Удивительные истории Малуши. История 9. Колокольный мертвец

 – Вспомнила историю, которую от бабушки своей услышала. Рассказывала она, что некогда жил в одном российском селе  звонарь по имени Ермила. Хороший звонарь был. Как заслышат, бывало, сельчане, звучный перезвон колоколов, непременно остановятся. А то и скажут друг другу: «Вона  как Ермила старается, черта по округе гоняет!» 

  Обозлился на неугомонного звонаря старый черт, живущий  в  могильном склепе на кладбище. Не было ему от мужика никакого покоя.  Долго думал  посланник  темных сил: как бы ему  звонаря извести.  Ничего не придумал.  И решил  сходить к черному колдуну.

– Зачем пришел, рогатый, – спросил черта  старик-колдун.

– Помоги, колдун, с Ермилой-звонарем справиться. Совсем загонял, мочи нет,– взмолился черт.

– Дело трудное. Нет трепета  у Ермилы перед нечистой силой. Страхом-ужасом его не прошибешь.

– А что если золотом   подкупить? 

– Не получится. Нет у него семьи. Для кого богатство копить? 

– Тогда чем? – безнадежно выдохнул черт.

– Эх, ты, рогатая башка! С самого сотворения мира живешь, а природы человеческой не постиг.

– Не постиг, колдун, – черт задумчиво почесал когтистым пальцем между рогов.– В этом ты прав.

– Есть у Ермилы-звоноря  изъян, который, если  хорошенько  подумать, поможет тебе его одолеть.  

– Что за изъян?

– На людскую беду  отзывчивый.  А посему выходит: либо характером слаб, либо дурак.

– Верно-верно, – захихикал черт.– Не был бы дураком,  пристроился к  полезному делу, а не бил попусту в колокола. Бр-р.  Только не пойму,  как это поможет мне его извести?

– Вот что, рогатый. Пять дней назад  в соседней деревне  умер один мужик. Такой   грешник был, что земля его принимать не хочет. Дважды хоронили, но на следующий день  гроб с покойником, как ни в чем не бывало, на могильном холме целехонький стоит.  Отчаялись родственники  тело земле предать. Сжечь хотели – не горит, не тлеет.  Поставили в часовню, пока решают, что с ним делать.

– Я тут ни при чем, это не мои проделки,– стал оправдываться черт.

– Вот что, думаю, надо сделать. Напишу  я  заговор  кровью черного петуха на бересте. Отнесешь бересту в часовню, откроешь крышку гроба, положишь в ноги покойнику. Как только сделаешь это, мертвец силу обретет.  Куда повелишь ему, туда и направится. 

– Это хорошо,– черт потер руки от предвкушения.– Повелю я ему идти  на колокольню, чтобы Ермиле звонарю  более ходу на нее не было. 

– Хорошо,  пусть на колокольню отправляется,  сидит  днем тихо и неприметно, а по ночам громко воет, страх на людей нагоняет. Как только распространится слух  о призраке, обернешься прокаженным. К  Ермиле пожалуешь. Скажешь,  есть единственный способ излечиться от язв: надеть на себя шапку  мертвеца.  Прояви хитрость, сделай так, чтобы Ермила по доброте душевной решился помочь тебе.  

   Колдун протянул черту белую шапку, похожую на ночной колпак. 

–Непростая она. Оденешь ее на голову мертвеца. Лишившись шапки, призрак покой потеряет. И убьет в слепой ярости пришедшего на колокольню  звонаря.   

– Спасибо, колдун, рад буду и тебе когда-нибудь службу сослужить. Пиши скорей свой заговор. 

  Черт сделал все, как велел колдун:  одел на голову мертвеца шапку,  положил бересту с заговором   в ноги.  «Сидеть тебе на колокольне до тех пор, пока не изведешь обидчика», – сказал и трижды плюнул на  покойника.

   Вскоре по округе слух прошел: появился на    церковной колокольне  призрак, воет по ночам так, что у всякого слышавшего этот вой   кровь в жилах густеет, волосы от страха седеют. 

  Прозвали  люди привидение  Колокольным мертвецом. Ночами старались держаться от церкви подальше.  

  Черт не стал долго ждать и вскоре под видом прокаженного явился  к Ермиле. Постучал в дверь, тихонько подвывая, словно от физических мук.

– Тебе чего, добрый человек?– спросил черта звонарь, в темноте не заметив безобразных язв на прикрытом лохмотьями теле.

– Издалече иду, ищу звонаря Ермилу. Не подскажешь путнику, где мне его найти?

– А зачем тебе звонарь?– спросил Ермила удивленно.

– Вот уж несколько лет,  как проказа съедает мое тело. Заживо разлагаюсь. И у докторов лечился, и у колдунов – толку никакого. Знающий человек подсказал, что есть единственный  способ справиться с болезнью: надо надеть на себя шапку  Колокольного мертвеца. Она – единственное лекарство от страшной болезни. Прознал я, что Колокольный мертвец с недавних пор появился  в вашем селе. Вот и пришел сюда  в последней надежде  спастись от физических мук.

– Да, незавидная твоя доля.  А  Ермила зачем  понадобился тебе?

– Так только у него имеется ключ  от колокольни. Другим туда хода нет.

– Дам я тебе ключ, так и быть.

– Спасибо, только уж очень я боюсь призраков. Аж сердце замирает от ужаса  при мысли  о встрече с ними. Не поможешь ли мне, добрый человек? Всех и делов-то:  сходить со мной на колокольню.

– Сходить с тобой? К Колокольному мертвецу?

  Ермила с сомнением почесал затылок.

– Что ж, делать нечего, пойду один, давай ключ, –   черт горько  заплакал и протянул к звонарю обезображенную струпьями проказы руку.

– Постой, вижу, сколь безнадежно положение твое. Пойдем вместе. Негоже ближнего в такой беде одного оставлять.

  Они поднялись на колокольню. Ночь была темная, безлунная,  непроглядная мгла вокруг, только в небе шляпки гвоздиков-звезд, перемигиваясь,  мерцали.  

– Что-то сегодня призрак не воет, здесь ли он?– с сомнением произнес Ермила.

– Вот он! – воскликнул черт и схватил звонаря  за руку.

  Оглянулся Ермила и увидел мертвеца. Обычный с виду  мужик в простой деревенской одежде,  на голове  шапка белая, на ночной колпак похожая. А вокруг сияние бледное, мертвенное, выхватывающее неподвижную  фигуру из темноты.  

– Это ты, нечистая сила,  по ночам здесь воешь, честной народ пугаешь?– спросил Ермила у мертвеца.

  Тот ничего не ответил. Звонарь бесстрашно  сдернул с него шапку.

– На, держи,  болезный,  – обернулся он к черту.

  Черт шапку  взял и был таков. Исчез, только стойкий запах серы в воздухе остался. Догадался звонарь, что все это проделки Лукавого. Быстро спустился с колокольни, пока беды не случилось. 

   На следующий день после вечерней службы  Ермила направился на кладбище к старому склепу. Вытащил оттуда спящего черта за хвост.

– Что, нечистая сила, невмочь стало колокольный звон слушать? Решил расквитаться со мной при помощи Колокольного мертвеца? Уж я тебе задам! Узнаешь у меня, как зло творить!

  И потащил черта на колокольню.

– Ермила, ты все не правильно понял,– стал оправдываться черт, все еще надеясь хитростью взять верх над звонарем.– Ты должен выслушать меня.   

  Но не таков был Ермила, чтобы внимать оправданиям  Лукавого. Затащил он упирающегося черта  на колокольню. Веревкой крепко-накрепко привязал длинный  хвост к языку колокола. Захочешь – не вырвешься.

– А теперь слушай музыку, сколько черной душе угодно,– сказал он черту и пошел прочь. 

 Черт задергался, а вместе с ним стал содрогаться и раскачиваться язык колокола. Поплыл звон гулким набатом. Оглушенный черт стал рваться, прикладывая всю силу, на которую только был способен. Но чем сильнее он старался вырваться, тем громче звучал колокол.

  «Бум, бум», – неслось по округе. Люди выходили из домов, спрашивали друг у друга: что случилось? Отчего в неурочный час звонит колокол?

  Черт, оглушенный набатом, чуть ума не лишился.

   И  тут  перед ним  появился   мертвец.

– Освободи меня! – завопил обезумевший  черт.

  Но мертвец  вместо того чтобы помочь черту, грозно двинулся на него. 

 – Отдай шапку!

– Отдам после того, как поможешь мне освободиться. 

  Колокольный мертвец совсем близко  подошел к черту. Посмотрел на него пустыми яминами глазниц.

– Отдай шапку!

 Черт дернулся, а вместе с ним и колокольный язык: «Бум!»

– Отдай шапку! – закричал мертвец  и стал яростно трясти черта.

   «Бум! Бум! Бум!»

– Отдам, самым дорогим, рогами своими клянусь, только освободи!

  Мертвец взял черта за хвост и  так дернул, что оторвал колокольный язык. Рано радовался Лукавый свободе. Схватил Колокольный мертвец черта в охапку.

– Отдай шапку!

– Дернуло же меня с тобой связаться!– закричал черт, отбиваясь от призрака.

  Долго они так тягались, пока оба не рухнули вниз с колокольни. Черту, понятное дело, все нипочем. Только бока мохнатые слегка отбил. Освободил  хвост от колокольного языка, плюнул с яростью, только его и видели. А Колокольный мертвец, ударившись об землю, превратился в скелет, из ребер которого в разные стороны расползлись ядовитые гады. 

  Бабушка моя говорила, что жители  села еще долго  вспоминали  историю про  Ермилу- звонаря, черта и Колокольного мертвеца. Не знаю, помнят ли сейчас. Наверное, забыли, слишком много времени прошло с тех пор.  

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

12:35
54
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!