Фонтаны Салоу

Фонтаны Салоу

  До взлёта оставалось пять минут. Целых пять минут. Гале казалось, что время застряло на этой отметке и не желает двигаться дальше. Умом девушка понимала, что худшее позади. Но кто знает - вдруг окажется, что тогда на площади она ещё кого-то излупила? Или в приговоре опечатка, и сидеть ей не два с половиной, а три с половиной года? Всего одна циферка! Вдруг сейчас ворвутся люди в формах - и adios*, Испания, встретимся в другой раз! Для пущей безопасности Галя закрыла шторку иллюминатора. Больше, пожалуй, ничего нельзя было сделать - разве что проверить, насколько хорошо поработали испанские переводчики. По зубам ли им оказался "Мастер и Маргарита"? Хорошо, что не стала сдавать книгу в багаж! А то ведь хотела.

  Взлёт задержался минут на десять. Лишь когда самолёт задвигался, Галя, наконец, решилась пристегнуться и открыть шторку.

  Скорость постепенно увеличивалась - и вот уже самолёт оторвался от земли и устремился к самому небу. Вот и всё! До свидания, родная Россия! Вернусь, непременно вернусь, но не сегодня! В памяти всплыла песенка на украинском языке:

  "Відірватись від землі,

  Під крилом авіаліній.

  І летіти в небеса,

  І щоб ніхто не бачив.

  Відірватись від землі,

  Тільки я і небо синє.

  В тебе сльози на очах,

  Це ти від щастя плачеш".

  То, что долгих тридцать месяцев было лишь мечтой, сегодня стало явью.

  

  После четырёх часов полёта густые облака стали рассеиваться, и внизу показался синий ковёр с ворсинками белых волн. По нему скользили белые мошки-кораблики.

  Посадка, незаметная, словно прыжок на месте. ¡Hola, Barcelona!**

  Трап подаваться не торопились, и Галя снова начала беспокоиться. Вдруг посадка окажется ошибочной, и самолёт развернётся, чтобы лететь обратно - в Москву? Или российские спецслужбы уже дежурят на лётном поле, чтобы похитить её прямо из самолёта? Как Развозова... Нет, ну сравнила тоже - свою скромную персону с помощником депутата! Берегись, Галка - гордыня издавна считается на Руси тяжким грехом! К тому же, Развозова не из аэропорта похищали.

  Наконец, очередь, стоящая впереди, зашевелилась.

  Барселона встретила тёплой солнечной погодой, ясным небом и неповторимым запахом южного курорта.

  Из автобуса девушка чуть ли не бегом кинулась к будкам паспортного контроля. В документ одна из первых легла печать.

  Потом было получение багажа, встреча с туроператором, автобус в Салоу. Гид заманчиво рассказывал об экскурсиях и вкратце - о самой Каталонии, разучивая вместе с группой местные приветствия. А чтобы туристы на радостях не забыли - выдал брошюры. Галя больше смотрела в окно, чем слушала. Смотрела на обтянутые сеткой придорожные скалы, на скупую, в сравнении с русскими лесами, растительность, на море, которое то появлялось по левую сторону дороги, а то скрывалось.

  По мере приближения к цели вдоль дороги стали появляться палатки со всякой мелочью: сувенирами, пляжными принадлежностями; кофейни с красивыми пирожными на витринах и, конечно же, отели. Одни имели собственные дворики, другие же выходили прямо на дорогу.

  А вот, наконец, "Да Винчи"! Выгрузив чемодан, Галя направилась к стойке ресепшна. Две девушки (на бейджиках Галя прочитала имена - Анна и Каролина) разговаривали с туристами. Каролина - на испанском, Анна - на русском. Ждать, пока освободиться русскоговорящая, Галя не стала - подошла к той, что разобралась с туристами раньше. Попросила комнату с видом на море, договорилась по поводу сейфа, уточнила, где будут подаваться завтраки и ужины и, уладив формальности, собралась было идти.

  - Вы хорошо говорите по-испански! - похвалила туристку Каролина. - Где Вы так научились?

  - В тюрьме, - ответила Галя без утайки.

  Глаза Каролины сделались круглыми. Ещё бы - с виду вроде приличная барышня! Узнала бы она, по каким статьям Галя сидела - глаза, пожалуй, и вовсе вылезли бы на лоб. Где уж европейцу понять, что в России выйти на согласованный митинг, который полиция всеми правдами и неправдами стремится разогнать - это участие в массовых беспорядках, а прикрываться руками от омоновской дубинки - насилие к представителю власти! Впрочем, слова "прикрывалась" в деле не было. По версии следствия, она сама напала на стража порядка и несколько раз ударила его ногой. Полгода её держали под домашним арестом, выпуская только на судебные заседания. Потом огласили приговор - и из родного дома она отправилась прямиком в тюрьму.

  Кто сказал, что туда попадают только убийцы, хулиганы, воры и разбойники? Лиза получила десять лет за то, что, защищаясь от побоев пьяного мужа, убила его ножом. Маша - наполовину меньше, за фингал, который она засветила под глаз прокурорскому сыночку, что пытался её изнасиловать. Катерина, женщина глубоко верующая, никогда не пошла бы на воровство, если бы не тяжёлая болезнь дочери.

  "Пришла в церковь, говорю: прости, Господи, грешная я! Пусть меня сажают, стреляют, да хоть живьём закапывают, только бы операция прошла удачно! Юлечка ведь ни в чём не виновата!"

  Хорошо, операцию сделать успели.

  У Елены Ивановны история прозаичнее - пенсионерка решилась на магазинную кражу, чтобы элементарно не умереть с голоду. Оксану привела за решётку любовь. Спасая от тюрьмы мужа-бизнесмена, она взяла на себя вину за его махинации. Он, конечно, не оценил жертвы - развёлся с ней и нашёл себе другую дуру. Или, наоборот, шибко умную.

  Если бы Каролина спросила, Галя могла бы многое ей рассказать. Но только не сейчас. Сейчас - подняться в номер, оставить вещи - и бегом на пляж.

  Морская вода, тёплая, как парное молоко, и солёная, с непривычки щипала глаза. Звук волн, бьющихся о горячий золотой песок, ласкал уши. Много ли простому человеку нужно для счастья?

  Временами за это счастье Гале даже становилось стыдно. Перед бывшими сокамерницами, перед подельниками, которым ещё как минимум год не суждено увидеть моря.

  Подельники... Семь юношей, как будто выбранных в жертву чудовищу с телом человека и головой быка. Художник, танцор, строитель, политолог, морской офицер, культуролог, астроном. Для полноты картины, пожалуй, не хватало ещё шести девушек. Да и Владимир Сергеевич давно уже не юноша, скорее дедуля. Создавалось впечатление, что Минотавр решил количество компенсировать качеством, выбирая самых лучших. Прежде Галя ни за что бы не поверила, что в зале суда за решёткой можно увидеть столько интеллигентных людей. Даже в столь трудный для них час им было небезразлично, что будет с их подельницей. Галя хорошо помнила выражение их лиц. Казалось, каждый из них думал: что ж, сажайте меня, гады, но девушку не трогайте! Девушку судья пожалел - дал меньший срок. Когда прозвучали его металлическим голосом роковые циферки, Галя увидела, как сидевший ближе остальных Алексей сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Тот самый Алексей, который с каменным спокойствием выслушал свои: три года и шесть месяцев!

  Весь вечер и ночь перед вылетом Галя писала этим ребятам тёплые письма, а по дороге в аэропорт попросила водителя остановиться у почты, чтобы бросить семь пухлых конвертов в ящик.

  Сейчас девушке больше всего на свете хотелось стать телепатом, чтобы силой мысли передать этим людям яркость южного солнца, шум прибоя, тепло песка, красоту прибрежных скал и пальм на набережной. И подельникам, и бывшим сокамерницам, и вольным, которые не побоялись подать ей руку.

  В гостиничном ресторане за ужином Галя передавала им всем ритмичные мексиканские напевы и нежный вкус креветок, успев удивить официантов Мигеля и Симону чистосердечным признанием: где так хорошо испанский выучила.

  Вечером на набережной включились фонтаны. Одни, светясь всеми цветами радуги, выбрасывали вверх свои струи, другие затихали в ожидании доверчивого прохожего, чтобы, как только он подойдёт поближе, окатить его водой, третьи "танцевали", меняя высоту и форму струи и не забывая при этом светиться. А вот это, пожалуй, передать можно легко. Множество щелчков фотоаппарата - и можно будет заказать в типографии открытки. И пусть фотобумага не передаст движений, но всё же...

  

  Ночью Галя, несмотря на жужжание комаров, спала как убитая. Утром, позавтракав, отправилась на пляж, после - встреча с отельным гидом, выяснение, где что находится, после - поход в супермаркет, приготовление ухи (как хорошо, что в горящей путёвке были апартаменты!). Вечером - снова на пляж, ужин в ресторане, прогулка по набережной. Перед сном девушка спросила у Каролины, какая погода будет завтра. Та включила смартфон и пообещала дождь. Значит, удачно купила билет на экскурсию в Таррагону!

  

  Таррагона - древний город, известный со времён Римской Империи как Таррако, одно время, по воле императора Августа, был её столицей. В память об этом остались развалины амфитеатра, цирка, старая дорога Виа Августа, древний форум. Но самым необычным строением был "мост дьявола", а проще говоря, водопровод - спрятанный среди соснового леса двухъярусный мостик с арками. Ходили слухи, будто строить его помогал сам дьявол. Ну, как всегда - если кто-то добивается в чём-то успеха, окружающие обычно приписывают это либо удачному стечению обстоятельств, либо нечестным путям и редко когда - труду и старанию. А строить римляне умели! Уже сколько лет стоит мост над каналом, что в дождливую погоду наполняется водой!

  Узкие улочки древнего города, выложенные для влаги и прохлады галькой на ребре, с ползущими по стенам каменными саламандрами - именно такой Галя представляла себе Таррагону. И конечно же, какой древний город без храма на холме! Прежде там было святилище римских языческих богов, нынче - храм Святой Теклы. Как только язычники ни пытались с ней расправиться!

  - Сейчас мы пойдём в тюрьму...

  От этих слов экскурсовода Галя невольно вздрогнула. Как? Опять?

  Впрочем, о тюрьме в том здании напоминали лишь надписи на стене - память о несчастных республиканцах. Не жаловал диктатор Франко вольнодумцев! Особенно басков. И Каталонию, по всей видимости, ненавидел именно за то, что местные очень уж свободу любили. По его приказу, вырубали виноградники и строили заводы. Правда, теперь те, кто на этих заводах работал, получают достойную пенсию. И сажать за свободу слова уже вроде бы никого не сажают. С балконов то и дело свисают флаги в жёлто-красную полоску, иные - со звездой на синем фоне. Это местные сепаратисты жаждут независимости. Однако, если верить экскурсоводу, не видать её католонцам, как своих ушей.

  А вот и Рамбла - улица, которая есть в каждом испанском городе, как у нас - улица Ленина. На ней туристы разделились. Одни последовали за экскурсоводом, чтобы немедленно вернуться в Салоу, другие предпочли остаться, пройтись по магазинам и потом добираться своим ходом. Галя решила остаться.

  Потратив около часа на магазины, девушка купила две симпатичные кофточки и пару осенних туфель. Затем вернулась на Рамблу смотреть статуи.

  Бронзовые знаменитости, встав один на другого, выстроили целую башню из своих тел. На верхнем ярусе стоял ребёнок, держа в руках платочек.

  На скамейке сидел бронзовый старик. Это местный житель, в молодости много путешествовал и собирал байки по всему миру. Есть поверье, что если долго посидеть рядом с памятником, он нашепчет байку - правда, на каталонском. Галя ограничилась тем, что попросила прохожего сфотографировать её со стариком. Дожидаться байки она не стала - всё равно ведь не поймёт по-каталонски. Хотя язык испанскому близок. Как украинский к русскому. Впервые Галя услышала язык Тараса Шевченко лет в пять, когда гостила у тёти Раи в Никополе. Тогда девочка удивлялась, почему тётя Рая так странно разговаривает со своей матерью - "поихали" вместо "поехали", "купыли" вместо "купили"? Но русский - родной, его можно понять даже изменённым, а испанский всё-таки чужой.

  Неожиданно кто-то окликнул Галю по имени. Её? Или не её? Может, это призрак Сальвадора Дали ходит по улицам и зовёт свою жену - Галу? Которая, к слову сказать, не Галина, а Елена.

  - Галя, привет!

  Нет, это точно не Дали! Он бы не стал говорить по-русски.

  - Коля?! Привет!

  Парень в клетчатой рубашке. Именно таким девушка его и запомнила. Он часто появлялся на слушаниях по её делу. Сидел в уголочке, что-то быстро печатал на планшете. Видимо, фиксировал ход заседания. Подойти к ней заговорить он не решался, но когда её посадили, первое письмо, которое она получила, было от Николая Снегирёва - от него. Первое, но не последнее. Приходили письма и от других людей, которых она прежде не знала. Одни после двух-трёх переставали писать, от других Галя получала весточки вплоть до окончания срока. Коля был одним из самых настойчивых. Но однажды Галя продержала его письмо непрочитанным целые сутки...

  Началось всё с весточки от Насти. Лучшая подруга ещё со школьной скамьи, она в истеричных красках описывала деградацию Галиной личности, крича, что она убивает не только себя, но и Россию, возвращая её в лихие девяностые. Галя попыталась образумить её в максимально деликатной манере: мол, подруга, ты чего? И тут "подруга" как понеслась: изменница, тварь продажная, расстреливать таких надо, как бешенных собак, будь ты проклята!

  Следом за ним пришлось письмо от Ани. Она упрекала Галю в нарушении права сторонников президента поддерживать настоящего спасителя России, заканчивая словами: уважаю Настюху, поэтому писем от меня не жди.

  Валя Таранков по прозвищу Валет, чьё письмо пришло следующим, с издёвкой предрекал: не надейся, что тебя будут носить на руках как героя-диссидента, у тебя есть только один путь - в изгои или в дурку!

  А ведь в школе были неразлучной компанией! И Валет... Настя как-то сказала: "Он же, Галка, по тебе сохнет!" Да уж, по его письму заметно - просто иссохся весь! Что же стало с друзьями? Случись подобное с любым из них - Галя бы его не оставила. Она бы писала им письма так часто, что цензор бы замучился их проверять, она бы носила им передачки. И не сомневалась, что это взаимно. Им же мало оказалось её бросить - надо было ещё и поиздеваться. Неужели она с самого начала так ошиблась в выборе друзей? Или пропаганда настолько изуродовала их души, что уже не осталось ничего от них прежних?

  Ане девушка написала: ну и счастливо, скатертью дорожка! Валету и вовсе не стала отвечать.

  От Коли письмо пришло днём позднее. Но о чём оно? Неужели ему тоже стала в тягость их дружба? Нет, не сейчас - потом! Четыре предательства подряд - это уже слишком!

  Но всё же надежда услышать от кого-то тёплое слово победила. Она его услышала, и не одно, а вернее сказать, прочитала. Коля по-прежнему был рад их встречам на страницах писем, по-прежнему готов был мысленно быть рядом и гордился тем, что Галя ему отвечает.

  Его письма были для девушки светом в окошке, без которого жизнь в тюрьме была бы ну совсем уж несладкой. Галя прекрасно понимала диссидента Мищенко, который забрал с собой на волю чемодан с письмами и хранил его до конца жизни. Наверное, он их потом не раз перечитывал. Галя, во всяком случае, точно будет это делать.

  - Не ожидал, что встречу тебя! Вижу, думаю: Галя, не Галя?

  - А я слышала, думаю: меня, не меня? Так вот куда ты в отпуск собирался!

  - Ну да. Просто боялся сглазить. Потому и не писал заранее.

  - А я горящую отхватила. Хотелось после тюрьмы куда-нибудь побыстрее.

  - Понимаю! Сам бы в этом случае поскорее смылся. Хотя бы на недельку.

  - А ещё лучше, насовсем? - поинтересовалась Галя.

  - Да нет. Отдохнуть здесь здорово, но жить... Чужой язык, чужая культура. Лучше подожду перемен у себя на Родине.

  - Не боишься, что посадят?

  - Боюсь, - признался Коля. - Но лучше быть свободным в тюрьме, чем и на воле словно связанным.

  Парень лукаво подмигнул. Именно так девушка говорила в своём последнем слове.

  - Как ты смотришь на то, чтобы посидеть в кафешке, попить кофе?

  Галя отнеслась к этой идее положительно. Благо, кофеен на Рамбле оказалось полно.

  За чашкой кофе разговор пошёл о местных достопримечательностях. Парень приехал в Салоу неделю назад и успел многое там изучить. Побывал в Фигересе и в Валенсии. Барселону и Порт Авентура решил оставить на закуску.

  - Экскурсий не брал - решил своим ходом. А то прогоняют галопом по Европам, самого интересного толком не рассмотришь!

  Потом Коля с Галей ещё немного погуляли по Рамбле, после чего сели в автобус, который довёз их прямиком до площади Европы. Там парень и девушка распрощались, договорившись встретиться вечером на набережной.

  - Приходи к поющему фонтану, - сказал Коля. - В десять начнётся представление.

  - А который из них поющий? - спросила девушка.

  - Это тот, что справа. Который с мостиком. Это стоит посмотреть!

  

  Коля не обманул. Шоу действительно оказалось ярким и захватывающим. Ровно в десять струи фонтана вдруг резко выбросили вверх красные брызги. Зазвучала музыка. Цвет сменился зелёным, потом синим... Струи то стремились навстречу друг другу, то, перехватывая в воздухе одна другую, падали в бассейн. Они то включались, то отключались, уступая первенство распылённым, похожим на цветное пламя, то вдруг резко меняли направление. Порой в игру вступала лазерная указка, чертя на водах зелёные линии. И не только линии - иногда целые узоры: кораблики, рыбы, русалки, морские звёзды - все они, как на экране, появлялись на большой распылённой струе в центре. Музыка звучала самая разная: от вальсов до рока, и вода двигалась ей в такт.

  По окончании представления зелёные буквы сложились в слово "SALOU", затем точно также зрителей проинформировали, что за это чудо благодарить надо префектуру города.

  - Ну как тебе? - спросил Коля.

  - Суперски! - призналась девушка. - Я ещё вчера слышала про поющий фонтан. Думала, это тот, белый, а он чего-то не поёт. Кстати, как насчёт пройтись по мостику? Рискнёшь?

  - Можно.

  После танца воды фонтан включился в обычный режим - работали только прямые и изогнутые струи. Над мостиком через бассейн включились водные дуги - достаточно высокие, чтобы под ними мог пройти взрослый человек. Но горе тому, кто встанет на пути у нижних дуг! Замочат немедленно и беспощадно!

  Коля протянул девушке фотоаппарат и смело двинулся к мосту. Лишь только он ступил в центр, спереди и сзади, отрезая его от внешнего мира, поднялись вверх маленькие фонтанчики. Через минуту-другую они затихли, и Коля смог вернуться.

  Теперь настала очередь Гали.

  - Будет интересное - снимай! - сказала она, отдавая спутнику фотоаппарат.

  На мосту девушка попыталась быстро перескочить опасный участок, но струя оказалась проворнее. Так в промокшем сверху донизу платье и запечатлел её Коля. Вот так тебе, провокаторша!

  

  На следующий день, как и договорились, встретились на пляже. Погода выдалась солнечной, не под стать вчерашней. Лежаков брать не стали - решили ограничиться полотенцами.

  До часу молодые люди купались и загорали. Когда солнце стало нещадно печь, стал решаться вопрос: где обедать будем?

  - У меня предложение - пойти в кафе, - сказал Коля.

  - А я хочу пельмени. С креветками.

  - Но здесь их, наверное, не будет.

  - Так в чём проблема? Сделаем. У меня апартаменты. Как ты на это смотришь?

  - Я с радостью.

  - Тогда сходим в "Меркадону" - купим что надо.

  В супермаркете Коля и Галя после тщательных исследований полок и чтения надписей на испанском и английском взяли пакет муки, десяток яиц, полкило креветок и сангрию, дополнив, чтобы жизнь была слаще, парочкой пирожных.

  Потом в Галиных апартаментах молодые люди дружно лепили пельмени.

  - У тебя хорошо получается! - похвалила Галя, видя, как её спутник ловко и быстро управляется с лепкой.

  - От папы научился. Он у меня сибиряк.

  Вскоре они сидели за пластмассовым столиком на балконе, и перед ними стояла чаша с пельменями и бутылка сангрии. Слева виднелись высокие горки Порт Авентура. По ним спешно ползли два паровоза.

  - Ну давай, Галь! - Коля поднял бокал. - За твоё освобождение!

  - Спасибо! - отозвалась девушка. - Рада отметить его здесь и в такой замечательной компании. Без тебя сидеть было бы совсем хреново!

  - Спасибо!

  Второй тост был за Россию-матушку и её лучшее будущее, когда людей перестанут сажать без вины.

  - Я думаю, - мечтательно проговорил Коля, - может, махнуть завтра в Барселону?

  - Завтра? Почему бы и нет? - согласилась Галя.

  В качестве транспорта решено было использовать не автобус, а электричку. Поэтому после обеда парень и девушка отправились на вокзал.

  - Поезд в шесть утра. Как тебе?

  - Подходит, - ответил Коля. - Успеем посмотреть парк Гуэль, пока туристов будет немного. А то потом как набегут!

  Остаток дня они провели на пляже, пока солнце не стало клониться к закату. Поужинав каждый в своём отеле, Коля с Галей договорились, как вчера, встретиться на набережной.

  На дорожках фонтана, похожего на цирковую арену, было пока спокойно. Но в любой момент снизу могли хлынуть струи, разделив "арену" на полосы воды и суши.

  - Ну что, рискнём? - предложила Галя.

  - Предлагаешь сыграть в "испанскую рулетку"? Давай!

  - Давай, ты с одной стороны, я - с другой.

  Перескакивая через дорожки с дырочками, парень и девушка бежали навстречу друг другу. Только их ноги ступили на пятачок в самом центре, как струи, словно ожидая этого момента, устремились вверх, отгораживая парочку рядом водяных стенок.

  Теперь вода лилась непрерывно, оставив, однако, в нескольких местах просветы. Через них Коля с Галей и выбирались из круга.

  - А по мостику так же пробежимся?

  - Давай!

  В середине мостика их тоже отрезало от внешнего мира сиреневыми дугами. Пришлось ждать, пока они милостиво разрешат пройти.

  - Видишь, - пошутила Галя. - При тебе меня не мочат - боятся.

  

  Наутро девушка встала в полшестого и, наскоро позавтракав бутербродами с чаем, побежала на вокзал. Коля уже ждал её там.

  - Я купил билеты. Пойдём на платформу - поезд вот-вот подойдёт.

  Когда сие событие случилось, Галя поняла, почему красный свет загорается чуть ли не за час до появления поезда. В Москве по приближающемуся грохоту поймёшь, что с переходом путей лучше повременить. Ну или хотя бы сделать это побыстрее. Здесь же поезда скользили по рельсам почти неслышно.

  Порт Авентура, Таррагона - и вот уже вокзал столицы Каталонии.

  В информационном бюро Коля спросил, как доехать до парка Гуэль. И получил ответ: на метро.

  Метро Галю разочаровало. В Москве каждая станция построена с выдумкой: колонны, витражи, статуи, живописные арки, мозаика, лепнина, затейливые люстры и фонарики на стенах. Ничего этого в Барселоне и близко не было. Узкая площадка со скамейками рельсы с поездами - вот и все чудеса!

  Зато в парке Гуэль, куда парочке пришлось долго карабкаться вверх по эскалаторам и крутым горкам, чудес оказалось выше крыши. "Падающая" терраса с "покосившимися" колоннами, кактусы в больших горшках по всему периметру, самая длинная в мире скамейка, выложенная разноцветной мозаикой. Извилистая, словно чешуйчатая змейка, она покоилась на широкой площадке. Снизу её поддерживали колонны, за которыми спускалась вниз широкая лестница. Галя помнила это место ещё с семи лет, когда всей семьёй отдыхали в Ллорет-де-Маре и ездили на экскурсию. Тот же великолепный вид на море, тот же фонтанчик с саламандрой. Тогда у фонтанчика толпилось так много туристов, что невозможно было подступиться. Сейчас же, сунув руки в пасть каменной ящерки, можно было получить любопытный снимок. Главное - чтобы попался отзывчивый прохожий, готовый снять их вдвоём. Те же "пряничные" домики, словно сделанные из теста и украшенные глазурью. Ай да Гауди, ай да выдумщик!

  Но картина была бы неполной без садов с разными цветами и деревьями, многих из которых в средней полосе не увидишь.

  Несколько остановок в метро - и вот перед Колей и Галей во всей красе возвышаются башни Саграда Фамилия. Тогда лет в семь Галя видела только их. Теперь же башни со всех сторон обросли незаконченными пристройками. Вовнутрь заходить молодые люди не стали, рассудив, что в недостроенном соборе интересного, скорей всего, будет мало. Вместо этого стали останавливать прохожих, спрашивая, где Рамбла.

  Двенадцать кварталов... Путь неблизкий, проще доехать на транспорте. Но всё же парочка предпочла покорить это расстояние пешком.

  Прошли Площадь Благодарности - и вот перед ними широкая улица. Две дороги с односторонним движением были разделены полоской с кофейнями и сувенирными лавками, что широкой лентой тянулась от фонтана до берега моря, завершая картину памятником Колумбу. По обеим сторонам Рамблы вплотную друг к другу возвышались здания с замысловатой архитектурой, иногда разделяясь узкими улочками. Одна из них вела к рынку "Бакерия", где можно было купить и креветки, и рыбу, и хлеб, и тысячи видов сыров и колбас, подкрепиться закусками и фруктовыми салатами. Впрочем, там Коля с Галей надолго не задержались - взяли по стаканчику салата и рыбу для завтрашнего супа, после чего отправились гулять дальше.

  До вокзала добирались на метро, потом ещё час ждали, когда подойдёт поезд с остановкой в Салоу.

  Вечерний час пик - время, когда люди возвращаются с работы. Огромная толпа устремляется в распахнувшиеся двери, чтобы поскорее занять места. Но людей явно больше, и половина вагона стоит. Гале удалось сесть только чудом. Некоторые, кому повезло меньше, оказались хитры на выдумки. Одна девушка уютно примостилась на багажной полке, другая, уступив место матери, устроилась на ручке кресла, как курица на жёрдочке.

  А поезд всё мчался вдаль виноградными полями, тоннелями, мостами. В Салоу прибыли поздно вечером, когда солнце, уставшее от трудового дня, отправилось отдыхать в небесные чертоги.

  

  Следующие два дня прошли обычно и даже как-то буднично: завтрак, море, обед в Галиных апартаментах собственноручно приготовленным супом, прогулка по городу, снова море, ужин и после - вечерняя набережная с поющим фонтаном.

  На третий день парочка решила внести некоторое разнообразие.

  Порт Авентура... Настоящий райский уголок для любителей необычного! Где ещё можно за несколько часов побывать в разных частях света? Дикий Запад с деревянными домиками, "старинным паровозом", каналами и водопадами. Мексика с пирамидами и колючими кактусами. Китай с пагодами, драконами и красными фонарями. Полинезия с хижинами, украшенными пальмовыми листьями и с плавающими по тихой речушке лодками. Не меньший интерес вызывали аттракционы: лодочки, поезда, карусельки...

  В Средиземноморьи, где на берегу озера стоял деревянный корабль, мчался по извилистым рельсам поезд. Пассажиры, преодолевая несколько сантиметров вниз головой, визжали не то от радости, не то от испуга.

  "Может, прокатиться? - думала девушка. - Нет, пожалуй, не хочу. Очередь большая".

  Действительно, любителей столь экстремального удовольствия набралось чуть ли не на километр.

  Зато на водные аттракционы Галя кинулась чуть ли не бегом. Коля за ней...

  Круглая резиновая лодка плыла по каналу между скалами, подскакивая на бурлящих порогах. Со "стенок" лились фонтаны, грозя обрызгать любого, кто попадётся на пути. Так-так, интересно, кто это будет? Галя? Коля? Девушка с короткими блондинистыми волосами? Или её спутник - усатый молодой человек?

  Раз - и фонтан выбросил струю, обдав Колю с ног до головы. А Галя... она вдруг обнаружила себя в его объятиях. Она - в объятиях этого человека... Остановись, мгновение, ты прекрасно!

  - Извини, - парень, по-видимому, сам не ожидал такого и был смущён.

  Галя в ответ загадочно улыбнулась. За эти объятия она готова простить ему всё на свете. Усатый сосед, следуя его примеру, тоже обнял свою девушку.

  Но вот лодка причалила, и туристы стали сходить на берег. Блондинка пристально смотрела на Галю.

  - Простите, Вы случайно не Галина Яранцева?

  - Она самая.

  - Теперь понятно. А то гляжу, думаю: где-то Вас видела. Вроде как по телевизору - какое-то было громкое дело.

  - Да, я сидела за массовые беспорядки, - ответила Галя. - Хотя спровоцировала их не я.

  - Это мы уже давно знаем, - ответил парень с усами. - Надо ж было народ запугать, чтоб по митингам не шастали. Вот и взяли заложников. Кстати, меня зовут Андрей.

  - А меня Лена.

  - А я Коля. Очень приятно!

  Андрей и Лена добирались сюда аж из Ллорет-де-мара - с "сурового берега" Коста Браво.

  - Я там тоже была лет в семь, - заметила Галя.

  - А мы туда уже третий раз ездим. На следующий год думаем на Мальорку... Завтра улетаем. Так не хочется!

  - Я как прокатился на этом паровозе - ну, что у входа, - признался Андрей. - Чуть Богу душу не отдал. Такой экстрим не для меня!

  - Зато меня уговаривал: ну, давай, Ленок, прокатимся, тебе понравится!

  - Да я и сам не ожидал... А на "водопад" пойдём?

  На это его спутница не нашла что возразить. Не возражали и Галя с Колей.

  Вскоре обе пары уместились в деревянную лодку: Коля впереди, Галя и Лена посередине, Андрей в хвосте. Три раза лодка взбиралась вверх, словно по стиральной доске и три раза неслась вниз с крутых горок, обдавая брызгами всех сидящих. Коле с Галей досталось больше остальных. Так они и запечатлелись на фотографии - мокрые, но довольные, как дети.

  На "бешеных бочках" Галя кататься не захотела, опасаясь, что закружится голова.

  - Ладно, тогда счастливо, - сказала Лена. - А мы, пожалуй, прокатимся. Всего хорошего!

  Пожелав парочке счастья, Коля с Галей пошли дальше. Над "водопадом" висели, изящно изгибаясь, рельсы, по которым с огромной скоростью мчался поезд. Его-то и стали искать.

  - Может, этот тот самый? - предположила Галя, указывая на станцию, куда, звеня, прибывали зелёные вагончики.

  - Не думаю, - ответил Коля. - Вагоны так не могут наклоняться.

  Нужный поезд нашёлся в Мексике. Небольшая очередь - и вот парень и девушка сидят рядышком. Смотритель проверяет крепления. Старт... Поезд ползёт вверх по высокой горке, повергая в дрожь деревянные опоры. Всё выше и выше. И ни убежать, ни остановить...

  "Господи, зачем я сюда полезла? Ну, кто меня просил?"

  Конечно, умом девушка понимала, что ничего страшного не случится. Здесь за аттракционами следят. Рельсы не обрушатся, пассажиры не вывалятся. Разве что со страху помрёшь.

  Умереть со страху... Глядя вниз, Галя понимала, как это легко. Особенно когда стремительно несёшься вниз - так, что дух захватывает. А ведь она думала, что детская боязнь высоты осталась в прошлом. Какая наивность! И что теперь? Быстрая смерть от разрыва сердца? На руках у Коли. Он так никогда и не узнает, что значили для Гали его письма, что для неё значит он сам...

  - Коля, я люблю тебя! Люблю! - отчаянно шептала девушка, когда поезд, всё больше набирая скорость, катился вниз по крутому спуску. - Я ждала твоих писем, как... Как чуда, как манны небесной! Они давали мне жизнь! Без них я бы пропала! Спасибо! Спасибо, что ты мне писал! Спасибо, что был со мной! Любимый!

  Подъём, резкий поворот - и снова вниз.

  - Спасибо, что я встретила тебя! Ради этого стоило родиться... И жить... Я люблю тебя! - Галя уже не шептала - говорила вслух. Быстро-быстро, словно опасаясь не успеть сказать самое важное.

  Ещё одна - последняя горка.

  - Люблю тебя, Коля! Коля...

  Наконец, поезд остановился, и Галя, еле живая, поспешила сойти на землю. А Коля, казалось, на крыльях слетел. Очевидно, быстрые полёты вверх и вниз не показались ему скучными.

  "Неужели он всё слышал?" - мелькнула в мозгу девушки запоздалая мысль.

  Теперь, когда угроза умереть со страху миновала, Галя испытывала некоторое смущение. Не сочтёт ли Коля, что она легкомысленная девица?

  - Ну, как ты, Галь?

  - Живая... вроде бы. А ты?

  - Живее всех живых. Напугалась?

  - Есть немного. Слишком уж быстро ухали вниз. А тебе понравилось?

  - Очень. И не столько поездка.

  - А что ещё?

  - Девушка, в которую я успел влюбиться. Я боялся признаться и услышать "нет". Теперь не боюсь...

  Галя не поняла, как их губы слились воедино. Его сильные руки, его горячее дыхание, её собственное отражение в зрачках его глаз... Она уже не принадлежала самой себе. И её тело, и душа, и жизнь - отныне всё было в Колиной власти. А он...

  "Теперь ты мой! Любимый! Единственный!"

  И речушка с водопадом, и мексиканская пирамида, и пальмы были свидетелями пылкого поцелуя.

  Потом они кружились на "орбите", которая вращалась не только вокруг центра, но и вокруг своей оси, умудряясь при этом то взмывать вверх, то резко "падать" вниз. Взлёты, падения, круговерть - всё как в жизни.

  Перекусив захваченными с собой бутербродами, парочка отправилась в китайский сектор - туда, где поднимались до небес крутые горки "шамбалы", и выписывал восьмёрки "дьявольский поезд".

  - Я так думаю, на "шамбалу" ты не слишком хочешь? - догадался Коля.

  Прав на все сто!

  - Не, на такой подвиг я не готова. Ты покатайся, если хочешь, а я постою пофоткаю.

  Хотел ли Коля? Ещё как! Тогда, лицезря высокие горки с Галиного балкона, парень признался, что, собственно, из-за них приехал в Салоу.

  С земли девушка наблюдала, как поезд с её любимым поднялся на вершину горки. Щелчок! Спуск на огромной скорости - крутой, почти вертикальный, быстрый подъём на следующую горку, резкий поворот с перевёртышем вверх ногами... Щелчок! Щелчок! Щелчок! Лучше потом удалить неудачные кадры.

  Стремительный спуск, фонтаны воды и воздушный поцелуй, посланный любимым человеком.

  - Галя, я люблю тебя!

  И снова стремительный взлёт.

  - Я тебя тоже! - крикнула девушка в ответ.

  Потом они в Полинезии катались на больших качелях в форме лодки, которые стремительно взлетали к солнцу и, зависнув на несколько минут почти перпендикулярно земной поверхности, падали вниз.

  Только парочка сошла с качелей, как их окликнули Андрей и Лена.

  - Привет! Вот и встретились! Вы сейчас куда?... На водные горки? Мы тоже.

  Когда дошла очередь, обе парочки уселись в лодку.

  Стремительный спуск с подпрыгиванием - и все, кто находились в лодке, мокрые насквозь. Как? Есть ещё кто-то сухой? Брызги воды у подножия мгновенно исправили эту несправедливость.

  После, немного обсохнув, молодые люди пошли кататься на поезде. Без крутых горок, без резких поворотов - на спокойном поезде, который с музыкой скользил по рельсам, унося из одной части света в другую.

  - Теперь мы на корабль, - сказал Андрей. - Вы с нами?

  Но Гале уже ничего не хотелось. От жаркого солнца и крутых аттракционов у девушки уже начала кружиться голова.

  Счастливо, хорошего отдыха! И вам счастливо добраться до дома! Встретимся в Фейсбуке!

  - Спасибо, что не видите во мне предателя Родины! - сказала Галя на прощание.

  - Да какой Вы предатель? - махнул рукой Андрей. - Политиканы, чинуши, что обдирают народ - вот это и есть настоящие предатели. Так что всё нормально - я ещё стокгольмским синдромом не страдаю.

  - А грязные слухи, - добавила Лена, - это всегда было. Про меня в школе ещё и не такое говорили. Хотя я тоже была не виновата.

  - Так что, Галь, полноценного изгоя из Вас не получится - даже не надейтесь!

  - Спасибо! Вы классные!

  

  На пляже море казалось теплее и нежнее, а песок - мягче чем обычно. Даже цвета как будто стали ярче. Не оттого ли, что рядом любимый человек?

  Галя не помнила, чтобы, находясь рядом с Валетом, испытывала что-то подобное. Даже во времена их дружбы, когда она порой думала: а не принять ли его ухаживания, всё-таки Валёк хороший парень? А ещё Настя говорила: смотри, а то счастье своё упустишь! В те моменты Галя думала, что, может, это судьба. Но никогда её душа не пела, как сейчас. Чуяла, видимо, что предаст.

  Вечером фонтаны как будто и светились ярче, и "танцевали" более страстно и живописно. Конечно, Коля с Галей не отказали себе в удовольствии вместе, взявшись за руки, пробежаться по мостику. В самом центре им пришлось остановиться. Струи воды ненадёжно скрыли поцелуй от посторонних глаз, но всё же...

  Расставаться не хотелось. Но мысль о завтрашней встрече утешила девушку. Когда ждёшь человека полжизни, можно ли считать одну ночь длительной разлукой?

  Снились ей качели-лодочка в Порт Авентура. На них - она с Колей, адвокаты и люди, что приходили на судебные заседания поддержать её и подельников. Снаружи собралась орущая брызгающая слюной толпа. Впереди - Настя, Аня и Валет. Первая орала громче всех, срываясь на истеричный визг. Она требовала от тех, кто в лодке, сойти, оставив "эту тварь" Яранцеву совсем одну. Она изменила Родине и должна быть наказана. Само нахождения рядом с ней - позор!

  "Да пошли вы!" - крикнул Коля, чем вызвал новую волну истерики.

  Валет неожиданно обнял Аню и впился в её губы страстным поцелуем. Галя не почувствовала ничего, кроме равнодушия. Да и возможно ли иначе, если тебя саму обнимает лучший человек на свете?

  

  Последние пару деньков погода стояла отличная. Салоу будто решил сделать влюблённым подарок перед разлукой. У Коли заканчивался срок пребывания. Галя должна была улетать только дня через три. Что же тут поделаешь - "всем нашим встречам разлуки, увы, суждены"!

  Фонтаны словно старались как можно лучше станцевать прощальное танго. Морские волны, набегая на песок, пели о том, что за расставаньем будет встреча.

  В конце прогулки парочка зашла в прибрежное кафе отметить последний вечер вместе. Клубничный мохито с ромом отдавал сладостью любовного свидания и горечью предстоящей разлуки.

  Девушка не была пьяной - она хорошо помнила, как дошли до отеля, как поднялись наверх, как она ласково сказала Коле: останься. И он остался. Сначала были поцелуи в губы, а потом... Галя поняла, что именно этого она хотела больше всего на свете. И телом, и душой. Галя Яранцева перестала существовать, превратившись в половинку чего-то большего.

  - Ты мой!

  - А ты моя!

  - Навсегда!

  - Всецело и навеки!

  

  Проснувшись, Галя не сразу осознала, что произошло. Вчерашнее казалось чудесным сновидением. Она боялась открыть глаза, чтобы его не спугнуть. Но минуту спустя девушка открыла для себя, что находится в объятиях. Стало быть, это не сон? Коля рядом.

  - Доброе утро, милый!

  - Доброе утро! Ты проснулась?

  Оказывается, сам он проснулся ещё полчаса назад, но боялся пошевелиться и разбудить Галю.

  На завтрак идти не хотелось.

  - Предлагаю кофе в постель. Как ты, Галюш, на это смотришь?

  - Я - за. Только кофе нет.

  - Тогда - чай.

  К чаю Коля сделал пару бутербродов. Так и позавтракали, не покидая ложа, где вчера отдали друг другу тела вместе с душами.

  Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Коле надо было зайти к себе, чтобы собрать чемодан. Девушка предложила ему помочь.

  Вскоре чемоданы были собраны. Казалось, пролетел один миг - и вот уже отъезжающие, засунув свои вещи вниз, поднимаются в автобус.

  - Счастливого пути, любимый!

  - И тебе счастливо! Отдыхай, не скучай! Скоро увидимся!

  Дверь неслышно захлопнулась, и "искатель разлук" тронулся с места. Галя долго смотрела вслед уезжающему автобусу, пока тот не скрылся из виду.

  "Отдыхай, не скучай!". Как же не скучать, когда две половинки разделились?

  Что делать? Бежать за автобусом до самой Барселоны? Нет, этого, пожалуй, делать не надо. Вчера она отдала Коле половинку себя. Теперь эта половинка сопровождает его всюду - она доедет с ним до Барселоны, полетит в самолёте, приземлится в Москве. А здесь в Салоу с ней осталась его половинка. Нехорошо было бы лишить её жаркого солнца, ласкового моря.

  Решено - она не будет понапрасну кукситься - будет отдыхать и веселиться. Даже скучая по любимому.

  

  Весь день Галя провела на пляже, сделав только перерыв на обед. На следующий день прохаживалась по узким улочкам Реуса. Старые города в Европе специально застраивали так плотно, чтобы тень домов спасала от палящего солнца. Да и при набегах, что случались в те времена так часто, легче было быстренько перебежать из одного дома в другой. Все эти улочки вели к площади с собором и статуей всадника. Девушка заходила в магазины, примеряла красивые вещи, фотографировала улочки и дома с затейливой архитектурой, часть из которых была украшена сепаратистскими флажками.

  Вечером на стойке ресепшна она увидела такие же флажки на фото забытой кем-то газеты. Демонстранты расхаживали с ними, явно ничего не боясь и не стесняясь.

  - У вас за такие демонстрации не арестовывают? - спросила она Каролину.

  - Арестовывать? - удивилась та. - За что? Они просто высказывают своё мнение.

  - Я вот тоже высказала. И села в тюрьму.

  Напрасно девушка опасалась, что Каролина не поймёт. Очевидно, у испанцев после просмотра своих каналов в сознании запечатлелся образ России как некого подобия их родной страны времён Франко. А при каудильо за вольнодумство сажали. Чем больше Галя рассказывала, тем больше сочувствия обнаруживала во взгляде собеседницы.

  - Я так и думала: что-то тут не то! На хулиганку Вы как-то не похожи. А тот парень, что был с Вами...

  - Он писал мне в тюрьму письма.

  - О, какой милый молодой человек!

  - Согласна! Кстати, я его люблю. А он - меня.

  - Я вас поздравляю! Счастья вам!

  - Спасибо!

  Последний вечер в Салоу, последняя прогулка по набережной. Напрасно Галя надеялась увидеть танец фонтанов - после Колиного отъезда один работал в штатном режиме, другой вовсе не включался. Круговая "шутиха" уже не шутила, а брызгала струями непрерывно. Галя пробовала пробежаться по мостику. Вода её не забрызгала, но и не оставила ждать в середине - она милостиво позволила девушке пройти...

  Последний завтрак в ресторане, прощание с Мигелем и Симоной.

  - Сегодня уезжаю на Родину. Туда, где у меня дурная репутация.

  - Дурная репутация? Это из-за тюрьмы?

  - Ну да. Дело было громкое, политическое...

  Подробности, однако же, не смутили ни Мигеля, ни Симону. Более того, они оба принялись активно пожимать ей руку.

  - Счастливого пути, Галина! Держитесь!

  Что касается Каролины, так и вовсе приветствовала девушку как героя.

  До отъезда оставалось ещё много времени. Можно было, оставив чемоданы в камере хранения, пойти на пляж, искупаться, позагорать, а после - пообедать в любимой кафешке. Собственно, так девушка и сделала.

  Несколько часов пролетели как один миг. Вернувшись, Галя только и успела, что собрать вещи и попрощаться с Каролиной.

  Автобус неумолимо оставлял позади Салоу - этот прекрасный город, где Галя провела две недели. Но ни горечи, ни разочарования девушка не испытывала. Скоро она вернётся домой, скоро увидит Колю. Ещё получит письма от людей, с которыми её связывает общее дело (жалко, что уголовное), напишет Маше, Лизе, Оксане... Пойдёт на выставку на Тишинке...

  Вот уже расправил крылья самолёт. Hasta la vista***, Испания! Даст Бог - ещё встретимся! Если же нет... в любом случае, былого уже никто не отнимет.

  Четыре часа полёта незаметно прошли за чтением "Мастера и Маргариты". Лишь когда внизу показались огни Москвы, девушке стало немного страшно: что ждёт её на Родине?

  Ответ пришёл после - когда пассажиры, аплодисментами поблагодарив пилота за мягкую посадку, прошли по тёплому коридору в здание аэропорта, когда, получив отметку в паспорте, Галя забрала с ленты свой чемодан и вышла. В середине зала её встречал тот, с кем и горе - не горе, и беда - не беда.

  

  * прощай

  ** Привет, Барселона!

  *** до встречи

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

21:51
106
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!