Происшествие

Дурное настроение феи Морганы – сводной сестры короля Артура, его правой руки и первой советницы отравляло Камелот. При этом никогда нельзя было узнать, когда именно к ней придёт это дурное настроение: схлестнётся ли она с коварным советником и друидом Мерлином, поругается ли с братом, к которому сама ещё не определилась что испытывать – ненависть или любовь, а может быть просто не выспится, мучимая кошмарами своего несчастного прошлого.

Но её дурное настроение – это привычное, хоть и хлопотное дело. К нему можно было привыкнуть, как привык Ланселот – единственный настоящий друг Морганы, прошедший с ней множество приключений и интриг. Сам Ланселот не был к ним склонен, но обычно покорялся более умной и коварной подруге, признавая, что не понимает и трети из того, что она творит или планирует сотворить.

Ланселот всегда пытался защитить Моргану от шёпотов в её сторону, и когда слышал обвинения  о том, что «она хоть и фея, но та ещё ведьма», бросался возражать:

-Она совершенно не такая! Напрасно вы так!

            Но в уме, конечно, прекрасно понимал, что Моргана именно такая, а может быть и хуже.

            В то утро, не предвещавшее никому беды, у Морганы было дурное настроение. Головная боль отравляла сознание Морганы, пульсируя и раздражая весь её мир, ей требовался отдых, но сезон не располагал к отдыху. На столе Морганы дожидались нечитанные отчёты о зерне, состоянии городской черты, донесения шпионов, разосланных о ближайшим землям, несколько писем с возможными заключениями торговых договоров, а сама она, не успев разобрать всё, пыталась понять отчёт казначея, который хоть и был человеком, но, похоже, отличался той ещё магичностью в числах и записях.

            Моргана сидела над этим отчётом уже значительно дольше, чем планировала, и это очень её злило, но, что делать – проклятая внимательность дала ей сразу же заметить ошибку в вычислениях и теперь Моргана вгрызалась в несчастные листы, пересчитывая. И чем больше она пересчитывала, тем мрачнее становилась – происходило какое-то чужеродное и едкое колдовство! Числа исчезали и появлялись и то давали большую разницу с вычислениями Морганы, то шли вровень с ними…

            Настроение становилось всё хуже, но фея решила докончить с отчётом из принципа, пусть даже всё больше ей хотелось просто отрубить ему голову и не вникать. Но нельзя! Долг звал!

            Почуяв дурное расположение духа Морганы, к ней не лезли ни придворные, ни советники, ни король – всем была дорога жизнь, и никому не хотелось попадаться под горячую и очень тяжёлую руку ведьмы-феи.

            Ну, почти никому.

            В дверь всё же постучали. Моргана, не отрывая взгляда от листов, повела рукой по воздуху и дверь, повинуясь её движению, открылась, впуская Ланселота.

            Ланселот был опытным человеком. О Моргане он знал всё, но на все просьбы двора как-то повлиять или просить её милости, отказывал:

-Она мне досталась без инструкции, и много попыток спустя, я называюсь её другом - вот и вы делайте свои попытки.

            Это было правильным решением с его стороны. Заступничества и интриг Морганы искали многие, надеясь зайти со стороны Ланселота, а он, наученный жизнью и опытом, пресекал это.

            И сейчас, бегло оглядев кабинет, стол и явно злую Моргану, Ланселот всё понял и спросил лишь:

-Я пошёл?

            Моргана глянула на него и махнула рукой:

-Садись! Не зря же шёл!

-Гулять полезно, - Ланселот сел за стол напротив Морганы. – Кстати, тебе бы тоже не помешало пройтись.

-А вот это кто будет разбирать? Ты? – скривилась фея и демонстративно углубилась в бумаги.

-Слушай, я по делу, - посерьёзнел Ланселот. – У Мерлина проблемы.

            Мерлин и Моргана всегда ругались. Хитрый друид перехитрил себя много лет назад, и это оставило Моргану – тогда ещё очень маленькую, без отца, матери, титулов. Стоило ли удивляться тому, что теперь она на дух не переносила друида? По иронии судьбы оба они были советниками короля Артура и на советах часто выступали за одно и то же. Но когда заканчивался совет Моргана не стеснялась выражений. Мерлин же, за годы укрепил себя в мысли о том, что его вина закончилась и искуплена давно, а значит, все обвинения Морганы несправедливы и ложны.

-Да мне плевать, - ожидаемо сообщила Моргана.

-Серьёзные. Магические, - Ланселот знал, что любопытство – ключ.

-Он тебя прислал?

-Просил. Но там такое, что я даже не знаю, как описать!

-Словами! – посоветовала Моргана, ткнулась в бумаги, но быстро сдалась, снедаемая любопытством,  поднялась. – Если там нет ничего, я тебя превращу в жабу!

-Наконец-то я буду где-то сидеть и тихо квакать в уголочке! – обрадовался Ланселот, чем вызвал невольный смешок у феи.

***

            А у Мерлина была беда. Это становилось понятно из двух вещей: у Мерлина был абсолютно дикий и перепуганный вид, а в углу его кабинета, в клубах сиреневого дыма виднелось что-то огромное и фиолетовое…при этом рогатое.

            Ланселот, увязавшийся за Морганой, даже выругался не то в восхищении, не то в ужасе. Зато Моргана была сдержаннее – глаза у неё расширились от удивления, но она спросила с нарочитой ленностью:

-И что здесь происходит?

-Моргана! – Мерлин бросился к ней в явном восторге облегчения. – Милая Моргана!

-Но! – пригрозила Моргана. – Рассказывай, седой козодой, что у тебя здесь?

            Выражения Морганы, чаще всего адресованные друиду, не отличались никакой логикой. Она как-то по-своему смешивала то существующих животных, то какие-то явление, то придумывала что-то. в её арсенале часто были слышны выражения «седой козодой», «желтобрюх углокопытный», «проклятый свинодой» и «паучий выродок». Но список пополнялся с завидной частотой… и к этому тоже надо было просто привыкнуть.

-Я…- Мерлин затряс головой, - я того…экспериментировал. я хотел просто попробовать новое заклинание по призыву дождя, а тут оно…вот такое.

            Мерлин растерянно, по-детски ткнул в фиолетовое нечто.

-Как идиот в области магии, сообщаю ответственно – это не дождь, - Ланселот хмыкнул.

-Но оно живое! – Мерлин суетился. Моргана вглядывалась в нечто. Нечто дышало.

-и что ты сам не решил этот вопрос? – спросила фея. – ты же весь такой мудрый.

-Решил без тебя не лезть, - признал Мерлин. – Твоя магия темная. А тут, похоже, что-то тёмное…

            Моргана смело, сделав знак Ланселоту стоять на месте, пошла к непонятному субъекту. Теперь она могла разглядеть его яснее – высокий рост, на головы три выше Морганы и фиолетовое тело – почти человеческое, только конечности удлинены, а ещё…хвост с тёмной кисточкой на конце. Ну и рога, закруглённые, венчающие острую голову с треугольными ушами. Облачён гость был в какой-то саван или плащ тёмно-красного цвета, весело и бодро расшитый золотыми нитями в причудливых цветочных узорах.

            Моргана заглянула гостю в лицо: глаза его были закрыты, губы плотно сжаты, все черты заострённые и лицо имеет такой вид, словно гость спит и сон его очень болезненный. Моргана знала такие сны – они настигали её раз за разом, и сердце её всколыхнуло сочувствие к пришельцу.

-Эй… - она аккуратно коснулась руки гостя. Кожа оказалась тёплой и приятной. На ощупь как человеческая.

-Не трогай его! – взмолился Мерлин, подбегая к ней, но тут же отбегая назад, так как гость шумно вздохнул.

-Козодой прав! – Ланселот оказался рядом с Морганой, выхватил из ножен меч,- ты не знаешь, но он может быть опасен.

-Уйди! – велела Моргана, отталкивая Ланселота, - уйди сейчас же!

            И она снова обратилась к гостю:

-Эй? Вы меня слышите?

            Гость слабо зашевелился и вдруг открыл глаза. в полумраке кабинета друида сверкнули они зеленоватым огоньком. Гость зашевелился, но вдруг растерянно глянул на руки. Затем на Моргану с полным недоумением, на Мерлина и Ланселота, на кабинет…

-Я связал его заклинанием…- похвастал друид, но осёкся, поняв, что всем плевать.

            Оглядев помещение, гость глянул на Моргану, стоявшую перед ним в изумлении и спросил вдруг тихим растерянным и очень приятным, мелодичным голосом:

-Вы не мои друзья?

            У Морганы дёрнулся глаз, Ланселот выразительно посмотрел на Мерлина, тот упорно не заметил этого.

-Мы не ваши друзья, - признала Моргана. – Но мы не враги вам. Откуда вы знаете наш язык? Кто вы? как вас зовут?

            Гость ещё раз глянул на свои руки, связанные невидимыми нитями заклинания, спросил:

-Это моё тело?

-Да, ваше! – ответил Мерлин. – Я связал вас…магией. До выяснения причин…ну, словом, до диалога.

-Как вас зовут? – Моргана решила задавать вопросы по одному.

-Моллимак, - ответил фиолетовый гость, - так меня звали там.

-Где там? – тут же среагировал Ланселот, опережая Моргану.

-Дома, - отозвался покладистый гость.

-А где ваш дом? – Моргана уже жалела, что не осталась разбирать отчёты. Там всё было проще!

-Там, где друзья. И где звёзды, - Моллимак с надеждой взглянул на Моргану, почуяв, похоже, в ней сочувствие. – Я ведь не умер?

-Нет, вы не умерли! – Моргана поспешила объяснить. – Наш друид проводил опыты. Звал дождь, а призвал вас.

-Я даже понял почему! – обрадовал друид, разглядывая какой-то свиток. – В языке древних дождь звучит как «Моллимакиус», а вы – Моллимак.

-А ты можешь в другой раз читать вернее? – Моргана повернулась к друиду. – Прежде, чем притаскивать в Камелот всякие лавандовых чертей!

-Моргана! – укорил Ланселот. – Моллимак, простите, мы просто очень шокированы вашим прибытием.

-Я понимаю! – вдруг весело отозвался Моллимак. – Я тоже был шокирован этим самым прибытием, когда вылез из-под земли.

            Моргана, Мерлин и Ланселот переглянулись. В глазах всех троих был немой вопрос, но озвучил его Ланселот:

-Простите?

-Я умер! – весело объяснил Моллимак, - а потом вылез из могилы и стал Моллимаком. Для друзей Молли. Знаете, я ничему не удивляюсь в этой жизни! я играю на флейте и сражаюсь с монстрами, замечательно бросаю кости, а ещё люблю цветы и пение птиц.

            Моргана нервно сглотнула комок. Она запуталась и ничего не понимала в этой жизни. Мерлин хлопал глазами. Ланселот предположил:

-Я читал, что на Чёрном Континенте всех юношей при достижении определённого возраста кладут в специально вырытую яму, присыпают землёй, как бы хоронят. Потом выкапывают. Это значит, что юноша теперь мужчина, а всё детское в нём умерло. Может быть, у Моллимака такая же традиция? Ну, в смысле – народность?

-А вас таких много? – спросил Мерлин. В нём пробуждался интерес исследователя.

-Каких? – спросил Моллимак.

-Ну…фиолетовых, с рогами.

-Нет, я один такой. Развяжите мне, пожалуйста, руки, очень они затекли!

            Мерлин посмотрел на Моргану, та кивнула. Через мгновение Моллимак уже шевелил длинными пальцами фиолетового цвета и радостно улыбался широкой белоснежной улыбкой.

-Я ничего не понимаю! – призналась Моргана.

-Теперь ты понимаешь, каково мне, - усмехнулся Ланселот. – Я предлагаю отправить его домой. Моллимак, вы хотите домой?

-Домой! – Моллимак даже подпрыгнул от радости, полы его плаща распахнулись, обнажив кожаные расписные красные сапоги высокого качества. – Дома друзья! Дома приключения и птицы, птицы!

-Давай, колдуй как было, - Ланселот повернулся к Мерлину.

-Домой! – ликовал Моллимак.

-Я не могу, - признал Мерлин. – Я…я не придумал контрзаклинание.

            Радость Моллимака угасла. Он ссутулился, сник:

-Я не попаду к друзьям?

-Попадёте! – испугалась Моргана. – Попадёте! Непременно. Я… мы с Мерлином найдём способ.

            Впервые за всё время Моргана нарекла Мерлина в союзники за пределами совета. Мерлин даже забыл на мгновение о своём госте и во все глаза смотрел на фею. Та смутилась.

-Откуда вы знаете наш язык? – спросил Ланселот.

-Я слышал этот язык в прошлой жизни, - ответил Моллимак. – До того как умер и до того, как начал жить вновь.

            Ланселот затряс головой.

-И давно вы живете? – мягко поинтересовался Мерлин.

-Два года и четыре месяца! – хвастливо сказал Моллимак и его хвост гордо свился в колечко.

-Ты опять манипулируешь детьми! – Моргана обрушилась на Мерлина со всей яростью. – Ты! Тебе не хватило лишить меня детства? Теперь ты взялся за рогатых детей?  Ах ты, скотина!

            Моргана метнулась за Мерлином по кабинету, но тот проявил неожиданную прыть и прыгнул за стол – теперь их разделила широкая лакированная поверхность. Моргана, не прицеливаясь, швырнула комок магической энергии в Мерлина, но промахнулась и стена за ним обуглилась до черноты.

            Моллимак растерянно воззрился на Ланселота, тот пожал плечами, и, признавая правоту гостя, рявкнул:

-Мерлин и Моргана! А ну, взяли себя в руки!

            Он не был человеком, который часто повышал голос, поэтому это было непривычно и поэтому  сработало. Испуганные колдуны обернулись на него, смешались.

            Ланселот решил закрепить эффект:

-После решения вопроса хоть поубивайте друг друга. Но пока у нас тут испуганный двухлетний ребенок, которого ты, Мерлин, вытянул сюда, и который, как вы оба могли заметить, хочет домой! Так что начните расчехлять свои умные мозги и думайте!

-Я не ребёнок! – возмутился Молли. – Мне уже два года и четыре…

-Ты прав, - признал Мерлин одновременно.

-Надо звать Мелеаганта, - промолвила Моргана также одновременно с друидом и гостем.

            Мерлин посмотрел на Моргану с осуждением. Гость посмотрел на Ланселота, а тот, в свою очередь, на Мерлина. Ланселот хорошо знал Мелеаганта, и предложение Морганы не было безумным, а вот то, что с ним, с простым рыцарем согласился Мерлин? Это что-то новенькое. Мерлин ни с кем не соглашался, и спорил даже с отражением, неумолимо возвещавшем об увядании лет.

-Мелеаганта? – не поверил Мерлин. – Ты в своём…

-В своём! – огрызнулась фея.

            Мелеагант де Горр был принцем соседних к Камелоту земель. От путаницы в тронном наследии, от игрищ и интриг он был едва ли не основным претендентом на престол Камелота. Появление бастарда Пендрагона – нынешнего короля Артура спутало эти планы, и Мелеагант отошёл в свои земли. Но никто не сомневался в том, что у амбициозного молодого мужчины, обладающего какой-то совершенно чужой для Мерлина и Морганы магией, всё ещё есть планы на Камелот.

            Моргана знала Мелеаганта. Они часто были в переписке, разумеется, в тайной и встречались. Между ними не было дружбы, была форма взаимного уважения и союзничества, явленного общими страданиями. Когда-то Моргане пришлось скрываться и земли де Горр приняли её с теплотой. Словом, решение было логически верным, но политически провальным.

-Призвать врага Камелота в Камелот? – Мерлин не верил. – Да ты упала!

-Не говори с ней так! – вступился Ланселот.

-У меня нет вариантов, - Моргана развела руками, - скажи, что придумал сам, и я выслушаю!

            Мерлин драматично схватился за голову – ослу было ясно, что ничего он не придумал.

***

            Моллимаку было всё интересно. Он с трудом заставлял себя сидеть на месте в кабинете Мерлина, полном всяких колбочек и скляночек, книжек и свитков. Мерлину выпало сидеть рядом и друид, всё ещё подозрительный к гостю, сбился к самому уголочку софы. Ланселот зорко следил за обоими, не зная, кому он больше не доверяет. Моргана звала Мелеаганта.

            Заклубилась тьма у её ног, зазмеилась, прошла по комнате рябь, и вдруг тьма обрела форму, стала провалом посреди комнаты, взметнулась вверх, и рассеялась, оставив двоих в комнате.

            Это был принц Мелеагант де Горр и ещё один незнакомец в одеянии священника. Мелеагант открыл глаза, оглядел присутствовавших, кивнул Моргане:

-Рад видеть тебя в здравии.

            Теплым кивком и полуулыбкой приветствовал Ланселота. Хмыкнул, но ничего не сказал, глянув на Мерлина. Зато Мерлин не дремал:

-Если ты позволишь себе хоть…

-А вы что себе решили лавандовых чертей завести? – перебил Мелеагант, оглядывая с видом ценителя Моллимака.

            Моллимак подпрыгнул и протянул руку принцу:

-Моллимак! Очень приятно!

-Обалдеть…- прошелестел Мелеагант, но пожал руку и тут вспомнил о своём госте. – Господа, знакомьтесь, это Мэтт Марсер. Мой священник. Мээт – это Моргана, Мерлин. Ланселот…

-И Моллимак! – гость подпрыгнул к священнику и пожал его руку.

-С каких пор ты стал ходить со священником? – спросил Мерлин. – Ты ведь грешник. Ты – воплощение порока и интриги.

-А он не для меня, - Мелеагант даже не стал возражать. – Он для всех, кто пожелает исповедоваться.

-Общественный священник, если хотите, - вставил Мэтт, ничуть не смущённый грубостью принца.

            На Моллимака Мэтт почему-то реагировал крайне спокойно. Складывалось впечатление, что ему только и приходилось по долгу службы беседовать со всякими фиолетовыми рогатыми существами.

-А что стало с прошлым? – спросила Моргана.

-Кажется, он сбросился с обзорной башни, - Мелеагант пожал плечами, - бывает. Но что у вас?

            Моргана объяснила. Мерлин влезал тут и там, пытаясь отвести от себя вину, а Моллимак, каждый раз, когда звучало его имя, радостно улыбался, словно переживал всего лишь очередное приключение, а не был пришельцем из другого мира.

-И вы не можете вернуть его домой? – уточнил Мелеагант, оглядывая Моллимака. – Любопытный вид!

-Я тифлинг! – обиделся Моллимак. – Я не любопытный вид.

-Кто? Чего? – Моргана, Мерлин и Ланселот растерялись. Ответил неожиданно Мэтт, внимательно приглядывающийся к Моллимаку:

-В одной дальней земле это раса людей, в крови которых есть демоническая кровь.

            Мелеагант глянул на Мэтта, священник кивнул. Моргана выругалась, но, скорее, по привычке.

-А, так вот зачем священник! – догадался Ланселот и тут же осёкся. – Простите.

-Я хочу домой, - тихо сказал Молли, обращаясь, на этот раз, к Мелеаганту. – Пожалуйста. Я вам не сделал зла. Верните меня домой. К звездам. К друзьям.

-Мерлин, верни ребёнка домой! – пригрозил Мелеагант. Ответила Моргана:

-Этот свинодой козломордый не придумал, как бороться с заклинанием!

-Я просто опасаюсь того, что моя магия выйдет за пределы добра! – защищался Мерлин. – Это вы можете позволить себе колдовать без всякого страха и смущения! А я…

-А я тебе священника дать могу, - предложил Мелеагант, - он тебе отмолит!

            Мерлин оскорбленно замолчал. Зато голос подал священник:

-Если позволите, я думаю, нам проще забрать его в ваш замок. Эти люди такие нервные!

-Ослу понятно! – Мелеагант усмехнулся, - Моллимак, последуйте за нами, последуйте в мои земли, я вас верну домой. Обещаю.

            Моргана нахмурилась. Ланселот, подумав, тоже. Моллимак радостно закивал:

-Домой! Домой! Спасибо!

-Да, так лучше, - согласился Мерлин и выдохнул с облегчением. – Теперь это не моя проблема.

-Вечно ты так! – Моргана скривилась в отвращении и вдруг схватила запястье Мелеаганта. Бросок её был стремительным, а хватка неожиданно сильной. Она дёрнула Мелеаганта к себе за запястье, и тот полностью развернулся  к ней, сохраняя каменное спокойствие.

-Если ты, - голос феи дрожал от гнева, - если ты, зараза, посмеешь только тронуть его и обмануть. Если ты посмеешь не вернуть его домой, а хоть чем-нибудь, хоть в чём-нибудь ущемить, то я стану твоим худшим кошмаром! Я клянусь тебе именами Тисифоны, Алекто и Мегеры – я принесу тебе месть!

            Все смотрели на Моргану. Мерлин с недоумением: дался ей этот гость? Ланселот с восторгом: живо в ней милосердие! В самом деле – не такая она, как о ней говорят – Ланселот был прав. Мэтт с умилением. Моллимак с интересом, а Мелеагант с яростным спокойствием.

            Она закончила свою речь, выпустила руку Мелеаганта, но теперь уже он схватил её за запястье и заставил слушать:

-А я тебе клянусь, что никогда меч, рука или слово Мелеаганта де Горра – потомка древнейшего рода де Горр, властителя земель и заклинателя магии, повелителя теней, никогда…слышишь? Никогда не поднимутся на тех, кто не был ему врагом и не угрожал его народу. Я не из тех людей, кто в угоду своим амбициям может уничтожать и приносить страдание тем, кто этого не заслуживает. Вина этого гостя лишь в том, что он появился здесь, в вашем пропавшем, прогнившем от интриг, зависти и едкости Камелоте!

            Мелеагант выпустил её руку и взглянул на Мерлина:

-Появись он у нас…произойди у нас такая ошибка, Моллимак был бы принят с большим почтением и был бы уже дома.

-Ваше высочество, - напомнил о себе священник, - время не ждёт!

-Да, - Мелеагант кивнул, - благодарю. Моргана и Мерлин, запомните одну вещь, запомните её хорошенько – нельзя мерить других людей по себе.

-Я предупредила! – голос Морганы оставался ледяным, но по виду её было видно, что она сожалеет о своём подозрении. Мелеагант кивнул – он знал, что Моргане тяжело извиниться, как и ему самому и эта её фраза признак этих извинений. Он их принял.

-Доброго дня, Ланселот! – Мелеагант помахал Ланселоту рукой и раскрыл портал. Первым прошел священник. Моллимак, почувствовав, что время уходит, протянул руку к Моргане:

-Вы все такие чудесные! Зови меня Молли!

            Моргана с чувством ответила на рукопожатие.

-Пока, Молли, возвращайся к друзьям!

            Ланселот помахал рукой. Молли улыбнулся и отвесил шутливый поклон, от этого его рога чирканули по полу, оставляя удивительный след. Мерлин не отреагировал на  прощание Моллимака с собою, сделал вид, что не заметил. А затем и Мелеагант, и Моллимак скрылись во мраке, принявшем угодливую форму.

            Кабинет остался прежним. Мерлин, Моргана и Ланселот остались переживать произошедшее. В целом, все было так как прежде. Только след от рогов фиолетового гостя напоминал о чем-то странном.

            О чём-то, что никто никогда не будет обсуждать. Мерлин, чтобы не вспоминать своего досадного промаха. Моргана от смущения, а Ланселот, чтобы не вредить ей.

            Да и себе тоже. Его неприятно задела и натолкнула на размышления фраза Моллимака «вы все такие чудесные». Он стал думать. В самом деле, и Моргана, и Мерлин, и Мелеагант, и все люди Камелота, знакомые ему, и люди де Горр, что были известны, и те, кого он встречал в своей жизни. по отдельности были чудесными людьми. Так почему же эта чудесность сохранялась за ними лишь пот отдельности? И как тогда, наверное, светло в сердце нежданного фиолетового чёртика, посетившего их, если он увидел их совместную чудесность, а не отдельную?

 

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

07:16
131
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!