Путь Минервы.32

 

  Механизмы спасательной капсулы работали безотказно. Автоматика вовремя включила режим торможения. Главная задача электроники состояла в том, чтобы заботиться о хрупком содержимом капсулы - живом существе. Мина почти не почувствовала момент входа в атмосферу и лишь небольшие перегрузки дали ей знать, что скоро посадка. А вот и толчок. Даже момент приземления был максимально смягчен. Похвалив про себя умных инженеров, спроектировавших такие замечательные ковчеги спасения, девушка откинула крышку. Зажмурившись от яркого света, Мина активировала затемнение стекла гермошлема и огляделась. 

«Будто я снова на Триидане», - подумала она.

Такой же на вид лес, высокие деревья и большое поле с изумрудной травой. Никаких живых существ и строений не наблюдалось. Анализатор воздуха уверенно светился зеленым, и Мина сняла шлем. Наполненный незнакомыми ароматами воздух моментально опьянил.

- Как вкусно! – вслух сказала она и ступила на незнакомую поверхность. 

Хронометр на запястье показывал ненужное уже корабельное время. Мина попереключала режимы и остановилась на фиксации маршрута. Теперь, куда бы она не пошла, умные часы будут запоминать маршруты её передвижений. В остальном прибор оказался бесполезен. Особенно компас: его стрелка показывала всё что угодно, но только не север. А всё потому, что теоретически никакого севера здесь быть не могло. 

«Пойду через этот луг», - решила девушка и зашагала в выбранном направлении.

Капсулы, по словам Дэна, не должны упасть далеко друг от друга. Но это в теории. А как на самом деле – никто не знал. Мина дошла до деревьев и заметила движение. Определённо впереди кто-то был. Может, свои? Силуэт вышел из-за дерева. 

«Черт возьми! Это кхем».

Во времена жизни на Триидане ей приходилось встречаться с ними, поэтому Мина точно знала, что это кхем. Как он тут оказался? Или здесь только они и живут?

- Замечательного дня! – произнес кхем и подошел ближе.

Весь его вид выражал доброжелательность и полное отсутствие враждебности.

- Что? – растерялась Мина.

- Замечательного дня! – повторил кхем и в растерянности остановился.

- Замечательного дня, - догадалась девушка.

Кхем заулыбался и подошел ближе.

- Вы как будто издалека, - сказал он, - но, раз вы посетили Тавелк, то обязаны у нас погостить.

- Что посетила?

- Тавелк - наш город. Я провожу. Вам понравится. Меня зовут Лерем.

- А я Мина. Можешь звать меня на «ты». Мы же почти одного возраста. Тебе сколько?

- Уже пятьдесят! – с гордостью ответил Лерем. 

- Как пятьдесят? – удивилась Мина. – Пятьдесят чего?

- Как чего? – в свою очередь удивился кхем. – Митадов, конечно.

- Послушай, я ничего не понимаю. Ты можешь мне помочь? Объясни мне, что тут и как. Я… я прибыла издалека. Оттуда, - Мина указала пальцем в небо.

Глаза кхема расширились. 

- Ты была за небесами Флатона? Вот это да! Тебе повезло, что я тебе встретился. Я умный, много чего знаю. Мои друзья не любят ничем интересоваться. Живут себе и живут. А мне всё интересно. И я знал, что вверху не твердь небесная. Я всегда считал, что за небо можно попасть, но надо мной смеялись. Ведь правда, можно?

- Можно, - после некоторого раздумья ответила Мина, - но очень опасно. Так ты поможешь?

Лерем утвердительно кивнул.

- Для начала объясни, что такое митад.

- Э-э-э, митад - это срок. Как тебе сказать? Вот трава живет один митад. А деревья могут много митадов жить. Кхемы живут до ста шестидесяти. 

- Поняла. Митад - это год.

- Год? – удивился Лерем. – Что это?

- Это…

Мина вдруг осознала, что ей не объяснить молодому кхему, что такое год. А всё потому, что здесь не было классической планетарной системы, когда планета обращается вокруг своего солнца и эта величина принимается за один год. Этот мир существовал совершенно по другим законам. 

- Не важно… Митад, так митад. А сколько в митаде дней?

- Сто семьдесят! – с готовностью ответил кхем.

«Значит, два митада это почти наш год, - подумала девушка, - тогда понятно. Лерему по-нашему около двадцати пяти».

В лесу раздалась звонкая трель.

- Сибта поет, - пояснил кхем, - значит, уже три парца.

Заметив удивление собеседницы, Лерем стал объяснять:

- День делится на десять парцей. А потом светило жизни уходит в чертоги и наступает ночь. И она тоже длится десять парцей. И после начала нового дня всегда поет сибта когда проходит три парца. 

- День начался три парца назад?

- Правильно! – похвалил Мину кхем. – Может, пойдем? Я расскажу по пути.

- Пойдем, - согласилась девушка, - а Флатона - это ваш мир?

- Да! Это наш общий мир. Много живет существ на Флатоне и все благоденствуют. А вот и Тавелк!

Лерем указал куда-то вперед. Мина ожидала увидеть чего угодно, но из-за деревьев показалась стена. Город оказался окруженным высокими стенами, сооруженными из брёвен и ещё какого-то материала. Незаметно путники вышли на дорогу. Навстречу им попались два сквигга. 

- Замечательного дня! – проквакали те и Лерем ответил им этой же фразой.

- Замечательного дня! – сказала Мина.

Дорога привела к широко распахнутым воротам. 

«Добро пожаловать в Тавелк», - гласила надпись на висевшей над воротами доске. Причем, фраза была написана на общегалактическом языке, немного упрощенной формы. За воротами оказался всё тот же лес, только очень редкий. Среди деревьев тут и там виднелись деревянные постройки. Никакой системы между ними не наблюдалось. Скорее всего, дома здесь строили как хотели. Лерем проводил Мину до какой-то хижины и сказал:

- Вот мой дом. А там, - он указал рукой в сторону, - место встреч. Пойдем туда. А можно вопрос?

- Давай, - пожала плечами Мина.

- Ты ведь не одна свалилась с небес, не так ли?

- Почему ты спрашиваешь?

 

 

31                                                                                                                                       33

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!