Благое дело

У волшебницы Ленуты была самая благая цель – она хотела обучать магии юных магов и волшебниц, делиться с ними секретами колдовства и тонкостями, которые приходят только с опытом. Она была восторженной идеалисткой для своих лет, её глаза смотрели в мир с такой доброжелательностью, что король даже не взял её в свой совет – на фоне вполне себе немагических личностей из числа дворян, каждый из которых был прожжён войной и интригами, Ленута выделялась бы таким святым пятном, что всем стало бы неловко.

            Совет, узнав о том, что Ленута не будет среди них, выдохнул. Каждый из советников помнил, как приходилось осторожно выбирать выражения и контролировать свою речь в её присутствии. Нет, не от грубостей в выражениях, а от их жестокости. Произносить речи о войне, о необходимости кровопролития, бойни мятежников рядом с этим светлым существом, которому всех и всегда жалко – было непросто. король поступил мудро, выдворив Ленуту из своих залов – спокойная работа интриганов и циников значила для политики больше, чем эта добродетель…

            Ленута не горевала. Она верила в то, что каждый человек имеет своё предназначение. Природа дала ей много магической силы, наделила интуицией и волей к магии, трудолюбием и пусть не дала красоты – Ленута не унывала. Волшебница радовалась каждому дню, благословляла  каждого своего просителя и делилась последним, если было нужно.

            И ей пришло в голову учить детей с магическими способностями волшебству… благая цель добродетели!

            Разумеется, Ленута, далекая от двора, всегда видевшая в людях только хорошая, не ожидала трудностей на пути к мечте, полагая, что хорошее дело не должно встречать преград.

            А первая трудность возникла перед ней сразу же, как она изложила королю свой план по обучению детей.

            Король нахмурился. Он не любил присутствие Ленуты. Её появление, её взгляд – все настолько светлое, что аж тошно становилось, резало его собственный ум совестью и напоминало о подлостях и интригах, о пороках, которыми он держался сам за трон.

-Я не имею ничего против, - королю отчаянно хотелось, чтобы она ушла, но при этом была бы уязвлена. Не должно быть настолько доброго и мягкого светлого взгляда у людей, не должно! – Но тут есть о чем подумать. Представь на минуту, что ты бесконтрольно будешь обучать  будущих магов и волшебников!

            Король был мудрым политиком. Он с облегчением увидел ту нить, где таилась причина отказа, и потянул за нее.

-И что? А вдруг это будет армия? А вдруг они будут тиранами моего народа? А вдруг они захватят власть? А вдруг начнут бойню мирного населения?

            Ленута побледнела:

-Что вы говорите! Я просто хочу помочь детям обрести магическое равно…

-Как отдельный человек я не против. Как отец тоже, - короля несло, он чувствовал слабость Ленуты в дискуссии и пользовался этим, - но как король! Я должен думать о благе народа! А если ты вырастишь какого-нибудь темного мага? А если ты растишь армию?

«Про армию, кажется, было…»- подумалось королю, но Ленута не заметила. Слова короля жестоко ее задели, и она даже качнулась, теряя собственное физическое равновесие.

-Думаешь ли ты о безопасности королевства? Обучение магии нужно, но оно должно быть под руководством и по алгоритмам!

            Король вдруг устал от этого визита и закончил сухо:

-Ступай к Дору и разговаривай с ним!

            Ленута лишь беспомощно кивнула.

***

            Дору был советником по образованию и, насколько позволял ему этот пост – был хорошим человеком. Он занимался обучением дворянских отпрысков в академиях, оставляя несколько мест для действительно талантливых, но бедных горожан и даже крестьян, а вместе с этим и шанс на то, чтобы обучался достойный.

            При этом Дору, наученный жизнью перестраховываться по поводу и без, стал жутким бюрократом. С каждой бумажки, проходящей мимо него и уж тем более – направленной к нему, он снимал три копии. Большая часть его кабинета представляла собой диковинный архивный лабиринт, в котором можно было найти что-то только самому Дору и никому более.

            Впрочем, эти бумаги нередко выручали его – так он ушел от обвинения в казнокрадстве пять лет назад,  к примеру…

            Дору не нужно было угадывать мотивов короля – он прекрасно понял, что хотел сказать ему его величество, отправив Ленуту, и принялся терзать святую невинную душу волшебницы, не чувствуя угрызения совести – бюрократия была на его стороне.

-Бесконтрольное обучение? Это невозможно. В каждой академии есть экзамены перед приемом на учебу, во время обучения и по завершению.

-Но мне не нужна Акаде…

-К тому же, - беспощадно перебивал Дору, - есть еще учебные планы, алгоритмы. Чему вы будете их учить? Магия имеет разные ответвления. А как вы поступите с отстающими? А сколько будете брать за обучение?

-Мне ничего не нужно! – испугалась Ленута, не желая, чтобы ее заподозрили в алчности. Сама она не думала о деньгах.

-Вам? Нет. но материалы, литература, в конце концов – место…

-Но у меня не будет много учеников!

-Неважно. Даже если будет один – нужно следовать правилам, ибо правила стоят выше всякого помысла!

            На Ленуту было жалко смотреть. Она хотела помогать людям, а ей ставили на пути правила. Волшебница беспомощно взглянула на советника:

-Что же мне сделать?

-Что сделать, что сделать…- Дору побарабанил пальцами по столу, - ваша идея симпатичная, и казна, быть может, даст вам обеспечение на то, чтобы вы могли обучать по правилам. Ступайте к Филиппо и не забудьте про учебные алгоритмы – тогда мы с вами поговорим.

***

            Филиппо был казначеем и не любил людей. Вообще. Он любил счёт и бумагу. В его хранилище все листочки лежали ровно, стопочкой, настолько болезненно аккуратно, что хотелось даже отвести взгляд.

            К людям Филиппо относился с подозрением. Он не видел в них порядка, который властвовал в его бумагах. Выслушав Ленуту с неохотой, он сухо спросил:

-И что вам нужно?

-Может ли казна обеспечить обучение…

-Вопрос я понял, - перебил Филиппо, - расчет где?

-Расчет? – у Ленуты кружилась голова. Простая ее идея становилась какой-то невообразимой.

-Сколько учеников, сколько литературы и какой, сколько по оплате, по сроку обучения! – с раздражением ответил казначей. – где ваши расчеты? Где ваша смета? Я что, наобум должен вам монеты дать?

            Для Филиппо все, что нельзя было посчитать или сказать с точностью до цифры, было отвратительным явлением. Он переводил для себя все на языкЮ понятный ему и был очень этим доволен.

-И что же мне делать? – Ленута жалобно взглянула на Филиппо, но его не проняло. Он пожал плечами:

-Сходите в Коллегию Обеспечения!

***

            Всюду вставали препятствия. В Коллегии Обеспечения потребовали учебный план и посоветовали вернуться к Дору. Дору показал ей образец учебного плана королевской академии и посоветовал сначала выяснить, сколько детей с магическими способностями готово у нее обучаться – для этого отправил в Городскую Коллегию.

            В Городской Коллегии ей сказали, что для проведения подобного рода поиска информации нужно провести целую перепись, для чего нужно отправить запрос в казначейство, ведь это требует денег.

            Ленута пробовала подобраться с другого края, начала составлять учебный план и за советом пришла в королевскую академию, где ей сказали, что никто не будет обеспечивать одну Ленуту с учениками. Ей нужно либо расширять поле деятельности, преподавая другие науки, либо брать еще двух-трех магов или волшебниц на преподавание. В конце же добавили, что Ленуте самой придется подтвердить свою квалификацию.

-Это как? – возмутилась Ленута, выпуская меж пальцев синеватую струйку волшебного дыма.

-А мне что? Надо, значит надо. Может, вы мошенница! Нужна комиссия.

            Чтобы собрать комиссию (это Ленуте было непонятнее всего), пришлось…подавать запрос в казначейство! Но Филиппо не пожелал даже с нею говорить и потребовал, чтобы она подала запрос через совет…

            Три месяца и две недели  Ленута ожидала ответа от совета, а затем ей пришло письмо, где было указано, что срок рассмотрения обращения составляет только три месяца и обращение, не рассмотренное в течение трех месяцев, возвращается к отправителю. В конце письма неизвестный насмешник предлагал попытаться еще раз и желал хорошего дня.

            Ленуте хотелось выть от бессилия. Она не знала куда деться и кого просить о помощи. Но теперь она не могла и затаиться – к ней подступали другие письма, требуя то предоставления учебных планов, то подтверждения квалификации, то подробного разбора о будущем магическом образовании…словом, Ленута сама себя загнала в ловушку, и не было ей выхода.

            Получив очередное издевательское письмо, сообщавшее, что Ленута должна предоставить в Городскую Коллегию данные учеников, желающих обучаться магии у нее, без проведенной, разумеется, самой Коллегие переписи, Ленута сдалась.

            Она села прямо на ступеньки Почтовой Коллегии и горько разрыдалась. Волшебница понимала, что эта жизнь, полная бумаг и противоречий, загнанная в круговую бюрократию, ей совершенно чужа и не смыслит она в ней ничего. ее вело желание сделать благое дело, а оказалось?

-Чего ревешь, подруга? – горе Ленуты нарушила невысокая девица нагловатого вида, опустившаяся рядом на ступеньку.

            Ленута взглянула на нее сквозь пелену прозрачных благих своих слёз и вдруг рассказала ей, захлебываясь от печали и унижения, всё горе. Девица неожиданно расхохоталась:

-ты же магичка! Приди к ним и скажи, что обратишь в лягушку каждого, кто не поможет!

-Угрожать? – щеки Ленуты порозовели. – какое бесстыдство! Я волшебница, а не какая-то там…

-О! – девица подняла руки вверх, как бы сдаваясь, - ясно-понятно. Ну не реви, подруга, а? не умер же никто…

-Мечта моя умерла, - Ленута не могла успокоить свое бесконечное горе.

-Тьфу! Всего лишь! Все мы мечтаем, но жизнь не делает нам подарков. И если ты сдаешься, то значит, не мечтал, - девица поднялась со ступеней. – Меня зовут Крина, пойдем, помогу.

            Ленута во все глаза смотрела на необыкновенное явление – впервые ей предлагали помощь.

-Пойдем, - повторила Крина, - вдвоем все легче будет.

***

            Крина была находкой! Вернее, нашлась она самостоятельно, но Ленута не могла на нее нарадоваться.

            Крина закопалась во все бумаги и ответы, полученные Ленутой, и разбирала каждый листок с въедливостью советницы. Затем сказала:

-Ты все сделала не так. Они тебя просто передавали друг другу. Нет, они не были заинтересованы в том, чтобы тебе помочь.

-И что делать? – Ленута была старше Крины, но готова была следовать за нею.

-Убедить их в том, что это нужно им, а не тебе, - фыркнула она.

-Лгать? – испугалась волшебница. – никогда!

-Тьфу, подруга! – Крина досадливо махнула рукой.

            Все завертелось будто бы само собой. Крина явилась к королю и произвела на него благостное впечатление тем, что была живой, а не живым воплощением святости на земле, как Ленута. И начала с порога:

-Ваше величество, магия служит много веков королевству. Но магия должна быть упорядоченной. Магия должна быть вне хаоса и вне самоуправления. Она – мощное оружие…

            Здесь Крина сделала верно.

-Страх движет людьми быстрее, чем добродетель! – объясняла Крина вечером, читая вслух Ленуте уже подписанный королем приказ об открытии магической академии.

-Я не хочу никого пугать…

-И не пугай, - разрешила Крина, - нечистые совестью сами себя пугают. Каждый думает в меру своей подлости.

            Ленута думала, что теперь процесс затянется на долгое время. Приказ подписан, но когда-а он еще  обретет свою силу? Крина посмеивалась, но не расстраивала иллюзий волшебницы.

            Через два дня нашлось здание под академию. Через три был составлен реестр будущих учеников с пометками, кто потенциальный маг, а кто уже может отмечаться магическими способностями. Через неделю прибыла с соседнего острова литература, выкупленная казначейством и два мага-учителя в помощь.

-Как по заклинанию! – восхищалась Ленута.

-А это и есть заклинание, - усмехалась Крина.

            Ленута была так счастлива, что не сразу заметила признаки очевидных последствий такого дара судьбы и успела лишь запоздало нахмуриться.

-Это для отчетов по семестрам, по годам, - сообщили ей доброжелательно, выдавая целуя пачку бумаг и ведомостей.

-Каких еще…- не успела Ленута возмутиться, а к ней уже подводили советников короны в полном составе с радостным объявлением:

-А это инспекция вашей академии! Отчитываться будете им.

            Им?..им, которые дружно огребли от короля за бюрократию и перекидывание Ленуты, начатого с благословения короля. Пощады ждать точно не придется.

            Но не успела она принять этот удар, как в нее уже полетели письма от родителей, оскорбленных непринятием в академию.

            «Что вы себе позволяете? Моя дочь – талантливая девочка! Она настоящее золото и вы обязаны ее принять!»

            «Вы, которые возомнили себя лучше других, нарочно продаете места в свою академию…»

-Продаю? – Ленута оторвалась от письма.

-А ты думала? – удивилась Крина. – Содержать академию надо. Иначе бы они не дали. Есть бесплатные места, но они по экзамену.

            Ленута схватилась за голову. Письма не останавливались. К родительским с мольбами или оскорблениями, к отчетам за обучение, которое еще не началось, добавилась внезапно еще одна угроза:

            «Магия противна богу! Мы – нижеподписавшиеся служители Святого Креста требуем закрытия магической академии…»

            И шел список имен. Ленута не успевала отвечать. Крина крутилась быстрее, с какой-то иронией, но и она задыхалась в потоке.

***

-Я совсем не этого хотела…- Обессиленная Ленута смотрела на Крину с тихой ненавистью. Если бы она не могла, то не было бы академии, отчетов, писем и идиотских запросов от «инспекции» на все темы подряд, начиная от количества столов в академии и заканчивая зелеными насаждениями вокруг. – Я хотела просто учить детей понимать свою природу, мир вокруг себя и слушать свое магическое начало.

-В следующий раз точнее формулируй запрос, - посоветовала Крина. – Учи!

-У меня нет времени, - призналась Ленута. – Я пока отвечу на письма, пока составлю новый учебный план. Пока согласую его с инспекцией…на уроки остается так мало времени. А еще нужно задать домашнее задание, проверить его, разобрать конфликты между учениками!

            Ленута уронила голову на руки. Она давно не спала. Сначала от горя за то, что ее мечта не сбылась, а теперь из-за того, что она исполнилась.

-Я думала, что ты знаешь, на что идешь, - фыркнула Крина. – Не ной, подруга. Скоро еще будут гости с острова, хотят видеть, как расходуется литература из их библиотеки…

-А всё ты! – Ленуту, взгляд которой давно уже не был полон доброжелательности. А превратился в выжженную пустыню, вдруг сверкнул запоздалой яростью. Это была тихая ярость. Та самая ярость, которая исходит последними толчками из измученной души прежде, чем та навсегда замерзнет и окаменеет. – Всё из-за тебя! Из-за тебя одной! Зачем ты бросилась мне помогать?!

            Крина молчала. Она давно знала, что благодарность – понятие издевательское и, сделав доброе дело, нужно отойти подальше. Крина не была магом или советницей, она была пробивным человеком и научилась уже каменеть изнутри, чтобы никто не мог ее задеть.

-Из-за тебя! Ненавижу! – волшебница произнесла роковое слово и зарыдала еще сильнее. – Уйди из моей жизни и перестань ее отравлять!

            Крина молча встала из-за стола, равнодушно и спокойно собрала листы, которые лежали перед ней, в папку и вышла за дверь. она знала, что ждать недолго. Не прошло и десяти минут, как Ленута выскочила из-за дверей с диким воплем:

-Крина, вернись! Крина, прости…

            Не сентиментальность вывела Ленуту за дверь, не чувство вины, а надвигающаяся проверка безопасности академии и инспекция казначейства перед концом сезона.

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

08:32
32
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!