Святые жены 3

                          ПЕНЕЛОПА ПЕРЕД ВЫБОРОМ

 

 

Пенелопа сидела у себя в комнате, в загородном замке и думала о словах отца Ликидия, князя Фракийского города Магеддона, что ей исполнилось двенадцать лет, что она вошла в брачный возраст, как принято было считать на Востоке, что она должна выбрать в мужья кого-нибудь из княжеских сыновей, как вдруг в окно влетел голубь с веточкой маслины в клюве и положил ее на стол. Примерно через час то же самое проделали орел и ворон, которые принесли: первый венок из разноцветных цветов, второй – змею.

Когда на занятия пришел учитель, мудрый старец Апелиан, Пенелопа рассказала ему о случившимся, и учитель, тайный христианин, сказал, что прилет птиц, конечно, не случаен.

- Голубь здесь означает твою кротость, девическое целомудрие. Веточка маслины знаменует собой Божью благодать, которая будет подана тебе через крещение. Высоко парящий в небе орел наглядно изображает победителя. Иначе говоря, ты станешь царствовать над своими страстями, за что Господь удостоит тебя нетленным венцом вечной славы. Но все это наступит после твоих борений с дьяволом, который причинит тебе много страданий. Печали и скорби, какую означают ворон и змея, тебе, увы, не избежать. Без этого неполной была бы жизнь.

      

            Пенелопа с большим вниманием слушала прозорливого старца, и стала проникать в ее сердце огонь иной, Божественной любви.

Когда отец со своими придворными пришли, чтобы напомнить о женитьбе: «Кого ты избрала, дорогое дитя?», девица попросила: «Дай мне семь дней на размышление». Ликидий ушел, и Пенелопа обратилась к позолоченным идолам, каких отец поставил в ее комнате, чтобы они охраняли ее от всяких нежелательных случайностей и болезней.

            - Я хотела бы остаться незамужней девственницей, потому что житейские интересы будут препятствовать мне всем сердцем служить Всевышнему, а отец настаивает на женитьбе. Посоветуйте что-нибудь, если вы – боги?

        Не дождавшись ответа, Пенелопа плюнула в их сторону, а потом одного за другим выбросила в окно.

            - Если Ты Христос – истинный Бог, - обратилась она затем к небу, - скажи: как мне поступить?

         За окном замка сгущались сумерки, Пенелопа задремала и увидела во сне ангела Божия, который сказал ей:

- Скоро к тебе придет Божий человек Тимофей, принявший священство от святого апостола Павла, он сподобит тебя святым крещением и назовет Ириной (на греческом языке означает: благоденствие, мир). Такое имя тебе дается не случайно, ибо через тебя обратятся к Богу и спасутся тысячи человеческих душ. И то, что сказал старец Апелиан, истинно, потому что его устами говорил Святой Дух.

             Очнувшись, придя в себя, Пенелопа стала с нетерпением ждать прихода пресвитера Тимофея. Она сердцем поняла свое признание, но прежде пришли родители, и Пенелопа, зная, что она любима, позволили себе дерзость:

             - Я спрашивала римских богов (видели их под окнами?), каждого по очереди: выходить ли мне замуж? И каждый отрицательно качал головой, нет мол, (я так поняла), только через мой труп…

 

 

                              РАНО РАДОВАЛСЯ КНЯЗЬ

 

После многих пыток и надругательств над христианкой Ириной скоро погибали и ее мучители, князь Седекия, Савах, Нумериан… Поэтому Саворий не стал уговаривать «губительницу царей», чтобы она принесла жертву идолам, он сразу повелел обезглавить ее и хвалился потом:

            - Страшные слухи ходили об этой волшебнице.

- А вот меня она не смогла убить. И где же ее Христос? Почему он не избавил ее от моих рук?

Но рано радовался князь: ангел Божий воскресил Ирину и сказал ей:

            - Хоть ты уже совершила подвиг страдания и достойна небесного блаженства, но, чтобы не возносился князь Саворий, чтобы не думал, что он преодолел Бога, иди в город и пусть все видят тебя живую после казни.

И вошла Ирина в Месемврию, держа в руке веточку маслины.

Увидев ее, люди пришли в ужас.

Окружали великомученицу, кричали:

             - Дивин Бог Ирины!

             - Нет иного Бога, кроме Него!

            Услышав о воскресении христианки, князь испугался, а увидев ее, припал к ее ногам:

            - Я все понял, Ирина!

- Прости меня. Оставайся в городе и проповедуй Христа. Я сам приму крещение, ибо хочу спастись…

        

Вот - природа человека: пока воочию не убедится, все ему не верится, все он сомневается, как апостол Фома.

 

 

                                                ПОЕДИНОК

 

Арриан, игемон, гонитель христиан в Фиваиде при Диоклитиане, управляющим восточной Римской империи (284 – 305 гг.):

            - Как тебя звать?

Мавра, христианка, жена мученика, чтеца Тимофея:

            - Мавра.

            - Сочувствую тебе: столь юная, ты готова стать вдовой?

            - Не льсти мне, игемон. Все равно тебе не одолеть меня никакими соблазнами, потому что я – во всеоружии Господа моего Иисуса Христа. Во всем полагаюсь на Него.

- Значит, избираешь смерть? Хм, подумай: если боишься, что останешься после смерти мужа вдовой, то я могу отдать тебя замуж за одного из лучших и богатейших моих сотников.

            Мавра гордо ответила:

- Я отрекаюсь от мирской суеты и твоего неправедного суда.

- Я не боюсь тебя.

            - Ой ли? – усмехается Арриан и кивает своим подручным: - Вырвите ей все волосы на голове.

Палачи пыхтят, Мавра терпит пытки молча.

            - Смотри, - продолжает Арриан, - чтобы тебе не пришлось испытать более жестокие мучения.

            - Ты хорошо сделал, игемон: теперь я не буду служить соблазном для мужчин.

Арриан приказал отрубить ей пальцы рук.

            - И этим, - усмехается Мавра, - ты сделал мне добро, потому что очистил меня от греха носить украшения.

Далее Арриан повелел наполнить водой большой котел, разжечь под ним костер и бросить Мавру в кипяток.

            - Благодарю тебя, игемон, - говорить Мавра, стоя в котле, - потому что ты приказал меня обмыть и очистит от грехов. Теперь я предстану перед Господом с чистым сердцем. Только ты слишком поторопился бросить меня в котел: я не ощущаю никакого жара. Вода почти холодная.

Арриан подозрительно оглядывает палачей, бормочет:

            - Решили сохранить ее живую? Чтобы потешиться над ней?

Берет ковш и подает Мавре:

             - А ну-ка, зачерпни. Полей мне на руки.

             - Пожалуйста.

Арриан вопит:

            - А-а-а!..

 

Примечание. Впоследствии Арриан обратился к Христу и сподобился получить мученический венец.

 

 

         ОТВЕРГНУТЬ ВСЕ, ЧТОБЫ ОБРЕСТИ ЖИЗНЬ

          

У Пелагии, девицы-красавицы из города Тарса Малоазийской области, где родился апостол Павел, вышло все по евангелию: ради Иисуса Христа она отвергла мать, жениха, приемного сына императора Диоклитиана, сбежала из дома и устремилась в пустыню на поиски прославленного епископа Клинона, чтобы получить от него крещение.

            - Дай мне, Господи, увидеть Твоего служителя, - молилась она, - вестника Твоих благ, и не лиши меня таинства Твоих.

Наконец, увидела его спускающимся с одной лесистой горы, вышла из лесницы и направилась ему навстречу.

            - Благословен Бог, пославший мне тебя во сне, чтобы ты помог мне спасти мою душу! Итак, что я должна сделать, чтобы получить вечную жизнь?

            - Принять крещение во оставление грехов, - ответил Клинон. – Важнее этого в жизни ничего не может быть.

             - Затем я и пришла, отче.

Епископ невольно оглянулся в поисках водоема – вокруг до горизонта простирались серые пески. Клинон стал молиться, и вдруг из земли рядом с ними пробился фонтан воды.

            - Велик наш Бог! Отец и Сын, и Святой Дух, давший людям в наследие крещение в жизнь вечную! – воскликнул Клинон, осеняя себя крестом. – Но я, Ты видишь, стыжусь крестить взрослую девицу. Что мне делать? Всемогущий, научи.

            - Отче! – вскрикнула Пелагея. – Твоя молитва услышана! Я вижу двух светоносных юношей, которые держат в руках такие же сияющие покрывала! Можешь без смущения меня крестить!

Больше того, ее слуги, тайные христиане, стоя у колесницы, видели, как рассказывали потом они, «пресвятую Жену с двумя девами, с диадемой (Венцом) и сияющим крестом над головой». Так сильна была вера Пелагии, что Бог до крещения одарил ее способностью видеть духовный мир.

 

 

                       СМЕРТЬ – В РАДОСТЬ ИМ

 

                                                            1.

 

Сначала слова семилетней Евпраксии принимали за детский лепет: и игуменья, Тавенского, в Фиваиде (Египет) монастыря, и мать, а чем кончилось, и предположить никто себе не мог…

             - Любишь ли ты наш монастырь и наших сестер?

             - Да.

             - Ну так оставайся с нами, будь сестрой нам.

 - Я останусь, если мама не обидится.

Игуменья глянула на мать и, прочитав колебания на ее лице, обратилась к девочке уже серьезно:

            - Пожалуйста, скажи мне правду: кого ты больше любишь: нас или своего обрученного?

            - Я его не знаю, - ответила Евпраксия, - а вас и знаю, и люблю. А вы, - поинтересовалась девочка, - кого любите?

            - Мы все любим Христа.

            - И я его люблю.

 

Игуменья и мать дитяти от умиления прослезились.

            - Ладно, пойдем домой, - вздохнув, поднялась мать.

            - Я останусь здесь! – вдруг решительно заявила Евпраксия, и тогда сама игуменья возразила, пояснив, почему она пока не может этого разрешить:

            - Тут остаются только взрослые девушки, которые посвятили себя Христу.

            - А где Он? – с детской непосредственностью обернулась Евпраксия по сторонам. Игуменья указала на образ:

            - Вот.

 Девочка живо подбежала к иконе Спасителя и поцеловала ее.

             - Я остаюсь, - сказала она с прежней решимостью, - я тоже посвящаю себя Христу.

             - Но… тебе, милое дитя, не на чем здесь спать.

Игуменья подразумевала царские покои, в каких привыкла почивать родовитая Евпраксия.

             - Я спать буду на том, на чем спите вы, - быстро нашлась дитя.

 На дворе темнело, а женщины все не могли уговорить Евраксию пойти домой, и тогда игуменья сказала:

             - Если ты хочешь здесь жить, то знай, что тебе придется учиться грамоте, псалтыри, поститься до вечера, как это делают все в монастыре.

             - Я тоже буду и учиться, и поститься.

Игуменья обратилась к матери Евпраксии:

             - Госпожа, я вижу, что в ней, - кивнула на девочку, - воссияла Божья благодать. Это не случайно, что она хочет остаться здесь. Ваши с покойным мужем праведные дела указывают ей в жизнь вечную.

Мать, по имени тоже Евпраксия, подвела дочку к иконе Спасителя и, воздев руки, произнесла со слезами на глазах:

             - Господи Иисусе Христе! Позаботься о моем ребенке. Тебе она хочет посвятить свою жизнь!.. – и, не переставая плакать, передала дочку в руки игуменьи, и сестры, какие присутствовали при этом, тоже не могли сдержать слез.

 

Утром рано мать Евпраксии снова пришла в монастырь. Игуменья в ее присутствии, помолясь, облекла девочку в ангельский иноческий образ, и мать благословила ее:

             - Христос, наш вечный Царь, начавший в тебе благое дело, да довершит его. Да удостоит он тебя, сироту, своего чертога, - поцеловала ее и вышла из монастыря.

 

 

                                                  2.

 

Прошло несколько лет. Однажды игуменья пригласила к себе вдову Евпраксию и с таинственным видом сказала ей:

            - Госпожа, хочу Вам сообщить нечто очень важное, только… не пугайтесь.

            - Говори.

            - Надо Вам распорядиться относительно дочери и поскорей: я видела Вашего мужа Антигона во сне, в великой славе, стоящим перед Христом, как он молил Его повелеть оставить тебе свое тело, чтобы вам вместе пребывать на небесах.

Евпрасия не смутилась. Она обрадовалась. Попросила привести ей дочь, которой к тому времени исполнилось двенадцать лет.

            - Близок день моей кончины, - сказала она дочери, - отдаю тебе все имущество свое и отца твоего, распорядись им так, чтобы унаследовать тебе Царствие Небесное…

Дочь заплакала.

            - Осталась я одна.

Мать поправила ее:

            - У тебя есть Отец Христос, а вместо матери – игуменья. Заклинаю перед гробом тебя, Евпраксия: бойся Бога, уважай сестер, повинуйся им во всем. Никогда не думай, что ты царского рода. Будь нищей на земле, и возлюбит тебя Господь…

        Через три дня Евпраксия умерла.

 

 

                                                            3.

 

Услышав об этом, царь Феодосий Великий послал в монастырь гонца, повелев ему привезти Евпраксию во дворец, чтобы потом отдать замуж (обрученник, сын одного сенатора, у нее уже был).

Невеста отписала царю: «Владыка! Неужели ты можешь приказать мне оставить Христа и соединиться с тленным человеком, которого завтра будут есть черви? Пусть он не беспокоит из-за меня твое величество, ибо я стала невестой Христа и, конечно, не могу Его обмануть. Я прошу твое величество в память о моих родителей все имущество раздать святым церквам и нищим, вдовам и сиротам, отпустить на волю рабов и помолиться за меня, чтобы Господь удостоил меня Ему послужить…

Царь созвал вельмож и повелел прочитать письмо Евпраксии в присутствии всех.

            - Царь! – восклицали по окончании чтения вельможи. – Поистине, девица – прекрасный отпрыск от святого корня!

 

 

 

 

 

4.

 

Так избрала Евпраксия себе суровый образ жизни: черную работу, пост. Но самым тяжким оказалось дьявольское искушение – плотская страсть. Однажды бес явился во сне в образе юноши, с которым Евпраксия была обручена: со множеством воинов он пришел, чтобы похитить ее, насильно потащил из монастыря. И во сне Евпраксия стала кричать, звать на помощь сестер. Так случалось много раз, даже когда Евпраксия по целой неделе не принимала пищи почти совсем. Однажды ночью дьявол-соблазнитель опять навел ее на мирские мечты, глубоко смутил девушку. В отчаянии Евпраксия вскачила с постели, осенила себя крестным знамением и вышла из кельи во двор.

Встав посреди него, она простерла руки к небу, вперила в него очи и ум и стояла так, не сходя с места, молясь день и ночь, не ела, не пила, не говорила ни с кем, не опускала рук – всего в неподвижности простояла 45 дней!

    

Нам простым людям, такое покажется невероятным, невозможным, но не будем забывать, что истинно верующим помогает Бог.

Наконец, в изнеможении, одеревеневшая, Евпраксия упала на землю. Сестры внесли ее в келлию и долго не могли согнуть ей руки, чтобы они лежали вдоль туловища, а не торчали вверх. Игуменья помогла девушке пригубить из кружки теплого молока, сказала ей многозначительно тогда:

            - Ты посрамила его.

Потом Евпраксию повели в церковь, чтобы она могла поблагодарить Бога, потому что это Он укреплял ее в таком подвиге.

 

 

5.

 

Нет, после Евпраксия претерпела еще не раз дьявольские испытания, но Бог уже явно ее хранил. Раз она колола дрова и топором глубоко разрубила себе голень. Сгустки крови так и поползли по ноге, но инокиня знала, кто ей свел руки, и не оставила занятия своего. Сестра Юлия увидела, как она вдруг упала на землю и осталась лежать на ней без движения. Нашли ее сестры в луже крови, без сознания. Игуменья, поливая холодную воду на лицо пострадавшей, с тревогой пыталась дозваться ее:

            - Евпраксия, открой глаза, скажи что-нибудь.

Евпраксия очнулась и сказала:

            - Не плачь, матушка, госпожа моя, душа во мне.

 

 

6.

 

 

Еще был случай. Варила Евпраксия для сестер зелень в котле. Вдруг ноги у нее подкосились, инокиня упала навзничь, опрокинув кипящий котел себе на лицо. Все, кто находился поблизости, замерли в тревожном ожидании, боясь увидеть кусок парующего мяса без глаз вместо лица. Но Евпраксия поднялась, и сестры пришли в еще больший ужас: оно оказалось невредимым. Егуменья осенила крестным знамением и прошептала одними губами:

            - Воочию – Божья благодать на ней.

 

 

7.

 

 

С тех пор она, случалось, просто приказывала Евпраксии, когда у монастыря собирались больные из окрестных селений и.

             - Пойди за ворота, возьми у матери больного ребенка, принеси его ко мне.

Евпраксия, перекрестив глухонемого и расслабленного, взяла его на руки, понесла, было, к игуменье, как вдруг ребенок позвал мать, запросился с рук. Евпраксия в ужасе положила его на землю, а он вскочил на ножки и побежал назад, к воротам.

Привратница рассказала о случившемся игуменье. Та пригласила к себе странницу и с притворным недовольством принялась отчитывать ее:

             - Что же это ты, сестра, пришла со здоровым ребенком и… искушаешь нас?

Странница упала на колени:

            - Владыка, Христос свидетель мне, госпожа моя до сего дня ребенок мой не говорил, не слышал, не шевелил ручками, не мог стоять на ногах. А когда эта честная девица, - указала на Евпраксию, -взяла его на руки, он… он выздоровел!

8.

 

За десять дней до кончины Евпраксии игуменья было видение.

            - Вроде в монастырь к нам, - не сразу решилась она рассказать о нем сестрам, - явились два мужа в светлых одеждах и говорят мне: «Пусти Евпраксию. Царь требует ее к себе». Потом пришли еще двое, светлее прежних. Эти приказали мне: «Возьми Евпраксию и веди за нами». Я повела ее, куда указали мне, и скоро подошла к воротам (красоту их не описать). Не успели мы с Евпраксией налюбоваться на них, как они сами открылись, и мы вошли внутрь, в нерукотворную палату, полную несказанного блеска, с высоким троном в ней.

На троне сидел сияющий Царь в окружении множества ангелов и святых. Я не посмела дольше идти, а Евпраксию двое в светлых одеждах взяли и подвели к Царю.

Она поклонилась Ему в ноги, поцеловала их. Потом явилась Матерь Божья и, взяв Евпраксию за руку, показала ей прекрасный чертог, приготовленный на нем сияющий венец. «Это, - сказала, - награда за подвиги твои. Сейчас ступайте, а через десять дней приходи и владей». Нынче как раз исполняется десятый день, - судорожно вздохнула игуменья, пальцем стерев с морщинистой щеки слезу.

 

Евпраксия в это время работала в пекарне. К вечеру, услышав о видении, она вдруг занемогла. Тело ее сотряс озноб, потом охватил жар. Юлия, любимая из сестер, оставалась с ней до утрени, прося умирающую:

            - Не забудь перед Господом обо мне. Вспомни, что грамоте научила тебя я, что к подвигу стояния побуждала я же. И вообще не расставалась с тобой…

      

Похоронили Евпраксию рядом с матерью, в возрасте тридцать лет (413-й год), а на четвертый день после погребения Юлия, счастливая, прибежала к игуменье:

            - И меня зовет Христос. Евпраксия умолила Господа обо мне…

 

 

(продолжение следует)

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!