Привет, оружие!

Привет, оружие!

Фантастическая повесть

Юмор — это не дар ума, это дар сердца, сама добродетель… Вот пошлешь кого-нибудь с горяча. А в душе переживаешь… дошел?.. не дошел?..

Юмор — это правда в безопасных для жизни дозах

Умные мысли часто преследуют меня. Но я быстрей!

Хватит жаловаться на жизнь! Вас жить никто не заставляет…

Глава 1. Филарет.

У меня сегодня накрылся День Рождения. Шеф к моему 40-летнему юбилею преподнес мне подарок в виде длинного пылкого пояснения к очень короткой фразе:

— Вы уволены!

И он уволил меня, списав все убытки от последней сделки на остаток моей зарплаты, выходного пособия, причитавшихся мне отпускных и т.д., и т.п.

Я в последний раз открыл дверь своего маленького кабинета с табличкой «Старший инженер отдела снабжения — Делягин Юрий Борисович». Сел за свое еще новое кресло (отсидел на нем всего два месяца), выключил комп, открыл тумбочку, достал из нее свой бокал с блюдечком для чая, вылил в него остатки своего НЗ коньяка «Davidoff». Закусить правда было нечем. Я сложил свой скромный сервиз в полиэтиленовый пакет и тихо-тихо так удалился, хлопнув дверью с такой силой, что моя табличка слетела…

— Скотина! Ведь мог же перенести свое подлое решение хотя бы на день позже? Да мог конечно же. Я убью его! Нет, точно убью этого гада! Застрелю из снайперской винтовки. И ему не помогут мои кореша — его телохранители, Миха «Корнет» и Данька «Валет». Ну чё они мне сделают? Да ни чё! Не найдут. Брошу винтовку и «ноги в руки» с чердака. Пусть ищут киллера-профи. На меня хр-н подумают! Вот только достану оружие и сразу убью. Но где я его достану? И на какие шиши?

_______

Февраль в этом году был просто злющий. Каждый день до минус 15 градусов и снег. Вот и моя днюха — не исключение. С утра вроде тихо было. А потом задуло и посыпало. Ветер просто завывал в водосточных трубах. Всего минус 10, а холодрыга. Бррр! Снег сыпал, как из желоба тяжелого снегоуборщика, такого же из-за которого меня и уволили. Я его принял от поставщика осмотрел и даже заставил продемонстрировать в работе. Ну не было никаких замечаний. А он, этот самоходный гад, проехал у нас по трассе меньше километра и просто рассыпался на комплектующие. Стали собирать, а они почти не подходят друг к другу.

Я к поставщику, а он исчез, закрылся, накрылся, смотался. В общем обанкротился и пропал. Вот же непруха! А?

На что теперь жить? Господи! Опять искать работу. Тонька меня теперь точно бросит. Ведь только все наладилось. Месяц назад принес ей первую, после долгих поисков работы зарплату. А она оказалась последней…

Между тем холод стал донимать. На улице, по которой я плелся к автобусу, как назло, не было ни одной забегаловки. Вот наконец, щит с объявлениями. Как раз против ветра. Спрячусь, постою хоть немного. Пусть уши отойдут. До остановки метров сорок. Если чё — добегу.

Я хотел прислониться спиной к щиту. Уже стал поворачиваться, но внизу натоптали лёд. Я поскользнулся и точно должен был «сыграть» под стойки доски объявлений, но сохранил равновесие, потому как вовремя уперся головой прямо в свежий только что приклеенный листок. А лоб у меня твердый. Все знают! Выдержал…

Странное какое-то объявление:

«Изготовим на вашего врага оружие, не требующее разрешения в эксплуатации. Под заказ. Любой мощности. Быстро, качественно и, наверно — недорого».

И под этой идиотской записью — типа подписи Фирма «Привет оружие», адрес и телефон. А еще ниже кто-то уже успел красным фломастером оставить отзыв: «Привет, шизоиды! Вернитесь в дурку, пока целы!»

— А что? Может и вправду продадут что-нибудь по дешевке? Огнестрел все равно не по карману. Я глянул на адрес. Прямо по курсу, метров через тридцать у остановки направо, второй дом с левой стороны. Зайду!

Старая кирпичная пятиэтажка. Крыльцом со спуском в подвал. Дверь, обитая железом, даже еще не ржавым. Синяя металлическая табличка на двери. Там от руки: Фирма «Привет оружие». Режим работы: с понед. по субб. с 09:00 до 18:00. Вых.: воскр.

Дверь была открыта. Я зашел. Тамбур, еще одна старая дверь из ДВП, похоже от ванной или туалета.

Дальше за дверью комната три на пять метров, стол, стул для посетителей и мужик за столом. Невысокий, худой, в очках, с залысинами. В стареньком черном костюмчике. Рубашонка с бабочкой. Грустный фэйс. В общем — абзац! Наверное, зря зашел. Ну хоть погреюсь. Увидев меня, мужик аж подпрыгнул.

— Три дня сижу, и ни одного посетителя. Одни мальчишки, лет шести-семи. Дверь откроют, заглянут, покрутят пальцем у виска и орут:

— Псих! Псих ненормальный! Дай десять рублей на жвачку? — Заржут и убегут.

А потом снова тишина. И так третий день…Присаживайтесь! Стул еще крепкий, выдержит…Позвольте представиться — Филарет Матвеевич. Итак, что же привело вас ко мне? Слушаю.

— А мне сегодня сороковник стуканул!

— Поздравляю!

— Не с чем! Уже на работе поздравили. Шеф …прямо под зад…без пособий…

— Выгнали?

— Да, лимон убытка решили погасить моими кровными! Бухгалтер даже пятидесяти штук не насчитал… Для компенсации капля в море…

— Соболезную! И какие планы? Жаждете мщения? Эт вы зашли прямо по адресу!

— И что можете предложить?

— Вот прайс. Цены пока договорные, скромные даже очень. Если что-то заинтересует — есть цветные рекламные буклеты. При покупке получаете подробнейшие инструкции по применению, гарантийные талоны…Все, как в ваших магазинах бытовой техники. У меня фирма…

Для начала ознакомьтесь с этим списком изделий. Здесь представлено оружие самой слабой мощности. Последствия его применения совсем незначительны, остаются на короткое время и очень быстро исчезают

И он подал мне прайс. Я стал знакомиться с этим перечнем:

1. Сонный гребень

2. Тени для век (помутнение зрения).

3. Помада губная для потери вкуса, (вызывает сильное жжение губ контрагента при поцелуе).

4. Неснимаемое колечко с изумрудом, золотое (безразмерное).

5. Сигареты (мужские):

— «Винстон» для заикания;

— «Мальборо» для икоты;

— «Парламент» скандальный;

— «Кэмэл» (стоп ври) однодневный;

— «Лаки Страйк ориджинал сильвер» (слабительные) 5-ти часовые;

— «Альянс» с синдромом скупости, однодневные;

— «Честерфилд классик блю» с синдромом щедрости и расточительности, трехдневные.

— «Элегант», антисекс, долгоиграющие.

6. Сигареты тонкие (дамские):

— «Glaмоur» шепелявый, однодневный;

— «Winston Super Slims», для косоглазия (трехдневный);

— «Kiss», матерный (легкий, трехчасовой);

— «Vogue» возбуждающие (однодневный);

— «Style» ехидный, злоулыбчатый (однодневный);

………………………………………………

Извините! — отвлек меня Филарет. — Прайс очень большой. Все мужчины, тем более хозяйственные, предпочитают в качестве подарков разного рода инструмент. Это страницы третья и четвертая Прайса.

Рекомендую — гордость моей фирмы — инициативная лопата. На черенке расположен датчик времени: от одного часа до шести. Чуть ниже рычажок с двумя положениями: траншея и котлован. Стоит только этой лопате в чьих-либо руках прикоснуться к любому грунту, за исключением скальных пород, она заставит копать даже самого ленивого и не выпустит из своего черенка землекопа, даже если он без сил упадет. В этом случае она продолжит копание самостоятельно и будет тянуть за собой обессилевшего хозяина, пока не закончится время, или пока он не догадается разбить о ближайший камень её датчик. Лопата очень красивая. Черенок из полированного ясеня, а режущая часть позолоченная. Очень популярна для разного рода начальства, имитирующего на глазах публики способность к физическому труду.

Еще вариант — компрессор автомобильный, от прикуривателя, торговой марки TOPSO. Попробуйте угадать его достоинства?

Я наморщил лоб и почти сразу выдал:

— Будет делать вид, что работает, а качать не будет?

— Не угадали! Совсем наоборот. Будет качать, а стрелка на манометре будет очень медленно подходить к цифрам 1,5-1,8. А на самом деле уже меньше чем через минуту давление достигнет 30 атмосфер. Тем более, что многие автолюбители включат насос и не следят ни за колесом, ни за манометром. Особенно первые 30— 40 секунд. Аппарат выдерживает 5 взрывов резины подряд, если конечно тупой хозяин не допрет. Потом отдыхает, то есть работает, как обычный качок, опять-таки для пяти шин. Насос очень красивый, в пластиковом дипломате. Внешне — отличный подарок даже для солидного автовладельца.

Есть еще модный Айфон 8. В течении дня этот гаджет выбирает один за другим последовательно самые популярные для хозяина номера и начинает гадить. Сначала он в течении 2-х часов блокирует исходящие вызовы.То имитирует занятость абонента короткими гудками, то словами автоответчика «телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети». Потом, таким же образом блокирует входящие.

Филарет замолчал и закурил. А я задумался. Черт побери! Ведь рядом со мной находится удивительный человек с уникальными хитами-товарами, но пока лишь для подпольной коммерции.

— И где же этот ваш товар? Здесь пустая комната и никакого склада нет.

Странный мужик тяжело вздохнул и выдал:

— Далеко, очень. Они у меня на родине в другом измерении, в параллельном мире. Мой мир намного обогнал этот ваш в своем развитии. И все эти экспонаты появятся здесь лишь лет через 350.

— Значит это все, — бросил я на стол Прайс с его товарами, — развод на «тити-мити»? А я тут и правда губу раскатал…

— Да нет же! — устало выдохнул этот Филарет. Делаете заказ без предоплаты. Поставка — на следующий день. Можно и в течении часа. Но потом, если в этот день понадобится еще один переход, меня могут наказать в моем мире за превышение лимита. Дополнительный расход энергии, понимаете ли, за сверхлимитный переход.

— Что за переход? Кто вы такой и откуда взялись?

— Долгая история!

— Три ваших дня назад меня еще здесь еще не было. Там у себя на фирме, в своем мире, я недавно продал сонный гребень своей знакомой. На черта он ей понадобился — уж не знаю. Через неделю после этого у нас в городе состоялось большое событие — торжественная встреча экипажа звездолета, недавно вернувшегося с экспедиции на Альфа Центавра. Вся их команда — это были уроженцы нашего города. Народу собралось — тьма! Десятки лучших репортеров, корреспондентов, телевидение со 100 каналов. И, конечно, моя знакомая с подругой. А подруга — жена нашего мэра. Ей предстояло прочесть приветственную речь. Порывом ветра у супруги мэра немного подпортило прическу. Гребень она забыла в своем геликоптере, ну и тут попросила его у моей знакомой. А та дура перепутала и вместо своего подала ей купленный у меня. Представляешь эффект?! Жена мэра начала речь, заготовленную лучшими спичрайтерами города. И в самый торжественный момент вдруг закачалась и умолкла. Потом ткнулась носом в рядом стоящего охранника и прямо захрапела в микрофон. Конфуз был ужасный. Ну, и быстро нашли виновника, то есть вашего покорного слугу.

И вот, в наказание за всенародный скандал, мэр отправил меня в ваш мир. Сюда в ссылку и направляют всех неудачников, вроде меня. В общем опала и полное фиаско. Правда лицензии на продажу моего товара он меня не лишил. И Филарет, открыв ящик стола, продемонстрировал мне этот важный документ в золоченой рамочке под стеклом.

Поэтому мэр разрешил мне доступ один раз в день на мой склад готовой продукции, ну и в мою мастерскую для выноса со склада готового товара или для срочного изготовления этого «оружия». Но потребовал, чтобы я жил здесь у вас строго на свои доходы. Разумеется, аренда помещения и реклама — все за мой счет. И вот я третий день здесь. За аренду уже начал расти долг, рекламу делать не на что. За эти три дня вывез все запасы продуктов у себя из дома. Ведь мои счета там заблокированы. Так что положение у меня ничуть не лучше вашего, уважаемый. Как вас, кстати звать-величать?

— Юрий Борисович Делягин, — представился я по привычке, назвав и фамилию.

— Там у себя, согласно выданной лицензии, моя деятельность была вполне законна. Я даже находился под охраной государства. А тут у вас, как вы думаете, меня ведь могут и побить?

— Все зависит от правильной организации продаж и грамотной подачи и легальной, и теневой рекламы. В конце концов, это не настоящее оружие, не наркота и, вообще, не какая-либо запрещенная деятельность. Надо продумать вопрос о легализации. Конечно, нельзя залезать в тень. Тем более полностью. Нужно обязательно зарегистрироваться и платить все налоги государству. Тогда и можно будет требовать от него охрану. Вашу фирму можно было бы, например, представить, как магазин, торгующий изделиями для шуточных поздравлений, приколов и юмора. Ассортимент Прайса нужно будет соответствующим образом подработать под чисто легальную продажу. А потом уж под этот шумок можно сбагрить пачку-другую ваших отравленных сигарет. Открыто продать кому-либо молоток, бьющий по пальцам, точно не получится. Это будет расценено у нас, как продажа изделий, причиняющих далеко не легкий вред здоровью.

Давайте так, — предложил я ему. — Денег у меня тоже нет. Но есть определенные мысли. Одна из них такая. Я инженер по снабжению. И наверняка могу пригодиться здесь, в вашей фирме. Примете меня на работу?

— Филарет с изумлением глянул на меня и протянул:

— С нашим удовольствием, пожалуйста! Только денег пока нет. Увы! Оплату гарантировать не могу. Вот лист бумаги, пишите заявление. Шапка там заполнена. Впишите все свои данные, поставьте сегодняшнюю дату и распишитесь. Трудовую книжку мне пока не надо.

Я взял пару бланков, заполнил и подал ему свое заявление. Он поставил визу: «принять на должность начальника отдела снабжения (с сегодняшнего числа) с окладом…» и оставил пропуск для размера моего оклада. И я не утерпел:

— Послушайте, примите у меня заявку на ваш насос. Пока в долг, а деньги я в течении недели верну...

— А, ладно! — махнул рукой мой новый директор. — Дарю в честь дня рождения и начала трудовой деятельности, с коей вас и поздравляю! Подождите минут десять, я быстро слетаю к себе, заодно и захвачу остатки продуктов. Кстати время 18:00. Рабочий день окончен. Заберёте насос и можете ехать домой.

Филарет пожал мне руку и исчез. А я задумался.

Пока мои мысли шевелились в голове все еще довольно вяло, десять минут незаметно пролетели. Он появился с объемистой сумкой с продуктами питания. Он отдал мне подарочный кейс с насосом:

— Завтра для вас также будет выходной. Мне нужно будет организовать здесь новое рабочее место. Приступите к работе с понедельника, в 9:00. К этому времени стол, кресло и компьютер будут для вас готовы. Табель отмечу с сегодняшнего дня. До-встречи!

И мой большой, почти пустой полиэтиленовый пакет пополнился красивым прозрачным дипломатом с подарком внутри. Там же в пакете приютился и Прайс на продукцию моего нового предприятия вместе с одним чистым бланком заявления о приеме на работу.

Я шел домой и не замечал ни воя ветра, ни снегопада, ни холода. Не зря моя покойная бабка всегда твердила, что я родился в рубашке из розовой удачи. И что деньги я буду делать просто из ничего, на пустом месте.

В общем появилась надежда, что предсказания бабки сбудутся. У меня снова была работа, и мой план мщения бывшему шефу из мечты уже обретал вполне реальную форму.

Жизнь улыбалась!

______________________

Глава вторая. Лиха беда начало

 В половине седьмого вечера я поднимался по лестнице на пятый этаж к своей квартире. Мысли у меня гуляли где-то далеко, на предмет возможности регистрации в налоговой моей новой фирмы. Задумавшись, я не заметил, как столкнулся с телохранителем моего бывшего шефа Михой, который жил в моем подъезде этажом ниже. Он уже успел перекусить после работы и убегал на свидание к своей Наталке, с которой они снюхались еще год назад.

— Уже целый год все женихаетесь, ругался шеф, когда Миха часами зависал на мобильнике. — Сойдитесь вы наконец! Быстрее, надоедите друг-другу и лично ты может меньше отвлекаться будешь. Я тебе, — ворчал шеф, — премию на свадьбу выпишу в размере оклада.

— Не я один решаю, — оправдывался Миха, там её предки уж больно крутые. Оба в районной администрации батрачат. Не совсем я подхожу им со своей рожей…

_____

— О привет! — Остановился мой кореш. — Ты чё так рано ушел? Шеф — то вроде отмяк к вечеру. Может и передумал бы?

Потом он хлопнул себя по лбу и добавил:

— Слушай! Он же у нас с понедельника в отпуск уходит. Они со своей бабой и спиногрызом в Сочи собрались. На какой-то горно — лыжный курорт значит. Я у него рекламный буклет на столе видел. Там написано Грас Олимпа. Вот! Сказал, завтра с утра придет в контору бумаги готовить на передачу заму. А ты и нагрянь к нему. Купи бутылку Кавальдоса, тортилу подороже, поплачься… Ну в общем завтра точно в тему ляжет. Ему вчера Бентли с ремонта пригнали. Тоже наверняка смотреть будет. Они ж с понтом на своей крутой тачке покатят. Мне сёдня Леха-водила выдал. Все ныл — бюллетень что ли взять? Неохота ему в такую даль, да на целых десять дён… Ладно, попёр я! Натаха не любит, когда я задерживаюсь. В общем думай голова…

Тонька открыла дверь. Торжественная мина на лице. В левой руке, похоже, подарок, что-то в целлофане, красной ленточкой перевязано. Это «что-то» оказалось шарфиком, вместе с одеколоном. Шарфик вроде ничего, тепленький, да и симпатичный на вид.

— С Днем рожденьица, милый! — пропела Тоня и подала мне подарок. — А это, в пакете, тебе на работе подарили? Дай посмотрю! Это что за хрень? Они там у тебя совсем сбрендили? Это ж для машины. Ты на нее даже к пенсии не заработаешь. Лучше бы половник для жены купили бы. У нашего старого сегодня ручка отвалилась.

— Тоня у меня теперь другая работа?

— Какая другая? А расчет где? Нам жрать скоро нечего будет!

Я в ответ виновато развел руками.

— Я тебя сейчас этим шарфиком задушу. Все, мне хватит! Если до конца следующей недели не принесешь домой денег, я ухожу к маме. Натерпелась! Ужинать будешь вот этой своей железкой!

А сама ушла на кухню и загремела там посудой. Я горестно вздохнул и стал раздеваться в одиночестве, подумав при этом, что за первую отработанную неделю ни на какой работе аванс не выпишут.

Через пять минут, когда уже я умывался, жена открыла ко мне дверь в ванную и покачала головой:

— Я там борщ сварила. Иди поешь, именинник…

______

Утром в 9:00 я проснулся от запах жареной стряпни. В предвкушении вкусного завтрака я чуть не бегом помчался из ванной на кухню. За столом Тоня подвинула ко мне тарелочку с блинами:

— Вот в честь вчерашнего Дня рождения, как в той сказке у бабки: по сусекам поскребла… В общем из остатков муки. Завтракать будешь один. Я — к Вальке! Она пошла на рынок торговать, а я обещала ей, что с Аленкой посижу. Она что-то у нее приболела, вроде. Раньше 3-х часов не жди. Пока барахолка не закроется…

Тоня ушла, нервно захлопнув дверь. Пятилетняя, страшно капризная Аленка у Тонькиной сестры и правда часто простывала.

А я засобирался исполнять свой план. Шеф уже должен был быть на работе.

_____

На улице было не больше минус пяти. От вчерашней пурги кругом выросли сугробы. Дворники не справлялись. Но снегоуборочная техника моей бывшей фирмы — ГСБ, что сокращенно означало Городская служба благоустройства, автодороги в основном уже выскребла. По обеим сторонам проезжей части виднелись непроходимые снежные барханы, через которые немногочисленные пешеходы вне мест перехода безуспешно пытались перебраться с одной стороны дороги на другую.

Спиртное я покупать не стал. А вот торт шефу-сладкоежке выбрал по его вкусу. Отдав последние триста рублей за Тирамису, поехал на свою бывшую работу.

Я заглянул в гараж шефа. Леха, возился у его Бентли. Увидев меня, он подскочил ко мне, потряс мне руку.

— Ну ты как? К нему? Давай, давай! Он сегодня в настроении…

Дверь в кабинете шефа была открыта. Шеф прохаживался по кабинету, Увидев меня, он вместо приветствия ехидно затянул какую-то старую песенку:

— А теперь мой папа печальный

У папы плохой начальник

Папу он совсем не уважает…

 

Я под стать шефу тоже без приветствия выложил на стол торт, протянул ему этот кейс с насосом и, как мог жалобнее, выдал:

— Может папа простит своего непутевого сына. Жена из дома гонит, жрать, говорит, нечего…

— Вот, что мне у тебя постоянно нравилось, Делягин, — с пафосом произнес шеф, — это то, что ты всегда сумеешь найти поход к людям…

Он покрутил в руках кейс с насосом:

— Ну ты посмотри, какая красота! Такой не стыдно и в мой Мульсан положить. Научились у англичан делать…

— Вот же враль! — подумал я. У тебя ведь, кажется Continental Spur. А он точно раза в два дешевле. На торт шеф даже не обратил внимания.

— Давай так! — важно произнес он. Я тут с семьей прокачусь на недельку — другую в Сочи на лыжный курорт. Как приеду…В общем через пару недель приходи. Я подумаю…

Потом, словно что-то вспомнив, повернулся ко мне, достал свой лопатник и произнес:

— Понимаю! Ты ведь еще и потратился немного… Там бухгалтер тебе выписывал что-то, типа расчет… Кажется тысяч пятнадцать? Я приеду, разберусь. Вот возьми двадцатку, отдай жене и привет ей передай от меня. Как она, не болеет?

— Нет! Слава Богу!

Я забрал так неожиданно свалившиеся на меня свои двадцать тысяч и полетел домой. А сумму своего расчета я видел у главбуха и точно помню 47 707, 25 рублей. Ну и жмот! Что б у тебя все пять колес на твоем гребаном «Мулсане» — на выстрел!

Пока я добирался в свой район и потом таскался по магазинам, пытаясь потратить на еду весь этот несчастный расчет, время просто летело. Был уже второй час дня, когда я понял, что еды, больше чем на потраченные четыре с половиной тысячи рублей, просто не унесу до дома.

Кое как притащив домой два битком набитых пакета с продуктами, я разделся и разобрал на кухне все, что принес, по свои пустым полкам в шкафу и холодильнике, где, кстати, до этого мышь с голоду удавилась. Пятихатку я припрятал себе на черный день, а пятнадцать тысяч положил на сервант, где самое видное место.

Набросившись на остатки борща, я кое-как насытился. Потом мне представилось белое от злости лицо шефа при взрыве колеса его машины. На душе стало как-то приятно. Тут меня потянуло в сон. Было два часа дня. Я прилег на диванчик и уже было задремал, но позвонила Тонька:

— Милый! Я тут задержусь немного. У Вальки сегодня крайне удачный день. Она много тряпок сбагрила на рынке и кучу бабла приперла. Вот как надо! Не то, что ты… Тут еще Ритка с Клавой подошли. Так мы решили отметить это дело, в общем девичник у нас наметился небольшой. Так что не скучай там один до вечера. Пока!

Девичник, так девичник. Вообще Тонька не любила эти бабьи посиделки с вином. Да и ее сестра тоже. Не помню даже, когда они так последний раз сидели. Видно действительно удачная была торговля у Вальки. Ну и ладно, пусть веселятся. А я после удачного дня посплю немного.

Но поспать опять же не удалось. Снова звонок. На этот раз в дверь. Пришла соседка Верка. Моя называет её «вечная студентка». Она еще в прошлом году отгуляла первый академический отпуск, когда «завалила» сопромат. А в этом году боится, что не сдаст экзамен теперь уже по какому-то другому предмету и хочет оформить еще один отпуск .

— Тонька дома? — спросила Верка.

— Нет у Вальки, на девишнике…

— Ты чё? Один что ли? У меня соль кончилась. Дай с ложку, если есть?

Соли у нас было предостаточно. Я зачерпнул полную ложку. Потом достал с полки пустую стеклянную баночку из-под пюре и насыпал Верке полную. И только тут заметил красные опухшие Веркины очи. Верка, конечно, девка что надо. Красивая чертовка, и ноги прямо из ушей. Первое время, когда мы только переехали сюда, года три назад, она начала было и мне глазки строить. Но Тонька её быстро отшила. Завела как-то её к нам в квартиру (меня дома не было) взяла в руки нашу большущую скалку и не просто сказала, а прошипела ей в ухо:

— Будешь клеиться к мужику я тебе вот этой скалкой башку проломлю! Ясно?

Верка быстро уяснила, насколько подвергает себя опасности своим легким флиртом. И как-то быстро охладела ко мне. И потом смеясь рассказывала, как моя женушка её воспитывала, точно копируя Тонькино змеиное шипение.

— Что у тебя стряслось? — спросил я. Ты что перца в глаза насыпала?

— А-а! Долго рассказывать — ответила Вера и всхлипнула.

— Выпить хочешь? — спросил я её.

— Налей, только немного. Только что б потом без всяких, этих…

— Не волнуйся! Буду, как, монах, схимник.

Я открыл только что купленную бутылку виски, налил грамм сто и достал ей мандаринку. Верка хватанула всю стопку одним глотком. Потом очистила мандарин и съела половинку.

— Ну слушай! — сказала и начала рассказ.

— После прошлогодней академки мне с учебой было совсем легко. Первый семестр я вообще отучилась играючи, потому, как проходила его повторно. Сопромат, который завалила год назад, я для себя прямо по полочкам разложила. Препод на экзамене сказал: — Я бы поставил вам за экзамен оценку отлично, но так как вы сдаете его повторно — ставлю лишь «хорошо». В общем сдала последнюю сессию без троек. Но после Нового года начался второй семестр и пошла каторга. На меня положил глаз наш декан, глава строительного факультета. Так он еще и оказался преподавателем «тупости».

— Это что за «тупость»? — спросил я Верку.

— Так мы, студенты, стройфака называем самый сложный из всех наших дисциплин предмет — Теория упругости и пластичности. Его изучение началось со второго курса. За эти два месяца у нас на всем потоке никто толком не может вникнуть в эту «тупость». Лекции пишем, а на практических занятиях заикаемся и не можем правильно ответить ни на один вопрос преподавателя. Так вот на каждой практике он все вопросы стал задавать только мне. Курсовой проект выбрал для меня самый сложный из всех. Я с этим курсовым обратилась за помощью к моему бывшему «преподу» сопромата. Он как увидал мою тему, так и сказал мне:

— Бесполезно! Ни ты и никто на вашем потоке курсовой, связанный с «Расчетом сводов и оболочек» не сделает. Расчеты в этой области вообще малоизучены, и эта тема даже не для кандидатской, а лишь для докторской диссертации.

— Естественно, я не сдала этот курсовой. И вот сегодня декан вызвал меня к себе и заявил:

— Учитывая ваши знания и ваше отношение к предмету Теория упругости и пластичности, я, как ваш преподаватель, не смогу допустить вас до экзаменов в мае. И как декан строительного факультета не имею права предоставить вам второй академический отпуск. Эту ситуацию я должен довести до сведения ректора института. Думаю, что он примет лишь одно решение — отчислить вас из института за неуспеваемость по одному из самых важных строительных дисциплин в нашем ВУЗе.

Я чувствовала, что все именно к этому и идет. Опустила глаза и заплакала.

— Моя милая! — обратился ко мне декан. Вы знали, когда поступали в институт, что учеба на стройфаке самая сложная в ВУЗе. Прежде чем подать документы при вступлении вы должны были оценить все свои возможности. Так что, извините, но вы сами виноваты.

Тут я совсем разревелась и кое как сквозь слезы спросила его:

— Что же мне делать? Если меня отчислят, мама не переживет этого известия. А отец только что перенес инфаркт.

— Даже не знаю, дорогая моя, что мне с вами делать? Подобрать у нас репетитора по этой специальности можно лишь в звании кандидата наук. У вас просто денег не хватит, чтобы рассчитаться с ним. Остается лишь один вариант — проводить с вами персональные занятия МНЕ! А у меня свободное время лишь вечером после лекций. Здесь заниматься с вами слишком для меня утомительно. Могу принимать вас лишь дома. В принципе это возможно. Я человек одинокий и нам никто не помешает…

Предлагаю подумать пару — тройку дней. Если надумаете — вот мой адрес. Буду ждать вас у себя дома во вторник в 19:00. Сами понимаете, это предложение носит крайне конфиденциальный характер.

При этом посмотрел мне в глаза, потом кривенько улыбнулся и без всякого стеснения добавил?

— Лично меня, сами понимаете, деньги не интересуют.

— Вот такие дела. Я вчера пришла домой и весь вечер плакала. Потом плакала сегодня все утро. Он ведь гад, ко всему прочему, еще и противный — старый, лысый, беззубый!

_______

Успокойся! — сказал я Верке. — Ты в этот раз обратилась прямо по адресу.

И коротко рассказал ей о своей новой работе, предупредив, на всякий случай, чтобы никому пока об этом не рассказывала. Потом подал ей Прайс. Верка сначала толком ничего не поняла. Естественно, в таком состоянии ей было не до параллельных миров. У нее в голове рушился наш, единственный мир. Но, когда она стала изучать перечень товаров, до нее кое-что начало доходить:

— А сигареты Элегант, это зачем? Чтобы не стоял что ли?

— Эти сигареты не только, чтобы не стоял. Они мгновенно нейтрализуют действия всех возбудители типа Виагры, Левитры, Сиалиса.

— И надолго они действуют?

— Филарет сказал мне, что у него остались только долгоиграющие. На полноценного здорового мужчину полностью выкуренная сигарета действует — не менее одного месяца. А после второй и третьей восстановить потенцию можно только специальными каплями, указанными в приложении к Прайсу.

— Сколько они стоят Юра? Здесь непонятная цена.

— Я взял у нее Прайс и разглядел цену 500 — 1000 рублей за пачку. Первая цена за пробную… — сказал я Верке.

— Сейчас сбегаю за предоплатой.

И тут же принесла 1000 рублей.

— Все! Никаких пробных. Меня устраивает! Когда будут сигареты? Учитывая ситуацию, я пообещал Верке, что в понедельник. Она сказала, что надо бы утром. Но если что уговорит декана перенести встречу на один день. Сказала, что будет ждать в понедельник или приедет за сигаретами туда, куда я скажу.

— А как же ты отдашь сигарету декану? Если он примет их от тебя, то может и догадаться, что причина в них. Потом будет еще хуже.

— Элегант — любимые сигареты декана. А покупает он их каждый день в нашем буфете. Я думаю действовать через подругу. Она у нас буфетчицей работает. Уговорю, чтобы продала ему именно эту пачку. Она давно знает, что наш декан липнет ко все симпатичным студенткам, и с удовольствием меня поддержит. А потом я заставлю его и экзамен у меня принять вот через этот товар. И она показала пальцем на те самые капли в приложении к прайсу. Сообразительная все-таки девчонка, а?

На этом мы и расстались. А я представил себе радость Филарета за первую выручку. Ведь на эти деньги он сможет набрать продуктов даже не на один день.

_______

Время незаметно подкралось к пяти часам вечера. Я все же успел поспать часа полтора. Тут снова раздался звонок в дверь. Я пошел открывать.

За дверью стоял расстрепанный водитель шефа — Леха. Куртка расстегнута, шарф где-то на затылке. Похоже поддатый и прилично. В руках бутылка «Шустова», еще не начатая.

— Проходи — сказал я ему, носом почуяв интересные вести из логова бывшего шефа.

Леха разделся и полез обниматься:

— Юрок! — произнес он заплетающимся языком. — Юрок, поздравь меня! Я тоже уволен. Точнее уволился сам по собственному… Тонька Дома? Нет! Ух ты! Классно! Давай выпьем за нас, друзей по несчастью.

— Я достал рюмки. Открыл бутылку и разлил коньяк. Себе налил чуть-чуть.

— Ты чё? — показал Леха на мой, почти пустой бокал. — Не уважаешь меня?

— Сейчас Тоня придет! — сказал я ему. — Итак виноват перед ней…

— Я тоже щас пойду оправдываться к своей. Ты знаешь, ведь не поверит. Шеф-то ей всегда меня нахваливал. Ну давай, за нас!

Мы выпили, и я сказал Лехе — Ну давай рассказывай, что это тебя заставило бросить шефа?

— Слушай! Ты когда пришел, я торчал в гараже. Готовил его лимузин к поездке. Ты ушел, а он и нагрянул ко мне в гараж. Ему ктой-то качок подогнал, крутой такой. Ты, говорит, с ремонта подкачни колеса, а то я давно не проверял. Я ему еще в ноябре поставил все четыре Nokiah Hakkapelita 7, 255/40, новые. Давление ставил 2,7 на передке, а в задних2,4. Он попросил догнать 3,0. на переднем колесе.

Тут Леха видать совсем окосел и язык у него стал плохо ворочаться. Но я все понимал, так как очень ждал этого рассказа и слушал пьяного бывшего водителя шефа прямо-таки с упоением.

Я вклчил его качок в пркуриватель, на динамоме было 2,6. Чрез минуту колесо как п…нет? Шеф чуть на пол не сел. — Что это с резиной? Заорал он на меня? Сырая что ли? Ну-ка проверь второе? Я прверил. Оно еще громче п…уло! Потом все прверили. Всем кирдык… Шеф аж пзеленел с гря. — Ты, — гврит, — эту рзину мне с магазина брал. Я грю, — мы вмсте ее в Питере летом в кмандировке брли. — Нет, — орет, — выбрал на витрне ты! И, — грит, — сниму с тбя за это мсячную зрплату. Обувай грит летнюю. А я грю, — сам на летней езжай за 2500 км. А он мне, — на х-р ты тогда мне нужен? А я грю, — не нужен — тгда пишу заяву по сбственному. Пшли к нему в кабинт и я написал. Потом в граже впил с гря и к тебе, вот. Юра, рдной мы с тбой… по нсчастью. Я пшел домой, а то не дойду.

— Я его спросил:

— Может тебе такси вызвать?

А он мне:

— Нет не ндо! Я дйду сам.Не првожай!

И ушел. Я закрыл дверь на замок, зная, чтоТоня терпеть не может, когда я закрываю дверь на шпингалет. Она любит открывать дверь своим ключом.

Тут я решил все-таки выйти проводить Леху. Но через открытую форточку услышал громкий разбойничий свисти увидел в окно, что он поймал тачку и садится в нее.

— Слава Богу! — подумал я. — Теперь точно доберется.

Тут раздались звуки открываемого ключом замка, и пришла жена. Она зашла раскрасневшаяся, немного навеселе. В руках, как и у меня, два больших пакета с продуктами. Увидев на полках «мою» еду, накинулась на меня с кулаками.

— Ты что? Вот балбес, а? Не мог позвонить мне, что ли?

А когда было звонить. Тут столько событий за день?

_______________

(продолжение следует)

 

Глава 3. Первые успехи и промахи.

 В понедельник в 9:00 я был на новом месте работы. Филарет встретил меня довольно потирая руки.

— Прошу на ваше рабочее место!

Мой стол вместе с новым стулом стояли, прижавшись к стене, сбоку от стола начальника, напротив единственного подвального окошка, с чудом сохранившейся маленькой остекленной рамкой, закрытой снаружи стальной решеткой. В комплекте со столом с правой стороны оказалась тумбочка на шарнирах с тремя ящиками. С левой стороны на подставке стоял компьютер. На столе красовался новенький монитор с клавиатурой и мышью.

— Все подключено и настроено. Операционка Виндовс-10, лицензионная.

Я с довольным видом уселся за стол и сразу же убрал в ящик тумбочки свой чайный сервиз. Потом подошел к шефу и отдал ему первую выручку 1000 рублей с листочком заявки на сигареты, не забыв о просьбе Верки — доставить товар, как можно, быстрее.

Филарет принял деньги, с любовью погладил рукой первую вырученную банкноту и бережно убрал ее в свой ящик.

— Ну что ж, прямо сейчас и сгоняем. Потому как просьбу первого клиента — грех не выполнить.

И только он собрался улететь в свой родной мир, раздался робкий стук в дверь. Зашла пожилая женщина, поздоровалась и представилась:

— У меня дочь работает буфетчицей в институте. Ей подруга сказала, что у вас можно купить слабительные сигареты и дала мне ваш адрес. Мы тут живем, недалеко. Вот и зашла к вам.

— Простите! И зачем вам такие сигареты? — спросил Филарет.

— Ой! Прямо беда. Муж-страдалец мучается с запором уже давно. Всю жизнь на сидячей работе. А лекарства из аптеки наотрез отказывается принимать. Дочь сказала, что она ему с работы именно такие вот сигареты покупает.

Ну, Верка-зараза! — подумал я. — Ведь сказано было, чтоб не мела пока языком о нашей фирме. Нет! Вот женщины…

— Сигареты стоят по 500 рублей за пачку, — сообщил я женщине.

— Вот деньги! Возьми, милок! — и женщина протянула мне пять сотенных бумажек. Я отдал их Филарету. Тот снова открыл ящик и пополнил ими свою только что созданную кассу.

— Присядьте пока минут на пять-десять. Я не долго.

— Подожду, подожду! Я ведь на пенсии, спешить больно не куда…

Тут снова раздался стук в дверь. И к нам зашел еще один посетитель.

Это был довольно хорошо одетый интеллигентик, еще не старый, на вид, то ли мелкий чиновник, то ли какой-то инженер.

Он почему-то сразу подошел ко мне. Потому, как шеф сидел в темной рубашке и без бабочки. А я сегодня, наоборот, для первого дня явился в торжественном прикиде. На мне был костюм и рубашка с галстуком. Галстук был копией того что виднелся под шарфом у посетителя.

— Здравствуйте! Можно мне посмотреть ассортимент ваших товаров?

— Я подал ему Прайс, встал из-за стола и предложил гостю присесть на мой стул.

— Спасибо! Но я постою. — и он углубился в изучение перечня нашей продукции.

— Простите! А вы можете объяснить мне, в чем сила вашей инициативной лопаты?

— Я рассказал ему все, что знал о ней, пояснив при этом про её драгоценный, подарочный вид.

— Скажите, а на какой минимальное время можно установить её таймер?

Я взглянул на шефа, который все еще сидел за своим столом, сразу же внимательно навострив уши, как только уловил от посетителя интерес к своим товарам.

— У таймера цена деления, а значит и минимальное время установки — 10 минут — сообщил Филарет.

Я вытянул голову и чуть ли не в самое ухо спросил клиента:

— Если не секрет, зачем вам этот подарок?

— Позвольте представиться: Гралский Арнольд Маркович. Я кандидат в депутаты по району Новостройка, член партии «зеленых». Через два месяца состоятся выборы в городское собрание. Мой соперник Фишман Моисей Карлович от партии «Яблоко». Это, простите бесчестный человек. Он в глаза может похвалить и приласкать, а за глаза просто загрызть зубами, морально конечно. И в целом — это хвастун, лицемер и обманщик. У меня в его лагере свой человек. Он подсказал мне, что «будущий депутат» Фишман собирается принять участие в открытии нового тепличного комплекса, и что ему, как старому опытному садоводу, будет поручено в честь открытия копнуть лопаткой землю в новой тепличке под фотокамеры репортеров и кинокамеру местного телевидения. Тут мне попалось на глаза ваше объявление. Так вот я хочу послать ему гонца, якобы с подарком от партии Яблоко для участия в торжественном моменте. И ваша лопатка была бы мне весьма кстати. Между прочим, открытие теплицы — завтра в 12-00 дня. Приглашаю! Вход свободный.

— Лопата подарочная и стоит пять тысяч рублей, и я показал этому Арнольду цену в Прайсе.

— Я вижу, — сказал Арнольд, достал кошелек и протянул мне «пятитысячную». Я отнес ее шефу, весело подмигнул ему и постучал пальцем по свои наручным часам.

— Всё! Перекур 10 минут, — произнес Филарет и исчез. Женщина терпеливо ждала на стуле для посетителей. Мой интеллигент вышел покурить на улицу.

Время подходило к 10:00 утра. Шеф появился минута в минуту. Он подал женщине сигареты и проводил ее к выходу. Затем пригласил в кабинет Арнольда.

— Филарет вынул из кожаного чехла лопатку, повертел её немного перед глазами интеллигента и подал ему в руки вместе с чехлом.

— Таймер заведете сами или помочь?

— Да нет, я сам, спасибо! — ответил Арнольд, засовывая подарок в чехол.

— Я надеюсь на вашу конфиденциальность! — строго предупредил его мой шеф.

— Разумеется. Я сам в этом не меньше вашего заинтересован. — довольно произнес покупатель и удалился восвояси из офиса.

_____

Тут мне позвонила Верка. Я сказал ей, что все в порядке. Она предупредила, что сейчас подъедет на такси. Шеф подал мне пачку сигарет для Верки, попросил меня похозяйничать в кабинете одному и удрал в магазин за продуктами и прочим.

Через 15 минут моя соседка уже была у нас в кабинете.

— Она впорхнула к нам в кабинет и сходу заявила. У меня с собой еще для вас выручка. Вынула из сумочки две тысячерублевки и покрутила ими у меня перед носом. Так это ваш офис, стало быть? Скромно, скромно. Это, как бы конспирация, что ли? Где мой товар? Я вынул из ящика стола пачку Элеганта и протянул Верке.

— Что за заказ, выкладывай? Верка положила на мой стол ближе ко мне новенькие купюры и, так как стула для посетителей у меня еще не было, уселась прямо на край стола.

— Значит такое дело, — начала Вера свой рассказ, — в институте в моей группе учатся две подруги-кореянки Лан (мирная, спокойная) и Лин (весна). Мы их зовем Ланя и Линя. Им наши переделанные имена нравятся. Так вот эти Ланя и Линя, они как попугаи-неразлучники нигде не бывают и никуда не ходят друг без друга: в магазины, в кино, в клубы — они везде вместе, а по институту вообще чуть не ручку держатся. А у нас с начала нового семестра сменился завхоз, бывшего еще осенью проводили на пенсию. Тот бы тихенький, незаметный старичок. Мы его вообще редко видели в перерывах между лекциями. А новым оказался здоровенный, под два метра ростом бугай. Весом точно больше центнера, хохол по фамилии Гнедко. Пацаны на потоке сразу прозвали его Гнедой, Мерин, Лошак. За глаза, конечно. Иначе кому с таким бугаем связываться охота? Так вот этот завхоз с первого дня заметил наших неразлучных кореянок. Еще бы их не заметить? Невысокого роста, пухленькие, на лицо страшно миленькие. Одеваются модненько. В общем, показались они этому Гнедко ужасно аппетитными. Утром, перед началом лекций, потом в перерывах и в конце всех занятий стал он их отслеживать И лапать. Сначала потихоньку, подойдет незаметно так, пристроится за ними и давай хватать их за мягкие места. Девчонки сразу на визг, а он сделает вид, что все нормально горделиво задерет голову и топает себе мимо, как ни в чем не бывало. Девчонки в слезы, а наши пацаны ржут до упаду. Для них прямо цирк бесплатный. Бедные неразлучницы стали приходить перед самыми занятиями и бегом на лекцию по коридору. Но между занятиями он чуть не до самого туалета гоняется за ними и в конце дня тоже. В милицию на него обращаться кореянки стесняются и боятся. Ходили девочки к декану жаловаться на него. А тот, скотина, уже два месяца твердит им — я разберусь, я разберусь. Сам, наверно, боится его, что ли? До того дошло, что бедняжки чуть ли не бросить учебу собрались.

А тут в пятницу привезли нам в ВУЗ целую машину новой наглядной агитации. На все стены коридоров с первого по пятые этажи. Гнедко всю пятницу отдирал со стен старые стенды и сегодня заканчивает. И теперь всю неделю новые приколачивать будет.

И я вспомнила, что видела в вашем Прайсе интересный молоток. Да ведь? Есть у вас такой? Мне даже цена запомнилась 2000 рублей. Я девочкам про этот молоток немножко рассказала, главное пообещала, что он так приласкает пальчики на его «граблях», что мало не покажется. А больными пальцами он долго их лапать не сможет. Они тут же отдали мне по тысяче рублей, каждая.

Тут прибежал Филарет со своими покупками. Я представил ему Верку, И объяснил историю с новым заказом.

Верка спросила:

— Как вы думаете, поможет нам этот молоток или нет?

— Мой шеф перед красавицей — Веркой приосанился, горделиво выпятил грудь и пустился в объяснения.

— Вообще это очень хитрый чудо-инструмент. Вначале он усыпляет бдительность своего хозяина и ловит момент, когда у того, кто им пользуется обе руки коснутся твердого предмета: стены, двери, окна и так далее. Потом вдруг вызывает у хозяина приступ сильного зуда в спине, выскальзывает из рук и мгновенно обрушивается на пальцы обеих рук. Эффект такой — либо очень сильный ушиб фаланги пальца, либо даже перелом без смещения (трещина фаланги). Лечение — без операции амбулаторно месяц, реабилитация до двух месяцев. При операции срок лечения в два раза увеличивается. Тот молоток, что у нас в наличии и обеспечивает самый сильный ушиб с выходом из строя хозяина минимум на 1 месяц.

— Ну как устраивает?

— А хозяин молотка догадается о его свойствах.

— Маловероятно. Молоток очень хитер. Он долго и тщательно выбирает момент для удара, максимально приближая причину удара к естественной неловкости хозяина. И потом очень сильный болевой шок от удара тоже не способствует догадке о свойствах молотка.

— А как простым молотком им пользоваться совсем нельзя.

— Можно! Если повернуть ногтем или монетой пластмассовую шляпку винта, в торце его деревянной ручки. Эту шляпку почти не видно. Вот она, — и он показал на еле видный пластиковый винт, заделанный в торец ручки

— Все беру! Когда будет молоток?

Филарет подошел к моему столу и спросил Верку:

— Милая девушка! А как вы планируете передать вашему завхозу этот подарок? Подойдете к нему и прямо так вот и предложите, примите мол, на счастье?

— Нет! Мы с девочками составили план. Как только я достану молоток, они вдвоем должны будут в этот день минут на десять выманить его из кабинета. А я незаметно проникну к нему. Где он хранит инструмент, я знаю. Выкрасть у него молоток — дело нескольких секунд. Либо в этот день, либо на следующий — молоток ему обязательно понадобится. После того, как он убедится в потере своего молотка, он пойдет за другим молотком в слесарную мастерскую, которая находится через стену в смежном с ним кабинете. Слесаря у нас — совместители из местного ЖЭКа. Приходят только утром. Смотрят журнал заявок на ремонт и уходят, либо производить этот ремонт, либо к себе в ЖЭК. Обоих слесарей я знаю. У одного из них смена на сегодня закончилась. Он еще утром час назад ушел в ЖЭК. Так вот я выпросила у Кольки-слесаря его личный ключ от слесарки, аж на два дня. Завтра и послезавтра по графику дежурить у нас в ВУЗе будет его напарник. А тот вообще приходит только по вызову завхоза, если есть в нем нужда. В общем, как только у меня в сумочке окажутся оба молотка, ваш и завхоза, я найду возможность зайти в слесарку и положить чудо-молоток на видное место у слесарных тисков. Если найду в слесарке такой же местный инструмент — спрячу его. У завхоза свои ключи от всех вспомогательных помещений, и он, как пить дать, обязательно придет в соседнее за инструментом. Вот так!

— Да, Верка, тебе только в разведке служить! — произнес я в восхищении.

— Вы очень толковая девушка! И вообще… — похвалил мою соседку шеф и мне показалось, вроде, как покраснел. — Посему в порядке исключения я через несколько минут принесу вам Хитрый молоток.

— Спасибо! — сказала эта красавица, сделала легкий реверанс и тоже немного покраснела.

Филарет вернулся к своему столу и сразу же исчез. Через десять минут Верка со своей покупкой с довольным видом покинула наш офис.

— А вы что ли знакомы с этой милой девушкой? — спросил меня шеф. И я уловил в его вопросе отголоски еще далекой ревности.

— Да, это наша соседка. У нее как-то с моей ненаглядной было одно недоразумение. Потом вроде все разрешилось.

— Понятно. — Произнес Филарет.

— А как вы думаете, шеф, эта девушка вполне могла бы нам пригодиться? Она студентка, нигде не подрабатывает.

— Я думаю, это не плохая мысль, — оживился мой начальник. Мы могли бы предложить ей свободный график инженером по сбыту с перспективой на должность руководителя отдела сбыта. Как вы думаете? — обратился ко мне, вроде как за поддержкой, Филарет. И я понял, что эта поддержка была нужна ему чисто символически.

— Я поговорю с ней на эту тему дома после работы.

— Да, да! Сделайте пожалуйста одолжение.

До конца дня больше в этот день никаких событий не произошло.

— Да! — вздохнул я, уходя домой, — Веркина перспектива любому бросится в глаза. Вот и шеф не исключение. Похоже сразу и запал на мою соседку.

_________________

Я шел домой и думал о Верке, ее молотке и о бедных кореянках. Верка ждала меня возле подъезда нашего дома.

— Я не хотела заходить к тебе. Сам знаешь про ту скалку. А твой телефон я у себя так и не нашла. Может стерла после той истории с твоей ненаглядной. Набери мой номер. Я потом твой забью в память. В общем слушай, такое дело.

Как только я появилась в ВУЗе, Ланька и Линька уже крутились возле входа. В это время должна была быть практика по строительным материалам. Её отменили, так как заболел преподаватель, и у нас с девчонками появился целый час свободного времени.

Я подмигнула им и чуть вынула из сумочки молоток. Девочки радостно закивали головами.

— Ну что, мы идем к завхозу? Было 10-45. До конца отмененной практики было еще 45 минут.

— Давайте быстрее! — скомандовала им я. — Постарайтесь заманить его подальше. На лестницу что ли? А лучше затащите его вниз по лестнице со второго на первый этаж. В буфет!

Девочки бросились в сторону кабинета Гнедко. Я потихоньку двинулась за ними. Завхоз был на месте. Его маленький телевизор на столе был включен. Шла какая-то авторская программа.

Кореянки постучались и зашли, а дверь оставили приоткрытой. И я услышала, как заахал удивленный бугай. Девочки перебивая друг друга затараторили:

— Иван Лукич! Там мальчишки возле буфета на первом этаже не дают нам пройти, пристают. А нам так перекусить охота. Помогите пожалуйста?

И я увидела, как Гнедой по привычке, гордо выпятив грудь, повел девчонок из кабинета к лестнице, обхватив их обеих за талии. Естественно, ему было не до запора своего кабинета. Я подождала, пока они не начали спускаться и зашла в кабинет. Его молоток лежал на подоконнике. На полу везде были разбросаны детали новеньких стендов. Я спрятала в сумку его молоток и поспешила к слесарке. Достала Колькин ключ и открыла мастерскую. Один молоток я подобрала возле тисков и положила на его место свой. А другой достала из выдвижного ящика верстака. Потом забросила оба под шкаф со спецодеждой, быстренько вышла из столярки и закрыла на ключ дверь.

Прождав минут десять, я начала волноваться за девочек и решила пройти к буфету. Кореянки еще были в буфете и не могли выйти из него. Выход загораживал декан. Он стоял прямо в дверном проеме и злобно орал на красного, как рак, завхоза, испуганно спрятавшего голову в плечи

— Здесь же люди, Гнедко! Как тебе не стыдно! Я не первый раз за тобой наблюдаю! — продолжал бушевать декан. Прошлый раз мне буфетчица пожаловалась, что ты вроде потянулся за печеньем с витрины. Да не рассчитал и поскользнулся. А потом ухватился за её грудь, чтобы не упасть? Так ведь, да? Я тогда на твою шутку даже внимания не обратил. Потом медсестра ко мне прибежала, заявив, что ты заходил к ней за таблетками и искал их даже на ней в карманах халата. Долго, говорит, искал. Еле вырвалась! А сегодня при всех… обеих сразу и за эти места?! На этих местах сидят, дубина! А после твоих ручищ они же неделю на лекциях сидеть не смогут. Чтоб я больше подобного безобразия не видел! Ты понял?

— Понял, понял! — лепетал испуганный Гнедой. — Извиняюсь! Не увидите больше, обещаю!

Потом декан, как бы вспомнив, спросил завхоза:

— Мне молоток на минуту нужен. На улице потеплело. Батареи кочегарят. Форточку надо отрыть, а шпингалет на раме от краски прикипел. Прошлой осенью красили. У тебя он далеко?

— На окне лежит. Пошлите, отдам!

И они пошли вверх по лестнице. Я стояла совсем немного выше их и уже не успевала незаметно пробраться в слесарку, что б забрать молоток. Если б они увидели, что я рвусь к слесарям, начались бы расспросы; откуда ключ, зачем тебе надо в мастерскую и так далее? В общем я стояла возле их дверей и кусала губы от отчаянья. Подошли расстроенные девчонки, сразу сообразившие, что пострадали от лап завхоза зазря.

Потом я снова услышала злобный голос декана:

— Вечно у тебя бардак в кабинете! Когда порядок наведешь? Стенды второй день без толку валяются на полу! Будешь их пальцем к стене прибивать, если не можешь казенный инструмент беречь! Где теперь мне взять молоток?

— Пошлите в мастерскую. Здесь рядом. — виновато забормотал завхоз. И поспешил к соседней двери. От испуга руки у бедняги так тряслись, что он еле попал ключом в замочную скважину. Дверь все-таки открылась, и завхоз бережно подал лежавший у тисков молоток в руки декану.

— Вам помочь открыть окно? — подобострастно промямлил бугай.

— Уж как-нибудь сам справлюсь, без сопливых! — старенький щуплый декан уже просто затюкал бедного завхоза. И делал это с нескрываемым наслаждением, издеваясь над здоровым бугаем, считая себя великим и сильным.

На этом они расстались, и Гнедко решил в этот миг совсем удрать из школы от греха подальше. Пока декан гордо удалялся с молотком в свой кабинет, Гнедко тихо выскользнул из своего убежища и направился к выходу. А я поспешила следом за деканом.

_______

Через пять минут все здание потряс страшный вопль. Я открыла дверь и буквально залетела в помещение деканата. Молоток, ухитрившийся сделать свое черное дело, отдыхал на полу. Несчастный декан сползал на пол, пытаясь удержаться за подоконник локтям. Обе руки с перебитыми пальцами были приподняты, словно цеплялись за воздух.

— А-а-а! — орал, не переставая теперь уже не состоявшийся распутник. — А-о-у-у… Маслова! Скорую…Умираю…

Я тут же вызвала скорую. Приехали, на удивление, очень быстро. Декана без сознания на носилках погрузили на машину. Прибежавший на вопль Гнедко спросил у врача:

— Как он? Выживет?

— А чё ему будет? Через день выпустим. А через пару недель за бабами бегать будет. Здесь вон у вас с этим делом, просто рай! И он показал рукой на целую толпу сбежавшихся поглазеть студенток, потом нырнул вслед за санитарами в новенькую Газель.

— Чего столпились? — рявкнул на девчонок сразу осмелевший завхоз. — Марш по местам! Туды вас растуды! — Поднял молоток и унес его не в слесарку, а к себе в кабинет, ворча при этом себе под нос:

— А еще без сопливых! Куда тебе, коли руки из задницы…

— Вот, заодно и за жадность свою получит завтра, ворюга! Правда девчата? — обратилась я к кореянкам.

— Точно, точно! — дружно закивали мне в ответ неразлучницы.

Вот такие дела! Не было бы счастья, да несчастье помогло — брякнула довольная Верка.

— Слушай! — сказал я ей, — завтра мне к двенадцати дня надо быть на открытии нового тепличного комплекса. Он тут недалеко от вашего института, я забегу к тебе пораньше на пол часика. Расскажешь, про завхоза если будет что, ладно.

— Ладно, — сказала Верка, — заходи! — И поскакала, как легкая козочка впереди меня по ступенькам. Я уже так не смог. В другом весе, да и не в её возрасте.

Но тут к успехам дня для меня добавился такой промах, что свел на нет всю эйфорию от моего скромного участия в сегодняшнем торжестве добра над злом.

Только я открыл своим ключем дверь, на пороге с большущей скалкой в руках стояла торжествующая Тонька!

— Милый! Я уже обещала этой стерве скалкой башку проломить. Так вот! Я в тот список еще одного кандидата добавила. Понял, скотина?

Конечно я все понял. Понял, что забыл про окно, из которого ну весь двор как на ладони. Э-эх, старею!

— Тоня мы говорили только о работе. Верка с сегодняшнего дня у нас в фирме подрабатывает.

— Да что ты говоришь? Еще хоть раз увижу, что ты ей после работы «задание выдаешь» — такой фонарь повешу на твоей «задавалке» вот этим вот инструментом… А подчиненной твоей завтра с утра, как только ты смоешься на свою работу, я то самое обещание выполнять начну и заодно свое «задание» выдам. Что б квартиру в другом доме подбирала, а лучше в другом районе!

— Вот змея! Но ведь все равно, люблю её одну и не променяю на десяток Верок.

Конец третьей главы

___________

Глава 4. Мир — это зеркало нас самих

Дама зашла в офис вообще без стука. Было ровно 10:00 утра. Она сразу подошла к Филарету. Таким не надо объяснять, кто главный. Они учуют его даже в костюме трубочиста.

— Можете звать меня просто Марго! — Представилась дама. — Для всех остальных — Маргарита Львовна Виноградова. Я тот человек, который не просто вам нужен, без которого вы и неделю не продержитесь.

— Это почему же так? — удивленно протянул Филарет.

— Потому что у меня диплом и десять лет стажа по двум специальностям: бухгалтер и юрист.

— А диплом у вас по какой специальности? — вставил я в разговор свое веское.

— Одиннадцать лет назад я закончила юрфак Санкт-Петербургского политеха. Потом годичные курсы бухгалтеров, куда меня направил мой бывший супруг, директор ООО «Аудит-экспресс». Десять лет работы аудитором в фирме мужа не спасли наш брак от развода. И вот, я уже неделю в другом городе. Повисла пока на шее у сестры, такой же одинокой гордячки.

— Дорогая Маргарита Львовна! У меня как-то язык не поворачивается звать так коротко столь представительную даму. Прошу вас! — и шеф указал этой Виноградовой на стул для посетителей.

Действительно. Высокая, стройная. Волосы темные, волнистые. Довольно симпатичное лицо не портили позолоченные очки. Скорее наоборот, придавали ей какой-то торжественный вид.

— Говорят, что кому не везет в любви, должно везти в деньгах? — робко вставил я.

— Надеюсь, подтвердить эту поговорку с вашей помощью. — Маргарита гордо повела головой. Потом достала из сумочки пачку «Glaмоur» и зажигалку И все это не смотря на то, что на стене напротив неё была прикреплена табличка «No smoking!».

— Но ведь с таким опытом вы могли бы и у нас в городе найти более престижную работу?

— Я хочу доказать своему бывшему, что способна не только на высокопрофессиональный аудит, но могу создать и с нули поднять фирму. Конечно же с достойными специалистами.

— Простите пожалуйста! И как же вы оценили нас? Как определили наше достоинство, тьфу — то есть нашу достойность? — и шеф вынул откуда-то стеклянную пепельницу и пододвинул её к этой Марго.

— Очень просто. Есть такая наука — физиогномика. Ваши утонченные лица, в контраст с текущей пещерной обстановкой, просто кричат о нетронутой целине ваших наполеоновских планов. Ну что, берете меня на должность исполнительного директора? Ну, или директора для выписки из реестра юридических лиц вашего будущего предприятия. Думаю, что максимум, за неделю я его для вас оформлю. Договорились?

И она подала руку Филарету. Ладно, хоть шеф не додумался её пожать.

— Правильно! Изогнись, как можно галантнее, а потом уж касайся губами и не чмокай!… Учить вас надо!

 

 

В течении следующих полутора часов окрыленный шеф успел трижды слетать в свой мир и телепортировать какие-то немыслимо красивые стол и кресло. Компьютер и принтер со сканером были уж больно староваты для столь отдаленного будущего. Но для нас самый верх дорогой офисной оргтехники.

А я сидел и наблюдал, как шеф отодвинул свой стол к противоположной от меня стене, и как на его месте оказались все офисные причиндалы вместе с новым «директором». Я сидел и думал, что эта дама должна была бы смахивать на «зицпредседателя» Функа, но она, к моему сожалению, на директора была похожа куда больше, чем Филарет. И еще думал о том, как мне называть эту мадам? Марго — совсем не солидно. Маргарита Львовна — слишком официально. И вот, мне пришло на ум сократить в одно слово её имя, фамилию и отчество. Получилось здорово!

Я подошел к ней, когда она уже сидела в своем высоком кресле и ксерила наши с шефом паспорта.

— Позвольте представиться — начальник отдела снабжения, Делягин Юрий Борисович. Можно просто — Юра. Даже, Юрок!

Я, как мог, изогнул свою спину буквой «зю» и сверхгалантно поцеловал протянутую ею руку.

— Позвольте выразить свое восхищение! Вы прекрасны, как Мальвина. Можно мне вас так называть?

— Можно. Только для вас. И вне присутствия посторонних…

И они засели с Филаретом за разработку учредительных документов. А я еще минут двадцать полазил по интернету и затем стал собираться на открытие новой теплицы, не забыв, как бы, отпроситься у Филарета.

— Да, да! Конечно… — махнул рукой ужасно занятый Филарет, и я выскользнул на улицу, сунув под мышку кожаную папку для бумаг с прайсом. Так, на всякий случай, ну и для солидности тоже.

________

 

 

На мой звонок в автобусе Верка не ответила. Видно была еще на занятиях. Пришлось отправить ей короткую эсэмэску: «Еду к тебе». В институт я приехал перед самым большим перерывом между занятиями. Верка ждала меня в широком коридоре у входа. Она незаметно сунула мне за пазуху куртки молоток.

— Забери эту бочку с порохом от греха подальше. Это прямо дьявол какой-то, а не инструмент. Два часа назад увезли на скорой завхоза. Говорят, как и декана, вынесли на носилках. Пальцы на обеих руках в крови были. Дежурный врач сказал, что, на крайних фалангах указательных пальцев обеих рук, трещины, как минимум. Мне девчонки все рассказали и молоток передали, чтоб я тебе его вернула.

— В общем договорились мы, что они будут дежурить с 09:30 возле Гнедко, а я их сменю в 11:30. Он без декана совсем обнаглел. Синяков у девчонок на все мягкие места наставил, скотина, и все под юбки норовил залезть, гад! Тут случайно мимо ректор проходил. А то бы не вырвались. Он еще издали окликнул завхоза, что и спасло этого Мерина. Тот сразу же отскочил от них.

— Почему так медленно идет работа со стендами, а Гнедко? Через 5 дней у нас комиссия будет из администрации. Будут гости с других вузов. Чтоб через три дня все стенды были на стенах!

Гнедко достал свою первобытную стремянку, чуть не два метра высотой, взял длинный направляющий стержень от каркаса из стального уголка, сунул в карман дюбеля и полез прибивать этот уголок на самый верх стены. У этой древней стремянки две ножки держались на цепочке, чтоб не разъехаться. Ректор немного понаблюдал за потугами завхоза, махнул рукой и ушел по своим делам.

А Гнедко с двумя дюбелями в зубах долго прицеливался, куда бы прибить этот уголок, хотя на стене фломастером была нанесена вся разметка стендов.

Наконец найдя нужную точку Гнедко, придерживая одной рукой уголок с дюбелем, нанес по дюбелю легкий пристрелочный удар. Молоток эту команду выполнил. Но потом, когда завхоз с размахом послал его в цель, подлый инструмент слегка эту цель поправил и нанес удар точно по указательному пальцу левой руки, чуть выше ногтя. Гнедко дико взвыл, правая рука с молотком непроизвольно дернулась вверх. Молоток взлетел из руки и ударился в потолок коридора. Пока Гнедко судорожно пытался удержаться на стремянке, хватаясь здоровой рукой за чуть державшийся на стене уголок, молоток перевернулся в воздухе и падая вниз нанес удар по пальцу правой руки. Эта длинная железяка отскочила от стены и одним концом треснула по лбу несчастного завхоза. А молоток, тем временем, падая на пол, задел за гвоздь, на котором висело колечко цепочки. Гвоздь согнулся, колечко слетело, и стремянка разъехалась…

Когда приехала скорая, которую сразу же вызвали кореянки, валявшийся на полу завхоз уже не орал, потому как почти не дышал.

Приехавший на скорой тот же самый дежурный врач, помогая санитарам затащить носилки с бугаем в машину, все ворчал:

— Что тут у вас творится? Прямо членовредительство какое-то. Следующий кто — ректор ваш будет, что ли?

— Ладно девчонки вовремя молоток подобрали…

— Вот это вещь! Надо будет две зарубки на ручке поставить, прежде чем убрать его в стол, — подумал я.

_____

— Слушай Вер, шеф предлагает тебе работу у нас по совместительству, типа начальником отдела сбыта. Ты как согласна?

— А чё? Я тут только в нашем вузе такую деятельность разверну! Товар-то ходовой, выручка будет!

— Вот бланк заявления. Заполнишь и передашь или мне, или сразу в офис. Ну а я побежал дальше. Давай разворачивайся. Удачи тебе со сбытом!

_____

Теплица занимала просто огромную площадь. Участок длиной около двухсот, а шириной добрую сотню метров. Строилась теплица на средства частных инвесторов. Расчет был на то, что она покроет дефицит в овощах всей области.

На автостоянке у новенькой проходной уже не хватало места для машин. На входе, как положено, висела красная лента. Человек тридцать народу собралось для торжественного открытия. Сбоку примостилась кинокамера местного телевидения. Женщина-репортер уже вела передачу по открытию теплицы. Тут сам глава районной администрации произнес торжественную речь о том, что мы теперь не только накормим всю область дефицитными помидорами и огурцами, но и будем успешно торговать этой продукцией на рынках близлежащих областей.

Далее глава объявил о начале церемонии открытия, ему поднесли на шелковом красном мешочке большие ножницы, которыми тот разрезал на два куска ленту и предложил всем пройти в теплицу.

Там ему подали приготовленный заранее микрофон, и он объявил:

— Для торжественного открытия тепличного комплекса приглашается почетный гражданин нашего города, председатель городского общества садоводов, кандидат в депутаты от партии «Яблоко» Фишман Моисей Карлович. Прошу! — и он обернулся к будущему депутату, который снимал куртку и пиджак, готовясь к предстоящей церемонии.

Тут к почетному садоводу подскочил мальчик, лет десяти, в костюмчике с галстуком и подал Фишману лопату в чехле, перевязанном красной лентой. И сразу же удрал, и скрылся в толпе. Под лентой на плотном листе бумаги большими красными буквами было написано: «от партии «Яблоко». Фишман вынул из чехла позолоченную лопату, поднял её над головой и покрутил в воздухе. Раздались дружные восхищенные аплодисменты. Репортер телевидения буквально разразилась дробью заготовленной речи:

— Внимание1 Дорогие телезрители, сейчас на ваших глазах почетный житель нашего города, кандидат в депутаты Моисей Карлович Фишман произведет своими руками последний штрих в нашем торжественном открытии. Ему оставлен целый квадратный метр не вскопанной земли на теплице. После того, как он своими замечательными, трудолюбивыми и заботливыми руками вскопает этот кусочек земли, глава района объявит открытым наш замечательный тепличный комплекс, который мы строили два года. Потом должно будет включиться освещение и теплица … начнет свое функционирование.

В это время довольный Фишман поднес лопату к земле, заглянул в объектив кинокамеры, улыбнулся, подмигнул телезрителям и нажал на лопату левой ногой. Лопата как по маслу вошла в землю, потом еще и еще раз… Зрители зашушукались:

— Смотри! Фишман-то, уж лет семь, как разменял свой седьмой десяток, а скачет с лопатой, словно молоденький козлик…

— Ради депутатского мандата старается…

В это время лопата Фишмана закончила копать этот клочок земли и как бы задумалась, куда дальше…

Фишман снова поднял лопату над головой и успел дождаться еще более дружных и громких аплодисментов и хотел было отбросить свой дорогой инструмент в сторону.

Однако не тут-то было! Лопата и не собиралась падать из рук. Но не только падать. Она не собиралась выпускать от себя руки хозяина. Пока кинокамера снимала вскопанный квадратный метр земли, лопата, тем временем, убедившись в достаточно большом для неё объеме работ, выбрала нужное для себя направление и ринулась копать ухоженную и засаженную овощами землю, жадно вгрызаясь в молодые стебли помидоров и чавкая от удовольствия. По толпе приглашенных пополз удивленный ропот. Замглавы, как ошпаренный подскочил к Фишману с криком: — Ты чё творишь? — и попытался вырвать у знатного садовода лопату. Но Фишман не поддавался… — Отдай дурень! Пусти лопату! Пусти… Уфф! … Ох! … твою мать…

В толпе раздался смех:

— Да-а! У нашего почетного еврея, силенок-то оказалось ого-го! Смотри как мотает главу нашего…

— Эй Фишман! Давай коси помидоры! Потом коноплей засеешь…

Крики и смех продолжались. Я стоял и думал о том, что ведь остановить этого дурня кроме меня никто не догадается.

Лопата тем временем просто волокла за собой бедного еврея. Он уже и не касался её ногой, а она все кромсала и кромсала жирный, хорошо удобренный чернозем и сочные стебли зелени.

Рядом со мной стоял тот же самый мальчишка, что принес эту лопату, правда уже в курточке. Я повернулся к нему, схватил его за шиворот и тихо произнес:

— Беги от сюда, пока тебя не схватили, беги домой без оглядки. Ты здесь не был и не знаешь ничего. Понял?

— Понял! — крикнул этот пацан, засмеялся и пропал в шумной толпе

В это время десять минут прошли, и лопата остановилась. Фишман еле-еле держался на трясущихся ногах. У него сил не было даже, что-либо произнести. Он только показывал пальцем на брошенную им лопату, что-то мычал и качал головой.

Замглавы подлетел к нему и зашипел прямо в ухо:

— Ну ты и придурок! Квадратов десять насаждений скосил! Завтра же все убытки закроешь! Понял скотина? Какой позор, а? Такое мероприятие обоср…!

Народ стал потихоньку расходиться. Я незаметно подкрался к лопате и ударом ноги сбил с черенка датчик времени в стеклянном корпусе. Потом раздавил его и втоптал в мягкую землю.

______

В начале четвертого я был в офисе. Филарет прохаживался по кабинету и довольно потирал руки.

— Маргарита все приготовила и уехала в Тинькофф сдавать документы на регистрацию. Как только получим ИНН и ОГРН — закатим пикничок в честь открытия. Ну а как ты? Посмотрел мои лучшие экспонаты в работе?

— Посмотрел! — я отвел в сторону глаза и произнес. — Было очень весело, просто потрясно. — И почему-то вздохнул при этом, достал молоток, крутнул ногтем шляпку винта в его ручке и положил себе на стол. Потом разделся, сел, достал из кармана складной ножик и стал вырезать на ручке первые две зарубки.

— Это ты что делаешь? — спросил меня Филарет.

— Звезды рисую на фюзеляже буркнул я и с силой нажал на нож.

Филарет не понял ничего. Пожал плечами и отошел. Он что-то весело напевал в предвкушении радости от скорой легализации его фирмы. Через какие-то десять минут ему было уже не до веселья.

____

Дверь отворилась и вошли три типа. Один в кожанке и шляпе. На шее сквозь шарфик болталась золотая цепь с крупными звеньями. Крутой и наглый. Сразу видно старший. Два других встали у него за спиной придерживая входную дверь.

— Ты что ли тут главный? — кивнул он Филарету.

— Я! — ответил шеф.

— Ну и где же это твое оружие? Или ты лохов разводишь? Чем торгуешь, у тебя ж тут нет ни чё! Порожняк одним словом… Вообще мне по барабану. Торгуй хоть воздухом, хоть дерьмом… Я Жора — Якорь. Слышал про меня? Нет? В следующий раз по ушам вальцану — услышишь. У меня самый мощный хор на районе. Понял? Отстегивать будешь. Первый месяц десять штук для разгона. Потом двадцатку в последний день. От меня Торпеда притопает за баблом. Смотри! Штрафы у меня крутые, как в налоговой. Ладно. Бывай! Не кашляй!

Оба быка громко заржали. Жора плюнул на пол, развернулся и с понтом удалился из офиса. Быки чуть задержались:

— В ментуру стуканешь — Жора тебя загасит — зловеще прохрипел тот, что повыше ростом.

— Ага или в асфальт закатает! — рыкнул второй, пониже и в обхват пошире.

Бандиты снова заржали и вышли, громко хлопнув дверью.

______

Это были кто? — с ужасом произнес Филарет. — Налоговая полиция?

— Ага! — сказал я. — Старший кладбища и с ним его похоронная команда. Если чё тихо так похоронят. В мусорный пресс забросят, а потом бульдозером в земле заровняют. Бесплатно…

До Филарета стало доходить.

— Я думал, что могут и побить, а тут…

— Побить… Шутите? Для таких убить, как чихнуть…

— Но надо же что-то делать?

— Будем думать! — сказал я. — До конца месяца целых две недели. Что-нибудь придумаем. А потом у нас же есть Мальвина. Она ж юрист. Десять лет аудиторского стажа. Наверное, приходилось и с такими ей иметь дело?

— Дай-то Бог! — вздохнул Филарет. Взглянул на часы. Было 17:20. — Пора заканчивать. Пошли!

_____

Подойдя к квартире, я с удивлением услышал за дверью звонкий женский дуэт:

— Зачем вы девочки, красивых любите

Одни страдания от той любви…

— Похоже, у Вальки опять калым на рынке. — подумалось мне. — С другой стороны, сегодня среда. Рынок не работает. Что-то избаловались моя Антонина с сестрой.

Я открыл дверь.

— О! Мой Юрка притопал! Верка, наливай ему штрафную. Мой хороший, ты хоть раз Кальвадос пил? Нет? И я ни разу! Верка принесла. Ничё так… Можно пить… ик! Мы теперь с Веркой … ик! — Гёрл фрэнды! Айда выпей с нами. И рскажи нам, как прошел у тебя день?… ик! Да отодвинь ты этот салат. … ик! Ни одна охренительная история не начинается под салат… ик?

_____________

Продолжение следует

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!