Часть 2. Камбала. Глава XVI. «Аккордная» работа

Часть 2. Камбала. Глава XVI. «Аккордная» работа

Глава XVI. «Аккордная» работа

 

Стараясь не увлекаться, благодаря «щедрости» Федора Федоровича, мы отметили значимый праздник для служивых мужчин, День Советской армии и Военно-морского флота. Вот почему-то продолжение после «и» многие считают излишним и, из-за лени поздравляют только «С Днем СА». Знаете, как обидно нам, тем кто служил не в армии, а на флоте и не два года, что очень существенно и наша служба не была сплошь схожа на увеселительную прогулку на курортном побережье теплого моря на прогулочном катере.

Не совсем и не всегда. Всякое случалось. Но, «За тех, кто в море!» - тост этот, святое, что следует за праздничным тостом. Отобрав изрядно из обеих канистр «шило», пришлось дополнить до требуемого уровня водой. А, когда крепость, по показаниям той же спички на воспламенение, давали результаты 50-550, пришлось эту «лавочку» прикрыть иначе «палева» не миновать.

Весна, она, не знаю, как в Африке, не был там, но в России и Прибалтике тоже замечательна и везде, по-своему неповторима. Одно всегда неизменно и на подъеме – внутреннее, душевное состояние. А, если к этому и прибавить то, что в конце февраля приказ о призыве в ряды Вооруженных сил граждан, достигших призывного возраста и не имеющих отсрочек от призыва и лиц, отслуживших…

С этого момента «годки» становятся «гражданскими», «подгодки» «годками» и так далее по восходящей, начиная с тех, кто только прибывал на пополнение, взамен уходящим на «гражданку». Зная все эти передвижения, которые так или иначе могут отразиться и на дисциплине в команде и на организации несения службы и многом другом, хотя и незначительно.

Батя вызвал к себе в середине апреля.

- Разрешите, товарищ капитан 3-го ранга?!

- Вошёл же, всё равно. А почему не «товарищ командир» - пошутил механик, зная, что когда нужно было комплимент отвесить, явившись с какой-либо просьбой, мы всегда старались называть командиров именно так, хоть и не совсем по уставу, не по званию.

- Виноват, товарищ командир! Исправлюсь!

- Исправишься, куда же тебе деться с подводной лодки. Так же вы говорите, обычно?

- Так точно, товарищ командир.

- Ну, хватит мне уши чистить криками, не глухой. Расслабься. Не ругать позвал или есть за что?

Мысль о «шиле» сразу прошила мне мозг и вместо уверенности, появились легкие сомнения.

- Что? Видимо есть, раз примолк?

- Никак нет, товарищ командир! Просто задумался, пытаясь разгадать ребус, по какому поводу я вам срочно потребовался.

- Вот, уже начинаешь приходить в себя. Тогда не буду томить. Ты сколько раз просра…, ну профукал отпуск домой?

- Объявленных два.

- Вот, а Бог любит «троицу». Есть срочная работа. «Годков» не хочу привлекать, надежды мало, что сделают, как надо. А тебе ещё раз поверю и доверю. Но, смотри, если что….

- Всё понял! Не подведу, товарищ командир. Да, если честно, то и домой хочется съездить, два года дома не был почти.

- Перед майскими праздниками к нам приезжает московская проверка по состоянию стационарных постов пожарной безопасности. Где-то случилось ЧП с жертвами, теперь «мужики должны креститься», чтобы и у нас гром не грянул.

- Я понял вас!

- Что ты понял? Я ещё ничего не сказал.

- А, что тут не понятно. У нас пост на пирсе нужно оборудовать. Одно название, что есть.

- Вот, раз понимаешь проблему, тебе и карты в руки. Нужно будет от всяких вахт и работ будешь освобожден. Но за две недели, «кровь с носу», а пост должен заработать, как часы. И все горело, в правильном смысле и блистало.

- Будет всё, как надо. Виноват. Так точно, сделаю.

- У тебя в роду евреев не было?

- Нет, товарищ командир, можно назвать, как и смесь говора русско-украинского «суржики». А у мамы какая-т о там бабушка была цыганкой, да и она сама погожа на цыганку.

- Ясно. Я дам команду, чтобы тебе без волокиты выдавал боцман шанцевый инструмент, материал, краску, что там ещё понадобится. Только не наглеть.

- Не обижайте, товарищ командир. С завтрашнего дня, ты же наполовину инженер, продефектуй, самое главное, пожарную помпу, а потом по описи посмотришь, чем необходимо укомплектовать пост. Покрасить, надписи все обновить. Короче, чтобы по высшему классу.

- Сделаю, товарищ командир! Можно идти?

- Если вопросов нет, можешь идти.

Вечером собрав самых надежных уже «борзых карасей» и новоиспечённых «полторашников» и поставил задачу.

- Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы... Кто хочет сегодня поработать? А?! А что вы смеетесь? Дело серьезное. Сразу скажу, что песчаный карьер вам не грозит, но и о ликёроводочном заводе с мясокомбинатом тоже не думайте. Работа не тяжёлая, но срочная. Мне нужно все два человека, которые будут освобождены на дни, которые будете заняты на объекте, от всех других работ и нарядов.

Желающие были все. И это понятно. Лучше выполнять одну работу и под командой одного человека небольшим коллективом, чем все подряд будут гонять и пинать куда придётся. Это для меня было также понятно, проходили совсем недавно.

- Раз так, я сделаю выбор сам. Желание, оно хорошо, но нам взвод не нужен, там порядка не будет. Кто сказал «лучше меньше, но лучше»?

Посмотрел на реакцию собранных мной, одни пожимания плечами и опускание глаз в палубу. И, вздохнув, продолжил:

- Владимир Ильич Ленин уже тяжело больной написал эту работу. Вы чем занимаетесь на политзанятиях? Так и быть, вы всё равно конспектировать не сможете, дам вам свои конспекты, перепишите, спрашивать буду.

Я, конечно, пошутил, но в глазах присутствующих прочитал недоразумение и сожаление, что хорошая идея по поводу «аккордно-премиальной» работы переходит в разряд нравоучения.

- Мне нужны не просто исполнители, а те, сможет исполнять задание продумано, не машинально, принимая, при необходимости самостоятельные решения, если нет возможности получить одобрение или согласование со старшим.

- А, кто будет старшим?

- Вот один уже отпал. Зачем мне такие несообразительные работники.

- Кто не сможет, если потребуется, ночью работать?

Я внимательно следил даже на малейшие изменения мимики служивых. Кто-то отвернулся и что-то шепотом трактовал своему товарищу, видимо, высказывая недовольство тем, что придётся и ночью работать.

- Вот ещё один отпал, - обратился я к тому, кто возмущался шепотом.

- А, чё? Я ни чё! – пытался оправдаться, вступающий в касту «борзых карасей» матрос.

Естественным отбором и всевозможным тестированием, для выявления нюансов в тех скрытых способностях, которые до сих служивые не проявляли или не было повода и потребности в этом.

Больше всех мне подходил, как незаменимый помощник, готовый на любые самопожертвования, если это потребуется, Миша Дану и Виктор Харитонов, ещё в качестве резерва я попросил, при нештатных ситуациях в качестве подмены Женя Нищенко. Миша уже за год службы не раз сумел проявить профессиональные компетенции и преданность, как товарища. Его я назначил старшим в моё отсутствие.

Витя, моторист моего отделения успел отличиться исключительным порядком не только на своем боевом посту и примерным содержанием вверенного оборудования, но и неоценимой помощи в наведении порядка во всем нашем моторном отсеке. Как минимум, хотел бы, чтобы он стал после меня командиром правого дизеля или, скорее всего, он станет раньше на одном из ещё двух дизельных установках, где «отделённые» уходили даже раньше, чем я на полгода.

 Женя был почти земляк мне, проживал от моего родного районного центра всего в 120 км, он был из Донецка областного, что на юге-востоке Украины, а область граничила с моим районом Ростовской области. Аккуратный трюмный, без особого желания «прогнуться», что я очень уважал, но правильного и умеющего отстаивать свое мнение. До службы Женя успел окончить первый курс Донецкого института горного дела и геодезии.

Я оставил ребят и уже конкретно поговорил о том, что нам предстоит сделать. Осмотр производили после завтрака, когда вместе с командой прибыли на пирс, но в отличие от экипажа, который спустился на лодку, для выполнения плановых работ и занятий, мы остались на пирсе, где в правом ближнем углу и располагался пост. Помещение поста представляло металлический каркас, сваренный из уголков и стальных листов, крыша односкатная, также металлическая. Если бы длиной объект был на 2-3 метра длиннее, то можно было сказать, что это «ракушка», так называли металлические автомобильные гаражи.

Опробовал пожарный насос, обнаружил неисправность эластичного соединения между ступицей электродвигателя и центробежного насоса большой производительности. Обратный клапан не держал и потому заполнить всасывающую полость, чтобы насос мог «схватить» водяной столб было невозможно. Притирка займет время, но без этого никак. Составил опись такелажа и противопожарного имущества. Посчитал площадь объекта снаружи и изнутри и рассчитал примерный расход краски и общее её количество. До покраски необходимо было хорошо ещё поработать по зачистке коррозийных участков, которые, особенно в нижней части стенок кое-где начинали даже светиться насквозь, проеденные ржой.

- Миша, сейчас идешь к боцману, пусть откроет кладовую шкиперского имущества и выдаст по распоряжению бати на мое имя скребки, наждачную бумагу крупную и растворителя пока пару литров с ветошью. Справишься?

- Обижаешь! – ответил Миша и без долгих разговоров метнулся исполнять задание.

- Теперь вы, мужики. Пока я дефектную ведомость механику покажу и уточним, что делать, вы время не теряйте, просто наведите здесь в внутри шмон, весь хлам в мусор, что непонятно куда деть, сложите снаружи. Я приду, разберемся. Вперёд.

Согласовав с механиком то, что мне было необходимо и объёмы расхода материальных ценностей, он только предупредил:

- А, вот запасных частей на насосную станцию нет. Что думаешь делать? Мысли есть?

- Так точно. Как же им не быть, раз делать нужно. Кроме того, что я указал, нужно добавить ещё пасту ГОИ, думаю, что грамм 300 хватит и толстой транспортерной ленты с половину метра квадратного на соединение. Я его сам изготовлю.

- Так-ли!

- Как два пальца обо… Простите, товарищ командир.

- Иди. Я боцману дал указание, чтобы отпускал всё, что потребуется. А, если «перебор» случится, я с тебя потом спрошу.

- Зачем мне? Считаю пока хорошо, с математикой дружил в школе, с головой, с головой… конечно, но… Всё будет, как надо.

Механик, улыбаясь, опустил голову и молча помахал мне в сторону двери из каюты.

Прибыв на объект, понял, что не ошибся в выборе своей «штурмовой» команды. Все задания были выполнены в полном объёме.

- Хвалю! Неплохо поработали. Первое поощрение: на камбуз будем ходить вольным строем, не со всеми и время приема пищи можно даже сдвинуть, дежурный по команде в курсе, будут накрывать нам отдельный стол на «четыре персоны».

- А доп-паёк нам давать за вредность не будут? – пошутил Дану.

- Будет. Всем выдадутся респираторы, а особо старательным малярам противогазы. Чего приуныли? Молодцы, начало хорошее. Сейчас и я переодеваюсь, дела веселее пойдут. И вообще, я предлагаю разбиться на две смены. Одни будут работать, другие в это время отдыхают. Сейчас тепло, можно два матраца с лодки «на прокат» взять или у боцмана выпросить. Пока красить не будем, можно внутри на полы в уголок, чтобы работать не мешать бросить и отдыхать на них. А через пару часов сменяться. Я так прикинул, что «рвать» себя не стоит, а часов до двух ночи, если работа будет ладиться, и чтобы не «накосячить». Ответственную работу делаем только днем и при хорошем освещении. Красить, когда время подойдёт, тем более, не ночью же. В первую смену будет Миша и Женя, если не против. Я с Витей во вторую. На второй день поменяемся. Но одна из смен должна отдыхать в кубрике полноценно.

На том и порешили. Погода замечательная. Днем даже припекало, но из залива свежий морской бриз не давал перегреваться. Днем работали все четверо. С 18 часов одна смена работала, другая отдыхала и так далее. Получалось неплохо, а главное, что дело спорилось и уверенно, со значительным опережением сроков.

В первую ночь, а вернее до 2 часов ночи мы работали с Виктором. Почему я взял именно его в напарники, потому что наша с ним задача была в восстановлении работоспособности насосной станции. Здесь и нужны были технические специалисты, а не гидроакустик, как Дану. В вторую половину ночи, осталась первая смена, а я, отпустив Витю на базу, остался кимарить на матраце, свернувшись калачиком, из-за того, что в любой момент могла потребоваться моя помощь или совет.

На третий день, я двоих попросил усиленно налечь на очистительные и покрасочные работы, а Витю заняться ремонтом и комплектованием шита со средствами пожаротушения. Сам заканчивал наладочные работы. Соединение было изготовлено быстро, так как у меня был подобный опыт в колхозной мастерской, с той лишь разницей, что там насос в разы меньшей производительности и он служил для принудительной циркуляции в системе отопления в отделениях мастерской.

Я всегда своим подчиненным говорил: «То, что знаешь или умеешь, за плечами не носить, а пригодиться может всегда». Витя до этого замечательно справился с притиркой обратного клапана к седлу. Водяной столб, а в насос и во всасывающий трубопровод нужно было залить ведра три воды, чтобы удалить воздух, а затем только запускать электродвигатель насоса.

Когда к концу третьего дня у нас получилось запустить насос, а пожарный рукав лежал смотанный в скатку. Как только в рукаве создалось давление, он, моментально развернувшись, стал «танцевать», как кобра под дудку факира стал, извиваясь выписывать пируэты. И хотя насос отключили через 20-30 секунд, все за это время были искупаны с ног до головы. Пришлось снимать ту робу, которую мы брали у боцмана для покраски, списанную уже на ветошь и продолжить работать, пока та не протряхнет на леере на весеннем ветерке.

Главную победу мы уже совершили. Пост заработал. Все поверхности были готовы под покраску и, даже, где нужно было, подшпаклёваны и грунтованы. Осталась ответственная работа – окрасить валиком в основном, а где-то и кистью стены и крышу поста.

- Мужики, сегодня отдыхаем все по-человечески в кубрике, а завтра торжественный момент – покрасим и сдадим бате готовый пост. Миша, краску получил? Замечательно. Значит, прям с утра и начнём красить. К обеду управимся. Часа за четыре, она на солнышке и ветерке высохнет. Вот на 17 часов и устроим сдачу объекта, пока батя ещё тут будет. Я ему умышленно не докладываю о том, сколько ещё работы осталось, чтобы сюрприз сделать. Он вообще сказал, что через неделю проверит, что мы там наделали, может подогнать нужно будет. А мы завтра – «вот, пожалуйста, принимайте и распишитесь». Серёга Райский обещал трафареты поделать для надписей. Всё будет красиво, як в кино.

К обеду противопожарный пост больше походил на будочку, которые устанавливались на танцплощадках для музыкантов. Только одного не было, светомузыки и фейерверков в ознаменование окончания работ. Яркая красная краска поста вместе с белыми надписями, сделанными под трафареты, бросались в глаза за две сотни метров, как только открывался вид на пирсы и наш пост при том выгодно отличался тем, что был, как новая копейка.

- Товарищ командир, нужно ваше присутствие. Когда сможете посетить нас на объекте?

- Я же собирался через неделю, а сегодня, что? Ещё и четырех суток не прошло.

- Нужно, чтобы мы не «закосячили».

- Хорошо перед ужином проведаю вас. Надеюсь, старика не доведёте «до белого каления»?

- Да, какой же вы старик, товарищ командир?!

- Иди. Буду! «Нашивайте лобки», если что.

- Может и обойдётся, - тихо сказал я, выходя от механика.

Механик зарылся в технической документации, сидел сутками. Некогда было даже на лодку наведаться. Видимо, это всё результат предстоящей   проверки из Москвы.

Наша Б-75 стояла вторым бортом, а за ней еще две «эСки». И мне пришла идея не просто показать нашу работу, а продемонстрировать, как работает оборудование в режиме пожаротушения. К приходу бати, мы решили тщательно подготовиться.

Как только заметили приближавшегося с боцманом механика, которые что-то обсуждали и практически не смотрели в нашу сторону. Дану взял стальной прут и стал часто ударил по обрезку трубы, который был заменён нами на приемной трубе выше заборной защитной сетки. Металлический стук привлёк внимание и не только нашего бати. Из компрессорной и отделения зарядки и обслуживания аккумуляторов выскочили служащие, не понимая, что за «кипиш». Виктор и Женя заливали воду в всасывающий трубопровод, открыв вентиляционной кран. Как только вода появилась после воздуха из крана, Дану включил рубильник и электродвигатель, недовольно заворчав, начал нагнетать воду, забираемую из бухты, устремив её по рукавам к брандспойту, который я уже держал в руках.

Реактивная сила была такой мощной, что у меня с трудом хватало массы тела, для удержания «неукротимого змея». Мощная струя взвилась вверх и описав дугу, обогнувшую все четыре лодки, начала «освящать» струёй тихую заводь бухты, создавая характерный шум, падающего потока воды. Когда же струя мощного фонтана плавно стала перемещаться на соседний пирс а после и на подъездные пути, сравнявшись в траектории с линией взгляда на ещё яркое послеобеденное солнце, рассеивающиеся брызги заиграли ослепительно красивой радугой.

Я поймал боковым зрением, как на подходе к пирсу замерли две фигуры, механика и боцмана. Они были, как под гипнозом, недвижимы и молчаливы. Из аккумуляторного отделения «высыпала», пожалуй, вся дежурная вахта, чтобы увидеть, хоть и искусственно созданную, весеннюю радугу над бухтой.

- Хватит, хватит! – закричал, пришедший в себя батя, при этом ожесточённо махал рукой.

Услышав окрики, кивнул Мишке, так как из рук выпускать «анаконду» нельзя было:

- Вырубай, Дану!

На мне не было голландки, так как та, в которой приходилось ремонтировать и красить, была мокрая, а переодеться не успел. Подошёл механик с боцманом, моя команда, выйдя из дверей поста, не решилась приближаться к начальству, застыли там же у входа.

- Почему не по форме, - как ни в чём не, бывало, спросил Ивлев, - как ты будешь докладывать в таком виде, даже не знаю, матрос, старшина или кто?

- Товарищ командир, я это…, ну в общем ваше приказание выполнено. Принимайте работу.

- Как тебя командир зовёт? Камбала? Вот теперь и я вижу, что командир наш никогда в определениях не ошибается. Камбала-камбалой!

У механика появилась слабо выраженная улыбка, он никогда «зубы не продавал», в этом был сдержан.

- Ну, что, как говорится «победителей не судят», поздравляю! А к чему такая срочность? Я же давал срок две недели.

- Это, товарищ командир, чтобы было время испытать, обкатать, выявить недоработки, если есть и успеть устранить. Так же, товарищ механик?

- Ну, хитрюга! Камбала и этим всё сказано. «Убалтал» ты меня, как Атлантика не убалтывает. Ну веди, показывай теперь, что тут внутри сделали. На тебя, что вся команда работала?

- Никак нет, товарищ командир, только «добровольцы» и без ущерба на несение службы и вахты. Проходите. Кресла нет, а вот столик и стул имеются. Присаживайтесь, товарищ командир.

Посмотрев перечень оборудования и инструкции по эксплуатации и обслуживаю заведования поста, механик сделал замечание:

- Обновить нужно инструкции и весь печатный материал. Кто там у нас этим занимается, Хакимов? Дашь ему, пусть перепечатает, я даты свежие и подписи с печатями поставлю. Ну, пожалуй, и всё.

- Хе, камбала! – глянув мне в глаза хмыкнул батя.

Уходя уже, повернулся и сделав жест в сторону молчавшего боцмана, добавил серьёзно:

- Сдадите шанцевый инструмент и остаток лакокрасочного материла боцману. И ещё, подашь рапОрт о поощрении «добровольцев», если такие есть, не сейчас, в письменном виде мне, а я подумаю и «кэпу» потом подам окончательный вариант. Всё понял?

- Так точно!

- Оденься, мореман, а-то накажу.

 

                                          ***

Я подал механику список всех своих «добровольцев» на поощрение. А оно должно быть. Еще не одни первомайские праздники не проходили без таких приказов.

Потому-то служивые ещё и ждали с нетерпением майские и ноябрьские праздники, как и в детстве, когда родители нам обновки покупали, чтобы на демонстрации выглядели не хуже других. А куда же еще наряды одевать? Ну, у нас в селе, в кино и то, в зависимости от погоды. Иногда приходилось одевать даже брезентовый плащ и резиновые сапоги. А сапог всегда имели две пары: одни для работы, родители на ферму одевали или на бригадные, полеводческие работы, а мы чаще одни на все случаи жизни; вторая пара «парадно-выходных», чтобы в магазин ходить и в клуб.

Мужики в 60-е, памятные мне годы в сухую погоду и, когда не сильно развезло улицы, одевали сапоги кирзовые на работу, в них ногам было комфортней, чем в резиновых, а «на выход» хромовые или яловые. Ну, а к ним, конечно, лучше всего галифе шло, галифе парадное.

Что это я о доме опять вспомнил? Да, как же не вспомнить, без малого два года дома не был, потому и скучаю по дому и это нормально. Не так, конечно, как в учебке первый месяц, но ностальгия есть, особенно, когда не задействован где-то и чем-то, а остаешься наедине со своими мыслями.

Ожидаемая в конце апреля проверка из Москвы, как предполагалось 28-29 числа, на самом деле состоялась 24. Толи начальство хотело побыстрее управиться со всеми текущими делами накануне Первомая, толи хотели тем самым застать врасплох расслабленное ответственное руководство на местах.

Как бы то не было, если бы я послушал механика и тянул бы с работой две недели, то точно не успел бы к их прибытию. Проверка состоялась и результаты её были ожидаемы. Конечно, не найти ни одного замечания, был бы показатель их плохой работы, а потому, что-то из мелких замечаний всё же было в писано в акт осмотра.

На построении экипажа «кэп» скупо, в двух словах объявил, что была проверка и по результатам её грубых нарушений не обнаружено. Были наставления по поводу увольнений в предпраздничные дни. В такие дни всегда инструктажи и на разводе увольняемых были особо подробными.

И только в сам канун праздника, 30 апреля, проныра Хусин, ухмыльнулся мне:

- Готовься!

- Ты о чём? Я же, вроде бы, как «ниже травы, тише воды».

- Узнаешь на построении.

А, ещё друг называется. Ну ладно, ждать-то недолго. Хотя, догадки были, но я их гнал, чтобы не сглазить.

После привычного построения, командир поздравил весь личный состав с приближающимся Первомаем, пожелал от себя лично, как принято, кроме здоровья, успехов в службе, в боевой и политической обстановке. После старпом Храпов зачитал праздничный приказ. Николай Иванович, скорее всего, по нашему предположению, служивший старпомом у нас всего полгода, был намечен кандидатом в командиры «букахи», так как Рекст через уходил на пенсию и нужно было время, чтобы подготовить замену.

В приказе, после привычной формулировки следовал список присвоения очередных воинских званий и поощрений служащих. В списке тех кому были присвоены очередные воинские звания оказался и я, мне присвоили звание старшины 1-й статьи, Витя туров дождался всё-таки второй лычки на погоны, не забыл механик и о моих «добровольцах»: Дану стал старшиной 2-й статьи, матросам Нищенко и Харитонову присвоены звания старших матросов.

В поощрительном списке я оказался совместно с Анатолием Черкасовым и ставшим совместно со мной первостатейным и отпускником одновременно, Владимир Урсулов.

Эмоции, поздравления, ревностная зависть – всё перемешалось в один «букет» в курилке, когда построение закончилось. На праздники, мы, конечно, домой уже не попадали, даже на День Победы, а сразу после можно было отправляться на побывку.

 Радость-то-радостью, но нужно было форму готовить, погоны, в клеш клинья вшить. Хочется шикарно выглядеть. Не так уж и часто в глушь сельскую на побывку морячок едет.

«Ох и оторвусь по полной!» - так думает каждый отпускник, а как там оно получится, кто может знать наперёд. Сообщать домой ничего не стану, пусть сюрприз будет. Наташке тоже решил ничего не сообщать, хотя в планах на втором месте после дома уже стоял Новочеркасск. Нужно было разобраться в отношениях. Тем более, что и я к ней охладел и этому было не только письмо подружки Тани. Не считая редких встреч, когда я приезжал к ней на несколько часов перед службой, мы не виделись чуть-ли не три года. Это большой срок для испытания чувств, если они были.

Домой я ехал поездом через г. Минск, конечно же в плацкартном вагоне. Не помню на какой станции подсела девушка, как потом выяснилось, она ехала после первомайских праздников или даже отпуска из дома в г. Минск, где проживала в общежитии и работала на заводе по производству фотоаппаратов.

А до того, как познакомиться, я просто пристально рассматривал её, сравнивая с теми девушками, с которыми мне посчастливилось встречаться в разное время. Она была совершенно иная, «бульбашка» с прической и чертами лица схожими с популярной французской певицей Мирей Матье. Она мне понравилась и я, познакомившись, выпросил у нее адрес. Звали мою новую знакомую Сашенькой, тезка, однако.

Я ехал домой и не знал, какой он мой новый дом. Через три месяца, как я ушел служить, родители переехали жить в районный центр, поближе, к стареющей уже бабушке, маме моей мамы. И дом купили на одной улице, только на расстоянии трёх жилых кварталов. Когда я учился в Матвеевом Кургане и стоял на квартире у бабушки, там, где сейчас располагался купленный, недавно построенный дом был пустырь.

Как меня встретят дома, не будет это большим стрессом для мамы? Может быть лучше было всё же сообщить им в письме. Но, что сделано, то сделано. Я еду, встречайте!

 

                                                         ***

конец части 2. Продолжение следует

Глава 15. http://msrp.ru.com/21375-chast-2-kambala-glava-xv-morjak-kak-moloko-bez-lyubvi-skisaet.html

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!