ВОЙНА В СУДЬБЕ МОЕЙ СЕМЬИ

Воспоминания моих родителей, а также сохранившиеся документы и фотографии, помогли мне понять, какой непростой была их жизнь, совсем не похожая на мою. На долю отца и матери выпали тяжёлые испытания, из которых они всегда выходили с честью. Пусть события их жизни – всего лишь маленькие «капельки» на фоне мировых событий, но именно из таких капелек и состоит могучая река под названием История.

Большим несчастьем в судьбе родителей, как и во множестве других судеб, явилась Великая Отечественная война со своими жестокими законами. Жили они в то время в городе Таганрог Ростовской области. В одночасье оборвалась мирная жизнь

молодой семьи, строившей созидательные планы. Моей сестрёнке Раисе было всего полтора годика, а мама и папа мечтали иметь много детей, мечтали поселиться в деревне, построить просторный деревянный дом, купить корову, развести кроликов.

На третий день после нападения фашистской Германии на нашу страну папа был призван на фронт. Для мамы расставание было несказанно тяжёлым: она была на втором месяце беременности, да и маленькая Раечка часто болела.

Часть, в которую был зачислен папа, занималась строительством оборонительных сооружений. Затем был получен приказ о дислокации в зону боевых действий. Воинский эшелон формировался в городе Батайск Ростовской области. По пути следования к месту назначения военный поезд, в котором находился мой отец , подвергся вражеской бомбардировке. Получив тяжёлую контузию головы, он – рядовой Николай Тимошенко, вместе с другими ранеными был доставлен в один из госпиталей Полтавской области. Вскоре эта территория была оккупирована немцами. Лечение было долгим, так как полностью был потерян слух и нарушена речь.

Зимой 1942 года папу эвакуировали в Закарпатскую Украину, а затем в Словакию. К этому времени слух частично восстановился. Его определили работать в артель военнопленных по пошиву сапог для солдат, сначала учеником, а потом он сам стал хорошим мастером. Связи с семьёй не было: его письма не доходили до мамы. Не знал он, что в ноябре 1941 года умерла дочка Раиса, заболев крупозным воспалением лёгких, а через два месяца появилась на свет дочка Надежда. Выживала мама с грудным ребёнком чудом. Спустя десятилетия после войны она со слезами вспоминала, как с Наденькой на руках ходила на берег Азовского моря, где стояли гружёные зерном баржи, попавшие под

бомбёжку. Это было для горожан спасением от голода. Причал охранялся немцами, но людям было разрешено набирать немного полусгоревшей пшеницы, которая многих спасала от голодной смерти. Днём и ночью под дулами фашистских автоматов тянулась туда длинная цепочка исхудавших людей. Они торопливо разгребали черноту, стараясь найти несгоревшие зёрна и тут же их ели.

Однажды случилось удивительное: заметив еле стоявшую на ногах от слабости женщину с ребёночком на руках, молодой немец подошёл к ней и на русском языке произнёс: «Иди, мама!», и сам провёл её к спасительному хлебу. Это была моя мама.

А в самом городе бесчинствовали фашисты, устанавливая свои бесчеловечные порядки. Вскоре они начали массовый угон людей в Германию на принудительные работы. В один из женских отрядов попала и мама с маленькой Надей. Колонна двигалась в сопровождении немцев с автоматами и собаками. В определённых населённых пунктах охрана менялась. Останавливались на короткие перерывы для еды и отдыха. Мама едва успевала покормить и перепеленать дочку, сама была полуголодной. Расстилала замытые в луже ветхие пелёнки на траве, наспех собирала их влажными и снова в путь. Ночевали в разбитых сараях, пустых амбарах или в конюшнях. Постоянно слышались крики немцев: «Schnell! Schnell!» (быстро!).

К концу мая 1943 года был проделан тяжёлый и долгий путь. В это время наши войска вели успешные бои за освобождение населённых пунктов, занятых фашистами. Одной из частей 1-го Украинского фронта удалось отбить у немцев и колонну женщин, в которой была мама, а в августе был освобождён город Таганрог. И снова у мамы начался трудный путь – обратная дорога к дому, где пешком, где на попутных машинах, где на

товарных поездах. Люди жалели её, видя на руках маленькую, худенькую, чумазую девочку. На станциях солдаты делились пайком, деревенские жители подкармливали

мелкой картошкой, а сердобольные хозяйки поили Наденьку молочком. Бывало и так, что иные грубо прогоняли, ссылаясь на то, что самим есть нечего.

На одном из крупных железнодорожных узлов мама узнала, что через считанные минуты на Москву должен отправиться поезд, на котором можно проехать несколько станций в сторону дома. В надежде успеть на него она подлезала под вагоны двенадцати составов, не думая, что любой из них вот-вот может тронуться. Как было больно и обидно, когда она увидела, что поезд уже ушёл. Пожилой мужчина в форме железнодорожника помог плачущей женщине забраться на платформу вагона с углем, подал ей Надю, котомку с нехитрым скарбом, накрыл их стареньким брезентовым плащом, и так они проехали около двухсот километров.

А впереди маму ждала новая беда: родной дом встретил развалинами, да чудом уцелевшими чёрными печными трубами.

Слава Богу, приютили знакомые, жившие на окраине города. Очередным ударом для мамы стало извещение, полученное в августе 1944 года, в котором сообщалось, что муж пропал без вести в ноябре 1941 года. Убитая горем, она решила отправиться к сестре в Курскую область, на свою родину. Папа тем временем продолжал писать в Таганрог по старому адресу, но письма его не находили адресата…

Когда наши войска освободили Словакию, папа продолжал работать сапожником, шил сапоги для советских солдат и офицеров. Один из артельщиков, умевший хорошо рисовать, запечатлел его за работой в простом карандаше. Этот, дорогой для меня рисунок, я бережно храню до сих пор.

Внутреннее чувство подсказало папе написать письмо маминой сестре в родную её деревню Ачкасово Курской области, с надеждой, что вдруг она знает что-нибудь о его

Женечке (так ласково папа называл маму). Письмо попало в мамины руки, подарив ей счастье, которое невозможно было передать словами: ведь мама уже думала, что мужа нет в живых. С тех пор у родителей наладилась постоянная переписка. Горькими стали для папы строки, из которых он узнал о болезни и смерти Раечки. Очень порадовала весть о рождении второй дочери, и было огромное желание скорее увидеть свою маленькую Надюшку.

Когда война закончилась, папе выдали документы для беспрепятственного возвращения на Родину, которые до сих пор хранятся в нашем семейном архиве.

Родители были безмерно счастливы, что война, наконец, закончилась и они снова вместе. . В 1946 году родилась моя сестра Валентина, а в 1948 году появилась на свет я.

Война наложила свой отпечаток на дальнейшую жизнь папы: от полученной контузии его сильно беспокоили головные боли. При оформлении на работу он постоянно сталкивался с неприятностями морального характера. Когда узнавали, что был интернирован, смотрели с опаской, не принимали в члены КПСС. Однако, своим честным трудом, отношением к семье и окружающим людям папа себя реабилитировал. По образованию он был строитель, ещё до войны окончил Донецкий строительный техникум и с 1951 года по направлению Министерства строительства работал в разных точках страны на возведении жилых домов, больниц, детских садов. С его мнением считались, так как он зарекомендовал себя знающим специалистом, а в итоге заслужил звание Ударника Коммунистического труда, стал Отличником социалистического соревнования. По завершении строительства очередного объекта, наша семья каждый раз перебиралась на новое место жительства. Мама после войны не работала, поддерживала домашний очаг. Материальное положение было затруднительным, но

нам, детям, всегда было тепло и уютно с нашими милыми и добрыми родителями. Мы бережно чтим светлую память о них, а своим детям и внукам рассказываем о том, какие

тяготы пришлось им вынести, чтобы сохранить семью и остаться верными друг другу до конца жизни.

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

14:01
88
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!