Сердечный случай. Часть - 1

Сердечный случай. Часть - 1

аудиоверсия на YouTube:     https://www.youtube.com/watch?v=Bji7160aJ2U

 

         Дожидаясь телефонного звонка из художественной галереи, Наденька Полякова подкрашивалась, придирчиво рассматривая себя в зеркале прихожей. Чуточку подправив тонкую стрелочку левого глаза, она неожиданно показала собственному отражению язык, озорно усмехнулась и принялась за правый.

         Из открытого кухонного окошка со двора доносился весёлый птичий гомон и жизнерадостный шум непоседливой детворы, иногда перекрываемый ворчливыми окриками дворничихи и по совместительству соседки - тёти Гали со смешным прозвищем "Гарпия". Кто и почему её так прозвал, было не известно. Но Надя подозревала, что это как-то связано с инициалами – соседку звали Галиной Романовной Пилявской. Если взять две первых буквы от имени, одну от отчества и две от фамилии, то остаётся лишь добавить букву я, чтобы получилось классическое прозвище "Гарпия".

         Правда второй сосед – Степан Петрович Соболев утверждал, что прозвище тётя Галя получила исключительно за склочный характер. Но это было неправдой. Просто дворничиха любила, чтобы повсюду царили чистота и порядок, поэтому часто ворчала на дядю Стёпу, когда тот заходил в подъезд после дождя, не почистив грязную обувь о решётку у входа.

         В свою очередь Степан Петрович – одинокий, но ещё крепкий пенсионер из потомственных пролетариев, всю жизнь отработавший на станкостроительном заводе, был большим юмористом и не упускал случая подшутить над тётей Галей.

         Из комнаты в прихожую выглянула Вера Ивановна и огорчённо всплеснула ладонями:

         - Надюша, ты до сих пор ещё не собралась?! Ой, ну ведь снова опоздаешь на работу и придётся задерживаться допоздна…

         - Не волнуйся, мам, успею - я же на машине. Просто мне нужно дождаться звонка от Лёшика.

         - Меньшикова?

         - Ну да. Он говорил, что объявился какой-то иностранец, которого заинтересовали мои картины. Лёша с ним уже общался и теперь должен сообщить, когда мы встречаемся.

         - Так Алексей может позвонить тебе и на мобильник…

         - Не может, я вчера поменяла сим карту, чтобы избавиться от одного чересчур назойливого ухажёра, и новый номер не успела Лёшику сообщить. Поэтому жду его звонка на домашний телефон.

         Вера Ивановна строго сдвинула брови, сложила на груди руки и осуждающе покачала головой, явно намереваясь что-то сказать. Но, заметив её реакцию, Надя предупреждающе подняла руку и попросила:

         - Пожалуйста, только не начинай снова...

         - А я и не начинаю, - Вера Ивановна с самым невинным видом пожала плечами и опёрлась на косяк двери, явно рассчитывая на продолжительную беседу. – Но, как мама, всё же волнуюсь и думаю, что пора бы тебе стать несколько серьёзнее и наконец-то найти достойного спутника жизни… хорошего, надёжного и порядочного.

         - У меня уже есть.

         - Ой, только не говори мне об этом твоём Бывшем.

         - Ну, почему же бывшем? Он самый что ни на есть нынешний.

         - Только не надо ёрничать. Все прекрасно осведомлены, что это фамилия твоего шефа-любовника. Он уже пять лет голову тебе морочит – скоро юбилей будем справлять…

         - Мам, ну он же не может бросить детей, пока они маленькие.

         Вера Ивановна снисходительно усмехнулась.

         - Ну, ещё бы… это вековечные стандартные отговорки всех стареющих ловеласов. Твоего Бывшего вполне устраивает сложившаяся ситуация, и он не хочет нарушать статус-кво! Ты бы лучше обратила внимание на Алексея Меньшикова – вот это, скажу тебе, отличный вариант! Приличный парень... помню его ещё с тех пор, когда вы вместе институт заканчивали.

         - Лёша просто мой друг! Очень хороший друг.

         - Вот я и говорю, что он очень хороший, воспитанный, - как ни в чём не бывало продолжала гнуть свою линию Вера Ивановна. – Кстати, вполне обеспеченный, имеет собственную художественную галерею и картины твои ему очень нравятся. А твой этот... хм... только и знает, что эксплуатировать тебя в своей фирмочке задарма... а ты у меня такая доверчивая - на тебе все воду возят, а ты и рада стараться!

         - Ну, мама, перестань, пожалуйста… на самом деле Митя очень хороший, просто ты к нему несколько предвзято относишься. И к тому же я его люблю, что тоже имеет значение…

         Вера Ивановна пренебрежительно отмахнулась и, внезапно оживившись, заговорщически подмигнула дочери.

         - А ты бы завела профиль в Фэйсбуке - это сейчас модно! В наше время многие находят своё счастье по интернету. Вот, например, в фильме "Вам письмо"...

         - Ох, мам, ты бы поменьше голливудских фильмов смотрела! Это лишь в кино всё так сказочно и прекрасно, а реальная жизнь полна сюрпризов и зачастую не очень приятных...

         - Ну, какая же ты у меня пессимистка, Надюша! А вот, между прочим, люди говорят...

         - Мало ли что они говорят, - перебила Надя. - Ты бы сперва сама попробовала.

         - А чего там пробовать?! - пренебрежительно пожала плечами Вера Ивановна. - Дело-то совершенно простецкое!Я уж давно профиль на Фэйсбуке завела... инкогнито...

         - Ага, так ты, небось, там не свою фотографию выставила?

         - Между прочим, сейчас никто свои фотки не выставляет, для это есть эти... ну, как их... аватарки!

         - Судя по всему, там одни только молоденькие стройные красотки и атлетические мужчинки фигурируют? - усмехнулась Надя.

         - Ну и что с того?! - не сдавалась Вера Ивановна. - Зато приятно посмотреть... да и вообще!

         Для убедительности она даже притопнула.

         - Но ведь это же обман! - возмутилась Надя. - Какие-то детские игры взрослых людей...

         - Как сказал Шекспир: "Вся наша жизнь - игра, а люди в ней - актёры!" - парировала Вера Ивановна. - К тому же переписка без имён и адресов совершенно ни к чему не обязывает...

         В это время прозвучал спасительный звонок. Надя быстро подняла трубку и строго взглянула на мать, давая понять, что разговор окончен.

         Нахмурившись и обиженно поджав губы, Вера Ивановна с гордым видом удалилась в комнату.

         Внимательно выслушав говорившего по телефону, Надежда на секунду замешкалась с ответом, а затем, решительно махнув рукой, сказала:

         - Ладно, Лёша, раз уж такое дело, то ждите меня – обязательно буду минут через двадцать–двадцать пять…

         Положив трубку на телефонный аппарат, Надя подвела ретушным карандашиком последнюю черту, игриво улыбнулась отражению, подхватила сумочку и выбежала из квартиры, бросив на ходу:

         - Мам, я к Лёше – нужно успеть встретиться с мюнхенским галеристом, потому что он через два часа улетает. И, кстати, наверное, сегодня я опять задержусь на работе…

         Когда дверь захлопнулась, в коридор вновь вышла Вера Ивановна. По привычке внимательно проверив замок, она быстро прошла на кухню и с любопытством выглянула в окошко.

         Напротив дома у старого клёна, словно солдат на посту, застыл интеллигентного вида молодой паренёк. В руках он держал пышный букет и с нетерпеливой надеждой глядел на дверь подъезда. Рядом с юношей, опершись на длинную рукоять метлы, стояла Гарпия и бесцеремонно разглядывала его.

         - Бедный мальчик, - сочувственно пробормотала Вера Ивановна и покачала головой.

         Дело в том, что этот юноша вот уже с полгода был безоглядно влюблён в Надежду, которую впервые увидел в арт-галерее Меньшикова. Он любовался там картинами Нади, а она как раз заехала к Алексею. Юношу звали Игорем. Романтичный, увлекающийся, он искренне любил живопись и собирался в этом году поступать в художественную академию. Увидев Надю и узнав, что она является автором понравившихся ему картин, Игорь, как говорится, в мгновенье ока потерял голову и теперь не давал ей проходу, буквально засыпая цветами и записками с пылкими признаниями. Он всюду старался попасться ей на глаза. Даже дежурил иногда на лестничной площадке, если ему удавалось прорваться в подъезд мимо бдительной Гарпии. Судя по всему, Игорь недавно окончил школу, и пылкий подростковый романтизм ещё не успел развеяться. Большая разница в возрасте его ничуть не останавливала. Он подкарауливал даму сердца едва ли не каждый день, в надежде обратить на себя её внимание, но вместо этого зачастую становился объектом острословия придирчивой дворничихи.

         - Что, милок, небось, в городском саду на клумбе цветочков надёргал? – ехидно прищурилась Гарпия.

         - С чего вы взяли? – обиженно отозвался юноша. – Я их купил в цветочном магазине.

         - Ага, так я и поверила. Откуда ж у тебя деньги-то взялись?

         - А вот это, извините, уже не ваше дело.

         - Ишь ты, не моё…

         Галина Романовна прислонила метлу к стволу дерева и решительно подбоченилась, явно собираясь прочесть лекцию о разложившейся морали современной молодёжи. Но в это время распахнулась дверь, и по ступеням, жизнерадостно помахивая сумочкой, сбежала Надя.

         - А, Надюша, привет! – улыбнулась дворничиха. – Тебя тут битый час кавалер дожидается, уж извёлся весь.

         Она ткнула пальцем в сторону смутившегося юноши, который в этот момент готов был испепелить взглядом настырную работницу коммунальной службы. Он так выразительно посмотрел на Гарпию, что та даже отступила на несколько шагов, но не унялась:

         - Гляди-ка, гляди… ишь как зыркает-то на меня! Глазищи прям огнём полыхают…

         - Здравствуй, тётя Галя.

         Надя приветственно махнула дворничихе, намеренно не замечая Игоря, растерянно переминающегося с ноги на ногу. Она уже несколько раз пыталась поговорить с юношей и объяснить, что у них не может быть никаких отношений. Но Игорь упрямо продолжал преследовать её. И тогда Надя решила игнорировать его и делать вид, что не замечает, надеясь, что постепенно мальчишка остынет.

         Усевшись за руль потрёпанных "Жигулей", припаркованных возле подъезда, Надя завела двигатель, украдкой бросив истинно женский взгляд на своё отражение в обзорном зеркале заднего вида, ещё раз махнула рукой Гарпии и выехала из-под арки на улицу.

         Вера Ивановна провела взглядом автомобиль, вздохнула и, достав с верхней полки кухонного шкафчика колоду старых карт, присела к столу. Старательно перетасовав карты, она принялась внимательно раскладывать замысловатый пасьянс, что-то тихонько напевая себе под нос.

 

*        *        *

 

         После вчерашнего дождя воздух дышал упоительной свежестью. Пробившиеся сквозь зелень каштанов золотистые солнечные лучи затеяли весёлую чехарду на лобовом стекле, вызывая невольную улыбку. Из-за приоткрытого окошка автомобиля под умиротворяющее шуршание колёс жизнерадостно щебетали шустрые птицы. День начинался прекрасно и сулил много приятного.

         "Прямо, как в сказке, - подумала Надя. - Вот только ещё принца на белом коне не хватает..."

         Проехав несколько кварталов, она взглянула на часы и озабоченно нахмурилась – время буквально таяло на глазах. Она решительно вдавила до упора педаль газа, и верный "Жигулёнок" послушно рванул вперёд.

         Неожиданно справа из узкого переулка очень медленно выкатилась белая "Тойота" и неуклюже остановилась поперёк главной дороги, полностью перекрыв путь. Надежда едва успела в последний момент нажать педаль тормоза. Недовольно взвизгнув покрышками, её машина замерла, едва не врезавшись в боковую дверь иномарки.

         - Эй, вы что там, уснули?! – в сердцах воскликнула девушка и нетерпеливо посигналила.

         Но водитель никак не отреагировал, словно и в самом деле заснул, опустив голову на в руль. А может, он что-то искал у себя под ногами. Надя посигналила ещё раз, но с тем же результатом.

         - Да что ж это такое?! - в сердцах воскликнула она и выскочила из машины, кипя от негодования.

         Решительно подойдя к иномарке, девушка сердито подбоченилась и язвительно поинтересовалась:

         - Вы что, прямо здесь решили припарковаться, поперёк дороги? Ничего, что я тут проезжала и вас потревожила?! А может, всё же соизволите чуток съехать в сторону?!

         Не обращая внимания на её слова, незнакомец продолжал упираться лбом в руль, словно с интересом разглядывая что-то на полу у себя под ногами. На вид ему можно было дать от тридцати пяти до сорока лет. Надежда окончательно не на шутку рассердилась и уж собралась высказаться в более решительной форме, но в этот момент обратила внимание, что по лицу мужчины медленно разливается мертвенная бледность.

         - Эй, что с вами?

         Девушка открыла дверцу автомобиля и прикоснулась к плечу незнакомца. Тотчас он соскользнул с руля и едва не выпал из машины, благо ремень безопасности его удержал. Повиснув на ремне, мужчина безвольно свесил голову и руки. Он почти не дышал. Надежда попыталась растормошить незнакомца, но безрезультатно. Тогда она повернула ключ зажигания, заглушив двигатель, метнулась к своей машине и, схватив мобильный телефон, принялась набирать номер скорой помощи.

         Господи, ну почему же то, что обязано помогать нам и облегчать жизнь, всегда подводит в самый неподходящий момент?! Жалобно пискнув и высветив на экране печальную надпись "Не хватает заряда батареи", телефон выключился.

         Закусив губу, Надя в отчаянии огляделась. Мимо как раз проходила парочка, с напряжённым любопытством глядя в сторону автомобилей.

         - Эй, молодые люди! - окликнула их Надежда. - Пожалуйста, вызовите скорую помощь, тут человеку плохо!

         - У нас нет мобильного, - нехотя откликнулся парень.

         Он настойчиво потянул девушку за руку, и парочка торопливо направилась дальше. Других прохожих поблизости не наблюдалось. Надежда на секунду растерянно замерла, затем, приняв для себя какое-то решение, схватила сумочку и захлопнула дверцу своего автомобиля. Мужчину она кое-как перетащила на пассажирское сиденье "Тойоты", невольно отметив про себя привлекательность незнакомца и приятный аромат его парфюмерии.

         - А ты ничего так... и пахнешь вкусно, - пробормотала Надя, пристёгивая обмякшее тело ремнём безопасности. - Жаль, что мы встретились при таких невесёлых обстоятельствах...

         Устроившись в водительском кресле, она решительно повернула ключ зажигания, развернула иномарку и, набирая скорость, помчалась в сторону ближайшей больницы.

 

*        *        *

 

         Людмила Юрьевна Соловьёва стояла на крыльце приёмного отделения городской больницы скорой помощи, зажмурив глаза и с удовольствием подставив лицо ласковым лучам солнышка. Рыжие тёплые блики суетливо мельтешили на ресницах, пытаясь проникнуть под плотно сомкнутые веки, а лёгкий ветерок пошевеливал прядь волос, выбившихся из-под белой шапочки. День начался вполне спокойно, и почему-то хотелось верить, что сегодняшняя смена в кардиологическом отделении пройдёт без особых происшествий. Курившие на другом краю санитары о чём-то вполголоса переговаривались за её спиной, стараясь не мешать задумавшемуся врачу. Людмила Юрьевна усмехнулась. В данный момент она ни о чём особо не думала, а просто расслабилась и получала удовольствие от тёплого солнышка.

         Неожиданно в тишине возник быстро приближающийся рокот мощного автомобильного мотора, взвизгнули тормоза, и во двор больницы на полном ходу влетела белая "Тойота". Она подкатила к самому крыльцу и резко остановилась. Из автомобиля выпрыгнула девушка и, умоляюще сложив ладони, воскликнула:

         - Помогите, пожалуйста! Тут человеку плохо!

         Людмила Юрьевна встревоженно сбежала по ступенькам к машине, на ходу подзывая санитаров, и заглянула внутрь.

         - Что у нас тут? - поинтересовалась она.

         Увидев мужчину, Людмила Юрьевна озабоченно воскликнула:

         - Ох, это же Олег Борисович! Что с ним?!

         Но не дожидаясь ответа она повернулась к санитарам.

         - Немедленно доставьте его в реанимацию! Поторопитесь! Я иду следом.

         Санитары бросились выполнять указание, а врач снова обратилась к Надежде:

         - Подождите, пожалуйста, здесь! Сейчас кто-нибудь к вам выйдет, и вы расскажете, что произошло. А я в реанимацию - нельзя терять ни минуты...

         Людмила Юрьевна поспешила за санитарами, торопливо увозящими незнакомого мужчину куда-то вглубь длинного коридора под аккомпанемент дребезжащих колёсиков каталки, одно из которых нервно дёргалось и постоянно вертелось во всех направлениях, словно стремясь вырваться и удрать.

         Проводив взглядом медработников, Надя растерянно оглянулась по сторонам и обречённо вздохнула. Пройдясь несколько раз вперёд-назад перед крыльцом, она с надеждой посмотрела в тоннель длинного коридора, но оттуда никто не появился. Тогда девушка бросила взгляд на часы и, схватившись за голову, побежала к воротам.

         В это время на крыльцо неторопливо вышла дородная санитарка необъятных размеров. В руках она держала регистрационный журнал. С недовольным видом неторопливо оглядевшись по сторонам, санитарка заметила девушку, выбегавшую из ворот на улицу и запоздало крикнула ей вслед:

         Эй, гражданочка, вы куда?!

         Но Надежда даже не оглянулась. Буквально выпрыгнув на проезжую часть, она вскинула руку в отчаянном жесте и, остановив первую попавшуюся машину, уговорила водителя отвезти её в галерею Алексея Меньшикова.

         Когда автомобиль с девушкой скрылся за поворотом, санитарка растерянно почесала в затылке, зачем-то открыла журнал, словно надеясь найти в нём подсказку, затем раздражённо захлопнула его и проворчала:

         - Вот так всегда... а я должна за всех отдуваться! Эх...

         Обречённо махнув рукой она кряхтя и почёсываясь вразвалочку отправилась в комнату дежурной сестры.

 

*        *        *

 

         Дмитрий Семёнович Бывший - директор рекламной фирмы "Успех" находился в крайне возбуждённом состоянии, граничащем с тихой паникой. Ещё бы, ведь мог сорваться такой выгодный заказ от весьма солидного клиента! По какой-то причине он настаивал, чтобы всё было выполнено именно в таком стиле, который присущ Надежде Поляковой. И всё бы ничего, да только клиент попался капризный и весьма нетерпеливый: затребовал, чтобы уже через три дня можно было посмотреть первые рабочие эскизы. Сегодня как раз был срок, а Надежды всё нет и нет.

         - Ну, почему с ней всегда так?! - воскликнул Бывший, в сердцах прихлопнув ладонью столешницу, и крикнул в проём двери кабинета: - Ниночка, позвони ещё раз Поляковой!

         - Я буквально пять минут назад разговаривала с её матерью, - тотчас откликнулась секретарша, мгновенно появляясь в дверях. - Она сказала, что Надежда давно уже вышла из дому, а куда подевалась в дороге - не известно, так как её мобилка не отзывается...

         - Проклятье! Ну где её черти носят?! Мы же пропадём без неё...

         Внезапно запнувшись, Бывший строго посмотрел на секретаршу и убедительно добавил:

         - Только смотри не проболтайся! Ей об этом совсем не обязательно знать! Я ничего такого не говорил, а ты ничего не слышала... ясно?!

         Секретарша с готовностью кивнула.

         - Не волнуйтесь, Дмитрий Семёнович! Разве я вас когда-нибудь подводила?!

         Директор облегчённо вздохнул и взмахом руки отпустил секретаршу, которая тотчас выпорхнула за дверь. Проводив её взглядом, Бывший вновь нахмурился и, усевшись за широкий стол, принялся озабоченно выстукивать на поверхности столешницы костяшками пальцев замысловатый ритм.

 

*        *        *

 

         Невольная виновница панического настроения директора рекламной фирмы с обречённым видом, потупясь стояла перед Алексеем Меньшиковым, который сердито отчитывал её, словно строгий учитель злостную прогульщицу.

         - Полякова, ну ты как всегда, в своём неподражаемом амплуа!.. Опоздать... да что там опоздать... просто вовсе не явиться на такую встречу! Да ты хоть понимаешь, что у тебя был такой шанс, о котором можно только мечтать?! Один из наиболее известных галеристов... Европы, заметь, обратил внимание на твои работы, а что ты?! Ха-ха! Просто не соизволила явиться вовремя...

         - Лёшик, ты пойми, тут такое дело получилось, - смущённо начала оправдываться Надежда. - Человек в беду попал, вот мне и пришлось ему помочь, я же не могла его бросить...

         Алексей только устало отмахнулся.

         - Ох, Полякова... сколько помню, ты ещё со студенческой скамьи была слишком сердобольной бессеребренницей и, кстати, зачастую во вред самой себе... разве я не прав?!

         Надя обречённо кивнула и поникла духом. Но неожиданно Меньшиков прищёлкнул пальцами, широко улыбнулся и, взяв подругу за плечи, с заговорщическим видом объявил:

         - Ладно уж, не вешай носа! Признаюсь честно, я договорился с немцем о новой встрече через две недели...

         Надежда радостно подпрыгнула и чмокнула Алексея в щёку.

         - Но с одним условием... - с хитрым видом добавил он.

         - Что за условие? - тотчас насторожилась девушка.

         - О, это тебе ничего не будет стоить... разве что придётся порыться в старых загашниках... и обязательно с моим участием!

         Алексей для убедительности несколько раз серьёзно кивнул.

         - В каком смысле? - удивилась Надя. - В каких загашниках... ты можешь выражать свои мысли яснее?!

         - Так ведь куда уж яснее, - усмехнулся Меньшиков. - В твоих загашниках, в которых ты хранишь свои старые студенческие акварели.

         - Погоди, Лёшик, - попыталась возразить девушка. - Я их давным-давно выбросила...

         Но Алексей не дал ей договорить:

         - Ой, Наденька, только не нужно мне рассказывать... я совершенно точно знаю, на какой антресоли они у тебя хранятся в такой большой синей папке для чертежей, завязанной на чёрные шнурочки...

         - Мама сдала... - обречённо вздохнула Полякова и сделала последнюю попытку. - Но эти акварели совершенно никому не интересны, и у меня там с цветовым решением не очень... я уж молчу о сюжетности...

         - Прекрати! Твои работы на курсе считались одними из лучших - я их очень хорошо помню. Одним словом, не спорь! Я хочу сделать персональную выставку твоих студенческих акварельных работ - это не обсуждается! И ещё...

         - Что? - снова насторожилась Надя.

         Оглянувшись назад, где в главном зале какие-то люди возились с телевизионной техникой, выставляя свет, Алексей доверительно сообщил:

         - У меня тут сегодня телевизионщики в гостях, хотят сделать репортаж о галерее, художниках, последних новомодных тенденциях в живописи и вообще... так что с тебя интервью.

         От неожиданности Полякова даже отступила на шаг и испуганно замотала головой.

         - Нет-нет, Лёшик, даже не проси! Я совершенно не знаю, о чём говорить и... я не готовилась!

         - А экспромтом даже лучше! - ухмыльнулся Меньшиков. - Они тебе сами будут вопросы задавать, а красиво отвечать, как и рисовать, ты тоже всегда умела... ну, пожалуйста, Надюша! Я тебя очень прошу, по-дружески!

         Заметив, что девушка засомневалась, он с упрёком выложил последний козырь:

         - Я же с немцем за тебя договорился, а ты...

         - Ну ладно, договорились - сдалась Надежда. - Пусть меня терзают твои телевизионщики... только сперва одолжи свой мобильный, а то мой приказал долго жить - заряд кончился, а мне просто крайне необходимо сделать один звонок.

         - Без проблем!

         Обрадованный Алексей с готовностью выхватил из кармана мобильный телефон, вручил его подруге, а сам с явным облегчением направился к телевизионщикам улаживать организационные вопросы.

         - Набрав номер, Надя дождалась соединения и торопливо произнесла:

         - Это я... да нет, у меня всё в порядке, просто мой телефон разрядился и к тому же ещё один случай произошёл...

 

*        *        *

 

         Вальяжно раскинувшись в широком директорском кресле Дмитрий Семёнович Бывший с блуждающей на губах двусмысленной ухмылкой размеренно кивал головой, слушая собеседницу. Айфон он наигранно-аристократично держал двумя пальцами, при этом самодовольно подмигивая собственному отражению в зеркале, висевшем на противоположной стене.

         - Ой, я тебя прошу... не нужно об этом слишком много думать, всё будет хорошо, поверь и не парься! - успокоил он.

         Женский голос что-то прощебетал в ответ, и Бывший добавил:

         - Да, и я тоже скучаю... неплохо бы выбрать время и чуть отдохнуть в спокойной обстановке... да, посидеть где-нибудь в уютном ресторанчике, подальше от всей этой суеты, досужих глаз... надеюсь, что доживу.

         В трубке снова раздалось торопливое стрекотание женского голоса. Слегка поморщившись и нетерпеливо дёрнув головой, Дмитрий Семёнович громко потопал ногами, создавая шум, кашлянул и притворно-торопливо произнёс:

         - Ну, всё. Тут ко мне пришли... да... целую тебя!

         Закончив разговор, он с ленивым видом пренебрежительно оттолкнул айфон, и тот стремительно скользнул по полированной поверхности к краю стола. Спохватившись, Бывший резво выпрыгнул из кресла и в последний момент успел его подхватить. Отерев мгновенно вспотевший от испуга лоб, директор бережно опустил его во внутренний карман пиджака и вздохнул:

         - Ох, едва не разбился, а я ведь ещё и рассрочку за него не всю выплатил. Мда... надо бы поаккуратней...

 

*        *        *

 

         - И я тебя тоже целую! - с улыбкой произнесла Надя и громко чмокнула в мобилку. - Не волнуйся, мама, вечером буду дома... пока!

         Она с благодарностью вернула телефон вернувшемуся Алексею и обречённо вздохнула:

         - Что ж, отдавай меня на растерзание своим безжалостным телевизионщикам... только побыстрее, пожалуйста!

         - А куда ты так торопишься? Работа от тебя никуда не убежит, тем более, что там многое на тебе держится.

         - Ну, уж ты скажешь, - смущённо отмахнулась девушка. - Я всего лишь рядовой дизайнер...

         - Что меня весьма удивляет! - подхватил Меньшиков. - Ведь не секрет, что над самыми успешными проектами в городе работала именно ты. А твой начальник просто пользуется и...

         - Прекрати, Лёша! - остановила друга Надя. - Мне мамы дома хватает, а теперь и ты туда же! К тому же мне действительно нужно спешить, и не только из-за работы.

         - А что ещё?

         - Нужно подготовиться, ведь завтра из деревни приезжает моя любимая племянница...

         - Машка что ли?! - обрадовался Алексей.

         - Ну, теперь уже Маша... даже Мария, - улыбнулась Надежда. - Взрослая девушка, семнадцать лет.

         - Ох, как быстро летит время, - вздохнул Меньшиков. - Вроде ещё совсем недавно приезжала к тебе такая шалунья-егоза с бантиками, торчащими в разные стороны под немыслимыми углами, и с ободранными коленками... а она в гости или как?

         - Поступать будет.

         - Куда?

         - В наш институт.

         - О как! - восторженно воскликнул галерист. - Значит, решила пойти по стопам своей гениальной тётки?!

         - Ладно, хватит насмехаться! - смущённо ткнула его кулачком в бок Надя. - Давай, быстрее сюда своих мучителей, а то я и так уже на работу безнадёжно опоздала! А ещё нужно забрать мою машину, которая осталась на месте происшествия...

 

*        *        *

 

         Мутная пелена начала постепенно светлеть, где-то рядом звучали приглушённые голоса и что-то размеренно тикало. Олег медленно открыл глаза и увидел склонившуюся над ним почему-то в белом халате соседку - Людмилу Юрьевну. Она озабоченно смотрела на него. Почувствовав, что лежит на кровати, Олег удивлённо спросил:

         - Что случилось? Где я?

         Он повернул голову набок, рассматривая незнакомое помещение - явно медицинского заведения, наполненное разнообразной аппаратурой. Рядом с кроватью стояла капельница, подсоединённая к его локтевому сгибу.

         - Вы не волнуйтесь, Олег Борисович, слава Богу, всё закончилось хорошо, только вам придётся несколько дней провести в покое. Желательно - постельный режим.

         - А что, собственно говоря, произошло?

         - Вы в реанимационном отделении кардиологии. Судя по всему, переутомление вызвало стресс, который в свою очередь послужил причиной сердечного приступа. Хорошо, что вас так быстро к нам доставили. Теперь кризис миновал, но темп жизни вам всё же придётся поменять... я вам, кстати, это неоднократно говорила, но вы же не слушаете: всё куда-то спешите, не досыпаете и питаетесь кое-как наспех...

         Олег кивнул, соглашаясь, и тут же нетерпеливо поинтересовался:

         - А когда я смогу "вернуться в строй"?

         - Нельзя же быть таким фанатом работы! - фыркнула Людмила Юрьевна. - Нужно поберечь своё сердце - оно у вас одно!

         - Да знаю я, - отмахнулся пациент. - Только не в одной работе дело...

         - А в чём же ещё?

         - Меня больше всего волнует, что сын влюбился как раз тогда, когда ему нужно думать о поступлении в институт.

         - Ну, это дело молодое, - улыбнулась врач. - Как говорится, любви все возрасты покорны...

         - Да я совсем не против, и всё понимаю, только вот время он выбрал не совсем подходящее.

         - Разве любовь приходит по расписанию?! - усмехнулась Людмила Юрьевна. - Сердцу ведь не прикажешь... да и вам, Олег Борисович, хватит уж вдовствовать - вы же совсем ещё молодой!

         Но пациент только плечами пожал и поинтересовался:

         - Как я сюда попал-то? Помню только, что выезжал на работу, а потом... словно тьма окутала, ничего в памяти не осталось.

         - Вас девушка какая-то привезла на вашей же машине. Кстати, очень даже симпатичная... можно сказать, она вам жизнь спасла!

         - Что ж, спасибо ей! Нужно будет найти и как-то отблагодарить...

         - Вряд ли получится.

         - Почему? У вас же должны быть записаны её данные, адрес там... или хотя бы фамилия, имя.

         - Должны-то должны, да только нет, - развела руками соседка. - Пока мы тут вами занимались в срочном порядке, она почему-то не дождалась и уехала. Так что никто ровным счётом ничего о вашей спасительнице не знает, увы...

         - Жаль, - вздохнул Олег.

         Он устало закрыл глаза, погружаясь в целебный сон, а доктор на цыпочка вышла из палаты и тихонько прикрыла за собой дверь.

 

Продолжение следует

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS

Интригующее начало. Буду читать дальше!  Спасибо!

22:29

Очень рад! 

Заметила небольшую неточность. Врач приемного отделения скорой помощи Соловьева Людмила Юрьевна или Людмила Сергеевн?

т.е Сергеевна

22:31

Ох, где-то ошибка вкралась… правильно будет - Людмила Юрьевна. Спасибо, что обратили внимание! Сейчас поищу ошибку и исправлю.