Сказание о Ряше и о золотой рыбке

  История эта началась в тот самый день, когда Ряша раздвоился.

   День этот был не простым: это был день его рождения. То ли Ряша перепил, то ли переволновался, но раздвоился он самым натуральным образом - физически. Более того, этому предшествовало раздвоение внутреннее.

   Ряша ощутил себя как бы состоящим из двух половин: одна вела себя спокойно и довольствовалась земными благами, путешествиями по настоящему, прошлому и будущему планеты, а второй все чего-то не хватало. Эта половина не могла даже выразить, что ей нужно: она лишь осознавала, что ей чего-то хочется, а самое Главное Желание еще не загадано.

   Ряша долго думал, устремив глаза в небо, чем бы ему заняться и, в конце концов, решил, что ни пить, ни есть он уже не хочет, а что больше всего ему сейчас хочется, так это пойти ловить рыбу.

   Подчиняясь непреодолимому желанию, он и пошел ловить рыбу в канале, как раз напротив Речного вокзала, и поймал там свою первую в жизни Золотую Рыбку.

   Вот как это произошло.

   Сегодня народа на канале было на удивление мало. То ли все нашли для себя более интересное и прибыльное занятие, то ли рыба сегодня не клевала.

   Ряша походил по берегу канала и нашел, по его мнению, наиболее удобное для ловли место. Он внимательно посмотрел на воду и забросил снасть.

   - Когда переполняется чаша терпения, надо приобрести ведро, - бурчал себе под нос наш рыбак, потому что ловил он в этот раз на снасть необычную: мусорное ведро из пластика.

   В стране закончилась перестройка, была объявлена демократия и свобода, потому каждый ловил, как хотел, где хотел и что хотел.

   Много раз бросал он ведро в воду, но вытаскивал обратно без всякой живности.

   Неудачливый рыбак уже хотел уходить обратно домой, но решил сделать последний заброс, на удачу.

   На этот раз, вытянув из воды ведро, он с удивлением обнаружил, что в нем плавала маленькая живность, отдаленно похожая на рыбу.

   Внимательно оглядев выловленную им живность, Ряша сел на жесткий асфальт и почесал в мокром затылке.- Выбрасывать или не выбрасывать?

   - Не выброшу,- решил он.- Понесу домой. Там лучше решу, что с этим делать.

   Он судорожно подхватил ведро и, затаив дыхание, шагая, как экскаватор, поспешил домой, на одиннадцатый этаж дома номер 28 по улице Свободы.

   Отдуваясь, втащил ведро в квартиру и, осторожно напрягшись, установил на стол в комнате. Потом сбегал в прихожую, закрыл дверь на все замки и накинул цепочку.

   Вернулся. Взял тяжелую посудину и пересадил из неё трепыхающееся что-то в круглый аквариум, оставшийся у него ещё с детских лет.

   Что-то тут же оклемалось, замахало кургузым хвостиком и даже блеснуло на свете чем-то золотистым.

   - Откуда ж ты взялась у меня такая... Золотая, ты, моя и единственная? Может тебя сварить для навару?

   Вопрос хотя и был обращен к рыбе, но прозвучал чисто риторически.

   Ряше в тот момент и в голову не могло прийти, что он тут же получит ответ.

   Между тем, это был единственно верный вопрос в данной ситуации. Если бы Ряша вдруг ляпнул что-нибудь о погоде, или о неработающем водопроводном кране, или о пустующем холодильнике, он, безусловно, получил бы детальную метеосводку или на всю жизнь обеспечил бы себя родниковой водой и замороженными яствами, но... на этом бы дело и кончилось. И Ряше оставалось бы до конца своих дней проклинать себя за тупость, продолжая существование просто Ряшей, не первым, не вторым, не третьим... н и к а к и м.

   Однако вопрос был задан - Откуда ж ты взялась у меня такая... золотая ты моя и единственная? Может ты и не рыба вовсе? А если всё-таки рыба, то, что мне с тобой делать?

   Что-то, названное нашим героем, рыбой, конечно, ничего не сказало вслух. И даже хвостом не махнуло. Однако в сознании Ряши внезапно обрисовалась четкая и исчерпывающая картина, что это новейшая конструкция Золотой Рыбки, и что взялась она не откуда-нибудь, а из очень далекого мира, являющегося центром старейшей галактической цивилизации; что золотая окраска ее - свойство защитного слоя, оберегающего от рыболовного крючка удочки, такой уловистой снасти, как "Кораблик", спиннинговой блесны, гарпуна, остроги, динамита, гидродинамического удара, сверхвысоких и сверхнизких температур, проникающего излучения и вообще всех видов механического и немеханического воздействия, но, увы, бессильного против обыкновенного ведра; что она и не рыба вовсе, а новейший нанотехнологический информационный биомодуль, сиречь унифицированный белковый узел разветвленной галактической сигнальной системы восьмого порядка, призванный поглощать и выдавать любую информацию; что таких биомодулей на Земле весьма много, хотя и ограниченное числом Е в какоё-то там степени; что информация в данной сигнальной системе - в отличие от систем с первого по седьмой порядок - понимается очень широко и эта информация может быть невещественной и вещественной, в зависимости от запроса существа, вступившего в контакт с "Золотой Рыбкой"; и что, наконец, емкость информационного поля каждого биомодуля конечна, включает три условно-лимитированных, энергетически безразмерных регистра и рассчитана на полное и безусловное удовлетворение трех запросов, в какой бы форме они ни были предъявлены к исполнению.

   Ряша ещё не успел осмыслить возникшую в мозгу картину, как "услышал" ответ.

   - Ты прав, мой нерасчётливый друг. Два моих регистра уже исчерпаны,- прозвучало в его мозгу

   Безмолвный и математически чёткий Ответ Золотой Рыбки произвел на Ряшу ошеломляющее впечатление.

   Осознать-то он его осознал, но понял далеко не все.

   Однако заключительная фраза огненно отпечаталась в его мозгу, словно выжженная золотым клеймом.

   Ряша уяснил, что выпал ему, как рыбаку из сказки, заветный шанс - тройной шанс! Что на две трети он, безмозглый рыбак, оказался потрясающим кретином, когда задал глупейший вопрос - раз. Выяснил, откуда рыбка - два.

   Стоит ему сейчас пролепетать ещё что-нибудь сдуру, и - три! Исполнив его "запрос", рыбка моментально и навсегда исчезнет, или подохнет, или выпрыгнет через открытый балкон в реку и уплывет.

   Ряша прикрыл свой рот рукой и молчал, а Рыбка спокойно ждала.

   В конце концов, Ряшу осенило.

   Наверное, Гений Желаний, если он существует, сказал бы на его месте тоже самое. Но Ряша был не гением вообще и не гением желаний в частности, а специалистом с дипломом о высшем образовании и всего-навсего бывшим работником Газпрома и теперешним пенсионером, то бишь, представителем широких масс не читающей, но любящей книгу бывшей инженерной публики.

   Словом, в великих мыслителях себя он не числил. И, тем не менее, попал в самую точку.

   Головокружительная цепь последующих событий взяла начало из того невероятного факта, что Ряшу вспомнил о своих походах, охоте и рыбалке... И тут его о з а р и л о.

   - Хочу еще одну Золотую Рыбку! - сипло сказал он. - То есть информационный биомодуль.

   - Принято. Третий регистр исчерпан, - стремительной вязью начертало огненное перо в мозгу Ряши.

   Золотая Рыбка в ведре дернулась, потускнела, золотая окраска ее пропала, затем она всплыла брюхом кверху и, растаяв, расползлась по поверхности воды мутным слоем белковой слизи. В следующую секунду пропала и слизь.

   Ведро наполнилось новой водой. И на дне возникла Золотая Рыбка N 2 - точная копия первой.

   Она слегка шевелила червонными плавниками и излучала готовность явить Ряше бездны своих трех регистров.

   Ряша одеревенело уставился на нее, потом тихо прошептал.- Умница, ты, моя. Ивасичка биомодульная.

   Он сел верхом на стул и крепко обнял аквариум руками, словно опасаясь, что тот улетит. Зажмурился. И гробовым шепотом возгласил.- Миллиард!

   - Запрос лишен конкретности, - отпечатал у него в голове огненный телетайп. - Миллиард чего?

   Ряша подумал. Доллар стремительно падает, фунт стерлигов не в ходу, евро, хотя и растт, тоже ещё не устаканилось...

   Он вздохнул. В нём внезапно проснулся ребёнок. И, словно в черную прорубь мыслитель выдохнул.- Миллиард триллионов рублей!

   Если бы Золотая Рыбка относилась к своему делу с юмором, то в забубенном мозгу Ряши должно было зажечься одно - единственное короткое и исчерпывающее слово - "ДУРАК"!

   Но юмор чувство чисто человеческое. В Галактике принципы комического, очевидно, совершенно иные.

   И потом: биомодуль был всего лишь белковым аналогом хотя и сверхсовершенного механизма, запрограммированного на то, чтобы на каждый вопрос давать полный и ясный ответ, тем более, что Ряша не спрашивал.- Кто я есть такой?

   Так что огненный телетайп не заработал, зато в мозгу Ряши что-то щелкнуло, и высветилась очень яркая мысленная картина.

   Сразу поясним: у Золотых биомодульных Рыбок существовали две реакции на некорректно поставленную задачу: огненно-шрифтовая, когда необходимые условия для удовлетворения запроса отпечатывались в мозгу контактера в виде пылающих строчек, - понятно, что регистр информационного поля при этом не размыкался; и эйдетическая, когда информация регистра выплескивалась наружу в виде образной картины, исключающей вещественный ответ.

   Поэтому сознание Ряши рывком расширилось и вобрало в себя массу полезных сведений из курса политэкономии для гуманитарных вузов.

   Галактическая сигнальная система в мгновение ока объяснила ему, что такое монетарная система и денежный баланс, как образуются финансы государства и что входит в понятие государственного бюджета, каковы общественный продукт и национальный доход страны в денежном выражении, в чем заключается пагубная роль инфляции и почему при этом неизбежна девальвация.

   Далее Ряше было наглядно представлено, что означает сумма в миллиард триллионов рублей, и явление картины экономического краха не только одной страны, но и распада всего мирового хозяйства в случае выполнения биомодулем его алчного желания.

   Тут же Ряше было дано понять, что Золотые Рыбки в целом уважают социальные и юридические законы той страны, планеты, звездной системы, в которую они внедрены, и могут нарушать их лишь в той степени, в какой это не влечет за собой криминальных, этических или экологических последствий.

   Заключительным штрихом картины был упрек в том, что он, помимо всего прочего, не подумал о чисто физических последствиях запроса, ибо как индивид, живущий в определенных общественных условиях, он не властен распоряжаться тем объемом пространства, которое потребно для размещения миллиарда триллионов рублей в купюрах, имеющих хождение на территории России.

   Для достаточно плотной укладки сто квадриллионов пачек по сто сторублевок в каждой понадобился бы объем, примерно равный десяти Братским водохранилищам. Точка.

   Как только Ряша все это осознал, он с ужасом понял и то, что первый регистр второй Золотой Рыбки теперь тоже был исчерпан.

   Вспыхнувшая в его голове надпись не оставила на этот счет никаких сомнений.

   Заметим, что Ряша по-прежнему сидел на стуле, обнимая аквариум.

   Он поерзал вспотевшими ногами, сглотнул кислую слюну и сипло проревел.- Мне много не надо... Сто миллионов нефальшивыми сторублевками с разными номерами! В пачках по сто штук!! В надлежащей упаковке!!! И миллион Евро сотенными купюрами!

   Ну, как теперь отказать Ряше в трезвости мышления?

   Курс наук пошел ему на пользу.

   Биомодуль в ведре дернулся, хотел спросить.- А в долларах не желаете?- но передумал, взмахнул плавниками, что любой штатный смотритель галактической сигнальной системы моментально истолковал бы как глубокий вздох или пожимание плечами. На человеческом языке это значило: "Ничего не попишешь! Желание клиента закон!"

   - Точка, - вновь обожгло Ряшу.- Второй регистр исчерпан.

   И тут же в комнате что-то ухнуло, просело, пахнуло юфтью и тяжело скрипнуло.

   Ряша, сверкая белками глаз, обернулся.

   В углу стопкой - друг на друге - лежали три роскошных чемодана из крокодиловой кожи, перетянутых ремнями.

   Бросился к ним Ряша, дрожащими руками расстегнул ремни, щелкнул золочеными замочками и откинул крышку верхнего чемодана.

   О-о-о!.. Как в сказке перед ни открылись плотные ряды тугих пачек. Некоторые сторублевки были абсолютно новенькие и в банковских упаковках, другие - уже потертые, но ведь настоящие, гознаковские. Однако особенно красивыми были плотные пачки Евро.

   Пальцы рванули одну из пачек, посыпались на пол палевые купюры, и повалился Ряша в обмороке, успев, однако, прохрипеть.- Хочу ещё одну Новую Золотую Рыбку! Ещё Биомодуль желаю! Еще!

   Только спустя полчаса Ряша благополучно очнулся.

   Чего нельзя сказать о ряде лиц, живших до поры относительно спокойно в разных краях и республиках страны. Но не будем их опрометчиво жалеть. В тот день у двух десятков крупных владельцев супермаркетов приключились инфаркты, восьмерых хозяев казино разбил инсульт, а три матерых ювелира покончили с собой.

   Если бы все они пережили удар и поделились друг с другом горем, то оказалось бы, что у них из сейфов и из-под матрацев непостижимым образом были изъяты в совокупности сто миллионов рублей, один полноценный лимон Евро плюс три новеньких аргентинских чемодана.

   Самое забавное в истории Ряши было то, что он в дальнейшем, в сущности, так и не прикоснулся как следует к своим денежным богатствам, чудесным образом свалившимся ему на голову в трех роскошных чемоданах.

   Нет, конечно, он пользовался этими деньгами - слегка сорил сотнями, иногда менял сотню-другую Евро по текущему курсу, мотовствовал, куражился, но больше от спеси, чем по существу, и в общей сложности растратил не более двухсот тысяч рублей и десятка тысченок инвалюты - по мелочам.

   В Ряше всё ещё жил интеллигентный инженер эпохи развитого Социализма.

   Чемоданы с почти не тронутым содержимым хранятся у Ряши по сей день в неприступном сейфе сделанным местным умельцем кровельщиком Мишей из ворованного материала позаимствованного им при капитальном ремонте крыши одного из соседних с Ряшиным элитных домом домов, построенных для элитно части населения Москвы и приезжих с Юга по той же улице Свободы.

   - Получше и понадёжнее будет чем даже из титанового сплава,- нахваливал своё изделие Миша, получая в качестве оплаты за выполненную работу поллитру водки "Жириновский".- Зато дешевлее.

   Чемоданы и купюры Ряша оставил у себя как память о первом Контакте и еще по одной причине, о которой гласит табличка, приклеенная к дверце сейфа с внутренней стороны.

   На табличке Ряша с нажимом вывел: "На самый черный день".

   Часа два Ряша валялся на полу, осыпая себя сторублевками, и полоумно хихикал.

   В ведре с кристально чистой водой лениво шевелила червонными плавниками Золотая Рыбка номер три.

   Ряша никак не мог сообразить, что бы такое ему отчебучить в первую очередь. Долгое время навязчиво липло желание сбегать в магазин, купить два ящика ядрицы, десяток банок тушенки, затем позвонить двум закадычным друзьям, и устроить фантастическую походную обжираловку.

   Возжелай он только - и два ящика ядрицы, тушенка и целый контейнер любых других дефицитных в былое время продуктов перенеслись бы к нему из ближайшего магазина. Да и друзей можно было доставить в сию минуту - стоило лишь дать знак Золотой Рыбке.

   Ряша обсосал эту идею и с легким сердцем отбросил ее.

   Но за ней сразу же явилась другая мысль, прозрачная, как стакан: никуда ни бежать, ни звонить не надо.

   - Нация, которая ест макароны с хлебом - НЕПОБЕДИМА!- решил он твёрдо.- Мужики и без меня не пропадут. Позовёшь. Потом вопросов не оберёшься.

   Он умнел на глазах у биомодуля: откуда-то взялись и сообразительность, и спокойная оценка ситуации.

   Ряша вздрогнул и опасливо покосился на аквариум - не расценил ли биомодуль его мысли как приказ к действию? Но все было спокойно. Мысли шли в условном наклонении, и Золотая Рыбка не реагировала.

   Далее Ряша прокрутил в голове идею сногсшибательного банкета в "Метрополе" - персон примерно на пятьдесят. Но он никак не мог решить, кого же из друзей его и жены, а так же родственников выписать на вальпургиево торжество, поэтому и с банкетом решил повременить.

   Когда днем с работы пришла жена Ряши, учительница математики Инна, дверь в мужнину комнату оказалась запертой изнутри.

   Инна долго кричала в косяк, грозила мужу, билась в дверь всем своим невысоким плотным телом, напоминала, что она больше всего не любит, когда из будней делают праздники, плакала, - но ничего не добилась.

   Она математически оценила ситуацию и поняла, что без труда не выгонишь мужа никуда.

   Поэтому Инна крепко, по-интеллигентному, выругалась, заявила, что кормить борщом лодыря и объедалу не будет, и ушла на кухню звенеть кастрюлями.

   Ряша, казалось, и не слышал всей этой бури.

   Такое поведение жены его вполне устраивало.

   Он сидел рядом с акариумом и философствовал.- Крайняя форма одиночества - это когда сам себе ставишь клизму. Хорошо быть линкором. Башню снесло, четыре осталось.

   У Ряши была всего одна головная башня, поэтому он сейчас лежал на сторублевках и блаженно мечтал.

   Когда Инне надоело стучать кастрюлями, она вернулась снова к запертой двери, и начала вторично настаивать на открытии двери и своём запуске в запертое помещение...

   В ответ оттуда раздался громкий голос мужа.- Не гони волну, дорогуша. Иди лучше отдохни, где-нибудь.

   Если бы Инна в этот час заглянула к Ряше, она, безусловно, впала бы в справедливую истерику.

   Если бы Инна заглянула...

   Увы, Инны в этот час философского созерцания уже не было ни в их квартире, ни в московском районе, где она располагалась, ни вообще на планете Земля.

   Ряша неразумно истратил на нее первый регистр третьего биомодуля, отправив по доброте душевной отдохнуть и попутешествовать, забыв при этом указать адрес, а рыбка мгновенно выполнила запрос заказчика...

   В тот день Ряша испытал смену настроений, совершенно ему не свойственных.

   Утренний шок, как мы знаем, сменился очумелостью, затем последовала потеря сознания, далее просветление перешло в эйфорическую безмятежность, потом Ряша некоторое время пребывал в растерянности, и, наконец, к вечеру его одолела элегическая задумчивость.

   Погруженный в себя, он сидел по-турецки на полу в окружении доброй сотни пачек с чаем "Три слона".

   Эо был егоочередной бзик. Он потребовал отрыбки не Липтон, не принцессу Нури, ни ещё какой либо другой модный ныне чай, а старые, добрые, неизвестные нынешнему поколению "Три слона".

   Примерно треть пачек валялись уже опустошенные (был такой грех за Ряшей - шибко любил он хороший, до черноты, чайный настой, болше похожий на чифир.

   Рядом стоял мешок с отборной астраханской воблой. И тут же красовалось громадное фаянсовое гжельское блюдо, где источали укропный аромат свежесваренные донские раки: каждый размером с башмак сорок пятого размера. И восхитительные креветки (перуанские - так захотелось Ряше). И котелок черной зернистой икры. И соленые фисташки. И нарезанный прозрачными ломтиками французский сыр "грюйер" на доске из севрского фарфора. И литовские крекеры с тмином...

   Не было только спиртного, что было весьма удивительно и необычно.

   Попивая чаек из пиалы и закусывая всем, что попадалось под руку, Ряша вспоминал былые походы, напряженно думал, перебирал варианты и разговаривал вслух сам с собой.

   - Чтобы одно очистить, нужно другое запачкать... Но, можно запачкать все, ничего не очистив.

   Мысли в светлой от съеденных продуктов голове толпились и перебивали друг друга.

   - К тому же, если оно чистое, это - не белье. Шампанское из туфельки, это Вам не водку из кирзача... Гомо бухиенс - человек пьющий. Бухо сапиенс - пьянь разумная. Все, что есть хорошего в жизни, либо незаконно, либо аморально, либо ведет к ожирению.

   В это время в аквариуме - точнее, не в аквариуме уже, а в серебряной братине, принадлежавшей когда-то Григорию Лукьяновичу Скуратову - Бельскому, более известному в истории по прозвищу Малюта Скуратов, - плавала уже Золотая Рыбка N:8.

   Внезапно в голову наполненному до краёв самодельным чифирем Ряше пришла в голову оригинальная, по его мнению, мысль.

   - А не полетать ли нам милая моя рыбешка по соседним галактикам. Чтобы там всё посмотреть и себя показать...

   - Не получится,- мгновенно отреагировал биомодуль.- Внеземные пожелания клиентов не выполняем.

   - А ты попробуй.

   - А Вы фигу из перочинного ножа сложить можете?- усмехнулась рыбка.

   Модуль был безукоризненно вежлив и обращался к Ряше, как это принято для членов королевских фамилий, исключительно на Вы с большой буквы.

   - Нет. Не могу... Ну, и причём здесь нож и фига?

   - А при том... Потому что нож для этих целей не предназначен. Вот и у нас так же. У нас все желания заложены в рамках одной строго определённой программы, хотя и с неограниченными возможностями. И это потому, что от вас землян (в этом случае модуль применял вы уже с прописной буквы) халявщиков по натуре и не такие желания поступить могут.

   - Это почему же мы халявщики?- обиделся за себя и всех землян сразу Ряша.

   - Потому что,- не стал вдаваться в разъяснения модуль, вильнул хвостом и отвернулся от Ряши.

   - Ладно, не злись... Я больше не буду. А эта просьба за желание засчитывается?- поинтересовался Ряша.- Или как?

   - Без всяких или как... Ещё как засчитывается,- модуль снова развернулся к Ряше и уставился на него.- Вы информацию от меня сейчас получили? Получили. Так вот информация нынче подороже сырокопчёной колбасы ценится. В другой раз подумайте, прежде чем просить чего.

   - Ладно. Не учи учёного. Кто кому служит? Я тебе, или ты мне?- возмутился Ряша.- А что, любые диалоги с тобой в зачёт идут?

   - Не любые. Если без формулировки личного запроса, а только справочно, могу и не засчитывать. Но формулировать нужно точно. И каждый такой запрос Вам червонец будет стоить. Буду вычитать из доставленного денежного обеспечения. Так что моё дело предупредить. Количество нас - модулей строго ограниченное.

   - Ага... Тогда скажи мне рыбонька, что такое червонец и откуда он произошел?

   - Червонец - это десять рублей,- монотонно начал вещать биомодуль.- Произошел червонец от червя. История этого слова, связанного в нашем понимании с обозначением золотой монеты или десятирублевой купюры, весьма любопытна. "Силян (остров Цейлон, сейчас Шри-Ланка) же есть пристанище индийско­го моря... а около... родится каменье драгое да червцы". -- сообщал Афанасий Никитин, совершивший в XV веке "хождение за три моря", в Индию. Червцами же звались крас­ные рубины и гранаты.

   И золото с красно­ватым оттенком давно стали называть "чер­вонным", что в славянских языках означает "красный", поскольку в прошлом из червцов-червей получали красную краску. Слу­чайно или нет, но и в других языках наблю­дается связь этих слов.

   - Ну, ты даёшь,- восхитился Ряша. Прямо энциклопедия.

   - А я и даю сведения, взятые из различных источников. В том числе и из энциклопедий. Только интегрированные. Интернетом не пользуетесь. Есть там велопедия, очень похоже...

   - Ну, если ты такая умная, то назови-ка мне, пожалуйста, город с самым коротким названием и озеро с самым длинным,- заумничал Ряша.

   - Пожалуйста,- так же вежливо ответил модуль.- В Швеции есть город А, в Коннектикуте (США) - залив под на­званием Ы и озеро Чаргогагогманчаугагогчаубунагунгамауч, что на языке индейцев означает: "Ты лови рыбу на своей стороне, а я на своей, на середину же не пустим никого".

   После такого ответа Ряша решил на время повременить с постановкой новых задач, и снова приступил к чаепитию.

   Через час ему стало очень тяжело. Теперь он выглядел как презерватив, набитый грецкими орехами.

   Ряше стало страшно и очень жалко себя.

   - Нет ничего лучше отдыха на воде. И хлебе...- простонал он.- Только бы не атония.

   Это мудрёное слово он когда-то вычитал в одной медицинской брошюре, и значало оно - тяжелейший запор, неподдающийся лечению.

   К счастью его диагноз был ошибочным, и этого не произошло.

   Тперь несколкослов от телепатированной в никуда жене Ряши.

   Время шло и часа через два Инна, непонятно каким образом, скорее всего биомодули не привыкли работать с нечёткими формулировками запросов, возвратилась из неоткуда.

   Было уже поздно. Выяснять отношения по поводу своего незапланированного отдыха она не стала, и вместе с обалделым объевшимся Ряшей направилась спать.

   В пять часов утра Инна встала с постели и пробралась в чулан. Там она жестоко отомстила своему обидчику: разбила молотком катушки от закидов, согнула о колено все его удочки, облила кислотой лески и поплавки, разрезала ножом резиновые сапоги и выбросила с балкона рюкзак. Потом она снова неслышно легла в кровать и нежно прижалась щекой к плечу мужа...

   Инна не знала только одного, что нормально жить ей оставалось не более нескольких часов.

   Муж спал не спокойно, маясь набитым высококалорийными продуктами животом.

   Утром Инна проснулась и обнаружила, что Ряша уже встал, снова заперся в своей комнате и что-то там химичит.

   Тогда она вломилась в мужнину комнату, высадив дверь с помощью монтировки, которую Ряша хранил, как память о первом своём лимузине марки "Запорожец".

   - Ты чем это здесь занимаешься, жрун болотный?! - завопила она с порога, бросаясь вперед, как под танк.

   И тут же осеклась. И застыла, словно Лотова жена. Ибо Ряша, как мы знаем, как и вчера балдел, лежа на сторублевках, как на бархатной мураве в летний день.

   - Ряша, - просипела Инна перехваченным горлом. - Откуда ЭТО у нас???

   Кто знает, то ли стенания жены успели уже надоесть Ряше, то ли взбеленила его осада двери с использованием стенобитных орудий, а, может, самолюбивую душу новоиспеченного миллионера покоробило словечко "у нас"?

   Только Ряша приподнялся на локте и ясным голосом сказал, что никогда не позволил бы себе в иных условиях.- А поди-ка, ты к ядрене фене!

   Информационный биомодуль, именуемый здесь Золотой Рыбкой N:9, провел в бездействии на нашей планете уже несколько тысячелетий, до сей поры спокойно обитая себе в водах озера Ван, поэтому понятие "ядрена феня" отсутствовало в его необъятной памяти.

   Зато биомодуль прекрасно знал о существовании в глубинах Галактики звездной системы с названием Оомгрусанта, что на русский язык можно перевести как "Ядро на пене".

   Вторая планета этой системы мало чем отличалась от Земли по условиям жизни, а то, что Ряша знать не знал об Оомгрусанте и вообще имел в виду нечто другое, было для биомодуля перегрузочной информацией.

   Поскольку желание Ряши перенести свою подругу на "Ядро на пене" обладало очень высоким потенциалом и к тому же перенос этот не мог повлечь смерти Инны и нанесения ей физического ущерба, то есть не нарушал граничных условий использования регистра биомодуля, то Золотая Рыбка незамедлительно подчинилась команде.

   Инна снова исчезла.

   В мозгу Ряши четко отпечаталось. - Вот, блин. Снова Первый регистр исчерпан. Где тонко - там рвется, где толсто - там хрюкает. Лучше бы я у этого модуля попросил Макса научить по людски разговаривать, да гулять на улице самостоятельно.

   Максом звали Ряшиного любимого ротвейлера, о котором он совершенно забыл в вихре нахлынувших на него событий и переживаний.

   Отправив жену к "Ядрёне фене" Ряша безумно испугался.

   Первым побуждением его было вернуть Инну. Он уже раскрыл рот, но тут испугался вторично.

   Ряша ужаснулся, вообразив, в каком виде может предстать Инна после посещения неведомой "ядрени фени". Вроде бы шутка совершенно абстрактная и эвфемистическая, но раз Инна отправилась ТУДА, значит, нечто такое существует на самом деле!

   Ряша вытер пот со лба и решил с возвращением жены повременить, а в качестве компенсации за её потерю заказал себе ещё чаю. Побольше и получше. И ещё один новый биомодуль. И раков с креветками. И братину для шику. И еще биомодуль. И сыр. И крекеры. И...

   Теперь Ряша разговаривал только сам с собой. Осторожно разговаривал - чтобы, не дай бог, не истолковали Золотые Рыбки его рассуждения, как ж е л а н и я.

   От такой мыслительной нагрузки Очень устал Ряша. Ведь сегодня он проснулся в шесть утра, долго боролся с изжогой, а затем уже и не прилег - всё разговаривал.

   И, наконец, пришел он к трем важным для себя выводам.

   Первый: что никакие деньги - ни миллионы, ни миллиарды, ни оклады, ни прогрессивки - ему не нужны, поскольку Золотые Рыбки и так исполнят все, что его душе угодно.

   Второй: что он в любой момент может вернуть Инну, приказав биомодулю доставить ее в п р е ж н е м в и д е, но, собственно, с этим спешить не надо: Ничто нельзя иметь дважды, потому что ничто не бывает точно таким, как в прошлый раз.

   Что пока требуется заняться собой.

   Эта идея - заняться собой - и была третьим главным его выводом.

   Лучший способ избавиться от искушения - это поддаться ему... И начал Ряша д е й с т в о в а т ь.

   Ряша осторожно испросил у восьмого биомодуля, сколько всего на Земле Золотых Рыбок. Оказалось, исходное число - 1370 штук: галактический стандарт для обитаемых планет земного типа - один биомодуль на миллион кубических километров гидросферы.

   У Ряши даже дух захватило: Почти полторы тысячи волшебных палочек - вот уж развернусь!

   Следующим ходом он заказал себе безупречное здоровье. И... тут же мешком рухнул на пол - словно невидимый великан прихлопнул его, как муху.

   Ряшу бросило в жар, потом в холод, невыносимая боль разорвала внутренности, пульс зашкалил, из носа хлынула кровь, отнялись ноги, потом руки, агония выгнула тело колесом, в голове взорвалась сверхновая.

   Ряше казалось, что по нему промчался товарный состав, потом пронеслась танковая дивизия, потом, не спеша, прогрохотала вереница дорожных катков.

   Он хотел было заорать.- За что?!

   Но последним сгустком воли он отогнал катастрофический вопрос - т р е т и й вопрос для данного биомодуля, - который, конечно же, закрыл бы перед ним дорогу в будущее. Вместо этого Ряша, захлебываясь густой ядовито-горькой желчью, пробулькал.- Давай, Ивасючка, Новый биомодуль!

   Он очнулся в невообразимой позе на полу. Над ним клубился, истаивая, смрад.

   - Мужчина всегда должен быть слегка неряшлив!- почему-то вспомнилось ему.- Или ширинка расстегнута, или рукав в говне!

   Ряша прислушался к себе - ничего не болело, в мышцах переливалась чистая энергия. Голова была ясной и свежей; организм работал как кварцевые часы. Говна на рукаве тоже не было. Его переполняло ощущение счастья и вечности.

   - Что это было? - спросил он, пораженный.

   - Функциональная перестройка организма,- ответил биомодуль огненным текстом. - Пурификация ауры. Наладка иммунной системы. Канцеродиализ. Бактериальный и вирусный дренаж. А тряхнуло так, потому что голодать по пол месяцу не нужно.

   - Ясно, что ничего не ясно,- сказал бывший главный инженер Газпрома Ряша.

   Потом Ряша долго ожидал, что новый удар свалит его с ног, опять набросится жуткая сила и примется терзать. Но ничего такого не случилось. Перестройка генетической программы и запуск нейронной реабилитации проходят совершенно неощутимо.

   Уверившись в успехе, он целый час плескался в ванной, наслаждаясь жизненными токами в клетках тела.

   Из ванной он вышел, насвистывая, и переоделся во всё чистое. Подошел к братине, играя мускулами, подмигнул биомодулю и раздельно произнес.- Больше голодать не будем, потому как Бес-смер-ти-е.

   В девять утра следующего дня Ряша с помощью очередного биомодуля обеспечил себя нестарением. Он посчитал, что 35 лет - оптимальный возраст для вечной жизни. Дальновидный человек! А ведь известно, что миф об Эндемионе не был ему знаком.

   Да, великая вещь - бессмертие! Оно настраивает мысли на совершенно иной лад. Малое делает великим, великое - малым, совершенное - примитивным, затягивает память дымкой.

   Между тем бедная Инна, промчавшись в пространстве и времени, словно ведьма на помеле, ужасно растерялась, очутившись на берегу изумрудного океана под сенью фиолетовых деревьев с плоскими зонтичными кронами.

   Много часов она шла по рыжему песчаному пляжу, надеясь отыскать людей, жилье или хоть какие-нибудь приметы цивилизации. В воздухе пахло клопами и уксусом.

   Наконец на изгибе берега она увидела фигуру человека и бросилась бегом навстречу. А, приблизившись, пронзительно завопила и столь же стремительно, не помня себя, помчалась прочь. Человек был впряжен в некое подобие телеги на санях.

   У него был совершенно лысый Шишковатый череп, двупалые клешне видные кисти рук, прозрачный живот, в котором виднелись омерзительные сине-бурые кишки, и три глаза. Единственное, что напоминало здесь о Земле, - это третий глаз на лбу у чудовища.

   Он горел чистым зеленым светом, как огонек в глазах инспектора Гороно во время очередной проверки.

   Однако неизбежно должно было настать время - и оно настало на седьмой день обладания Золотыми Рыбками - когда Ряша всерьез задумался над проблемой пищи и вследствие этого - над проблемой исчерпаемости биомодулей.

   Первую неделю Ряша объедался всласть. Он рубал омаров в майонезе и утку по-пекински. Пожрал подряд с небольшими интервалами: кебаб по-мароккански из индюшки в имбирном сиропе, грибную запеканку "вандомуа", мусс из устриц, окорок в апельсиновом желе с грецкими орехами, пиццу "Маргарита", карибский суп "каллалу" из корней таро, паровую летучую рыбу с барбадосскими "ку-ку" из либерийской окры, голландский угоревый суп, сицилийские сладости "франгипани", албанское блюдо "радость пастуха" из картошки с темно-зеленым македонским медом, шахский плов, заготовленный по рецепту знаменитого персидского кулинара Надира, тунисскую "чак-чуку", индонезийскую "розовую зарю" - блюдо из креветок с рисом, помидорами, паприкой и бананами, подаваемое на пальмовом листе, гавайскую ананасовую "амброзию", гаитянский десерт "секрет зомби" из авокадо...

   И вот ведь что самое главное: Живот у него не болел, и кишечник работал нормально - ВЕЧНОЕ здоровье как-никак.

   Словом, Ряша побил рекорд по обжорству, занесенный в знаменитую книгу Гиннеса, и даже перещеголял феноменального калифорнийца Эдди "Бозо" Миллера - бармена из города Окленда, - чемпиона жратвы, поглощающего ежедневно 25 тысяч калорий в виде полутора десятков яиц, гор блинчиков, бифштексов, цыплят, ростбифов, ломтей телятины, сэндвичей с сыром, пластов бекона, связок сосисок, супов, салатов и прочего, прочего, прочего...

   И вдруг Ряша остановился.

   Он остановился, став на тридцать килограммов толще, на восемьдесят биомодулей беднее и на семь дней мудрее.

   Ряша осознал, насколько непроизводительно он тратит Золотых Рыбок. Было бы их бесконечное множество - тогда все можно. Или если бы у каждой было неограниченное количество регистров - тоже никаких забот! Но ведь Ряша, поумнев - а умнел он поразительно быстро, подсчитал: в его распоряжении 2581 желание, при том условии, что третий регистр каждой очередной Золотой Рыбки тратится на вызов следующего биомодуля.

   - Сие неразумно! - огорчился Ряша.- Пожру всех рыб - и что тогда?

   Весь восьмой день своей новой жизни Ряша ничего не желал, а только думал.

   Думал он и девятый, и десятый дни. А потом хрустнул костяшками пальцев и начал действовать: Оставил старое жильё и вселился в кооператив "Гигант". Оборудовал новую квартиру всем необходимым для вечной жизни.

   Он обзавелся машинами и подземной автодорожной сетью. Заставил бесчисленные книжные полки и стеллажи лучшими изданиями мировой литературы и видеокассетами. Набил восемнадцать холодильников всевозможными яствами.

   Он также решил Проблему женщин с помощью анабиоза. Наконец построил дачу с бассейном и перенес туда всех биомодулей планеты.

   Решив все эти задачи, Ряша облегченно вздохнул.

   Кто-то создал мир за шесть дней. Ряше, чтобы соорудить собственный мир, потребовалось ровно в два раза больше времени. Но зато он был и во много раз счастливее. К услугам Ряши были все блага населенной планеты Земля - с ее разными государствами, находящимися на разных ступенях технологического прогресса, - и все возможности галактической цивилизации, неразумно внедрившей на ноосферы планеты биомодулей с безотказной программой.

   Вечером двенадцатого дня Ряша возлежал в гостевой спальне на роскошном, ручной работы, диване "Виндзор" фирмы "Весли-Бэррелл", обитом котсуолдским бароканом "Сандерсон", и блаженно улыбался.

   Вроде бы все он предусмотрел. Кухни оснащены по последнему слову техники - ВЧ плитами и УФ кондиционерами.

   Кореянка Пак Ын, выходящая из анабиоза по субботам, - прекрасная кулинарка и готовит потрясающие блюда.

   Комнаты обогреваются, помимо центрального отопления, еще и средневековыми "качельофенами" и древесно-угольными передвижными печами "ВЕЗО", новейшим достижением западногерманского дизайна.

   В ванных - душевые "Белгравия" с программным управлением - лучшее, на что способна прославленная английская фирма "Долфин". Гардеробные ломятся от одежды - отборные костюмы фабрики "Большевичка", пиджаки "Харрис Твид" производства "Хартингтон хаус", лучшие в мире батники "Гайд-парк" из серии "Оксфорд" призовой мануфактуры.

   Там же были бережно уложены старая тельняшка, брезентовые штаны, болотные сапоги со стертыми подошвами, заношенная до дыр ковбойка в красную клетку и телогрейка. Эти шмотки он берёг специально для парадных выходов в свет: настоящий миллиардер должен обязательно выделяться неброской одежонкой.

   - Лэндс энд-... Скрытые колонки пели сладким голосом Джона Мак-Кормака - тенора первой половины века, почитаемого Ряшей выше всех. Песня была из любимейших: "Благослови этот дом".

   И все же какой-то червь точил душу Ряши. Чем-то он был не удовлетворен. Что-то его подспудно угнетало.

   Мак-Кормак закончил петь. Едва слышно защелкала поисковая система, выбирая новую кассету из десятков тысяч, составляющих новую Ряшину фонотеку.

   На этот раз комплекс "Пионер", снабженный по прихоти хозяина - генератором случайных чисел, остановился на Диане Росс и группе "Сьюпримс".

   Послышалась песня "Ain't No Mountain High Enough", что Ряша автоматически (хотя и не совсем точно) перевел как "Нет горы, на которую нельзя было бы забраться. Нет реки, в которой нельзя обмочиться".

   И... тут его осенило. Пища! Вот что мучило Ряшу на окраине сознания. Он представил себе горы продуктов и готовых замороженных блюд, хранящихся в холодильниках, представил, что рано или поздно и они кончатся, а тогда нужно будет снова просить у Золотых Рыбок еду, потом еще и еще... Для вечной жизни нужен вечный источник продуктов, а где его взять?

   А чем он будет питаться, когда Золотые Рыбки иссякнут? А сотни новых желаний, будоражащих его воображение?

   Однако права была Диана Росс: нет недостижимых вершин!

   Ряша вышел из тупика. Он вспомнил, что в первом этаже кооператива "Гигант" расположился фондовый продуктовый распределитель для пенсионеров дегустаторов.

   Ветераны изящного вкуса - люди пожилые и истощенные многолетним поглощением высококачественных продуктов - имели на руках особые карточки, по которым получали лучшее из того, что они вкушали в былые годы по долгу службы.

   Дегустаторов можно понять. Более того, они должны вызывать только сочувствие: желудки их, изнеженные профессионализмом, к старости наотрез отказываются принимать обиходные продукты популярного ассортимента - таков уж фатальный перст ремесла!

   Поэтому фондовый распределитель снабжался отменно и сердобольно: карточки отоваривались сервелатами, салями, икрой той и другой, постной бужениной, шейками копчеными и раковыми, исландской сельдью в винном соусе, крабами, осетровыми балыками, артишоками, швейцарскими твердыми и финскими плавлеными сырами, вологодским маслом, тортами "Полет" и "Птичье молоко", нежной телятиной, языковой колбасой, конфетами из города Куйбышева, а также рыбой нототенией и простипомой, на которую еще 20 лет назад никто и смотреть бы не стал, и которая нынче ценится знатоками наравне с окской стерлядью.

   Итак, стоило Ряше только мигнуть, как он тут же услышал тяжелый глухой удар - это в соседнем кабинете плюхнулся на стол работы мастера Томаса Чиппендейла пухлый тюк, набитый дегустационными карточками.

   Поразмышляв еще несколько минут, Ряша организовал ежедневное поступление заказов из распределителя с утренней и вечерней доставкой на дом. Карточками он был обеспечен на ближайшую четверть века.

   - Что делать дальше будем, посмотрим!- беззаботно зевнул Ряша и отправился почивать в будуар.

   Из прихожей разнесся перезвон электронного глокеншпиля. Колокольчики сыграли первые такты "Думки" Чайковского - это означало, что за дверью стоял кто-то незнакомый.

   Ряша нажал на клавишу видео - экран у изголовья ложа засветился, и на нем появилось улыбающееся полное лицо мужчины лет пятидесяти. Улыбка была подобострастная, но в то же время и такая, что любой понял бы: этот человек улыбается лишь пяти пенсионерам - дегустаторам в мире, и эти пенсионеры по улицам пешком не разгуливают: возраст.

   Ряша поднялся, прошел в прихожую и лично открыл дверь.

   - Позвольте представиться,- сказал полный мужчина. - Сидор Ипатьевич Дупин, администратор распределителя для ветеранов тонкого вкуса. По случаю первого заказа и ради знакомства решил зайти персонально. Куда поставить?

   В руках администратор держал огромную бамбуковую корзину, наполненную разноцветными бумажными свертками.

   Из верхнего пакета, расчетливо приоткрытого, высовывалась аппетитная голова целиком зажаренного поросенка с луковыми перьями во рту.

   Насладившись картиной собственного всемогущества, Ряша отдал мысленный приказ. Из сумрака коридора выплыл кибернетический Дживз и царственно протянул манипулятор.

   Администратор ошалел. За десятилетия служения дегустации он видел многое, но такое - никогда. Снедь выпала из его рук.

   Робот молниеносно среагировал, подхватив корзину в сантиметре от пола и, не теряя достоинства, удалился.

   - Готов служить, Ряша Петрович! - выпалил Сидор Ипатьевич, вытянувшись в струну.- Извольте не беспокоиться, по воскресеньям и праздничным дням гарантируются гурман заказы. Ко дням вашего тезоименитства и того паче: специалитет!

   - Большое спасибо, дружище, - вежливо сказал Ряша, даже не поинтересовавшись откуда тот знает его имя и отчество.- Жду вас завтра на партию в гольф. А сейчас - спокойной ночи!

   Забегая вперед, скажем: примерно год Ряша ел и пил, как бухарский эмир, а потом понял, в чем слабое место его трофической системы: Через двадцать пять лет карточки всё равно кончатся, а распределитель могут закрыть и того раньше: например, по причине полного исчезновения нототении, а тем более простипомы и бельдюги, в антарктических и субантарктических водах в результате экологического дисбаланса.

   И Ряша, наконец, додумался до желания, с которого надо было начинать: использовав регистр Золотой Рыбки N:1009, он установил у себя в Малахитовой кухне рог изобилия, а на полу разостлал скатерть самобранку.

   Беззвучно отсчитывали время точнейшие электронные часы - настольные, настенные, напольные, - размещенные в многочисленных комнатах Ряшиного палаццо на восьмом этаже кооператива "Гигант".

   Здесь тикали и показывали себя во всей своей часовой красе приборы измерения времени из фирм Луи Вильям Габю, TAG Heuer, Longines, Maurice Lacroix, Omega, Christian Bernard, Auguste Reymond, Raymond WeilRadoPerreletOrisEternaRoamerLouis ErardTissotCertina Philppe du bolsArmand NicoletLouis ErardMoschinoRoberto CavalletElini и многие другие.

   Минуты складывались в часы. Часы он знал, ценил и любил.

   Часов было так много, потому что он когда-то работал начальником отдела персептивных часов в столичном НИИчаспроме.

   Он точно знал, что первые часы, работающие от энергии пружины, и устройство для завода пружины в часах были изобретены в 1470 году, а начало производства портативных часов случилось в 1480 - 1511годы, что первые карманные часы изготовил мастер из Нюренберга Питер Хенлейн, что сначала в них наличествовала всего лишь одна стрелка, и показывали они приблизительное время, что корпус этих часов был выполнен из позолоченной латуни и имел форму яйца, очевидно, потому и получили они название - "Нюренбергское яйцо", что другие часовые мастера начали делать часы по образу и подобию первых. Процесс пошёл - яйца множились!

   Утро, день, вечер и ночь, суммируясь, давали в итоге отрицательную величину: "сутки прочь". Недели рождались по понедельникам и умирали по воскресеньям.

   Ничто не могло повлиять на невозвратный ход той странной жестко-детерминированной субстанции, которую люди назвали Время.

   Спустя месяц после того памятного дня, когда Ряша впервые накрыл ведром удачи Золотую Рыбку своей судьбы, он с безысходной отчетливостью понял, что ему постоянно чего-то не хватает. Казалось, у него было все, что только может пожелать бессмертный нестареющий тридцатипятилетний обитатель планеты Земля мужского пола, и, тем не менее, какой-то бес, сидевший глубоко в Ряше, то и дело нашептывал ему неутоленные соблазны и поддерживал жаркое горение ненасытного костра неудовлетворенности.

   Пленники - биомодули, заключенные в роскошную темницу мраморного бассейна на Ряшиной даче, что высилась за неприступным железобетонным забором с колючей проволокой в одной из деревень Тверской области, по очереди уходили в небытие, положив три безразмерных регистра своей информационной емкости на алтарь Ряшиных желаний. Число Золотых Рыбок неуклонно таяло.

   Как-то вечером во время прогулки Ряша в очередной раз задумался над проблемой развлечений и заказал себе собственную валюту, такую же твёрдую, как Евро и баксы, но более приятную на ощупь.

   Модули тут же выплюнули из пространства запрошенные купюры.

   Ряша взял их в руки и долго рассматривал.

   - Вроде бы неплохо получилось. Личность похожа на натюрель. Zakroma of RODINA - Годится. НЕ ZABUDEM OB AMERICA - Шрифты спутаны - не годится. Один Ряша, или одна Ряша? Ага... ODNA Y.E.- рассуждал он.- Нет, не то. Скромнее нужно быть. Не поймёт мировая общественность. Скажет, запросы будь здоров, а с грамотностью слабовато.

   Купюры тут же пропали.

   Давай пробуй, что ни будь поинтереснее.

   Перед ним тут же появилась целая куча новых купюр.

   На одной из них заказчик был изображен в своей любимой походной шляпе с сигаретой и морда лося с громадными рогами.

   - Классс! - восхитился Ряша.- И номинал нормальный. Двадцать Ряш. Это и не очень вызывающе, но и не мелочь какая.

   Мордуленция на денежке была действительно очень фотогенична.

   - Чем шире физиономии, тем теснее наши ряды,- проскандировал довольный заказчик.

   На другой купюре достоинством в один Ряш был напечатан мужик, смотрящий на мир через бинокль.

   - Красота,- ещё больше восхитился Ряша.

   Ряша ещё несколько минут перебирал предложенную рыбкой валюту и любовался собственным изображением в шляпе. Но, в конце концов, всё-таки решил отказаться от валютных операций.

   - Дело тонкое, потому, как дело хитрое,- рассудил он.- Заметут и не заметят. Не каждому дано то, что дано не каждому. Осторожность лучшая часть смелости.

   Рыбка не возражала, и деньги мгновенно растворились в пространстве.

   Теперь Ряша решил заказать себе невидимость, а также способность видеть сквозь стены.

   Отныне, гуляя по улицам Москвы, Ряша мог беспрепятственно наблюдать, что делается в квартирах.

   Люди приходили с работы, ели помидоры, рыбу, котлеты, пироги, смотрели телевизор, ругались с женами, дарили женам цветы, читали книги и "Вечернюю Москву", решали кроссворды, ласкали и пороли детей, играли в карты, пили соки, клеили обои, мыли полы, пили лимонад, строгали доски, кормили аквариумных рыбок, рассказывали анекдоты, спорили о жизни, , считали долги и деньги, собирали модели самолетов и парусников, переставляли мебель, пили чай и кефир, раздевались до белья и догола, принимали душ, мылись с мочалкой, ложились спать и по-разному занимались любовью.

   Это было захватывающе интересно.

   Впоследствии Ряша прибавил к своим многочисленным талантам способность проходить сквозь стены, а еще позже испросил у Золотой Рыбки номер такой-то дар телезрения.

   Телезрение - это хрустальный розовый шар, в котором Ряша, не выходя из квартиры, мог видеть по своему желанию все, что происходит в данный момент в любой точке планеты Земля.

   Научился Ряша и телекинезу. Он теперь мог на любом расстоянии перемещать любые предметы.

   Когда Ряша додумался до идеи телекинеза, он тут же горько пожалел о сотнях растраченных впустую желаний.

   Множество бесценных регистров биомодулей было использовано напрасно. Стоило Ряше заказать телекинез первой или второй Золотой Рыбке, и он с самого начала получил бы доступ к любым заграничным и отечественным материальным благам, не тратя на еду, одежду, книги, мебель, машины и прочее несравненную емкость информационного поля.

   Однажды Ряша мчался в новеньком БМВ (свою старенькую любимую четвёрку он бережно хранил в ракушке) по своей новой только что проложенной подземной трассе Тула - Тамбов - Турки - Татищево.

   Это была не просто прогулка. Один тип в Татищеве предложил ему коллекцию новгородских икон XVI века и пару роёв великолепных пчёл.

   Конечно, Ряша мог бы просто телекинировать иконы к себе домой, тем самым, наказав презренного спекулянта и ввергнув его в пучину тоски по пропавшим ценностям и ужаса перед сверхъестественным.

   Это было бы просто.

   Но телекинироваать пчел?

   Что получилось бы из этого желания, Ряша представить себе не мог.

   Ряша всё время помнил про пчёл мутантов.

   Пчёлы - мутанты были выведены искусственно учёными Бразилии в 1956 году путём скрещивания обычных пчёл с осами. В результате невиданные в природе твари стали собирать больше мёда и оказались более устойчивыми к её капризам. Но одновременно с этим они приобрели невиданную до этого у пчёл агрессивность. С одинаковой лёгкостью пчёлы - мутанты могут закусать до смерти коня, быка или человека. Остановить их от этого не мог никто. Однажды вырвавшиеся на свободу, безжалостные мутанты стали быстро расселяться по Америке и Мексике, наводя ужас на всё живое.

   Учёные всего мира долго бились над возникшей проблемой, но пока так и не смогли придумать ничего сколь ни будь эффективного, что могло бы снизить численность этих летучих монстров и предотвратить их дальнейшее расселение по планете.

   Поэтому сейчас он спешил в Татищево, чтобы без всякой мистики обменять иконы и пчелок на два небольших слитка золота.

   Внезапно впереди, в мягко освещенном пространстве туннеля, вспыхнула фара, и раздался нарастающий грохот мотора.

   У Ряши волосы поднялись дыбом.

   В его туннеле - в его собственном туннеле, не известном никому из землян, - кто-то несся на мотоцикле. Фара металась над полотном трассы, как будто мотоциклист был не в себе: его бросало из стороны в сторону.

   Ряша в ужасе затормозил и прижал БМВ к стене туннеля.

   Мимо - всего в полуметре от машины - проскочил многосильный японский мотоцикл "Хонда", сверкающий хромированными частями. За рулем сидел мужчина в кожаной куртке и в кожаных брюках, который был чем-то знаком Ряше. Хотя верхняя часть лица скрывалась под забралом мотоциклетного шлема, тем не менее, различить черты удалось. Необъяснимо, но получалось так, что "Хонду" вел... тоже Ряша. Или его двойник. Или близнец. Или сам черт в образе Ряши.

   Событие так напугало Ряшу, что он развернул машину и возвратился в Москву.

   Именно с того дня он начал заикаться, и сей логопедический дефект будет сопровождать Ряшу всю его вечную жизнь.

   Что касается икон, то их пришлось доставить домой с помощью телекинеза, так как, не дождавшись клиента, спекулянт антиквариатом был весь искусан голодными пчёлами и с горя и боли утопился в реке Вобля.

   Что делать?

   Вернувшись в свою многомерную квартиру, Ряша сделал несколько дыхательных упражнений, уселся на мате в гимнастическом зале, принял позу лотоса и начал размышлять.

   - Боже мой!- вдруг блеснула мысль.- Если я могу перемещать предметы на любые расстояния, то почему бы мне не перемещать самого себя? Как же я раньше не догадался, остолоп?

   От телекинеза (то есть мысленного управления мертвым веществом) до телепортации (мгновенной переброски в пространстве белковых тел) действительно всего лишь один шаг. Галактическая цивилизация сделала его уже очень давно, а Ряша - после того, как перепортил много сотен биомодулей.

   Зато теперь он стал властителем пространства, забросил подземные трассы и начал путешествовать. Ряша давно знал, что его с детства невыразимо преследовала тяга к перемене мест. Поэтому он каждый год ходил в походы со своими друзьями.

   Но только теперь, наконец-то, он получил средство для полного удовлетворения мечты мотаться по всему свету, а не только по таёжным дебрям, до поры укрывавшейся в глубоких тайниках бессознательного.

   Ах, какая райская планета - наша Земля! Особенно при условии, что до любого города, села, деревни, до любой пустыни и горной вершины, до любого моря и океана, до любого климатического пояса и зоогеографической зоны - рукой подать.

   Ряша неожиданно появлялся, наслаждался достопримеча тельностями и вновь исчезал в Свердловске и Париже, в Мурманске и новозеландском Окленде, во Владивостоке и Тиране, в Одессе и на полуострове Лабрадор, в Малаховке и на Гималаях.

   Утром он купался в Тихом океане на Гавайях, потом загорал на Багамских островах, завтракал в Лондоне, любуясь Вестминстером, в полдень осматривал римский Колизей, бродил по Мамонтовой пещере в американском штате Кентукки, обедал в Магадане, созерцая солнечные блики на воде бухты Нагаево, далее катался на тростниковых лодках "тоторах" по озеру Титикака, гулял по Красноярскому заповеднику "Столбы", участвовал в сафари в замбийском национальном парке Кафуэ, разъезжал на электромобиле по "Диснейленду" в Калифорнии, в шесть часов вечера рассматривал игру кукольных часов на здании театра Образцова в Москве, потом слушал первый акт какой-нибудь оперы в миланском "Ла Скала", любовался закатом в Дубровнике на Адриатике, играл на тотализаторе на ипподроме в Буэнос-Айресе, играл в нарды в Александрии, на набережной Средиземного моря близ дворца Расэт-Тин, играл в карты в городе Рино (штат Калифорния, США), пил кока-колу в Мехико, в злачном районе Ацкапоцалько, пил томатный фриз в ночном клубе в Стамбуле, на мысе Сарай, близ памятника Ататюрку, наконец, возвращался к себе домой, выпивал в санаторном зале стакан липового чая и ложился спать в будуаре, включив аппарат реабилитационного сна.

   Разумеется, в каждой точке своих путешествий Ряша появлялся в новом костюме - соответствующем местным правилам хорошего тона, сезону и погоде.

   Как же Ряша общался с жителями разных стран и континентов?

   Очень просто. С помощью биомодулей он активировал в своем мозгу блок телепатии - крохотный орган, существующий в голове каждого человека, но пока бездействующий, поскольку эволюция включит его у всех нас лишь через двести лет, - и поэтому мог говорить с любым человеком Земли на его родном языке и с приличествующим акцентом. Нужные слова и понятия Ряша просто-напросто читал в сознании собеседника.

   Телепатия была великим достижением Ряши. Она давала ему возможность без труда побеждать сердца женщин, усваивать с блеском манеры любого общества, в любой этнической группе, и к тому же решала проблему эрудиции. Ряше не нужно было держать в памяти сотни прочитанных книг и знания из разных областей науки. Он поддерживал любую дискуссию, черпая из мозга оппонента необходимые сведения и дополняя их аргументами, заимствованными из сознания находящихся рядом сторонников и противников.

   По той же причине Ряша не ударил в грязь лицом, когда посетил раут у английской королевы Елизаветы II.

   Там он блистал остроумием и великолепным знанием английского языка, безмятежно загребая мысли из головы стоявшего в отдалении Чарлза Перси Сноу, благодаря чему поразил всех гостей и самое королеву, которые принимали его за нового пресс-атташе посольства Бельгии.

   Одним словом, Ряша стал обладателем всех возможных теле свойств, которые только позволяет познанная и не познанная еще на Земле биоэнергетика. Он стал "телеантропом".

   В Галактике таких существ великое множество - разнообразными способностями обладают представители всех цивилизаций, достигших ступени Космической Гармонии.

   В переводе с галактического языка на древнюю латынь этот вид разума именуется "телегомосапиенс мирабилис".

   Однако Ряше было еще очень далеко до ступени Космической Гармонии. Он не вступил даже на первую ступеньку лестницы, ведущей к Планетарному Единству.

   Такой вид разума в Галактике тоже встречается - правда, редко. Он носит название "телеантропос вульгарис".

   А потом Ряше все наскучило. Надоели Гавайи, надоел Магадан, надоели казино и ипподромы, бурлески и двусмысленные массажные салоны. Обрыдли рауты у королевы Великобритании и суаре у Натальи Ильиничны Черняк, более известной как Натали Саррот.

   Ряша послал к черту светскую жизнь и зажил отшельником в своем деревенском доме в Тверской области.

   Как-никак, а телепатическое общение и интеллектуальное воровство (увы, нам приходится применить этот термин, ибо он справедлив) требуют колоссального расхода нервной энергии и гиперинтенсивного натрий калиевого обмена на мембранах клеток, составляющих телепатический отдел мозга.

   Итак, Ряша отдыхал: разбирал старый деревянный сарай, копал тёплые грядки, а иногда нечего делать беседовал с биомодулями, прекрасно осознавая, что каждый вопрос исчерпывает регистр информационного поля.

   В ходе этих бесед он узнал много интересного о Галактике, об иных мирах, о бесчисленных цивилизациях Вселенной, но пока не делал выводов из полученных знаний.

   Он не представлял, что нового может предложить ему Галактика, чего он не нашел бы на Земле. В конце концов, все цивилизации Вселенной - гуманоидные. Как совершенно точно Ряшу информировали биомодули, других нет и быть не может.

   Человек играет со временем. Время играет с человеком.

   Наконец после месяца затворничества Ряша вдруг вспомнил, что отправил куда-то на отдых свою любимую супругу. Он тут же приказал безотказной Золотой рыбке вернуть её назад домой.

   Когда возврат совершился, он долго обнимал и целовал ничего не понимающую Инну, которая сразу же по возвращении домой не могла вспомнить о том, где была, и что делала. И снова вышел в люди.

   - Путешествие в основном состоит из перемещения из места, где смертельно скучно, туда, где совершенно нечего делать. Имею я право этого не иметь? Имею! Жизнь прекрасна!

   Только это мало кто знает,- заявил он своим друзьям.- Правда, действительность всё время убеждает нас в обратном.

   На вопрос о том, как он себя теперь чувствует и на что собирается жить, Ряша отвечал.- В молодости уставшим чувствуешь себя значительно лучше, чем в старости отдохнувшим. Не боись! Как говорил Нерон.- Прокормимся ремеслишком.

   За окнами шумел жизнью новый двадцать первый век.

  

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!