Волшебная палочка

                                                                                        

                                                                                            АЛЕКСАНДР КАТЕРОВ

 

 

 

                                         

                                          ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА

                                                РАССКАЗ

 

Эту историю я услышал в поезде, когда возвращался от старого друга из Воронежа. Дело было ночью, и я тихо вошел в купе. Единственный мой попутчик лежал на моем месте и громко храпел. На столе стояла недопитая бутылка водки, стакан и надгрызенное яблоко.

Я немного растерялся, и на какое-то время застрял в проходе.

- Что делать? – Путался я в решении. - Разбудить пассажира самому или все-таки позвать проводника…

Посмотрев на спящего мужчину, я решил не церемониться с ним и громко закинул свои вещи на верхнюю полку. Реакции не последовало, и я снял с себя плащ. Я демонстративно повесил его на крючок у своего места, а пиджак соседа перевесил на другой, тот, что находился на противоположной стороне купе. Он закачался на петельке, а рубиновая звезда сверкнула своим красным светом. Это был боевой орден «Красная Звезда». Я ухмыльнулся такому повороту событий и, недолго думая, прилег на свободную полку.

- Завтра во всем разберемся, - решил я и закрыл глаза.

 

Поезд набирал скорость, а я размышлял о своем соседе.

- Интересно, кто этот мужик? Афганец или миротворец? А может быть война в Чечне или еще какая-нибудь горячая точка. Сейчас таких по миру много. Да, какая тебе разница, - упрекнул я себя, - где бы он не был - он геройский мужик, потому что ордена просто так не дают.

Сосед, будто услышав мои мысли, вдруг перестал храпеть и заворочался на полке. Я открыл глаза, а он присел к столу и потянулся к бутылке. Заметив меня, он сильно удивился и стал быстро причесывать пальцами рук свои взъерошенные волосы.

Управившись с прической, он спросил:

- Я несильно храпел?..

- Нормально, - ответил я и тоже встал с пастели.

Мы познакомились, и он предложил выпить.

Я не отказался и достал из сумки закуску. Вскоре, когда мы разговорились, спиртное вдруг закончилось и Константин, так звали моего соседа по купе, приуныл. Мне стало жалко собеседника, и я выставил французский коньяк, что вез в подарок коллегам по работе.

- Французский, пять звездочек – «Наполеон», круто! – Восхищался Константин, рассматривая бутылку со всех сторон. 

 

Вскоре разговор наладился, и я спросил:

- А орден у тебя за что?

- Костя, отставил стакан и с какой-то неохотой ответил:

- Вообще-то я не люблю вспоминать о войне, но тебе расскажу. Ты мужик интеллигентный, но я подозреваю, что ты парень свой…

- Сам-то где служил? – Спросил он, уходя от ответа.

- ВВС - город Энгельс, слышал такой?

- Значит ты летчик?

- Ага, самолетам хвосты заносил, - пошутил я.

Мы посмеялись и Костя продолжил:

- А я танкист. Механик – водитель Т-62-го – хороший аппарат… В 1984 году в предгорьях Саланга подбили мой танк. Он остановился, но сохранял боеспособность. Мы отстреливались и задержали духов до прихода основных сил. Так я получил свой орден и ранение в ногу. Потом госпиталь, костыли и домой. Вот такая история, Виктор.

- Постой, Костя, как-то у тебя все легко и просто получается, - упрекнул я собеседника, - бой, орден, ранение…

- Да, нет, нелегко, Виктор Иванович, нелегко. И совсем все не просто, - возразил Константин и разлил коньяк по стаканам.

- Много тогда наших пацанов полегло, - продолжал он, пряча мокрые глаза, - а из экипажа я один остался. А ты говоришь легко!..

Костя выпил спиртное, занюхал его рукавом и вдруг предложил:

- А давай я лучше тебе другую историю расскажу, про волшебную палочку - очень любопытная история…

- Волшебную палочку? – Удивился я, а он продолжил:

- А чего? Мужик ты образованный, книжки всякие пишешь, журналист, может и мой случай тебе на что-нибудь сгодиться…

Я почесал в затылке и признался:

- Видишь ли в чем дело, Костя, я сказки не пишу.

- А это не сказка, - с обидой возразил он, - на себе испытал…

Я не стал возражать, и Константин начал свой рассказ:

- В восемьдесят пятом году я возвращался домой из госпиталя. Ногу мне тогда подлечили, и я оставил костыли. Ходить, конечно, было тяжело, и я заметно прихрамывал. На Курском вокзале, когда я ожидал свой поезд, ко мне подошел невзрачный старичок.

Подметив мою хромату, он, не представившись, спросил:

- У тебя, что нога болит?

Я удивился его бесцеремонности, но все же кивнул головой.

- А почему без палочки сынок? – Продолжал допрос незнакомец. - С палкой все полегче будет и ноге не так тяжело. Ты куда путь-то держишь, домой или на излечение?

Я ухмыльнулся любопытству старика, но почему-то разоткровенничался, и рассказал ему свою историю.

- Комиссовали меня, дедушка, не годен я к строевой службе…

- Понятно, значит отвоевался ты, солдатик, - заключил он и вдруг предложил мне показать ему свое ранение.

Немного посопротивлявшись, я согласился, и мы уединились в углу зала ожидания. Здесь я, облокотившись о стену, приподнял штанину брюк и показал ему большой шрам ниже коленки.

Старик надел очки и низко опустился над раной. Он внимательно осмотрел пораженное место и сделал свое заключение.

- Рана хорошая – чистая, а отек от того, что без палки ходишь…

Он потрогал рубцы шрама своим пальцем и закончил осмотр.

Распрямив спину, он снял очки, а я спросил:

- Как тебя величать, дедушка?

Старик будто меня не слышал и медленно пошел к своим вещам. Я посмотрел ему вслед, а он рукой поманил меня за собой. Здесь у деревянного дивана он откуда-то вытянул трость и протянул ее мне.

- Я дед Лукьян, а по паспорту – Лука Фомич, - с опозданием представился он и продолжил, - палка эта тебе в помощь. Ты не смотри, что она с виду неказистая, она тебе ногу быстро вылечит и по жизни поможет. Эта трость из корня черного кедра, ее сам святой Феофан затворник выстругал и передал моему прадеду Иоанну Федоровичу - Царствие ему Небесное!..

Я взял трость и почувствовал тепло рук загадочного старца.

- Что же ты, Лука Фомич, мне такую реликвию отдаешь? – Спросил я. – Сам-то как? Ноги небось тоже болят?..

- Ну, во-первых, я ее не отдаю, а передаю хорошему человеку, во-вторых мои ноги считай сто лет землю топчут, а ты только жить начинаешь, и, в-третьих, она и сильна тем, что переходит из рук в руки. Посуди сам, сколько в нашей жизни хромых? И не только на ногу…

 

Лука Фомич опять надел очки и внимательно посмотрел на меня.

Через минуту он их снял и, взяв меня за руку, сказал:

- Придет время и ты, Костя, поступишь так же, как и я…

- А откуда ты знаешь мое имя? – Поинтересовался я.

- Я хоть и дремучий старик, но читать умею, - ответил он и указал своим длинным пальцем на татуировку на моем запястье.

- Все у тебя получится в этой жизни. Будет у тебя и счастье, и горе, будет и любовь, и разочарование, будет все, чтобы стать хорошим человеком. А все хорошее, как говорится, дается нам не дешево.

Дед Лукьян вдруг быстро собрал свои вещи и попрощался со мной. Он по-отцовски перекрестил меня и ушел к поездам на перрон.

Я проводил его взглядом и оперся на трость.

- А что, удобная штука, - оценил я и прошелся по залу ожидания.

 

Здесь Константин взял паузу и разлил коньяк по стаканам.

Мы выпили, я сладко зевнул, а Костя, подметив, спросил:

- Что не интересно?

Я криво улыбнулся, а он попросил:

- Ну, ты потерпи - немного осталось…

Мне стало неудобно за свою выходку, и я спросил:

- Что дальше-то было?

- Дальше, Виктор Иванович, я поехал домой, но не доехал. В вагоне я встретил парня – афганца, он был из тех, кто Кабул брал. Ну, погостил я у него немного и домой попал только через две недели.

Дома, конечно, радость и слезы; родители, друзья, подружки, одним словом дыхнуть некогда. А тут, как-то батя меня спрашивает, что за палочка у тебя такая интересная, откуда она у тебя и как? Тут-то и вспомнил я о своем ранении. Смотрю, отека нет, рубцы от шрама посветлели, а сама нога нисколечко не болит. Убрал я палочку в шкаф, так как ходил уже хорошо и вспомнил старика на вокзале…

- Как же так, - думаю, - ведь палка тем и сильна, что из рук в руки переходит. Не дело ей в шкафу стоять, когда люди страдают…

 

Задумался я и вспомнил паренька из соседнего села, что на инвалидной коляске передвигается. Он еще до моей службы обезножил…

То ли он в аварию попал, то ли еще что, только решил я, что на выходные отвезу ему свою палочку. Достал я ее из шкафа и поставил над своей кроватью, чтобы случайно не забыть о своем решении.

Через день прихожу с работы, а палки на месте нет. Я к матери, а она давай рассказывать новости, что Дениска заговорил. Это сын моей сестры – крестник мой. Четыре года он молчал. А тут, оседлав палку, выскочил во двор и давай кричать: «Мама – я казак, бабушка – ура!».

Костя улыбнулся и продолжил:

- Целый час он пробегал по двору, поднимая женщин в атаку. К обеду он устал и ускакал в дом к своему прадеду. Здесь он порадовал старика своим красноречием и отдал своего «коня» ему на хранение.

 

За ужином дед Иван и говорит, что палка эта ему память вернула.

- Подержал я ее в руках, - рассказывал он, - и вдруг вспомнил, что не выполнил свое обещание. Перед смертью супруга моя Марфа Петровна просила меня посетить Эрмитаж. Как-то еще до войны мы были с ней в Ленинграде, и уже тогда она пыталась затащить меня в этот музей. Отказал я Марфе в тот раз, а потом началась война.

Много она хлебнула горюшка за это время; младшенький наш Никита умер от дизентерии, а я не баловал ее письмами с фронта. Удивительно, но это не убило ее мечту, и она частенько рассказывала мне об удивительных картинах в этом музее.

«И от куда у нее такое увлечение?» - Удивлялся я и в очередной раз обещал Марфе посетить Эрмитаж. Так и прожили мы жизнь, не выезжая из деревни, а перед смертью она мне и говорит: «Обещай мне, Ваня, что непременно побываешь в музее, а я твоими глазами увижу картины великих художников». Она умерла, а у меня память отшибло от горя, да чего там память, смысл жизни я потерял без нее.

Дед смахнул слезу и закончил:

- А теперь у меня есть цель. И ты, Костя, свозишь меня в Ленинград, чтобы мы с Марфой посмотрели на великие полотна Эрмитажа.

 

Константин потер влажные глаза и продолжил:

- Все так и получилось…

- Дед сдержал свое обещание, и мы побывали в Эрмитаже. Правда это было не сразу, а только после того, когда я, закончив работу в колхозе, получил положенный мне отпуск.

Он сделал паузу, а я спросил:

- А как же палочка?..

 

Костя ухмыльнулся и ответил:

- А палочка после этого случая стала у нас эстафетной. Дед Иван передал ее отцу, отец матери, ну, а мама передала ее сестренке. В итоге, каждый получил, что хотел. Отец бросил курить, мама избавилась от бессонницы, а сестра помирилась с мужем.

Константин улыбнулся своим воспоминаниям и продолжил:

- Пришло время прощаться с чудо-палкой.

- Вечером за ужином я рассказал домочадцам о своем решении передать ее парню – инвалиду, из соседнего села. Возражений не было и только мама, зная этого парня, сообщила. Что Алексей, так его звали, в данный момент находится в интернате для инвалидов, где-то в Ленинградской области под Новгородом. Мы решили разыскать его адрес, а маленький Денис, замечая нашу озабоченность, притащил свою палку от старой груши. Он выставил ее напоказ и заявил, что она теперь будет вместо волшебной палочки. Она и вправду чем-то напоминала трость деда Лукьяна, и мы согласились с его предложением.

Я улыбнулся, а Костя сказал:

- Смешно? Только эта палка так и прибывает в нашем доме. То я ее встречу на кухне, то найду у себя в спальне, то внук мой, наигравшись, принесет ее со двора. Денис-то уже давно папа, а на погосте рядом с бабушкой лежит дед Иван и мой отец – Николай Иванович.

 

Константин загрустил, а я, разлив остатки коньяка, спросил:

- Чем же закончилась эта история?

Через минуту Костя продолжил:

- Нашел я этот интернат, нашел и Алексея. Рассказал он мне свою историю с аварией на дороге, а я ему поведал о палке старца. Алексей, конечно, выслушал меня, но усомнился и спросил: «У меня, что новые ноги вырастут?». Я не стал его уговаривать и показал трость. Он долго ее рассматривал, а потом заявил: «А вдруг и вправду вырастут.».

Мы обменялись адресами и пообещали переписку…

Я уехал домой, а через год мне пришло письмо от Алексея.

В конверте я нашел фотографию, где он стоял с красивой девушкой, опираясь на трость деда Лукьяна. На обратной стороне был текст, в котором он благодарил меня за помощь и волшебную палочку, которая дала ему не только новые ноги, но жену и большую любовь…

Константин вздохнул и заявил:

- Здесь можно было закончить свой рассказ, только история с палочкой не закончилась. Вскоре я узнал от Алексея, что трость он передал одному раненому десантнику, в точности повторив слова деда Лукьяна. «Что чудотворная сила этой палочки и заключается в том, что передается из рук в руки, отдавая людям свою силу и надежду».

- Где она сейчас, у кого? – Вдруг спросил Константин.

Я пожал плечами, а он ответил:

- Никто не знает. Только это не важно, главное то, что она, переходя от одного к другому, делает свое доброе дело!.. А теперь сам решай, Виктор Иванович, сказка это для детей или наука для взрослых?

Я ухмыльнулся и не найдя, что ответить, спросил:

- Что ты меня все по отчеству? Мы же с тобой ровесники…

- Не знаю, - пожал плечами Константин, - может от того, что рассказал я тебе эту историю не для того, чтобы скоротать время, а чтобы ты рукой писателя поведал людям о главном в нашей жизни…

 

Мы помолчали, и я пообещал Константину, что обязательно об этом напишу в своем журнале. Я поинтересовался его адресом проживания, чтобы выслать издание, а он опять пожал плечами.

- Я, Виктор Иванович, дома не сижу. Я теперь пенсионер, вот и мотаюсь по стране, то к сыну, то к дочке, и внуков у меня трое. Всем надо помочь пока силенки есть. А помогать, Витя, это так здорово!..

Я согласился и подумал:

- Как хорошо, что я встретил этого человека…

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2

Вниманию авторов

В связи с тем, что на территории Российской Федерации НЕТ военного положения, и Российская Федерация НЕ находится в состоянии войны ни с одной страной мира, любые произведения в которых используется слово "война" применительно к сегодняшнему времени и относительно современной армии Российской Федерации, будут удаляться, так как они нарушают Федеральный закон № 32-ФЗ 2022 года.
Напоминаем также авторам что статью 
354. УК Российской Федерации (Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны).
И статью 
 174. УК Российской Федерации (Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни).
Никто не отменял, и произведения нарушающие эти статьи УК РФ также будут удаляться.

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!