О смехе и жизни

О смехе и жизни

 О смехе нужно писать интересно,         
 либо не писать вообще! 
                                                                                                                                   Л.В. Карасев
    По природе свой я был всю свою жизнь довольно смешлив. 
   Я веселый человек! 
   Я люблю юмористические журналы, остроумную карикатуру и крепко просоленный, как голландская селедка, анекдот; бываю в театре легкой комедии и даже не прочь заглянуть в кинематограф: там тоже изредка показывают не лишенные юмора вещицы. 
 В годы юности я смеялся почти без видимых причин, но с годами это свойство постепенно ослабевало, а затем и вовсе куда-то пропало. 
 Смех, спасительный, как антибиотик, возникал во мне всё реже и всё осторожнее. 
 Могу признаться, что из всех своих жизненных потерь я сильнее всего ощущаю именно уплощение эмоций и смеховую атрофию, неспособность к безудержному, всепоглощающему веселью.
Постепенно я пришел к убеждению что, когда наступает такая атрофия, начинается пора, во время которой в человеке перегорает бесценная часть его сознания, повисая в организме безжизненной тряпкой, как сожжённые электрические провода.
Теперь я всё чаще вспоминаю, как смеялся в молодости со своими милыми друзьями, как буквально утопал в чудовищном смехе, погружаясь в него по макушку, чуть не погибал в нём, а когда всплывал из пучины всхлипов, то был обессилен и скрючен, но счастлив до изумления.
   Шмели смеха просверливали во мне в те времена сквозные дырки, через которые в душу проникал упоительный ветер свободы, который гулял и распахивал, как форточки, каждую клетку организма.
  Всякий день в те времена гудел вокруг   праздничными колоколами, не давая передышки, обещая всё новые и новые удачи, и откровения. Но с годами колокола эти звучали всё глуше и глуше. 
   Я заметил, что теперь постаревшие одновременно со мной, друзья тоже смеялись всё реже и реже, да и встречаться они стали друг с другом тоже реже, от случая к случаю.
  И всё-таки смех сопровождает человека в течение всего времени его жизни. 
  Смех следит за временем, он измеряет время нашей жизни. 
  Смех тянет человека в будущее, ибо знает, что оно возможно и осуществимо. 
   Смех – это всегда радость и свет. 
  Помните «ЗАКЛЯТИЕ СМЕХОМ» неподражаемого Велимира Хлебникова, написанное им в далёком 1908 году? 
О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно,
О, засмейтесь усмеяльно!
О, рассмешищ надсмеяльных - смех усмейных смехачий!
О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных смеячей!
Смейево, смейево!
Усмей, осмей, смешики, смешики!
Смеюнчики, смеюнчики.
О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
 
Природа смеха многофакторна. Она зависит от среды обитания и от окружения человека. От его воспитания и мироощущения. Мы не можем понять над чем буквально умирают от смеха иностранцы, а те слушают с кислой миной на лице великолепные с нашей точки зрения анекдоты и интермедии.
Смех... Странный феномен, присущий только человеку и незнакомый остальному животному миру. Животное знает слезы, но не знает смеха.
Ведь со дня возникновения христианства, смех - признак человеческого: «человек есть животное мыслящее, смертное и способное смеяться». 
Максим Горький писал: «…смеется – значит, не скот», - что лишний раз подтверждает уже сказанное. 
Один художник нарисовал смеющуюся корову, чем вызвал удивление и негодование публики.
- Ну, где вы видели, чтобы корова смеялась?
Что ж, подойдя к делу по-научному, признаем, что коровы действительно не смеются. Более того, не смеются и самые близкие к нам животные — человекообразные обезьяны. 
Голли¬вудская же улыбка макаки резус, которая длительное время приводила ученых в заблуждение, — не что иное, как гримаса агрессии.
Мне, например, абсолютно ясно, почему не наделены смехом и чувством юмора животные.
Над чем смеяться, к примеру, павиану? Над голой красной задницей своего сородича, так и у него самого задница точно такая же? Смеяться над гнилым бананом, который тот только что проглотил?  Так и он сам съел вместе с ним точно такой же. 
Другое дело человек. 
На одном одеты рваные джинсы по моде, а на другом согласно всё той же моде кружевные до колен панталоны. Оба смотрят друг на друга и хохочут, так как не могут понять, как можно носить другую столь не модную и смешную с их точки зрения одежду. Или один повесил себе на губу серёжку, второй - на пупок колокольчик, а третий, простите за выражение, проткнул кожу детородного органа английской булавкой. Все трое довольны и всем троим весело и смешно.
   Возьмем ещё один элементарный случай смешного: человек поскользнулся на арбузной корке и упал, а другой засмеялся.
   Будет ли смеяться в этом случае орангутанг или павиан? Да ни в коем случае, они даже не обратят внимания на такую мелочь жизни.
   Так, может, человек стал человеком не только потому, что начал трудиться и разговаривать, но и потому, что в один прекрасный день взял и расхохотался?
  Только что его так рассмешило?
Версия первая: Впервые человек рассмеялся с горя, и ему сразу стало легче. 
У животных же нет такой необходимости — у них в естественных условиях никогда не бывает стресса. 
Почему? Да потому что они живут минутой. У них и горе короткое, и печаль мимолетна. 
Бежит заяц от волка - в этот момент ему плохо, страшно. А вот убежал, спрятался в норку, отдышался - тут ему уже все нипочем. И никаких комплексов неполноценности или леденящих душу воспоминаний. 
Мы же свои неприятности мысленно растягиваем на недели, по сто раз прокручиваем в голове, а еще прибавляем к ним заблаговременные, превентивные, так сказать, переживания — как же тут без стресса?
Когда первобытные люди качали страдать от стрессов, им, чтобы выжить, пришлось изобрести своеобразный переключатель с отрицательных эмоций на положительные. Таким переключателем и стал смех. 
    Это было великое изобретение. 
И как всегда бывает, первый хохотун понятия не имел о тех последствиях, к которым приведет его открытие. По всему получается, что смех — это великолепный «ластик» для отрицательных эмоций. 
Эксперименты показывают, что человек с улыбкой на устах легче переносит физическую боль, чем человек с гримасой страдания.  
Уже утвердилась в учебниках психологическая теория обратной связи: нам грустно. Потому что мы плачем, и нам весело, потому что мы смеемся. Но дело не только в эффекте «надетой маски».
   Совсем недавно при изучении электрической активности мозга ученые заметили, что во время трапезы, прослушивания музыки и других приятных процессов в коре головного мозга и в некоторых подкорковых центрах возникают высоко амплитудные медленные ритмы — своеобразные ритмы удовольствия. В нас заложена потребность в смехе так же, как и в умных мыслях.
   Смеющемуся человеку нужна компания? Обязательно!
Вернемся на несколько миллионов лет назад — к первобытным людям. 
Первые пятнадцать тысяч лет истории человечества — это стремительное, необузданное расселение человеков прямоходящих по земле. Ни один вид животных не расселялся по планете с таким размахом. 
Что же гнало по Земле наших плохо приспособленных к жизни, технически никак не вооруженных предков? 
Уместиться-то они все могли на сравнительно небольшой территории — общая численность человечества была мала. Да и за пропитанием не надо было далеко ходить. Так нет же — по суше и по морю, рискуя жизнью, они разбегались в разные стороны.  Почему?
В наших предках взыграл дух противоречия. В нас ведь тоже есть потребность в определенной дозе одиночества. Бремя меж индивидуального общения снаряжало первобытных людей в дорогу. Но вот бежать становилось некуда — во всяком случае, на доступных тогда средствах передвижения. 
Именно тогда, чтобы противостоять «гнету» окружающих, согласно гипотезе, возникли разные языки.
Ну, а что же оставалось говорящим на одном языке? 
Они начали смеяться — в ответ в тех случаях, когда не хотели подчиниться чужому мнению, когда старались не уступить чьему-то нажиму... 
   Интересно порассуждать о видах смеха.   
Может быть, такой разговор будет не более как игра ума, мертвая схоластика, бесполезная в жизни философема? 
А какая разница, что это будет. Поговорим и всё. Уже в древности философы пытались создавать свои классификации источников улыбок и смеха. 
Вот одна из них, придуманная Марком Фабием Квинтилианом. 
Urbanitas (изысканность) 
Venustum (грациозность) 
Salsum (пикантность) 
Facetum (шутливость) 
Jocus (остроумие) 
Decacitas (подтрунивание или по-современному - стеб) 
Кому как, а мне нравится, как мыслил Марк Фабий. Говорят, например, что комичны недостатки людей. Очень может быть… 
Но также совершенно очевидно, что недостатки людей могут   быть и не комичными. Нужно еще установить, какие именно недостатки и в каких случаях могут быть смешными и в каких нет. 

В их определении частенько ошибались даже величайшие философы. 
Так Шопенгауэр утверждал, что смех возникает тогда, когда мы внезапно обнаруживаем, что реальные объекты окружающего нас мира не соответствуют нашим понятиям и представлениям о них. Перед его воображением носились, очевидно, случаи, когда такое несоответствие вызывало смех.   
     Однако, мне кажется, что не лишним будет вспомнить о более интересной попытке перечисления видов смеха, сделанной не философами и не психологами, а теоретиком и историком советской кинокомедии Р. Юреневым, который написал так. - Смех может быть радостный и грустный, добрый и гневный, умный и глупый, гордый и задушевный, снисходительный и заискивающий, презрительный и испуганный, оскорбительный и ободряющий, наглый и робкий, дружественный и враждебный, иронический и простосердечный, саркастический и наивный, ласковый и грубый, многозначительный и беспричинный, торжествующий и оправдательный, бесстыдный и смущенный. Можно еще и увеличить этот перечень – веселый, печальный, нервный, истерический, издевательский, физиологический, животный. Может быть даже унылый смех!» 
Оцените классификацию. Не правда ли, она просто великолепна по богатству и яркости определений.  А всё потому, что получена   не путем отвлеченных размышлений, а из жизненных наблюдений. Ещё один из авторитетных исследователей сущности В. Пропп утверждает, что существует шесть разных видов смеха, определенных в основном по психологической окраске. 
   Прежде всего это смех насмешливый. Именно этот и только этот вид смеха стабильно связан со сферой комического. По его утверждению вся огромнейшая область сатиры основана на смехе насмешливом. Этот же вид смеха чаще всего встречается в жизни. 
Если всмотреться в картину Репина, изображающую запорожцев, которые сочиняют письмо турецкому султану, можно увидеть, как велико разнообразие оттенков смеха, изображенного Репиным, - от громкого раскатистого хохота до злорадного хихиканья и едва заметной тонкой улыбки. 
  Однако, как утверждает Пропп, легко убедиться, что все изображенные Репиным казаки смеются одним видом смеха, а именно смехом насмешливым. 
   Искренний смех это не   натянутая улыбка, с которой мы выслушиваем анекдоты друзей и в морщинках   вокруг глаз прячем не веселье, а неловкость и даже стыд; это не   смех сангвиника — продолжительный, раскатисто-свободный грохот, которому завидуют прохожие и соседи столу, квартире или по вагону.
  Искренний смех - это   хохот, властно овладевающий не только лицом, но и всем вашим телом. Он может по полчаса душить   и бить ваше тело, как в коклюше, он выворачивает весь ваш организм наизнанку, бросая его на траву, на постель, на пол, скрючивает ваши руки и ноги, сокращая их мускулы в таких жестоких судорогах, что окружающие могут начать опасаться за вашу драгоценную жизнь. 
Чуждый притворства, искренний до глубины души, — это   тот редкий и счастливый смех, который оставляет светлый след на всю вашу жизнь и в самой глубокой старости, когда все уже пережито, похоронено, забыто, — вызывает отраженную улыбку.
Искренний чистый и приятный смех составляет одно из украшений нашей жизни, быть может, даже наивысшую ценность ее. 
Даже неискренние слезы как-то допустимее, нежели неискренний смех. Обращали ли вы внимание, что самая плохая актриса на сцене плачет очень недурно, а для хорошего смеха на той же сцене нужен уже исключительный талант? 
А как могу я искренно смеяться, если меня заранее предупреждают: вот это тот ещё анекдот — смейтесь! Вот это юмористический журнал — хохочите на весь гривенник! Я конечно улыбаюсь, так как воспитан и знаю приличия; иногда, если этого требуют настойчиво, произношу: ха-ха-ха, и даже гляжу на незнакомого соседа, как бы и его привлекая к общему веселью, но в глазах моих живёт только притворство, а в душе - скорбь. 
  Так что же такое смех без искренности? 
  Это гримаса, это только маска смеха, кощунственная в своем наглом стремлении подделать жизнь и самое правду
  Смех – это аффект, возникающий из внезапного превращения напряженного ожидания в ничто,- так писал умный Эммануил Кант в своей “Критике способности суждения”.
Ещё один вид смеха -   это безобидный смех.
«Ничто так не сближает людей, как безобидный смех» - писал Лев Николаевич Толстой.
 Многие очень серьезные люди считают смех занятием пустячным. По их мнению, в такое сложное время, в которое мы живем, не до смеха. К сожалению, они не понимают, что если бы мы побольше смеялись и улыбались, то и наше время было бы не таким сложным. 
В Библии говорится: Веселое сердце благотворно, как врачевание, а унылый дух сушит кости (Притчи Соломона, 17,22). 
Трудно сказать, какие именно физиологические и психические изменения, вызываемые юмором, происходят в организме человека, но то, что они происходят и благотворно влияют на человека, — это можно считать уже доказанным. 
Всё тот же   Кант в книге Критика чистого разума писал, что смех дает ощущение здоровья, активизирует все жизненно важные процессы. 
У часто смеющегося человека усиливается перистальтика кишечника и движение диафрагмы, достигается гармония души и тела. Позднее все эти утверждения немецкого философа были подтверждены данными науки. 
    Во время смеха работает гораздо больше мускулов, чем обычно представляется: это не только мышцы лица, но и брюшного пресса и диафрагмы желудка.  
   Мудрый Бхагаван Шри Раджниш утверждал, что смех идет только от здоровья. Что он есть некая переливающаяся через край энергия. Именно поэтому дети и смеются таким тотальным смехом: -В него включается все их тело, каждая клетка, каждый нерв. 
 В природе есть феномен, который незаконно присвоил себе имя смеха, хотя таковым не является. Это – н а с м е ш к а.
   Подлинный смех есть свидетельство миру о его пригодности для жизни, поэтому он есть акт внешнего жизнеутверждения. Насмешка над плохими и глупыми окружающими людьми есть внутреннее свидетельство самому себе о своем величии, которое ведет к раздуванию гордыни, к желанию “быть как боги” и дальше к банальной истории отпадения от Бога и гибели. Таким образом, насмешничество есть утверждение смерти. 
   Сегодня все каналы телевидения буквально заполонены смехачами, поставившими свое дело не индустриальную ногу. Петросяны, Задорновы, Шифрины изо всех сил смешат публику, но то, что они ей предлагают – вообще не смех. Это предложение всласть понасмешничать над недоумками, которые живут вокруг нас в таком изобилии, и испытать радость фарисея: “Хорошо, что я не такой, как они!” 
Разве это смех, разве это жизнеутверждение? 
Нет, это провоцирование самодовольства и без того имеющих о себе завышенное мнение обывателей, ведущего к их духовной смерти.
Некоторые самоотверженные сатирики даже себя не жалеют, изображая таких дебилов, по сравнению с которыми и последний дурак чувствует себя гением и хохочет тем самым хохотом, который извергался из глотки Мефистофеля. 
Смех и улыбка. 
   Всегда отличается улыбка и смех. Первое всегда идет как «смягченный, умиротворенный, ослабленный, обожествлённый смех». Смех же наоборот подчеркнуто бунтален. И, насколько бы он не был обоснован и интеллектуален, он все равно звучит грубее, чем мягкая улыбка. Она – знак мистической радости, знак благорасположения и уважения. Улыбка – знак доброжелательности, желания быть понятым и понять другого. 
   Но, несмотря на все сказанное выше, улыбка столь же многозначительна, как и любой другой знак чувства. 
  Например, в произведении М. Горького «Мать» можно насчитать как минимум шесть разнообразных типов употребления слова улыбки: улыбка, выражающая мистическую радость и уважение, улыбка-покаяние, тихая улыбка, улыбка всепрощающая, улыбка виноватая, улыбка мечтательная.
   Действительно, улыбка всегда направлена во вне.  Она ничего не ждет от другого, и чаще всего позволяет надеяться, верить, а главное – мечтать. Однако улыбка может нести в себе ненависть, ехидство и презрение: 
  Самое главное отличие улыбки и смеха в том, что смех – это, прежде всего звуки. Даже определение из словаря тому подтверждение: «Смех – выражающие полноту удовольствия, радости, веселья ил иных чувств отрывистые характерные звуки, сопровождающиеся короткими и сильными выдыхательными движениями». 
  Если смех беззвучен, то это некая аномалия, которую психологи выделяют в отдельную категорию - «беззвучный смех». 
  Улыбка, в отличие от смеха, тиха и не слышна, она никогда не бывает ни громкой, ни кричащей. Улыбка появляется раньше смеха. 
Возможно, что смех – это некое внешнее, бурное проявление внутренней улыбки. 
Это еще одно доказательство, что смех и стыд - перевернутые двойники: вершина смеха – смех над собой, высшая точка стыда – стыд за другого. 
  Смех символизирует собой движение, обновление, рождение, а стыд – скованность, умерщвление. 
  Подлинные смех и стыд всегда идут от ума.
В смехе от души, в радости или, по крайней мере, в ласковой улыбке – во всех светлых чувствах нет ничего злого. Смех здесь - выражение жизнерадостности, жизненных сил и энергии. Специалисты утверждают, что способность к веселью не дается человеку от рождения. Малыши учатся улыбаться в первые два месяца своей жизни, смеяться же начинают только к концу третьего месяца. 
Наиболее «веселым» считается возраст шести лет, когда ребенок хохочет по триста - четыреста раз в день! Для сравнения: взрослый человек улыбается в день не более пятнадцати раз. Интересно, что продолжительность смеха постоянно сокращается. Если в 1930 году французы в среднем смеялись девятнадцать минут в день, то в 1980 году – только шесть минут. 
Зарубежные исследования показали, что на благополучном Западе в настоящее время 80% респондентов жалуются, что хотели бы, да вот беда, не могут смеяться больше. 
Оставим не желающих смеяться в покое, и продолжим наши рассуждения.
С развитием ребенка смех   развивается   вместе с ним, не избежав влияния окружающего мира. 
 Младенческая улыбка загадочна и символична. Радость, переполняющая ребенка, видящего как входит мама, подобна восторгу играющего щенка, чистого, самостоятельного. Но, что легко заметить, смех взрослого резко отличается от смеха ребенка. «Взрослый» смех зачастую непонятен еще не развившемуся малышу, и он начинает смеяться, словно копируя родителей. Смех становится более формальным, поверхностным. Начав смеяться, человек уже не в силах противостоять этой «икоте разума». Ему остается лишь ждать, когда это «безобразие» прекратится. Энергия смеха приходит к нам извне. 
    Смех – это одновременно продукт равнодушия и спокойствия, и в то же время – сильнейшая эмоция, имеющая выраженное «общественное значение». 
Кроме того, смех – дитя интеллекта, но бессознателен и неосознаваем в своих истоках. Он родствен эстетике, но не умещается в ее границах.
Один смех способен раскрыть тайну человека, показать его ум и душу, дает возможность раскрыть тайну лица. Ничто не открывает сути человека как его смех. Смех может открывать как положительные, так и отрицательные стороны в характере любого героя. Подлость, глупость, хитрость - смех все обнаруживает, как бы хозяин этих чувств не маскировался. Заслышав, как человек смеется, можно рассказать почти все о его привычках, о его круге общения и много что еще. Нужно отметить, что одухотворенные люди смеются особенно талантливо. 
   Разве не прекрасен смех чистой невинной девушки? 
Когда она смеется, то душа раскрывается, как роза, и все тянется к ней.   Боже, какой это смех! Он звучит, как серебряный колокольчик. Он проникает в вас и рассыпается золотистыми искрами, переливаясь чудесными трелями. Наверное, именно так веселится сам ангел небесный. 
    А как смеются дети?
 Это тоже ангельский серебристый смех. Смех неиспорченных душ. А теперь вспомните, хотя бы по фильмам, как смеются уголовники в своих компаниях?  Это скотский гомерический смех. А ведь когда-то и они тоже были невинными детьми и смеялись так же звонко и искренне. Что происходит с душами, то же происходит и со смехом. 
Говорят, о лице незнакомого человека трудно бывает сказать, симпатичное оно или неприятное, до тех пор, пока он не засмеется.  
Но почему именно смех открывает человека? Отчего именно смех «предает» смеющегося, показывая в нем то, что сам человек пожелал бы скрыть? 
Смех предает потому, что исходит не от нас, как мы наивно полагаем, а приходит извне, как принудительная всепобеждающая сила. 
Смех - это особая форма принуждения. Он способен не только придавить нас к земле, но и поднять вверх, задержать или вообще отодвинуть в сторону. Смех волен делать с нами все, что пожелает. Он свободен по-настоящему, а мы, смеясь, испытываем лишь иллюзию свободы, спеша назвать в романтическом упоении и смех, и свободу своим достоянием. 
Для смеха нет тайн в человеке. Вот почему он так легко открывает и выводит напоказ все то, что человек хотел бы скрыть от других или от самого себя. 
Смех говорит не только о том, как и над чем человек смеется, но и о том, как он способен страдать или гневаться. В мгновение улыбки мы, кажется, столь же мгновенно прорываемся сквозь все заслоны внешнего, наносного в человеке и притрагиваемся к самой его сути. 
Смеясь, человек предает себя. Другое дело, что для кого-то это предательство оказывается счастливым: красота души расцвечивает лицо светом улыбки, какую можно обыкновенно увидеть на детских лицах. Вот почему смеха интуитивно боится тот, кто чувствует в себе некий душевный изъян.
В «Подростке» Ф.М. Достоевского мы и вовсе обнаруживаем готовую формулу: 
«…Если захотите рассмотреть человека и узнать его душу, то вникайте не в то, как он молчит, или как он говорит, или как он плачет, или даже как он волнуется благороднейшими идеями, а высмотрите лучше его, когда он смеется. Хорошо смеется человек - значит хороший человек. … Смех есть самая верная проба души».   Характер человека может определяться по самым различным признакам: поступкам и поведению, по   жесту или позе, в том числе по взгляду, улыбке или смеху.  
Как бы вы не смеялись - громко и заливисто, потихоньку, смущенно, насмешливо, звонко или с хрипотцой - всегда смех в какой-то мере соответствует вашему характеру. 
Вот некоторые из таких примеров.
   Человек при смехе касается своих губ мизинцем или указательным пальцем.  Это часто означает, что он имеет свои собственные, порой странные для окружающих представления о том, «что прилично, а что - нет». В частности, он уверен, что неприлично смеяться громко, показывая все тридцать два, даже белоснежных и блестящих после пасты Блендамет, зуба. Если вы хорошенько прислушаетесь, то смех такого человека больше напоминает лживое хихикание: он как будто заранее извиняется, что позволил себе столь яркое проявление чувств. Об этом человеке можно сказать, что для него крайне важно то, как он выглядит в глазах окружающих и то, что они о нем думают. Он, с одной стороны стремится быть в центре внимания, а с другой, чувствует себя при этом крайне неуверенно, как будто внимание это незаслуженное. Но поверьте, на слово, стойко держаться за свое мнение и спорить с вами по малейшему поводу он, скорее всего, не будет. 
Кстати, если так смеется женщина, то, скорее всего, женственность у нее в крови, даже если она и сама об этом не подозревает.
Другой пример. Рот, прикрытый при смехе рукой означает, что перед вами человек не очень уверенный в себе. Его очень легко смутить и заставить покраснеть. Такой, вообще, редко смеется, предпочитая ограничиваться улыбкой. Из-за своего смущения он может показаться сдержанным и малоэмоциональным, однако это не так. Скорее всего, в нем постоянно идет напряженная работа по внутреннему самоанализу: он склонен к самокритике, а также рефлектировать по поводу и без повода. Даже смеясь, он старается не показывать окружающим свою внутреннюю жизнь.   
Попадаются гомосапиенсы, которые при смехе держится рукой за голову. Смех у них чаще всего очень приятный, открытый и искренний.   Задор и непосредственность молодости такие хохотуны сохраняют до глубокой старости. Они немного мечтатели и фантазеры, что в реальной жизни может создавать им немало хлопот.  Иногда им не хватает целеустремленности, умения не отвлекаясь, доводить начатое до конца. А иногда подводит излишняя импульсивность и готовность следовать за чувствами, а не за разумом. При всём этом они очень приятны в общении, добры и открыты. 
  Привычка морщить при смехе нос присуща людям эмоциональным. Их легко вывести из себя, но быстро приходящих в равновесное состояние. Часто такой человек излагает свои мысли в приподнятом тоне, громким и выразительным голосом, перебивая собеседника.  Спорить с таким человеком бесполезно, так как любое противодействие рождает в нем бурю эмоций, которая накроет вас с головой.  
 Вот ещё один тип людей: Прежде чем рассмеяться они наклоняют голову.  Смех их рождается как-то незаметно и звучит совсем не громко. Такая манера присуща чаще женщинам, но встречается и у мужчин. Такой человек всегда незаметен, старается держаться в тени, мало и тихо говорит. Стать объектом всеобщего внимания для него крайне болезненно, поэтому он всячески пытается этого избежать. Такой тип людей, даже если они уверены в своей правоте и могут дать многим сто очков вперед по компетентности и профессионализму, -   все равно, не будет настаивать на своей точке зрения, а постарается «уйти в тень», особенно при столкновении с напором и наглостью собеседника. Любая грубость для него неприемлема и больно ранит его. А критика воспринимается, как нечто неизбежное и вполне им заслуженное. Любая ситуация, где его пытаются оценивать   является для такого человека настоящей травмой.   Еще одно качество таких тихо смеющихся – доброта и готовность помогать другим, забыв свои интересы.   
Громкий смех, с откинутой головой и широко открытым ртом, присущ людям темпераментным, хорошо знающим, чего они хотят и умеющим убедить в этом других. Чаще всего так смеются прирожденные лидеры, не знакомые с сомнениями на свой счет и умеющие владеть аудиторией. Самооценка такого человека, как правило, слегка завышена, а жизненные притязания велики. Он умеет добиваться поставленной цели, чаще, благодаря своей воле и сильному самоконтролю. Такие люди прекрасно владеют собой в любых ситуациях. Они могут быть в своих поступках жесткими и даже жестокими, но зато на них можно положиться в трудных случаях. Только к ним не нужно лезть со своими советами: они все решат за вас.  
Человек, зажмуривающий во время смеха глаза скорее всего обладает незаурядным интеллектом, уверен в себе и в большинстве случаев весьма уравновешен. Он может быть склонен к педантизму, все в его жизни «разложено по полочкам» и любое отступление от привычного может повергнуть его в легкую панику.  В достижении своей цели такой человек упрям, напорист и неутомим. Он, скорее, хороший исполнитель, на которого можно положиться, но не нужно ожидать от него спонтанности и креативности. 
    Человек, у которого нет постоянной манеры смеяться, скорее всего - индивидуалист, во всем привыкший руководствоваться собственным мнением, суждениями и жизненным опытом. Для него не существует негативного опыта - из любой неудачи он извлечет пользу. Вот уж кто не «наступит второй раз на одни и те же грабли»! Кроме того, он прекрасно принимает на себя любые роли, может быть разным в разных ситуациях и тонко чувствовать собеседника и ситуацию. 
Не исключено, что в каком-то описании вы узнали своих знакомых, а, может быть, и себя. Если нет - не расстраивайтесь: над любыми несовпадениями всегда есть повод весело посмеяться.
   Сегодня смехотерапия стала настолько популярной в западных странах, что можно уже говорить о нескольких различных школах такой науки со странным названием "гелотология" (gelos в переводе с греческого - "смех"). Её основателем    считается американский журналист Норман Казинс.
Сейчас смехотерапевты-гелотологи особенно популярны в США, где уже можно найти около тысячи подобных специалистов.   Казис и другие гелотологи советуют своим пациентам смотреть определенные юмористические каналы и видеозаписи. Они рекомендуют получше запоминать смешные эпизоды жизни и время от времени припоминать их, а лучше даже записывать в свои "юмористические дневники". 
Интересно, что помимо шуток, вызывающих смех, гелотологи считают полезным также и прослушивание чужого смеха. К примеру, австрийское общество связанных с депрессией заболеваний   выпустило лечебный компакт-диск, на который записано 20 минут смеха знаменитостей, включая олимпийского чемпиона по лыжам, исполнителя песен, губернатора и бывшую звезду футбола.
    Существует ещё одно крупное направление смехотерапии - "йога смеха". Оно отличается тем, что наиболее коммерциализировано. 
    Основатель этого вида "йоги", бомбейский доктор Мадан Катариа, еще в 90-е годы умудрился организовать смехо-терапевтические занятия в ряде крупных корпораций, среди которых Electrical Products of India и Hewlett-Packard. Основная идея Катариа - научить человека смеяться легко, естественно и часто. Во время занятий "адепты" практикуют различные виды смеха, причем не только известные, как "приветственный смех" и "извиняющий смех", но и довольно неожиданные: "смех льва", "смех мыши", "смех дверного замка". 
Сейчас "йога смеха" переживает настоящий бум. 
Во Франции за последние несколько лет было открыто более 30 клубов смеха, а в Германии - более сорока. Всего же в Европе и Америке таких клубов более восьмисот. Более того, определилась и всемирная столица смеха: это город Штутгарт, где уже несколько весен подряд проходит международный Конгресс лечебного смеха. В этих клубах любой желающий может за три евро поучаствовать в сеансе смехотерапии по методу Катариа. 
Утверждается, что один сеанс дает заряд бодрости на целую неделю. 
Фрейд открыл спонтанность смеха; смех ходит сам по себе и уходит, когда захочет, он сам себя захватывает врасплох в своем приходе к присутствию, воображает себя непредставимым удовольствием и заходится в себе по своим ритмам: он есть желание представления, которое исчезает в присутствии , и ответное желание присутствия, которое исчезает в своем представлении.
О пользе смеха говорили многие известные люди. Более ста лет назад великий философ Фридрих Ницше вложил в уста своего героя Заратустры такие слова: "десять раз должен ты смеяться в течение дня и быть веселым: иначе будет тебя ночью беспокоить желудок, это отец скорби". 
Смех высвобождает эндорфины. Умные медики так называют гормоны счастья, которые помогают нам избавиться от раздражения и грусти. 
Более того эндорфины, которые вырабатываются, когда человек смеется являются естественными болеутоляющими. Когда вы смеетесь, вы отвлекаетесь от плохого самочувствия и хотя бы на несколько минут забываете о боли. Даже если вы просто представите себе, как недавно смеялись, настроение сразу же улучшится. Исследования британских психологов показали, что после просмотра смешного фильма уровень раздражения у человека снижается в несколько раз. 
  Если вы часто смеетесь, можете забыть о дорогих лечебно-косметических процедурах для улучшения кожи, потому что смех тонизирует мышцы лица и улучшает циркуляцию крови, благодаря чему появляется естественный румянец. 
Смех помогает бороться с инфекциями. После минуты искреннего смеха организм выбрасывает в дыхательные пути большое количество антител, которые защищают от бактерий и вирусов. Смех также увеличивает выработку лейкоцитов, борющихся с различными заболеваниями, в том числе с раком. 
   Благодаря смеху расширяются кровеносные сосуды и кровь лучше циркулирует. Десять минут смеха могут существенно снизить кровяное давление и уменьшить риск возникновения холестериновых бляшек. Смех помогает даже тем, кто пережил сердечный приступ, - врачи считают, что хорошее настроение снижает вероятность второго приступа. 
    Смех помогает нам избавиться от физического и эмоционального напряжения. Ученые утверждают, что минута искреннего смеха равноценна 45-тиминутной глубокой релаксации. 
   Фактически смех - это один из видов аэробных упражнений, потому что, смеясь, вы вдыхаете больше кислорода, что стимулирует работу сердца и циркуляцию крови. Он даже считается «внутренней» аэробикой, так как во время смеха происходит массаж всех внутренних органов, что позволяет им работать более эффективно. Смех также хорош для укрепления мышц живота, спины и ног. Одна минута смеха равносильна десятиминутным занятиям на весельном тренажере или пятнадцати минутам езды на велосипеде. А если вы будете от всего сердца смеяться в течение одного часа, то сожжете до 500 калорий, столько же можно сжечь, быстро бегая в течение часа. 
   Смех – замечательный «массажист». Мышцы брюшного пресса, напрягаясь от хохота, улучшают работу кишечника и других внутренних органов. 
Речь идет не об истерическом, отчаянном, горьком, а именно о здоровом веселом смехе. 
         В завершение всех рассуждений не грех не упомянуть Довлатова.
В одном из своих рассказов он написал: - "У моего дяди были ребятишки от некой Людмилы Ефимовны. Мой дядя с этой   женщиной развелся. Платил алименты. Как-то он зашел навестить детей. А Людмила Ефимовна вышла на кухню. И вдруг мой дядя неожиданно пукнул. Дети стали громко хохотать. Людмила Ефимовна вернулась из кухни и говорит. - Все-таки детям нужен отец. Как чудно они играют, шутят, смеются!" 
Воистину прав был С. Смайлс, утверждая, что веселый человек сам создает себе веселый мир, а мрачный человек создает себе мрачный. 
Создайте своё собственное поле радости.  
   Представьте себе этот сосуд с радостью во всех его деталях и мелочах.   Наполните его прошлыми положительными переживаниями и, самое главное, постарайтесь не расплескать его в течении дня. 
Вам мешают проблемы? Но это же ваши проблемы, значит, можешь с ними можно делать все, что захочется. Переведите проблемы в задачи, которые имеют решение, и решите их, наконец. 
         А теперь представьте, что вы и есть этот самый сосуд с радостью. 
  НЕ НАДО ИЛЛЮЗИЙ! 
 Никто не собирается дарить вам радость! А само плывет в руки, только то, что не тонет. 
 Пусть великолепие и красота жизни наполняют и переполняют вас. Пусть вашу радость ничто не сдерживает. Пусть жизнь дарящая волна чистой и светлой энергии наполняет вас постоянно и целиком. Наслаждайтесь тем, что делаете. Жизнь - это не просто существование, но и удовольствие. Поэтому в выигрыше всегда только тот, кто хочет найти и получить это удовольствие. 
Улыбни лицо, улыбни, 
     Улыбай его, улыбай, 
        Заулыбь его, заулыбь, 
        Улыбните-улыбайте!
            Пусть звенит ваш смех. 
Лучитесь! Искритесь! Блестите! 
Заражайте своей радостью других людей. 
Полюбите жизнь и полюбите жить. 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!