Отблеск прошлого

Отблеск прошлого

– Ты не можешь сейчас меня бросить, – со слезами на глазах произнесла Алла, не желая поверить в обрушившуюся на неё новость.
    – А я и не бросаю. Ты же не вещь, чтобы тебя поднять и бросить. Я просто ухожу, – Эдуард аккуратно взял её за плечи и отодвинул в сторону, освобождая себе путь к двери.
    – Но я же беременна! – пролепетала девушка.
    – Надо было предохраняться.
    – Но… Ты же сам не хотел.
    – А зачем ты соглашалась?
    – Я думала, мы поженимся.
    – Я тебе этого не обещал.
    – Ты же сам говорил, что хочешь лимузин, банкет в кафе на берегу пруда с лебедями…
    – Я говорил «представь», а не «так и будет». Тем более, с тобой. Вечно ты всё перефразируешь и неправильно понимаешь. Всё, милая, мне пора. Пока-пока, – на прощание Эдуард дружелюбно поцеловал девушку в лоб, будто ничего особенного не происходило, и вышел из квартиры. Алла неподвижно стояла, смотря ошарашенным взглядом на дверь, за которой скрылось её счастье. Как же так? Этого не может быть…

    Эдуард вздрогнул от резкой боли и проснулся. Вот уже в третий раз за неделю ему снился один и тот же сон. То, что двадцать лет назад казалось мимолётным и несущественным, вдруг всплыло в подсознании и отчаянно стучалось к нему сквозь сны. Сколько у него было таких, как Алла? Были и красивее, и притягательнее. У большинства Эдуард не помнил даже имён. Так, отдельные моменты бурного времяпрепровождения. А сколько девушек за ним бегало! Сколько слёз они пролили… Одна даже угрожала отравиться, если он не вернётся к ней. Интересно, отравилась? Эдуард не счёл нужным узнать о её делах, когда её ежедневные истеричные звонки вдруг неожиданно прекратились. Навсегда. Ему доставляло удовольствие ощущение своей неотразимости, своей жизненной необходимости для тех, кто из-за него страдал. Изобилие женского пола было, как наркотик, пристрастие к которому требовало всё новой и новой дамы. Но чем могла его удивить очередная красотка? Всё уже исследовано, испытано. И наутро – привычное разочарованное послевкусие: «И это всё? У меня бывали и лучше». С любой из них уже через несколько дней общения Эдуарду становилось скучно. Жениться на ком-нибудь? Нет, женитьба – дело невыгодное: ответственность, затраты. И главное – каждый день перед тобой одна и та же особь. Простите, особа.
    Мучаясь от режущей, свирепеющей боли в животе, Эдуард с трудом приподнялся и трясущейся рукой нащупал выключатель ночника. Слабый синеватый свет озарил его московскую однокомнатную квартиру, доставшуюся от двоюродного дяди. Сюда он перебрался из Волгореченска двадцать пять лет назад. Какое это было тогда счастье – в двадцать лет стать хозяином столичной квартиры! В глазах любой юной девицы – огромное преимущество. Но кроме этой небольшой жилплощади за всю свою жизнь он так больше ничего и не обрёл. Если не считать автомобиль Audi, который недавно он был вынужден срочно продать ради лечения.
    Тяжело дыша, он вытащил из пачки две таблетки сильного обезболивающего и запил их водой. Эдуард встал и, медленно переступая непослушными ногами, пошёл в ванную. Из зеркала над раковиной на него взглянул лысый, иссохший, измождённый болезнью старик. А ведь ему не было и пятидесяти… Кожа, как смятый лист бумаги, красные опухшие веки – вот, что осталось от его прежде красивого лица, сводившего женщин с ума. В тощем, угловатом теле не было и следа от его некогда мускулистой, неотразимой фигуры.
    Шаркая ногами и придерживаясь от слабости за стену, он прошёл на кухню, поставил на стол кастрюлю с вечерней овсянкой и тяжело осел на стул. До омерзения надоевшую, опротивевшую кашу есть не хотелось. Впрочем, не хотелось уже ничего… Когда-то он ужинал в ресторанах, а на завтрак ел искусные блюда, приготовленные его спутницами. Наивные, они пытались традиционным способом проложить путь к его ритмично стучавшему, бесчувственному мотору. А теперь некому приготовить даже куриный бульон… Два раза в неделю знакомый фермер привозил ему натуральное коровье молоко, которым, как младенец, и питался теперь Эдуард. Любая другая пища даже в небольшом количестве была подобна острым камням и осколкам стекла, вызывая приступы мучительной, яростной, распирающей боли. Хорошо, что пока ещё может ходить. А что потом? Кто будет за ним ухаживать? Перед глазами снова возник растерянный взгляд Аллы…
    Сморщившись от ложки овсянки, Эдуард встал и пошёл в комнату. В порыве надежды в его теле вдруг оживилась энергия, появились силы. Резким движением он открыл ящик прикроватной тумбочки и нашёл старую записную книжку, сплошь заполненную телефонными номерами и женскими именами по алфавиту. Анжела, Анна, Анастасия… Вот и Алла. Только та ли это Алла? И пользуется ли она всё ещё этим номером? И помнит ли Эдуарда… Конечно, помнит! У них же дочь. Или сын.
    Эдуард набрал телефонный номер и позвонил. Гудок, второй, третий… Эдуард сник и хотел уже повесить трубку, но вдруг на другом конце провода послышался совсем незнакомый сонный голос:
    – Алло…
    – Алло. Алла? Это ты?
    – Мам, это тебя, – тонкий девичий голос лениво зевнул в трубку.
    – Алло. Вы в своём уме? Два часа ночи! – более низкий женский голос был суров.
    – Алла, здравствуй, – необъяснимая радость расцвела в душе Эдуарда, будто он сейчас разговаривал с самым родным для него человеком. – Это я, Эдуард.
    – Эдуард Николаевич? Что случилось? Что-нибудь с мамой?
    – Нет, это Эдуард Васильев.
    – Эдуард Васильев? Какой ещё Эдуард Васи… – В трубку камнем обрушилась тишина. – Что тебе надо? – После некоторого молчания голос Аллы стал металлическим. Эдуард растерялся и не знал, что сказать.
    – Я… Я хотел спросить, как ты поживаешь.
    – В два часа ночи спустя двадцать лет после последней встречи? Живу лучше всех.
    – Муж, дети, наверное?
    – Да.
    – А сколько лет детям?
    – Семнадцать и девятнадцать.
    – Значит, всё-таки девятнадцать… – В груди Эдуарда разлилось приятное тепло – он отец, у него есть ребёнок!
    – Да, девятнадцать. Но к тебе это не имеет никакого отношения.
    – Как это не имеет? Я ведь отец. Кто это? Доченька? Сын? – Сердце Эдуарда радостно стучало.
    – У тебя нет дочери. Прошу нам больше не звонить, – стальной голос в трубке был безапелляционным.
    – Алла, Аллочка, подожди! Значит, всё-таки дочь. Как её зовут? Я хочу её увидеть.
    – У тебя нет дочери. Я тогда сделала аборт.
    – Как? Ты… Нет, это неправда. Ты бы не смогла. Тебе даже комара убить жалко было!
    – Прощай.
    – Подожди! Алла. Я очень болен.
    – Не сомневаюсь. По другой причине ты бы не позвонил.
    – Алла, у меня рак. Я умираю.
    – Прежняя Алла тоже умерла. Её убил ты.
    – Алла, я серьёзно. У меня есть квартира. Я хочу завещать её дочери. Только прошу, позволь мне с ней увидеться. Мне немного осталось, но я хочу, чтобы мои последние дни…
    – …нанесли психологическую травму моему ребёнку?
    – Ты жестока со мной…
    – Другого ты не заслужил. Наташа ничего не знает. У неё уже давно есть отец. Нам от тебя ничего не надо, – несколько секунд помолчав, она более мягко добавила, – выздоравливай.
    В телефоне послышались короткие, безнадёжные гудки. Эдуард подавленно опустил ослабевшую руку и выронил трубку, которая безжизненно повисла на раскачивающемся проводе. Вот и всё. В ушах Эдуарда эхом звучали нежный голосок Наташи и суровый, непоколебимый голос Аллы. А ведь он даже не помнит её фамилии. И лицо припоминает смутно, как во сне. Только её последний взгляд въелся в память – растерянный, обескураженный, беспомощный взгляд… Силы вновь покинули его, растворились вместе с угасшей надеждой. С трудом управляя ватным телом, Эдуард сполз с кровати, встал на  истощенные колени и в первый раз в жизни перекрестился:
    – Господи… Господи, если ты существуешь, прости меня. Если бы я только мог всё вернуть назад…

    Эдуард лежал на полу, давно забытый всеми, кто когда-то без него не представлял своей жизни. И по его холодеющей щеке катилась беспомощная слеза, в которой отражался тусклый свет ночника – отблеск в страстях развеянной жизни.

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

17:32
236
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!