же иногда люди заходят. Что я им скажу? Домик у меня маленький - спрятать ее негде… Да, и почему ты решила, что я смогу ей помочь?

- А ты, Виктор, посмотри на нее повнимательнее, - предложила Рада, указав на Настю, - она тебе никого не напоминает?..

Глянув на лицо девушки, я тут же ответил:

- Нет, мы не знакомы.

- А не похожа ли она на ту милую девочку из десятого «Б», которая отравилась из-за тебя - помнишь? - Спросила Рада.

От этих слов меня передернуло и я, глядя на Настю, запричитал:

- Я здесь не причем! Да, и не отравилась она - это несчастный случай - таблетки перепутала. Да, и не похожа она Олю…

- Что же ты тогда столько лет казнишь себя? – Продолжала наступать Рада, - чего никак не успокоишься? Времени-то сколько прошло?

Ответить ей мне было нечего, и я замолчал.

- Ладно, Виктор, дело прошлое, - отступила Рада, - да, и прав ты, не похожа она на твою Олю. Но сходство есть. А главное, - заострила внимание Рада, - и в том и другом случаи – клофелин и любовь!..

Рада замолчала, а я взглянул на девушку.

Я вдруг заметил новые исключительные черты ее лица. Ее носик не заострился, а припухшие губки совсем не потеряли естественный цвет. Настя не умерла, она действительно спала, чтобы проснуться в новом и счастливом для нее мире. От нее пахло весной и надеждой.

Я тронул ее холодную руку и сказал:

- Рада-Бай, проводи нас, мы уезжаем!..

 

 

        (продолжение следует) …

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!