Ода военным финансистам

Однажды тоскливым зимним вечером, мы с отцом пили чай на нашей крохотной кухне.
 На улице мокро и слякотно. Зима на юге, это дождь вперемешку с мокрым снегом. Друзья сидят по домам. Шастать по этажам, чтоб кого-нибудь уговорить помёрзнуть в подъезде не хотелось. От отца слегка попахивало вином. В таком состоянии можно было расспросить о войне. Отец, прошедший две войны, рассказывал много и интересно. Иногда показывал карты, иногда рисовал схематично узлы конструкции орудий, тактические приёмы противотанковой артиллерии. Всё получалось у него весело и совсем не страшно. И, хотя, все истории я слышал сто раз, сегодня я спросил на  тему ни разу не звучавшую. В генеральских мемуарах тоже эта сторона не поднималась.
- Батя, а расскажи про деньги. Как получали, на что тратили.
Отец, обхватил кружку ладонью, отхлебнул с шумом.
- Точно, деньги, вроде, как и не нужны. Сразу денежный аттестат оформляешь на родственников. Мама, бабушка твоя, без задержки во Владике получала. За звание и должность. А вот премию, за танки, финансист привозил.  С первого по пятое каждого месяца. Какая бы обстановка не была. Всегда начфин нас находил. При отступлении и  когда на запад пошли. Премию за сожженные танки. Тут такая заморочка. Появляются на поле пяток танков, а на позиции две батареи. Шесть пушек. Два залпа, - три машины стоят. Кто попал? Если мы среди своих разберёмся, а если тут ещё пехота, большие калибры стреляли и авиация бомбила. Кому премию давать? А если из этих трёх подбитых, одного сразу уволокли тягачами - у немцев ремонтные службы хорошо работали и через день он опять атаку поддерживал. Как его считать?! В том бою его ведь из строя вывели, а не попади, как всё обернулось, кто знает…
Значит кто-то должен изучить, проанализировать кучу боевых донесений, развед отчётов и принять решение. Ведь, все подразделения докладывали об уничтожении трёх вражеских танков.
- А те, двое, уцелевших танков. Куда девались?
- В тыл, к себе уползли. Из десятка, если один-два подобьём, атаке конец, в другом месте пробовать будут.
Тут ещё такая штука. Мы полки Резерва Главного Командования обороны. Ставят нас на танкоопасные направления. То на один участок, то на другой, может другого фронта. То есть, задач  нам всегда хватало, а когда очередь до наград подходила, нас уже нет, мы уже другой участок прикрываем. Вот тут и финансист появляется. С ним никогда не спорили.
По ведомости, всё чин по чину. Сколько за прошлый месяц нам танков засчитали, уже никто и не помнит. Личность по удостоверению сверил, отсчитал нужную сумму из брезентового портфеля, выдал под роспись и исчез. Ни охраны, не сопровождения никогда не требовал. Люди разные появлялись, а привычки одинаковые.
Помню, попали как – то в окружение. Не сильно серьёзное – тактическое, но снарядов нет, патроны заканчиваются, кухня дня три назад приезжала. Сухарики посчитаны, в общим, скучно становится. Тут – финансист как Дед Мороз! Деньги выдал, две банки тушенки из вещмешка достал, из своего пайка и опять растворился со своим портфельчиком. Тут и задумаешься, как он смог добраться, а старшина с кухней - нет.
- А потом как делили?
По ведомости половину наводчику, половину командиру орудия. Можно с комбатом или начштаба поделиться, если расставят орудия удачно. Это ведь, на карте красиво расположить можно, а на местности всё учесть нужно, балки, овраги, мёртвые зоны.
Премию, в основном, на весь расчёт делили. Артиллерия коллективное оружие. Да и тратить особо не куда. Военторг в тылу располагается, а мы на самом передке. Ещё и в постоянном движении.
- Ещё расскажи.
- После Курской лежал в госпитале в Челябинске. Меня молодого офицера после училища положили в палату со старшими офицерами. Два подполковника, полковник и майор. На третий день пришёл финансист. Всем зарплату выдал. Полковник возмущаться начал
- Почему лейтенанту больше полковника выдали. Финансист зыркнул глазом, но отвечать не стал, а майор спокойненько так,
- Он из «Прощай Родина»
- Это кто такие?
- Это где, ствол длинный, а жизнь короткая и чёрный ромб на рукаве. Истребительно противотанковая артиллерия. Артиллерийская гвардия.
Полковник допытываться стал
- За что такие премии дают, сколько конкретно.
У меня контузия не прошла, зубы передние выбиты, - взрывной волной на панораму швырнуло, в общем, говорить, настроения нет. Майор ему что-то такое, мол, далековато от фронта товарищ полковник свою героическую службу несёт, если не знает, то, что каждый рядовой на фронте знает.
Полковник долго ещё бухтел о социальной справедливости, субординации, уважении к выслуге лет, а вскоре его перевели в другую палату. Я когда ходить разрешили, хоть на костылях каждый вечер с ребятами в театр ходил. Раненых больных пропускали без билетов.
Актёры чудо как хороши. Много знаменитых из эвакуированных театров.
За окном снова пошёл снег. Снежинки крупные, с ладонь. Если к утру не подмёрзнет, страшно подумать, что будет с землёй.
Ещё страшнее представить себя ночью в шинели рядом с орудием.
Мог ли я представить, что через несколько лет буду спать на снегу в далёких горах "за речкой", но только на той войне, я понял, что пришлось пережить за четыре года отцу на другой- Великой войне.
И для разрядки анекдот про финансистов с Зимней войны 40 -го года Советско-Финской.
Аэродром. Площадь большая. На посту часовой со Средней Азии. Вроде кто-то идёт.
-Стой! Кто идёт?
-Расслабься, боец, Начфин полка идёт.
А фина сама пришёл. Передёргивает затвор.
- Стой боец, Я начфин. Деньги вам выдаю
-Моя за деньги не продаётся!

 

Оценки читателей:
Рейтинг 9 (Голосов: 1)

Статистика оценок

9
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

17:45
69
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!