Ваганьковские истории. 7. Террористический кружок

Ваганьковские истории. 7. Террористический кружок

Не нужно думать, что Василий каждую ночь в одиночестве бродил по Москве, разыскивая пострадавших и восстанавливая справедливость. Понемногу он сдружился с Вольдемаром, оказавшимся мужиком шебутным, любителем разных веселых проделок и совершенно безбашенным.

Вы наверняка слышали или читали рассказы о том, как кто-то ночью на дороге встретил женщину в белом или старичка с клюкой или, наконец, просто черного кота, которые потом исчезали, растворяясь в воздухе. Не буду оценивать достоверность этих сведений, но могу сказать, что на самом деле совершенно необязательно, что это были именно женщина или старичок или кот. Это мог быть кто-то совершенно другой, но принявший этот образ! К слову, лет двадцать назад, мне пришлось встретиться с Черным Котом, который потом исчез из запертой комнатки неизвестным образом, о чём я готов поклясться на Евангелии!

Очень часто мы видим сны, в которых к нам приходят друзья детства, коллеги по работе, умершие родственники или знакомые. Вы говорите домочадцам: «Сегодня ночью во сне ко мне приходил покойный дедушка Миша и предлагал выпить стаканчик уксусной эссенции» или «Сегодня ночью приходила покойная бабушка, говорила, что у нее ножки мерзнут, и просила принести ей шерстяные носки». Это совершенно не значит, что приходил действительно дедушка Миша, и именно он хотел, чтобы вы выпили стаканчик эссенции, или, что приходила именно Ваша бабушка, и если Вы отнесете носки ей на могилку, то их будет носить именно она! И непонятно, какие силы, Темные или Светлые, принимают тот или иной образ, и что они, на самом деле, собой представляют и как выглядят. Понятно только, что эссенцию пить не стоит, но приемлемые просьбы усопших надо выполнять, иначе могут возникнуть значительные проблемы!

Подобные перевоплощения одних в других, бывший профессор Московского Университета, называл «визуализацией идей». Сам он любил гулять в образе Юлия Цезаря, и было несколько странновато видеть его в белоснежной тунике и венком на плешивой голове, разгуливающего по заснеженным дорожкам кладбища. Но мертвые не только не потеют, они еще и не мерзнут!

Так и наши двое друзей, по ночам гуляли по Москве, в виде собак, котов, лошадей, пьяниц, а чаще всего в образе двух городовых. В общем, развлекались, как могли.

Надо сказать, что в те времена в Москве во множестве появлялись вольнодумные кружки, в которые чаще всего входила интеллигентная молодежь, считавшая, что простой люд живет плохо и надо сделать так, чтобы он жил хорошо. Сам люд, о котором хотели позаботиться, не очень спешил записываться в такие кружки, которые состояли, в основном, из учащихся, студентов и творческой интеллигенции. Сам люд жил, работал и размножался. Так, население России в 1897 году составляло 129,1421 млн. чел, а в 1914 году – 178,3788 млн. чел. Т.е. за 17 лет выросло почти на 50% или на 50 млн. чел! Видимо, от голодной и беспросветной жизни. К тому же, жители Европейской части и Сибири, были лишены счастливой возможности видеть на своих улицах толпы трудовых мигрантов в лице братьев-таджиков, узбеков и других народностей, что, видимо, очень всех огорчало. Такая экономическая модель функционирования общества кружковцам и творческой интеллигенции не нравилась.

В один из таких кружков входил ученик старшего класса гимназии Петя Сенцов. Отец его был квалифицированным рабочим, семья жила неплохо в собственном домике и планировала поступление Пети ближайшим летом в Университет, поскольку у Пети были большие способности к химии и точным наукам.

Кружковцы готовились к серьезной борьбе с самодержавием, учились обращаться с оружием и взрывчаткой. Именно при изготовлении взрывчатки, которой занималось будущее светило химии Петр Сенцов с товарищами, и произошел непредвиденный взрыв нитроглицерина. Петя погиб, двое студентов были ранены. Всех членов кружка арестовали и отправили на каторгу, а Петю похоронили по-тихому в седьмом ряду Ваганьковского кладбища. Поскольку этот политический кружок жандармерия выгребла подчистую, то Петина могилка стала Меккой для членов других кружков, где они клялись в верности делу Революции, делились планами на будущее и грозились отомстить кровопийцам и эксплуататорам за смерть Пети Сенцова и вообще за всё.

Сам Петя на воздух вылезал не часто, возможно, мешало отсутствие кистей обоих рук, оторванных при взрыве. Он стал очень агрессивен, бродил по кладбищу, вызывал всех на откровенный политический разговор, требовал осуждения самодержавия. Ваганьковские с осуждением не торопились, они вообще были далеки от политики, и только бывший профессор Университета со свойственным ему умным видом изрек:

 — От перемены мест слагаемых сумма не изменяется. Ты взорвался сам, но если бы сделал бомбу, то взорвал бы кого-нибудь другого. Для Ваганьковского кладбища разницы никакой.

Именно из этих Петиных разговоров, наша парочка узнала, что кружковцы планируют на завтрашнюю ночь изъятие денег из Акционерного Коммерческого Банка, а Петя очень переживает, что из-за своей инвалидности не сможет участвовать в перестрелке.

— Зато мы сможем. — Подумали Василий и Вольдемар.
Назавтра в ночь, они, в форме жандармов, подошли к зданию банка. Дежуривший около банка городовой удивился, потому, как такого не было никогда, но они ему объяснили, что по решению Главного Жандармского Управления, охрану крупных банков теперь будут нести жандармы, а городовой может отправляться домой. Для убедительности Вольдемар показал городовому какую-то бумагу, которую ему недавно с радостью выправил бывший фальшивомонетчик Нефёд Прокукин, уже много лет скучавший в гробу без дела.

Поскольку оба-двое наших мстителей были неробкого десятка, то они не стали прятаться в засаде, а просто встали около двери в банк, как столпы правопорядка. Пришлось подождать пару часиков, пока, наконец, на дороге не появилась пролетка с четырьмя налетчиками, весьма юными, скорее всего студентами младших курсов. 

— Вот, дураки, — не успел подумать Василий, как на него и Вольдемара посыпался град револьверных пуль. Налетчики, видимо, хотели схода уничтожить охрану, быстро взорвать входную дверь, затем дверь сейфа, забрать деньги и, до подхода  полиции, скрыться. Понятно, что пули не могли причинять нашей парочке никакого вреда. «Смерть приходит только один раз!» – подумалось Василию, и он двинулся по направлению к пролетке. Рядом шел Вольдемар, даже не вынув из-за пазухи свои любимые дуэльные пистолеты. В рядах нападающих воцарилось смятенье. Они трясущимися руками спешно старались перезарядить барабаны своих револьверов.

— Не торопитесь, господа! — сказал Василий. — Позвольте показать вам маленький фокус! Вольдемар!

Вольдемар ни слова не говоря достал один из своих дуэльных пистолетов, приложил дуло к голове Василия и выстрелил – в многострадальной голове друга появилось дюймовое входное и трехдюймовое выходное отверстия.

— Прошу заглянуть в дырку, господа, очень хороший вид на звезды! — сказал Василий и, подойдя к кружковцам поближе, повернулся к ним стороной, откуда вышла пуля.

 Читатель в состоянии сам описать реакцию юных налетчиков. Но я не хочу нарушать достоверности и скажу только, что один лег в обмороке, троих других долго тошнило рядом с коляской. Когда все немного успокоились, Василий только и сказал:

— Господа, вряд ли тюрьма или каторга подходящее для Вас место. Не играйте в чужие игры! Вам больше подойдет библиотека, театр, катанье с барышнями на лодках, пикник в каком-нибудь поместье на берегу реки. Там я Вас вижу в родной обстановке, а на каторге - нет! Прощайте, господа. Надеюсь, что больше мы с вами никогда не встретимся! И поторопитесь с отъездом - полиция скоро подъедет!

Они повернулись и не спеша пошли прочь, не дожидаясь отъезда заговорщиков.

Настроение у них было отличное.

А террористический. кружок в тот же день распался.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!