Побег с Фомальгаута. 18

  Сигнал будильника вытянул меня из объятий прекрасного сна. Я видел себя и Катю как бы со стороны и мне это очень нравилось. Было тепло, яркое солнце под названием Фомальгаут согревало нас своими лучами. Мы отдыхали как будто и в Платанде и одновременно на океанском побережье. Бродили по розовому песку нескончаемого пляжа и вдруг оказывались в самом центре городка, где до этого могли встречаться только с помощью трехмерной видеосвязи. Я понимал, что это всего лишь сон, но просыпаться не хотелось. Однако будильник оказался настырнее меня и вставать всё же пришлось. Оглядев свою комнату, я сразу же вспомнил вчерашний день и улыбнулся. У нас всё получилось. В установленное время я с сожалением расстался с Катериной и предстал перед светлыми очами доктора Ньютона. Больше всего я боялся, что нас каким-то образом разоблачат, но ничего не случилось. Доктор поинтересовался о том, как я провел время. В его голосе мне послышались нотки сарказма вперемешку с ехидством, но я не стал обращать внимания. 

- Всё отлично, док! – улыбнулся я.

- Да? Вижу настроение у тебя приподнялось.

- А как же! 

- Ладно, это твое дело, - буркнул доктор, - скажи лучше, твой план увенчался успехом? Или это была лишь хитроумная выходка чтобы обеспечить себе свидание?

- Что вы! – с деланным негодованием воскликнул я. – Всё в точности до наоборот.

- Неужели?

- В общем, Катя согласилась. Как я и предполагал.

Ньютон не ответил и некоторое время мы шли молча. Затем он нарушил молчание:

- Если так, то ты молодец. Я, естественно, не верил твоей теории. Выходит, что я был не прав. Но… Позволь задать откровенный вопрос?

- Слушаю вас.

- Как вы это делали? Я же говорил, что в ванной нет видеоконтроля, но запись звука идёт. И кроме какого-то шуршания мы ничего не слышали. Всё-таки интим дело такое, - доктор многозначительно на меня посмотрел.

- Вы отстали от жизни, уж простите за откровенность, - я начал самозабвенно врать, - сейчас в моде делать это в полной тишине. Раньше было по-другому, тут я с вами согласен. Мы в годы учебы насмотрелись фильмов, уж поверьте. Там модно было охать и ахать, и даже кричать иногда. А теперь – чем тише, тем лучше.

- Вот это да! – изумился старик. – Ни за что бы не подумал. Чего только молодёжь не придумает. Но ты молодец, Виктор. Если твои слова подтвердятся делом, то ты значительно вырастешь в наших глазах. Мы ведь тоже люди и всё понимаем. Вы к нам хорошо относитесь, и мы к вам соответственно. Если будет всё гладко, то и вы будете чаще встречаться. А может и больше. Мы пришли. Отдыхай, а завтра примемся за работу.

  Я снова сам себе улыбнулся и отправился в душ. Потом сварганил себе большую чашку кофе, перекусил и отправился в знакомый зал управления. Команда доктора поприветствовала меня гораздо теплее, чем обычно. А потом появилась Катя в сопровождении Ньютона.

- Друзья! – провозгласил он. – Наша коллега снова с нами!

Раздались непродолжительные аплодисменты. Катя улыбнулась и сказала:

- Рада видеть вас в полном здравии. Прошу простить меня за предосудительное поведение, но это было вызвано сомнениями в моих познаниях, а не в умышленном отказе вам помочь.

- В чем же ты сомневалась? – спросил доктор Планк.

- Я была не уверена в правильности построения алгоритма работы коллайдера.

- Но ведь мы запускали коллайдер именно по результатам твоих выкладок! - возразил Герц.

- Это верно. Но сейчас мы пытаемся запустить не просто коллайдер, а сверхгигант. Старая схема здесь не подойдет.

- Объясни, - попросил Ньютон.

- Легко, - ответила Катя, - мне нужна активная доска.

Девушку пропустили вперед, а Резерфорд активировал экран, на котором Ньютон демонстрировал мне силовые поля Дагона. Катя взяла в руки указку и начертила круг.

- Тогда мы использовали дискретный алгоритм процесса. То есть пошаговый. И одновременно в нашем алгоритме присутствовала детерминированность. Таким образом, алгоритм выдавал нам один и тот же результат или ответ для одних и тех же исходных данных. Но это было применимо для замкнутой системы коллайдера достаточно небольших размеров. Сейчас нам нужно отказаться от привычных решений и применить вероятностный алгоритм, в котором следующий шаг работы зависит от текущего состояния системы.

- Но тогда нужно изменить и вид алгоритма, - вставил слово доктор Кюри.

- Совершенно верно, - подтвердила Катя, - мы использовали цикличный алгоритм с многократным повторением одного и того же действия. Ведь коллайдер, по сути, кольцо и цикл его работы может выполняться многократно. 

- Но и этот коллайдер такое же кольцо, - возразил Герц.

- Да. Только огромное кольцо, разбитое на участки-сегменты. Как я понимаю, после каждого сегмента стоит отдельный ускоритель частиц. Иначе на таком огромном расстоянии скорость движения элементарных частиц упадёт до нуля. 

- Всё верно, - вставил Ньютон, - и что ты предлагаешь?

- Алгоритм должен быть разветвляющимся, - выдала девушка и с вызовом посмотрела на ученых.

Я почти ничего не понял из этого диалога, поскольку знакомое мне по программированию слово «алгоритм» не говорило ни о чем. Остальная речь звучала для меня как незнакомый язык, и я решил, что пора и мне заняться делом.

- Простите, - сказал я, чтобы обратить на себя внимание.

- В чем дело, Виктор? – спросил Ньютон.

- В вашем разговоре я ничего не смыслю и хотел бы заняться делом. И вам не буду мешать.

- Ты прав. Доктор Планк проводите юношу в мастерскую.

Кивнув Кате, я направился вслед за Планком к месту своей работы. Вскоре я остался один и принялся за дело. Ученый попрощался со мной до обеда и ушел, не забыв предупредить, что видеонаблюдение за мной ведётся. Я пропустил это мимо ушей, потому что видел, как все заинтересованы Катей и её выкладками. Первым делом я набросал подпрограмму, которая в нужное время переключала контроль над роботами на меня. Для этого я использовал небольшой стандартный передатчик управления, которых в мастерской было предостаточно. Он легко помещался в любой карман и из-за псевдостеклянного корпуса не сканировался как посторонний предмет. Теперь мне осталось лишь внедрить подпрограмму в позитронные мозги роботов. Это было не трудно, поскольку я всех подключал к системе для сканирования неисправностей и одновременно производил запись. Плохо было то, что я не знал общего количества роботов, но надеялся, что в скором времени через меня пройдут все. Или большинство из них. Старики не очень-то следили за техникой, и роботы часто выходили из строя. 

  Между делом я попытался поискать в системе файлы о здании, да и вообще любую информацию, которая мне бы пригодилась. Но везде натыкался на мощный файрвол*. 

«Не беда», - утешил я себя.

Не с таким справлялись. Нужно лишь немного времени. А потом я вспомнил о товарищах и принялся думать, как им помочь. На первое время хотя бы выпросить разрешение на встречу. Это их подбодрит и даст хоть какую-то надежду. Если Катя займет всё внимание старых маразматиков, то я смогу встретиться с друзьями. Почему-то я был в этом уверен. 

 

 

*Файрвол - Брандмауэр, он же файрвол (firewall), он же межсетевой экран — это технологический барьер, который защищает сеть от несанкционированного или нежелательного доступа.

 

 

17                                                                                                                                  19

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 3)

Статистика оценок

10
3

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS

Спасибо, Дмитрий! Очень интересно. Продолжение будет?